05 мая 2018

Этико-сенсорный экстраверт (ЭСЭ, Гюго) – логико-интуитивный экстраверт (ЛИЭ, Джек)


ЭСЭ, Гюго (альфа-квадра):
1. экстраверт; 2. этик; 3. сенсорик; 4. рационал; 5. позитивист;
6. деклатим; 7. динамик; 8. тактик; 9. конструктивист; 10. упрямый;
11. предусмотрительный; 12. инволютор; 13. демократ; 14. субъективист;
15. рассуждающий.
По сочетанию признаков: 
ПЕДАНТ (упрямый рационал-субъективист).
ПЕРЕСТРАХОВЩИК (предусмотрительный рассуждающий рационал).

ЛИЭ, Джек (гамма-квадра):
1. экстраверт; 2. логик; 3. интуит; 4. рационал; 5. позитивист;
6. деклатим; 7. динамик; 8. стратег; 9. эмотивист; 10. уступчивый;
11. беспечный; 12. инволютор; 13. демократ; 14. объективист;
15. решительный.
По сочетанию признаков: 
МОРАЛИСТ (уступчивый рационал-объективист).
ЭНТУЗИАСТ (беспечный решительный рационал).

I. ЭСЭ, Гюго и  ЛИЭ, Джек  как ПОЗИТИВИСТЫ-ЭКСТРАВЕРТЫ-
ДИНАМИКИ.

Первая заповедь позитивиста-экстраверта-динамика: «Не опаздывай туда, где интересно и не задерживайся там, где всё кончилось» (где всё выпито, съедено и гости  разошлись).

Экстраверт-динамик – не тот гость, что подолгу стоит в дверях и задерживает хозяев. Уходя, он уходит. Его лозунг: «Сделал дело, беги дальше». А первейшее дело экстравертов-позитивистов-динамиков – изменение того, в чём они усматривает «непорядок», поскольку оба они относятся к группе позитивистов-инволюторов, где любая коррекция вносится из лучших побуждений, а потому и вероятность ошибки должна быть минимальной (рационалы). Представители этих психотипов  не любят половинчатых действий, решений и мнений. Не любят блуждать в потёмках, распутывать паутину неясностей и неопределённостей в правилах, условиях и отношениях (у них на это нет времени). Не любят оставлять вопрос невыясненным, дело незавершённым, не любят делать что-то в полсилы. (Уж если делать, так делать, если гулять, так гулять.). «Жить, чтобы радоваться жизни.» – ЭГО-программная позиция ЭСЭ, Гюго (-ЧЭ1), «Уж если работать, так с полной отдачей, с умом и со знанием дела.» – ЭГО-программный принцип ЛИЭ, Джек (-ЧЛ1).
 

I-1. Программы социальной успешности ЛИЭ, Джека.

ЭГО-программа ЛИЭ, Джека, – демократичная, корпоративная, инволюционная, деклатимная   гамма-квадровая, деловая логика (– ЧЛ1), нацелена на коллективную разработку и реализацию альтернативных прибыльных проектов, как к тому его обязывает деклатимная (образующая признак деклатимности) модель его психотипа, в силу своих интегрирующих свойств ориентированная на объединение рабочих сил,  результаты труда которых направлены на прирост материальных средств  и взаимовыгодное их распределение между всеми членами корпорации (бригады, артели, кооператива, трудового коллектива).

ЭГО-программный аспект инволюционной деловой (оперативной) логики (-ЧЛ1) ЛИЭ, Джека, включает в себя техническую (деловую) коррекцию и оперативное техническое вмешательство с последующим перехватом деловой инициативы, разумеется, из самых лучших побуждений: «Дело ваше станет нашим».

Джек не позволит себя «обнести» интересным, перспективным и, главное, прибыльным делом. (А вдруг оно потом окажется делом всей его жизни, ради которого только и стоит жить?) А поиски «дела всей жизни», для Джека — самое важное занятие. Он их не прекращает и в преклонном возрасте, распыляясь на каждое мало-мальски «стоящее» или «занятное» дело. 

Если он в юности находит «дело всей жизни», то отдаётся ему целиком и полностью, совершенствует мастерство и выполняет работу гениально. Но если он пожизненно пребывает в таком поиске (что происходит чаще всего) тогда и подключается к делу поверхностно, за работой приглядывает издалека, свои обязанности выполняет отстранённо посредственно. Эта позиция, удобна ему главным образом тем, что при ней Джек всегда может выгодно реализовать свою инволюционную ЭГО-программу – аспект «альтернативной» деловой логики (-ЧЛ1) – сменить дело, команду, направление работы или поисков.  Может позволить себе рискнуть, вовремя заметить опасность и устранить её или самоустраниться, вовремя отойдя в сторону. А в зависимости от результата, может заявить о своей причастности или непричастности к делу, претендовать на большую часть прибыли, или выйти из дела с наименьшими для себя потерями.
 

Как бессменному «ловцу удачи», Джеку крайне важно «застолбить» любой (хоть мало-мальски) «золотоносный» участок, забросить несколько «удочек», закинуть «сети» как можно шире, скупить все лотерейные билеты... В нём (как  в экстраверте-динамике-позитивисте) не угасает интерес к поиску всего самого нового, ценного, перспективного. Поэтому у него на каждое новое дело всегда найдётся другое, более интересное и прибыльное, которое в любое время заставит его «сняться с якоря» и позовёт в дорогу.

Организовывая производство, Джек придает значение материальному стимулированию и личной заинтересованности своих работников. («Живи сам и дай жить другим!».).

Как ярый противник всех нерациональных и неэффективных методов работы, Джек каждую деятельность рассматривает с точки зрения ее целесообразности («а иначе, зачем?»). Считает целесообразным заниматься делом, приносящим высокие прибыли. На мелочи предпочитает не размениваться. Любит зарабатывать деньги «по-крупному» («а иначе, зачем?»), любит их тратить не считая. Не слишком любит экономить деньги, не любит себе отказывать в привычных удовольствиях. Отложить или накопить их не всегда умеет. Легче всего он тратит деньги, доставшиеся ему «легко» (в качестве выигрыша или подарка). Соблазняясь перспективой быстрой наживы, способен вкладывать «легкие» деньги в предприятие, не слишком основательно им продуманное и просчитанное. Неудачи и просчеты в работе сам себе не прощает, но внешне сохраняет спокойствие и оптимизм: «На ошибках учатся.»

Не крохобор. Ненавидит крохоборов. Считает: умеешь заработать – имеешь право потратить. Легче и свободнее тратит крупные суммы (особенно, чужие) – тяжелее расстаётся с мелкими, из-за чего при всей широте натуры производит впечатление человека прижимистого. Независимо от уровня доходов, предпочитает покупать себе дорогие и модные вещи, хотя особым вкусом не отличается.

Не любит экономить и выгадывать на мелочах, не любит заниматься починкой, ремонтом, переделкой. Предпочитает хорошо заработать и купить новое.  Или нанять людей, которые это за него сделают. В трудную минуту не брезгует тяжелой работой, если она хорошо оплачивается. Не любит мелкую рутинную работу, не любит прорабатывать детали, не любит быть «на подхвате», «на побегушках», не любит бессмысленного, безынициативного труда.

Джек не терпит и не допускает контроля над своими поступками, своим временем и качеством своей работы, чужое недоверие считает для себя оскорбительным. И в делах и в личной жизни считает взаимное доверие нормой отношений, но при этом не всегда бывает честен с партнёром, в интересах собственной выгоды.  Терпеть не может безответственности во всех формах отношений. Сам предпочитает обещать поменьше, особенно, если не уверен, что вообще будет выполнять обещанное. Не любит контролировать чужую работу в процессе выполнения,  предпочитает оценивать конечный результат. Не любит зависеть от чужих сроков, чужой инициативы, поэтому предпочитает работу, где он может быть сам себе хозяином: сам себе задает темп, сам себе планирует, сам себе устанавливает норму. Не любит работать с медлительным напарником.

Представители этого типа великолепно работают в экстремальных условиях (спасателями, испытателями, каскадерами). Именно в экстремальной ситуации Джек ярче всего проявляет свои волевые качества, выдержку, хладнокровие, деловую смекалку, а также умение точно рассчитать свое время, силы и возможности (расслабившись, о времени может вообще забыть). Никогда не пасует перед трудностями –  мобилизует все свои силы для того, чтобы их преодолеть.

В любой критической ситуации ЛИЭ, Джека выручает его
  • умение вести опасную и рискованную игру при минимальном количестве шансов, способность выходить сухим из воды при самых сложных и самых запутанных обстоятельствах;
  • умение находить подмогу (ресурсы, резервы, сообщников, союзников, кредиторов) в самый критический момент, дар лидера;
  • способность располагать к себе людей;
  • способность их убеждать и вести их за собой;
  • способность сохранять невозмутимость и обнадёживать партнёров близкой удачей в самых отчаянных, тупиковых и безысходных ситуациях;
  • способность быстро втираться в доверие, легко и быстро заводить друзей;
  • способность почти моментально (интуитивным озарением) придумывать и продумывать план своих действий;
  • способность заставлять время работать на себя.
Все эти свойства и качества помогают Джеку быть успешным во многих (пусть даже сомнительных) предприятиях:
  • позволяют удерживаться в команде, даже если своими поступками он откровенно "топит" всех остальных её членов;
  • позволяют ему удерживаться на плову в любом деле, позволяют при любых условиях оставаться хозяином положения;
  • позволяют оттеснять потенциальных конкурентов и блокировать правовую активность партнёров, истощивших свои материальные ресурсы, свой деловой или творческий потенциал;
  • помогают вытеснять их из команды, из дела, но не быть вытесненным самому;
  • и, конечно, все эти качества помогают Джеку преуспевать там, где непременно «потонут» (или свернут себе шею) другие.

Профессии ЛИЭ, Джек предпочитает  выбирать себе по творческому призванию – по велению души и устремлениям мысли. Но в стремлении к творческой и профессиональной самостоятельности он будет искать независимые источники финансирования, полагаясь на свою природную смекалку, творческую интуитивную сноровку, – способность быстро приспосабливать к новой среде, новым обстоятельствам, умение просчитывать свою выгоду и преимущества в той или иной ситуации  с течением времени, с учётом ближайших перемен.

Инволюционное направление его деловой ЭГО-программы  в сочетании с признаком деклатимности обращает его к поискам глобальных и кардинальных альтернатив уже рассмотренных ЛИЭ, Джеком проектов, гарантируя ему высокую прибыль при разработке новых, экспериментальных  технологий, предназначенных  для выпуска наиболее востребованной продукции нового типа, или для реорганизации производства, необходимого для восполнения образовавшегося на рынке дефицита товаров широкого потребления.

Демократизм ЭГО-программы позволяет ЛИЭ, Джеку рассчитывать на коллективное сотрудничество, пользоваться объединёнными капиталовложениями и распределять материальную и юридическую  ответственность за реализацию его проекта между всеми  членами «команды» (артели, бригады, кооператива, корпорации), расширяя её состав по мере необходимости и подчиняя всех её участников его собственной предпринимательской инициативе.

 Любого человека из своего окружения Джек может включить в состав своей «корпорации», если его участие в ней покажется Джеку перспективным и выгодным. Случается, что даже после самого кратковременного (2-х– 3-х дневного) знакомства Джек стремится заключить с интересным (и нужным ему) человеком деловое соглашение о вступлении в его корпорацию – в организованное им (ЛИЭ,  Джеком) деловое профессиональное сообщество, в котором человек будет работать на выгодных себе и Джеку условиях.

Любой коллектив – творческий или научный, – Джек будет рассматривать как удобную среду для создания выгодной ему группы дольщиков, используя средства которых он сможет реализовать разработанную им схему прибыльного дела, предполагая участвовать в нём на том этапе, когда доходы от него будут максимально высокими, «чистыми» и свободными от налогов.

Устав, права, распределение обязанностей и  степень ответственности ЛИЭ, Джек устанавливает сам, беря на себя функции лидера и предпочитая их ни с кем не делить, действуя по принципу: «Одна команда – один лидер», как к тому обязывает его  наблюдательный аспект авторитарной логики соотношений  (+БЛ7), в соответствии с которой ЛИЭ, Джек принимает  на себя обязанности и частного (физического) и юридического лица – мнимого, воображаемого лица, созданного организационными средствами, обладающего имущественными правами и имеющего имущество и имущественные права, обособленные от других членов его «команды» (артели, бригады, кооператива, корпорации)  – его учредителей, участников, правительства и любого другого лица.        

Зависеть от чужой деловой и частной инициативы Джек не будет, – для него это слишком большой риск. Он доверяет своей интуитивной мобильности (творческой прозорливости) и своему предпринимательскому «чутью». А кроме того, по своему свободолюбию (и свободомыслию) он вообще над собой никакой власти не признаёт (в меру допустимого и возможного, разумеется: если уж присягнул кому-то на верность, будет преданно служить до конца).

Отношения в команде Джек предпочитает строить на взаимном доверии. Это одно из основных условий организации, о котором он говорит всем дольщикам его корпорации и того же требует от них, увеличивая их доходы выгодными вложениями (о чём он с готовностью им сообщает) и отчитываясь о расходах (если у него потребуют отчёта) с гораздо меньшей точностью и с меньшим энтузиазмом.  Решение о смене направлений в сфере профессиональной деятельности его корпорации»  (бригады, артели, кооператива) Джек единолично берёт на себя, считая это необходимым условием гибкого и динамичного планирования и конкурентоспособности его предприятия, учитывая  необходимость переоборудования производства с заранее намеченными целями, в чём ему также помогают разносторонние творческие и технические способности,  знание технологий и готовность к проведению  альтернативных, технологических экспериментов, позволяющих ему более эффективно организовывать процесс производства, получать более высокие прибыли и расширять свою корпорацию за счёт привлечения новых дольщиков и инвестиций, укрупнения капиталовложений и увеличения торговых оборотов.

I-2. Программы социальной успешности ЭСЭ, Гюго.

I-2-1.ЭГО-программный аспект ЭСЭ, Гюго – аспект инволюционной этики эмоций (-ЧЭ1), включающий в себя: 

·                     коррекцию эмоционального плана отношений,
·                     коррекцию настроения, эмоциональную коррекцию общественных отношений и связей с последующим захватом (перехватом) позитивной, эмоциональной инициативы:(«И никто на свете не умеет лучше нас смеяться и любить!»).

Как инволютор-экстраверт-позитивист-динамик Гюго не прочь перехватить всё лучшее из того, что создаётся (или происходит) в эмоциональном плане. Ему всегда интересно знать, что думает и чувствует человек из его ближайшего окружения в расчёте на то, что эти эмоции будут позитивными, жизнерадостными, жизнеутверждающими, праздничными. А праздника много не бывает.
 

Превратить жизнь в праздник – предел мечтаний Гюго, – ради одного этого стоит корректировать эмоциональный пласт отношений, устраняя из него всё то, что разрушает праздничную канву: «Поделись улыбкою своей и она к тебе не раз ещё вернётся».
 

По части выражения недовольства по поводу разрушением эмоционального позитива Гюго один из первых в соционе: если нужно кого-то «освистать», «закидать шапками», прогнать с трибуны, послать «на мыло», –  он лучше знает, с какой стороны взяться за дело. Представители этого типа не считают нужным скрывать ни своих эмоций, ни своих желаний: и то, и другое — естественно и выражается из благих побуждений, так что же в этом плохого? Поэтому все лучшее и все худшее из того, что с ними происходит, моментально становится известно окружающим. Гюго щедро делится как своими радостями, так и своими проблемами. О своих проблемах Гюго может говорить с утра до вечера, но терпеть не может, когда кто-то другой ему жалуется на свою жизнь. Гюго очень не любит выслушивать истории про чужие неприятности, особенно, если их рассказывают совершенно посторонние ему люди, которых он мало знает и которым ничем помочь не может. А разве кому-то станет легче, если и у него испортится настроение? Обычно Гюго не проявляет повышенного интереса к чужим проблемам: не желает портить себе настроение и не хочет ввязываться в чужие неприятности. Зато Гюго всегда живо интересуется причиной приподнятого настроения у окружающих. («Если мало ли кому счастье привалило, так пусть расскажет, — может и мне повезет!») Гюго обожает поднимать настроение всем, кто, по его мнению, в этом нуждается. Он часто что-то говорит или делает только для того, чтобы поднять настроение. Портить себе настроение  Гюго никому не позволит, рассматривая это как акт эмоциональной диверсии, за которой могут последовать другие неприятности.

Гюго панически боится неприятностей (ведь жизнь создана для радости и удовольствий, и она так коротка!). Гюго активно и очень эмоционально отталкивает от  себя все возможные источники неприятностей. Остерегается людей, которые создают себе (а значит и ему) проблемы. Если неприятности всё же  происходят, Гюго не считает нужным их скрывать: ведь надо же как-то привлечь внимание к своим проблемам! Гюго скорее продемонстрирует свою слабость совершенно постороннему человеку, чем тому, кто является действительным виновником его проблем.

Отрицательным эмоциям Гюго даст выход скорее, чем положительным: для него важно использовать все возможные средства – лишь бы побыстрее избавиться от неприятностей. Бывает, что незначительное ухудшение условий жизни Гюго воспринимает как неприятность и уже создает обстановку панической, истеричной суеты. Причем, такое его поведение нечасто находит понимание у окружающих – то, что со стороны воспринимается как незначительное или несущественное, в рамках жизненных ценностей Гюго представляется именно как существенное изменение к худшему, которое со временем, возможно, выльется в трудноразрешимую проблему. Гюго панически боится каких-то негативных тенденций как в своей личной жизни, так и в окружающей его действительности. Поэтому он всегда социально и политически активен. Старается максимально использовать свои гражданские права, с тем чтобы сделать свою жизнь и жизнь своего общества спокойной, благополучной и радостной.

По приоритетам своего психотипа Гюго сориентирован на самые естественные жизненные ценности: счастье и здоровье своих детей, благополучие своих близких, творческая реализация своих личных возможностей, свобода взглядов и суждений, мир и благополучие окружающих его людей. И именно эти ценности, идеи и взгляды Гюго готов всегда и везде отстаивать, не жалея ни сил ни времени, со всем пылом и жаром своей глубоко эмоциональной души.

Для Гюго свойственно самое бурное проявление эмоций. Там, где появляется любой из представителей этого типа, начинается «эмоциональный взаимообмен», «круговорот эмоций в природе». Гюго не переносит состояния пониженной эмоциональности. Обстановка, где все подавляют свое настроение, где мало общаются, мало высказываются, никак эмоционально себя не проявляют, явно не для него – не поймешь, что у людей на уме, не знаешь, чем они живут и что их волнует. Гюго – это всегда сильные чувства, всегда ярко эмоциональный характер. Чувства Гюго быстро переходят в страсть – в страстное желание или в страстную ненависть. Естественное эмоциональное состояние Гюго – это слегка приподнятое настроение; приятное возбуждение, с зарядом бодрости, оптимизма и уверенности в себе.

I.-2-2. Неунывающий пересмешник-ЭСЭ, Гюго.  «Повод для веселья найдётся повсюду!»

ЭГО-программа ЭСЭ, Гюго – инволюционная, деклатимная, демократическая альфа-квадровая этика эмоций (-ЧЭ1). Проявляется в способности радоваться жизни во всех её проявления и извлекать радость из всего и включает в себя альтернативные способы создания веселья и получения удовольствий. 

Инволюционное, реконструктивное направление ЭГО-программы Гюго заключается:

*в стремлении минимизировать отрицательные эмоции и заменить их положительными;
* в замене источника отрицательных эмоций на источник положительных, что при самом примитивном варианте такой «замены» позволяет Гюго источник чьих-либо неприятностей сделать поводом для всеобщего веселья.

А вследствие доминирования в альфа-квадре аспектов интуиции потенциальных возможностей и сенсорики ощущений – из уважения (и зависти) к внешне красивым и успешным «везунчикам» (которыми за одни только эти качества можно восхищаться), обычным объектом всеобщих насмешек с подачи альтернативной эмоциональной ЭГО-программы Гюго, традиционно становится какой-нибудь уродливый неудачник,  И чем очевидней для всех причина его неудач, чем доступней она для всеобщего понимания, тем успешней и популярнее шутка.

В результате таких альтернативных эмоциональных решений для большинства желающих поглазеть на чужую беду становится смешным то, что для несчастных объектов их наблюдений – обидно и больно. Свою роль в этой связи Гюго видит в том, чтобы представить объекты насмешек в самом смешном и нелепом виде. 

Неразборчивость в выборе повода для веселья, характерная черта инволюционной, деклатимной этики эмоций Гюго (-ЧЭ1), производными которой являются такие традиционные развлечения, как низкопробный балаганный юмор (гороховое шутовство), «комедия положений»,  «комедия пощёчин», шоу уродцев, скабрезные анекдоты  и т.д.

Демократичные позиции этики эмоций  Гюго выражаются в лозунгах: «Веселье принадлежит всем!», «Повод для веселья найдётся повсюду» «Смеяться можно всем над всеми», «Нет повода для запрета на веселье!», и чем оно примитивней, тем доступнее всем и демократичней. Весельчаком быть удобно, весельчак нигде и никогда не пропадёт, он везде востребован и защищён  любовью и популярностью большинства. Он – важное лицо в обществе, важный элемент в общественной системе: он несёт людям радость, без него ни одно веселье, ни один праздник не обходится. 

Деклатимность этики эмоций Гюго (-ЧЭ1) в соответствии с интегрирующими свойствами его деклатимной модели, обусловливающей психологический признак деклатимности, проявляется:
* в стремление из всего извлечь радость и приобщить к ней других, предлагая всем посмеяться над тем, что смешно ему самому;
*в стремлении приобщиться к чужому веселью и стать его средоточием.
* в стремлении создавать вокруг себя атмосферу всеобщего веселья, притягивающую к себе и множество других, сопутствующих удовольствий.
* в накоплении информации, способной поднять настроение – шуток, прибауток, весёлых историй и розыгрышей
* в накоплении материальных средств и приобретении всего необходимого для организации развлекательных мероприятий и оснащения прилагающихся к ним увеселительных заведений.

I-2-3. ЭСЭ, Гюго. Власть желания жить, чтобы  радоваться жизни


Программа Гюго «жить, чтобы радоваться жизни» – очень требовательная и властная программа. И для Гюго она в первую очередь сводится к власти желаний.

Программа «власти желаний» Гюго, с подачи его демонстративной волевой сенсорики  (-ЧС8 ) – это в первую очередь власть желания жить и радоваться жизни  и ни на что, кроме радости, время жизни не расходовать. Это власть желания наслаждаться жизнью. (Не будет желания наслаждаться жизнью, зачем тогда жить вообще? Нет желания наслаждаться жизнью, нет и интереса к ней.)

Власть желания наслаждаться жизнью здесь и сейчас, везде и во всём – основная доминанта эмоциональной  ЭГО-программы ЭСЭ, Гюго, творчески реализуемой сенсорикой ощущений (-ЧС1/+БС2). «Я наслаждаюсь, значит я существую». Наслаждение жизнью рассматривается им как свойство живого: человек наслаждается и ощущает себя счастливым, а иначе, зачем  он вообще живёт?! Разве он не рождён для счастья, как птица для полёта? А какое может быть счастье без наслаждение жизнью? Это же получится тюрьма, а не жизнь!

По логике Гюго (а переубедить он себя никому не позволит), если человек рождён для ежедневного, ежечасного, ежесекундного наслаждения жизнью, то сила воли, равно как и социальная, экономическая и правовая защита, а главное – личное желание, энергия и инициатива – необходимы ему для того, чтобы всегда и при любых обстоятельствах добывать себе жизненные блага в нужных, желаемых и необходимых количествах для необходимого ему наслаждения жизнью. Потому, что власть желания наслаждаться удовольствиями жизни – велика и бескомпромиссна. И как и любая, а тем более деклатимная (самоуверенная) упрямая  и субъективистская (педантично- жёстко отстаивающая свои права и своё  мнение) ЭГО- программа, она может раскрыться и раздуться до небес, заслонив собой всё остальное.

К чести ЭСЭ, Гюго надо сказать, что «всего остального» для него чаще всего не существует, опять же в силу его упрямой эмоциональной ЭГО-программы –«минимизации негативных эмоций» в силу которой  минимум негативных эмоций – это максимум позитивных. И, значит, «всего остального» может просто не быть, если человек субъективно не желает признавать ничего «остального», если его программа «всё остальное» попросту перекрывает.

Гюго – субъективист как и все представители альфа- и бета- квадр (первой и второй квадры) и его (как и всех субъективистов) в первую очередь интересуют его собственные радости, чувства, ощущения, мнения, непреложные законы и порядки. И он до глубины души  возмущается, когда кто-либо портит ему настроение рассказами о чьих-то чужих проблемах – кому это интересно? (Это даже неприлично, вот так, взять и испортить человеку настроение, вместо того, чтобы  доставить ему удовольствие – развлечь рассказами о чём-нибудь приятном. Ну, если не о приятном, то хотя бы о чём-нибудь смешном, весёлом: посмеёмся, развлечёмся – тоже хорошо!

Гюго не понимает людей, которые вот так, за здорово живёшь, могут испортить человеку хорошее настроение.

I-2-4. ЭСЭ, Гюго. «В жизни всегда есть место празднику!».

Для Гюго праздник – это святое! Подготовка к празднику – дело первостепенной важности. Создать праздник, приобщиться к празднику, чтобы через эту интеграцию с общедоступной радостью и удовольствием реализовать свою программу наслаждения радостями жизни здесь и сейчас, всегда и везде.

«Где я, там и радость, где радость, там  и праздник. Где праздник, там и я.»
Главное, – найти такую благодатную среду, которая давала бы эту необходимую подпитку. Потому, что каждую  ЭГО-программу надо подпитывать. А особенно такую пылкую, энергетическую, как деклатимная этика эмоций (-ЧЭ1) ЭСЭ, Гюго. ЭГо-программе Гюго необходим простор и достаточное количество материальных средств, а  без этого «огонёк» не разгорится, а  погаснет, не доставив никому ни радости, ни удовольствия.

Подходящую среду можно создать и своими руками – своими средствами, силами и возможностями. Для хороших людей Гюго душевной пылкости не пожалеет, лишь бы «огонёк» загорелся радостно, многих привлёк и многих согрел. Главное, – увлечь людей атмосферой праздника, главное, – зажечь. А там уже веселье разгорится, как лесной пожар, поглотит многое и многих, но многих и объединит, и согреет, оживит и воодушевит.

ЭСЭ, Гюго – тактик и может ограничиться локальным весельем в небольшой уютной компании, в узком кругу. Может ограничиться и сельским праздником со множеством огней, света, тепла и веселье. Главное, – не утратить привычного жизнелюбия, жизнерадостности и способности зажигать.

«Чужих праздников» у Гюго не бывает, а чужого горя – сколько угодно. Но вот если чужое горе, – горе врагов или антиподов – удаётся превратить в «свой праздник», так лучшего и желать нельзя. Позлорадствовать над врагом или изгоем – милое дело, поскольку всегда полезно выразить свою политическую позицию (а Гюго в стороне от политики не стоит, аполитичных людей осуждает, общественное мнение, как и для всех субъективистов для него многое значит). 

Для Гюго максимум хорошего — это минимум плохого. И сходится этот  максимум хорошего и минимум плохого на нём самом. Поэтому Гюго и максимализирует позитивно свою эмоциональную программу по средствам и качествам, что обусловлено  доминантой сенсорных аспектов в модели его психотипа: «Уж если гулять, так  на широкую ногу, чтобы вкусить удовольствие сполна!», «Уж если заказывать еду в ресторане, так самую лучшую и самую дорогую. Когда ещё такой случай представится?») и минимизирует по времени, потраченному на  ожидание удовольствия, что обусловлено  вытеснением интуитивных аспектов как антиценностей: «Скорей, скорей! Всего самого лучшего, сейчас и  побыстрей! Надо пользоваться моментом, пока жар веселья не угас, надо спешить наслаждаться жизнью здесь и сейчас!»,  потому что жизнь коротка, и время, потраченное на ожидание праздника – это время, похищенное у радости и веселья.

Стремление к максимуму удовольствий в крайнем своём выражении позволяет ему свести к минимуму те неприятности, из которых наибольшая — это истощение материальных ресурсов. Потому, что (в большинстве случаев) надо делать что-то одно: либо зарабатывать деньги, либо их тратить. А на то и другое трудно найти достаточное количество времени и сил.

По мнению Гюго, если есть возможность тратить время на наслаждение жизнью, значит именно это и следует делать. Если всё упирается в отсутствие возможностей, значит возможности нужно изыскивать (места знать надо!). Эмоциональная программа ЭСЭ, Гюго активизируется с появлением новых альтернативных потенциальных возможностей (-ЧИ6).

Каких именно? – А тут, извините, выбор не велик: в празднике за свой счёт никакой альтернативной возможности нет: сам создал себе праздник, сам его оплатил. (Такие праздники себе Драйзер по позитивной интуиции потенциальных возможностей (+ЧИ4) устраивает: есть возможность, – есть  праздник).

Возможностью оплатить праздник за свой счёт Гюго не активизируется, –  «вспоминает», что он «беден, как церковная мышь», праздники не на что справить, у людей праздник, а у него…

А остаться без праздника Гюго себе не позволит. Вне зависимости от возможностей, праздник у Гюго должен быть всегда, потому что программа его к этому обязывает, а программа – это святое!

Гюго трудно найти возможность зарабатывать деньги, если всё время хочется их тратить. Срабатывает инерция состояний. Если Гюго уже привык тратить деньги и получать удовольствие от них, то изменить программу (переключить её с расходов на накопление) он уже не может.  Да и не считает нужным: от жизни надо брать всё самое лучшее здесь и сейчас.

Единственным выходом оказывается альтернатива потенциальных возможностей (-ЧИ6) – она-то и активизирует его, побуждая  накапливать свои деньги, а тратить чужие. Получается праздник за чужой счёт. Главное,  – быть уверенным в своём праве на этот праздник. А кому, как не самому весёлому человеку в компании (да ещё деклатиму) быть в этом уверенным?  Как самоуверенный деклатим, да ещё упрямый, программный эмоциональный этик-Гюго абсолютно уверен в том, что вносит весомую, сверх-важную и сверх-значимую  лепту в общий праздник, –привносит в него своё веселье. И никто его не переубедит.

А никто и не пытается это сделать по двум причинам: во-первых, жалко лишать праздника такого искренне весёлого человека, так искренне радующегося празднику и взявшего (уже) на себя обязанности тамады, так что теперь только одного его и слышно, и видно. А во-вторых, отказывать ему в его естественном праве на веселье кажется уже не только неэтичным, но и жестоким, и противоестественным, и опасным: если он нервничает и паникует по такому ничтожному поводу, как отсутствие на столе подле него горчицы или соли (а реагирует он так, словно в комнате начался пожар, а у него под рукой нет огнетушителя), то можно представить, как он отреагирует, сталкиваясь с большей неприятностью!

Гюго умеет защищать и себя, и своё право на праздник, в котором он как деклатим и сам не сомневается и другим сомневаться не позволяет. А как упрямый-деклатим-экстраверт, действует не просто убедительно, а  убедительно-дерзко, самоуверенно и, не побоюсь этого слова, – нагло. (Что также является признаком упрямства: никогда не понижать уровень запросов и не опускать планку требований, не уступать никому и ни в чём, а то и оглянуться не успеешь, как затопчут и затрут. Для того и надо о всё время повышать уровень требований, чтобы он не опускался.)

Демонстративная властность и требовательность должна быть убедительной. Поэтому Гюго никому не позволяет стеснять себя в требованиях. И скромничать тоже не будет. Не сверяясь с возможностями и средствами потенциального «спонсора», игнорируя его смятение и смущение, Гюго с наигранной беспечностью (будучи при этом очень предусмотрительным) провоцирует его на крупные денежные траты здесь и сейчас, до упора, – пока «объект его технологических манипуляций» ещё вполне «тёпленький», – пока он уже «зажёгся» и ещё не «остыл».

А Гюго по своей инертной и плотной (деклатимной) этике эмоций (-ЧЭ1) и не позволяет ему остыть. Нагнетает эмоции до предела, усиливаянапряжение: «Ну же!.. Ну!.. Давай! Заказывай!!! Гуляем на все! Один раз живём!» — так, что и объекту не остаётся ничего другого, как подчиниться и растрачивать последнее...

I-2-5. ЭСЭ, Гюго. «Неподатливых зажигать, только время терять»


Если при всех усилиях клиент не расщедрился – «соскочил», Гюго трудно сдержать своё раздражение по этому поводу. Получается, «он сам виноват» – не рассчитал силу эмоционального воздействия, сделал её слишком плотной, гнетущей, удушающей.  А эмоциональная программа Гюго рассчитана на определённые «верхние» пределы воздействия, достигая которые эмоциональный напор сбрасывается, обнулив результат, после чего  Гюго приходится поднимать эмоции с нуля заново, опять «заводить», «зажигать», эмоционально стимулировать «спонсора», уже не позволяя ему сорваться с крючка. Поскольку вину за этот срыв Гюго в любом случае свалит на разочаровавший его «объект». Он уже для  Гюго – нечто вроде надкушенного пирожного, вырванного изо рта, на которое теперь придётся только смотреть издалека, отказывая себе в ожидаемом удовольствии. А этого Гюго не любит и примириться с этим никак не может!  

Когда ожидаемый  доступ к благам неожиданно прекращается и сменяется обидой и разочарованием, Гюго чувствует себя, как лишённый праздника ребёнок, наказанный за непослушание. Ему сорвали праздник, его обидели! Сорвать праздник, по меркам альфа-квадры – это всё равно, что не допустить продрогшего путника к костру погреться, страждущего оттолкнуть, а у жаждущего вырвать стакан воды из рук.

С другой стороны, для Гюго отказаться от праздника из-за досадной оплошности – всё равно, что для охотника прийти к пустому капкану, вытянуть пустые сети, смотать пустую удочку с обкусанным крючком – ищи-свищи теперь рыбку в море. Гюго чувствует себя так, словно сам попал в капкан навалившихся на него неприятностей. Плохая охота – дурное предзнаменование, голод, холод, бесконечно долгая, суровая зима, затянувшийся ледниковый период, вместо ожидаемого цветущего лета. Прежний « хорошо отлаженный» режим шика, блеска, веселья, «быстрого подогрева  и бурной раскрутки» уже даёт сбой.. Манипулировать объектами становится всё труднее. Шарм уже не тот, чары и обаяние – не те. Красота – «страшная сила» – поблёкла, краски потускнели. На лице всё чаще проступает именно «страшная сила» алчности, хищности, неуёмной жажды удовольствий, добываемых «любой ценой». И чем меньше средств остаётся для добывания этих удовольствий, тем больше хочется их получать. И тогда уже на первый план выходят ценности СУПЕРЭГО, программирующие у Гюго предусмотрительный прагматизм (+БИ4 / -ЧЛ3). Главное для него теперь  – не оставаться без средств  к существованию. И, значит, средства и ресурсы надо сохранять и накапливать, потому что на пустом месте ресурсы не накапливаются, а вылетают в трубу. Нет базы – нет накоплений.

Нужна база, нужен задел, нужна экономия расходов уже имеющихся средств. А экономить свои средства лучше всего за счёт расходов чужих. И значит страшнее одиночества нет ничего на свете (особенно, для эмоционального экстраверта и позитивиста). Нет окружения, – нет праздника, нет материально энергетической подпитки для Гюго. Где одиночество, там страх, тишина, пустота, мир, лишённый света, звуков и красок, ожидание неизвестности, бесконечно долгое, одинокое и покорное всем превратностям судьбы. А Гюго не желает покоряться одиночеству, наперекор всему он желает наполнить жизнь светом, радостью существования  и удовольствием.

С наивной, наигранной беспечностью, сопровождая свою речь многозначительными взглядами и паузами, почтенного возраста Гюго время от времени говорит своим друзьям и знакомым: «Я не умею жить экономно. У других это получается, а я не умею. Я не умею жить по средствам, Я не умею жить в одиночестве, не могу жить без радости. Другие могут, а я –  не могу!».

Если после всего услышанного человек остался равнодушен к проблемам Гюго и невосприимчив к его намёкам, он рискует нажить в лице Гюго врага на всю оставшуюся жизнь. Привычка вымогать деньги у друзей, беря их на «гоп – стоп!» – резким и грубоватым наездом, прикинувшись беспечным и наглым «дурачком», предлагающим посмеяться над собственной непрактичностью и помочь, кто чем может – также вписывается у Гюго в признак  упрямого. Наглость города берёт, наглость – второе счастье. А для упрямого Гюго, можно сказать, даже первое.

Как упрямый экстраверт Гюго силён своим первым (наглым) натиском. Поэтому многое в его первой атаке  зависит от куража, – от его способности как упрямого (а тем более экстраверта- сенсорика) покуражиться и взять на испуг «подходящую» ( на его взгляд) «добычу»  – более слабого и беззащитного, как ему кажется, противника. Желательно, – приезжего, про которого никто ничего не знает и за которого заступиться некому...

Чужие деньги для Гюго — эффективный способ присвоения чужих ресурсов здесь и сейчас, налётом, наскоком, используя эффект неожиданности, поражая человека бурей страстей, воздействуя на него эмоциональным шоком и страшной силой своей красоты. Которая при ближайшем рассмотрении тоже шокирует. Когда Гюго слишком близко придвигается к партнёру и слишком сильно на него наседает, тот  видит только на покрасневшем от волевого напора лице горящие жадностью и  жаждой желания глаза, от напряжения выходящие из орбит.

Дожимая партнёра, Гюго  пожирает его глазам, стараясь распознать его душевное состояние, добивает его нетерпением, выбивая из него нужные ему средства: «Ну, же!!!..! Давай!!!... Ну?!!.. Э-эх!!!...». Но вот «рыбка» опять сорвалась с крючка, и Гюго уже не может сдержать раздражения: «Вот ненавижу я этой жадности, скаредности, не терплю я таких людей!!! Ты уже начал что-то делать, так делай! Не останавливайся на полдороги!!!» – иными словами: «Раскручивайся до конца!».

В порыве раздражения Гюго и прибить может, не рассчитав силу удара. Количество ударов тоже не рассчитывает. Пока эмоции бурлят, он будет спускать их, как остервеневших от ярости псов, позволяя им «рычать и грызть», хватая то, во что удаётся вцепиться зубами, позволяя им терзать жертву в полную силу.

Гюго возбуждается, чувствуя свою власть над человеком. Особенно, если удаётся встать над ним и смотреть на него сверху вниз. А опьянённый ощущением власти, Гюго и вовсе теряет контроль над собой. Он уже и не хочет сдерживать свои эмоции, замечая, что гнев его начинает пугать жертву, и чувствуя, что собственный  гнев прибавляет сил и доставляет ему удовольствие. А удовольствиями Гюго дорожит. И находит удовольствие в том, чтобы терроризировать жертву страхом, возбуждая его своей демонстративной жестокостью (-ЧС8).

I-2-6. Время – враг чувственных удовольствий и враг ЭСЭ, Гюго.

Жить в вихре удовольствий и развлечений, – что может быть приятней и лучше?.. Но радость и веселье недолговечны. С течением времени одни и те же удовольствия приедаются, чувства теряют свою остроту. Возникает потребность в обновлении чувств и впечатлений сменой эмоциональных состояний, –  в поиске  альтернативы уже приевшимся чувствам и эмоциям, в стремлении возбуждать их чем-то неожиданным и противоположным тому, что было. Всё это требует от Гюго ещё более яркой игры воображения, неистощимой фантазии, новых поисков чувственных удовольствий (если не для себя, то для других), новых творческих изысканий на этом поприще, ещё более смелых и возбуждающих; требует притока новых материальных средств и особых усилий, прикладывать которые с течением времени становится всё трудней. 

Время убивает молодость и красоту, ограничивая Гюго в возможностях получения удовольствий и заставляя его искать альтернативные возможности для удовлетворения своих (или чужих) чувственных потребностей. И это с одной  стороны заставляет  Гюго быть нетерпеливым в получении удовольствий – желать всего самого лучшего, в больших количествах и сразу, чтобы подольше можно было насладиться оставшимся от полученных удовольствий «послевкусием»; с другой стороны, – заставляет Гюго всемерно продлевать время удовольствий наперекор наступающему естественному старению, физической слабости, угасанию чувств и прочим естественным состояниям неизбежных возрастных  перемен. 

Эмоционального застоя Гюго не переносит, поэтому старается наполнить жизнь чувственностью в любом возрасте. Внешнюю привлекательность стремится сохранить на протяжении всей своей жизни, не теряя надежды на будущую её востребованность для получения новых чувственных удовольствий. Всегда радуется чувственной востребованности своих друзей и не упустит случая вовлечь в сферу чувственных удовольствий и своих новых знакомых.

Иногда «из самых лучших побуждений», – чтобы помочь человеку вкусить полную меру удовольствий,  ЭСЭ, Гюго служит посредником между потенциальными брачными или сексуальными партнёрами, получая за услуги некоторую  материальную компенсацию и даже моральное удовлетворение – всегда приятно доставлять людям радость, помогать им получать удовольствие. И если такой вид удовольствий  востребован обществом, то почему бы и не воспользоваться им такому радушному и счастливому чужим счастьем человеку, как Гюго, который всегда готов приобщиться и к чужой радости, и к чужому удовольствию? Почему бы и не приложить свои усилия для взаимной радости и пользы?

«Добро добром обернётся!» – справедливо рассуждает Гюго, и мысль о предстоящем «благодеянии» делает его особенно эмоционально щедрым, радушным и инициативным.

II. ЭСЭ, Гюго – ЛИЭ, Джек. Взаимодействие в диаде.

II-1.  Взаимодействие на раннем этапе отношений.

Позитивист-динамик-Джек, привлечённый эмоциональной щедростью Гюго, собирающего вокруг себя шумную, весёлую компанию, конечно же не упустит случая приятно провести время в его обществе,  а заодно и порадуется возможности разделить застолье с новыми, интересными людьми, знакомство с которыми может  оказаться для него полезным и выгодным. Сам Гюго своими яркими («боевыми») раскрасками – вызывающе экстравагантной одеждой и запредельно чувственным макияжем – непременно обратит на себя его внимание и ещё надолго запомнится, что поможет им обоим не только завязать, но и закрепить их знакомство. Поначалу Джек будет находить в доме Гюго радушный приём (если, конечно, не будет приходить к нему с пустыми руками), общаться с друзьями на интересующие его темы. Попытки Гюго физически сблизить дистанцию Джек тоже поддержит, но, заметив назойливость и настойчивость Гюго, стремящегося установить с ним стабильные близкие отношений, постарается не связывать себя с ним серьёзными обязательствами. И прежде всего потому, что нужной информации по важному для него суггустивному аспекту этики отношений (+БЭ5), Джек, ориентированный на дуализацию с ЭГО-программным моралистом этиком-интровертом-квестимом- ЭСИ, Драйзером, от  деклатима-экстраверта-Гюго  не получит. Поведение Гюго, – его цепкость, навязчивость в сочетании с алчностью и жаждой удовольствий не покажется Джеку высокоморальным. С позиций своей наблюдательной деклатимной этики отношений (+БЭ7), отличающуюся по системе приоритетов от квестимной этики Драйзера, Гюго в благих намерениях своих действий Джека не убедит, даже если будет говорить о них с утра до вечера. Гюго довольно быстро начнёт упрекать Джека в недоверии к его чувствам и отношению («Я к тебе всей душой! А ты...». Упрёки начнут подаваться с позиций всё более яростных эмоциональных атак, на которые Джек, опасаясь обидеть Гюго встречными выпадами, постарается не отвечать адекватно. И эта неадекватность ответных эмоциональных реакций будет выводить Гюго из себя ещё больше. Основная причина споров возникнет из-за нежелания Джека адекватно и даже с избытком компенсировать материальные затраты Гюго. Будучи подсознательно ориентирован на дуализацию с системным логиком ЛИИ, Робеспьером (-БЛ1), для которого справедливость и справедливое распределение материальных благ – основной постулат его жизни, Гюго воспринимает поведение Джека как вопиющую несправедливость и по-хамски  возмутительное отношение к стремлению Гюго наполнить жизнь Джека радостью, превратив её в нескончаемый поток удовольствий.  

II-2.  Взаимодействие УПРЯМОГО-СУБЪЕКТИВИСТА- ЭСЭ, Гюго и УСТУПЧИВОГО ОБЪЕКТИВИСТА ЛИЭ, Джека.

ЭГО-программный прагматик-ЛИЭ, Джек, ставящий превыше всего  профессиональные и деловые  интересы и живущий по принципу «делу время, потехе – час», погрузиться себе в этот бурный  поток наслаждений не позволяет и к выходящим за рамки  соблазнам относится насторожено, хотя против праздников как таковых ничего не имеет (позитивист). Сам любит пошутить, повеселиться, особенно, если можно под это веселье провернуть выгодное дельце – раскрутить толстосума на подпись, а потом завалить обязательствами, – чем плохо? Таких возможностей Джек старается не упускать, и гостеприимство Гюго в этом плане оказывается для него и выгодным, и приятным.

Проблемы возникают по окончании праздника, когда встаёт вопрос, кто будет оплачивать удовольствие. Гюго ни в коем случае не возьмёт оплату счетов на себя, полагая, что удовольствие своим приятным обществом и заразительным, искромётным весельем доставил именно он. Джек тоже посчитает, что своим остроумием, и непринуждённой, занятной беседой  он внёс немалый вклад в этот праздник  и имеет право на материальную компенсацию в виде угощения и всего, что к нему прилагается. Спор разрешается за  счёт ЭГО-программной уступчивости Джека, который, не выдерживая мощной эмоциональной атаки (-ЧЭ1) и демонстративного волевого давления (-ЧС8) упрямого Гюго, выполняет все предъявленные ему требования. (И ещё считает, что легко отделался, как это было достаточно наглядно представлено в известном фильме «Полуночный ковбой» (США, 1969), когда молоденький провинциал (ЛИЭ, Джек) приезжает в Нью-Йорк и предлагает свои услуги в качестве мальчика по сопровождению первой же встречной богатой пожилой даме (ЭСЭ, Гюго), проживающей в центре города, в шикарном пентхаусе элитного дома. А когда приходит время рассчитываться, она, «возмущённая» заломленной им ценой (20 долларов за вечер), разыгрывает перед ним  такую бурную сцену негодования со слезами и жалобами на свою горькую судьбу, что он отдаёт ей всю свою наличность, чтобы её утешить.  И только убедившись, что в карманах у него уже ничего не осталось, дама «успокаивается» и его отпускает.

Отвоевать назад свои деньги, порадовав себя удовольствиями, да ещё и прихватить чужие в придачу  – для ЭСЭ, Гюго вопрос принципа, в противном случае он бы посчитал  себя обкраденным: даром потратил своё время и силы, впустую излил свои самые лучшие чувства и благородные душевные порывы, поддерживая веселье и  создавая обстановку незабываемого на все времена праздника.  И тем возмутительней кажется ему поведение «потребителя», который принял все его душевные и физические усилия, как должное, и не посчитал нужным их компенсировать. Со своей стороны  молоденький ковбой тоже запомнил и эту незабываемую встречу и этот первый, преподнесённый ему скупой миллионершей, урок, – он целый вечер «вкалывал задаром без питья и без еды», ублажал старуху, как мог, да ещё и остался  ей должен, еле ноги унёс из её роскошной квартиры, домой, на окраину, через весь Нью-Йорк шёл пешком.

Тут, разумеется вступает в силу и антагонистическое противоречие субъективизма старушки- ЭСЭ, Гюго, субъективно считающей себя достаточно молодой и красивой, чтобы не обговаривать условия свидания с юным ковбоем как сделку, а видеть в нём именно романтическое свидание в её приятном обществе, за которое он должен будет её как-то материально отблагодарить.  И объективизма ЛИЭ, Джека, воспринимавшего богатую старушку-Гюго в силу её объективных свойств и качеств, полагая, что и она оценивает себя так же и за доставленное удовольствие будет платить. Бесплатно-то кто её полюбит? Целый вечер бесплатно работать, себя распалять без расчёта на денежную компенсацию – дураков нет! Но и Гюго точно так же думает, исходя из своей инстинктивной этико-сенсорной программы «поощрительного спаривания»: коль скоро такое предложение поступило, следовательно, и согласие Гюго, и его физические и эмоциональные усилия, должны быть оплачены, – поощрены. А то, что условия вознаграждения (поощрения к спариванию) не были обговорены заранее, – тем лучше, поскольку это позволяет игнорировать физические несоответствия старушки-Гюго существующим в этой сфере стандартам, – она сама оказала сексуальные услуги, которые ей были предложены, а цену заранее не обговорила, чтобы получить возможность потом предъявить завышенный счёт и обобрать «клиента» до нитки, прекрасно понимая, что «клиенткой» была она сама.  

С подобными подтасовками объективных фактов и подменой их субъективным мнением со стороны субъективиста-Гюго объективист-Джек сталкивается постоянно. Поначалу всё это его только раздражает, но по мере продолжения общения приводит в ярость, особенно, когда это сопровождается вымогательством денег или уступок, которые назад уже не удаётся отвоевать.  Возмущение и сопротивление Джека Гюго глушит на корню эмоциональными (-ЧЭ1) и демонстративно волевыми атаками (-ЧС8), которые длятся бесконечно долго, пока Гюго не израсходует весь свой энергетический запал,  вконец  обессилив и вогнав в ступор Джека. Которого шокирует не только (и не столько) грязная (площадная) ругань Гюго (от своего дуала-ЭСИ, Драйзера Джек такого не слышит), сколько сам напор предельно давящих,  насыщенных крайней злобой эмоций, шокирующих глубиной своей ненависти и раскрывающей самые тёмные уголки его мрачной души. А поскольку переход к вспышкам ярости у Гюго бывает самый внезапный и непредвиденный и возникает на каждом шагу  по любому поводу, вызывающему его возражение или неудовлетворение, у Джека создаётся впечатление, что общаясь с Гюго, он блуждает по минному полю, – куда ни ступит, везде взрыв, что ни скажет, что ни сделает, – везде вспышка ярости и селевые потоки самой грязной, ужасающей брани, выражающей такую лютую ненависть к нему, что мириться с этим Джек просто не может. Он не может оставаться даже в одной комнате с женой-Гюго, которая представляется ему теперь разъярённой фурией, готовой запустить ему в голову всё, что под руку попадётся – чугунную сковородку, утюг, цветочный горшок... И это только начало.

Но при всех своих усилиях докричаться до Джека Гюго всё же не может, хотя и заставит его притихнуть и пойти на некоторые уступки. Слишком глубоки квадровые антагонизмы, чтобы Гюго мог полностью подчинить Джека своему влиянию. Он может запугать Джека частыми вспышками ярости, довести его нервного тика, до заикания, до нервного срыва, но со временем Джек научится отгораживаться от этих взрывов Гюго отстранённым молчанием, с демонстративной невозмутимостью, стоя неколебимо, как глыба, и  пропуская потоки ругани мимо ушей. Молчание и отстранённость Джека будут выводить Гюго из себя, а демонстративное спокойствие – приводить в ярость, заставляя атаковать Джека новыми нападками  в виде гнуснейших инсинуаций в расчёте на то,  что Джек будет их опровергать и оправдываться, а там уже можно будет вытянуть из него и другую информацию, приглушить ею свои страхи  по проблематичному для Гюго аспекту интуиции времени  (-БИ4), – страх перемен к худшему, который всегда охватывает Гюго, когда ситуация выходит у него из-под контроля, и который туманные намёки Джека по его  творческой интуиции времени (-БИ2) не приглушают, а лишь обостряют, провоцируя новые эмоциональные атаки со стороны Гюго, которые Джеку приходится глушить демонстративной невозмутимостью, как если бы он противостоял всем ветрам в океане, во время штора  принимая их удар на себя....

II-3. Эмоции в квадрах субъективистов и объективистов. Взаимодействие ПЕДАНТА-ЭСЭ, Гюго и МОРАЛИСТА-ЛИЭ,Джека

Эмоции в квадрах субъективистов (альфа и бета) являются мощным подспорьем – средством установить свой диктат, подавить сопротивление и возражение партнёра, склонить его уступкам, к безоговорочному подчинению, установить свои порядки правила. Эмоции в квадрах субъективистов – приоритетная ценность, этика эмоций – доминирующий аспект, позволяющий субъективистам альфа квадры отстаивать свои правовые и возможностные преимущества (доминанта аспектов логики соотношений и интуиции потенциальных возможностей).  Спекулируя на своих душевных порывах («Я к нему всей душой, а он...»), деклатим-ЭСЭ, Гюго активизируется по аспекту интуиции альтернативных потенциальных возможностей  (-ЧИ6), предполагая через эту спекуляцию отстоять альтернативные возможностные права – урвать то, что ему по праву не причитается и этим расширить область полномочий и прав, утвердив которые, он будет и дальше расширять сферу своего влияния и устанавливать свои порядки,  навязывая их волевым и эмоциональным напором, и утверждая их на века по демонстративной статичной своей волевой сенсорике (-БС8), отстаивая своё доминирование, ужесточая диктат и утверждая своё ранговое превосходство над партнёром (+БЛ5), которое  он уже потом никому не даст оспорить. В квадрах  субъективистов кто больше кричит, тот  больше и получает. Соответственно, оценив свои  душевные и волевые усилия  по наивысшему разряду (+БЛ5), Гюго требует и их соответствующей отдачи в виде безусловного подчинения, уважения к его требованиям (признания его рангового превосходства),  материальной  и  эмоциональной компенсации затраченных сил в виде всякого рода  вознаграждений и поощрений.

Но вот только ЛИЭ, Джек поощрять Гюго к эмоциональным  атакам не будет и материальную компенсацию за них ему тоже не выплатит. В квадрах объективистов, где аспект этики эмоций является вытесненной ценностью и уступает доминирование аспекту этики отношений, регулирующему психологический климат в группе, в семье, спекуляция эмоциями считается бесстыдством и дурным тоном, а эмоциональные атаки – издевательством и психологической диверсией. Никаких уступок под напором  эмоционального давления не делают, за исключением тех случаев, когда человек доходит в своих эмоциональных  вспышках до исступления, до истерики, тогда, конечно, считают необходимым  его успокоить и для видимости могут уступить, хотя и понимают, что эту уступку потом отвоевать будет трудно, а то и невозможно. Но уже новые попытки эмоциональных спекуляций будут воспринимать в штыки, предельно отдаляя дистанцию, чтобы не попасть в новую зависимость от таких недопустимых мер утверждения противоправного диктата и власти. А если человек и дальше будет навязывать своей диктат эмоциональным давлением, его запросто могут и на больничную койку уложить, –  пусть полежит под капельницей, успокоится, а домочадцы тем временем отменят установленные им порядки в доме и пересмотрят своё отношение к нему. ЭГО-программный деловик-ЛИЭ, Джек может в любую минуту применить эти меры к Гюго, или, как минимум, пригрозить ему ими. Но из соображений морали он предпочитает не делать ни того, ни другого, если речь идёт о его близком, кровном родственнике. Если возникают такие проблемы с не в меру эмоциональным брачным партнёром-Гюго, то после всех сцен намеренной невозмутимости, видя, что его  готовность стойко противостоять всем семейным скандалам  на партнёра действуют, Джек вполне может отправить Гюго «подлечиться» из самых гуманных соображений, создав видимость заботы о его здоровье, а, получив долгожданную свободу действий, быстро подаст на развод, да ещё прихватит те ценности, которые Гюго не успел от него спрятать в сейф, следуя деклатимному стратегическому принципу: «Что моё, то моё, а что его – то наше».  

II-4. ЭСЭ, Гюго – ЛИЭ, Джек. Материальные и имущественные споры.

Перетягивание материальных ценностей в свой карман – одна из наиболее конфликтных проблем в их отношениях. ЭГО-программному  «деловику» ЛИЭ, Джеку (-ЧЛ1) деньги нужны для дела, для бизнеса – по крайней мере этим он объясняет большую часть своих расходов и необходимость новых накоплений. ЭГО-программному весельчаку- ЭСЭ, Гюго, с его неизбывным желанием жить и радоваться жизни  деньги нужны для того, чтобы превращать свою жизнь в нескончаемый праздник. Работа рассматривается Гюго как средство добывания денег для утоления своих страстей и желаний на «празднике жизни», которые и с возрастом не притупляются. Старушка-Гюго при желании казаться молодой и красивой по элегантности и макияжу  не уступит любой молодой  моднице, хоть и будет при ближайшем рассмотрении выглядеть смешно и нелепо. Старушка-Гюго может проводить свой досуг в дорогих ресторанах, поглощая деликатесы, – это её жизнь и наслаждаться ею – её право. Тратить деньги на свои прихоти Гюго может «бес счёта» – так, по крайней мере, он объявляет с улыбкой своим друзьям, рассчитывая разжиться у них деньгами на неопределённо долгий срок  – вполне достаточный для того, чтобы забыть о возвращении долга.

Джек тоже любит разживаться деньгами у кого ни попадя на неопределённо долгий срок. Накапливая свои долги, он не забывая об их отдаче, но и не спешит с нею. Набрав денег в долг, Джек может исчезнуть вместе с ними в неизвестном направлении (у него где-то там выгодное дело наметилось), потом опять может возникнуть перед кредиторами, напомнить о том, что он им должен, запросить «для ровного счёта» ещё какую-то сумму и с ней исчезнуть.

С Гюго такие номера не проходят. Гюго и сам его обберет, прежде, чем  Джек подберётся к нему с этой просьбой – предложит Джеку пойти с ним на какой-то банкет, где появятся толстосумы,  у которых можно будет разжиться деньгами, проведёт Джека по всем магазинам, покупая себе за его счёт одежду и аксессуары к банкету, на последние его деньги купит себе пригласительный билет, пройдёт на вечеринку, пообещав Джеку сейчас же для него всё устроить, – да и был таков! Затеряется в толпе гуляющих и будет радоваться жизни на чужом празднике, раз уж такая возможность представилась (-ЧИ6), – обычная уловка тактика, желающего  натянуть нос стратегу, который слишком быстро стремится к своей цели, а потому  и устраняет на своём пути все преграды, не считаясь с трудностями и тратами, – за то, за другое платит, а цель так и остаётся недостижимой.  Облапошить Джека, поманив его ложными целями Гюго всегда сумеет. На это у него изобретательности хватит и даже к истерикам прибегать не придётся, разве что, когда Джеки придёт требовать назад свои деньги,  но тут уж с Гюго взятки гладки, – Джек сам оплатил Гюго праздник, сам надарил ему подарков, – всё было добровольно! Какие могут быть споры и расчёты?!

Имущественные споры практически все и сразу решаются тут же на месте и в пользу Гюго, если обсуждаются в его присутствии. Для решения их в свою пользу Джеку сначала придётся изолировать Гюго – отправить его в больницу, успокоиться после непрерывных  истерик или подлечиться от травмы, которую случайно в процессе спора получит Гюго (сковородка ведь рикошетом может попасть и в него самого). В отсутствие Гюго Джек может уладить все свои дела наилучшим способом, если, конечно, Гюго не воспользуется случайной возможностью улизнуть из больницы, чтобы проконтролировать действия Джека и пресечь его произвол. Тут возникнет новая ссора с полётами кухонной утвари, которая может закончиться для Гюго новой госпитализацией, чем Джек тут же не преминет воспользоваться, чтобы в сжатые сроки, с максимальной выгодой для себя прибрать к рукам неразделённые материальные ценности. Всё остальное будет решаться в судебном порядке. Гюго затаскает Джека по судам, завалит его претензиями и исками на огромные суммы денег, наймёт для этой цели лучших, которым, конечно же, потом попытается не заплатить за услуги и этим, возможно, испортит для себя исход дела.

На всём протяжении их взаимодействия Джек постоянно сталкиваться с алчностью  Гюго, которую тот будет утолять за его (Джека) счёт крайне изобретательно, используя для этого и свою «ласку», и обаяния, и скромней сенсорные подачки, ненадолго ослабляя этим обиды и страхи Джека по его проблематичной сенсорике ощущений (+БС4). Примиряясь с кажущейся любезностью Гюго, который якобы тянется к Джеку «всей душой», Джек снова и снова сталкивается с коварными и алчными происками Гюго, который «по дружбе» выпрашивает у него какую-то сумму денег, а потом представляет её как компенсацию Джека  или частичную уплату долгов за доставленное ему (Джеку) удовольствие. Чем больше Джек тратится на Гюго, тем больше он (по расчётам Гюго) оказывается ему должен: за улыбку – плати, за хорошее отношение, за вкусный ужин – плати! А чуть заспорил, – получай очередное извержение «вулкана страстей» и   радуйся, если чудом остался в живых!

II-5. Ортогональное квадровое несоответствие деления на «чужих» и «своих». Взаимодействие БЕСПЕЧНОГО ОБЪЕКТИВИСТА-ЛИЭ, Джека и  ПРЕДУСМОТРИТТЕЛЬНОГО СУБЪЕКТИВИСТА-ЭСЭ, Гюго.

С чужой алчностью Гюго борется непримиримо! Его ненависть распространяется и на  скаредность Джека, которая проявляется во всём, что касается личных или семейных расходов Гюго. С другой стороны, Гюго возмущает и расточительность Джека – его щедрость по отношению «к чужим», не имеющим с их семьёй родственных связей людям, – что характерно для объективистов и обостряет их конфликт с  субъективистами. В квадрах субъективистов (альфа и бета), где доминируют аспекты структурной логики соотношений,  разделение на «своих» и «чужих» строится по родственным и семейным связям, которые ценятся выше деловых отношений; деловые партнёры, ставшие родственниками и членами семьи, тоже считаются «своими». В квадрах объективистов  (гамма, дельта), где доминируют аспекты деловой логики и превыше всего ценятся деловые и дружеские связи, друзьям и потенциальным деловым партнёрам отдаётся предпочтение в ущерб родственным интересам, что крайне болезненно воспринимают альфа-квадралы, когда это задевает их семейные интересы. Гюго будет возмущать тот факт, что семейным мероприятием Джек  может пожертвовать ради корпоративной вечеринки, а от визита к больной родственнице отказаться ради встречи с деловым партнёром или потенциальным клиентом.

Предпочтение, которое Джек оказывает «чужим», обделяя «своих», приводит Гюго в крайнее раздражение и недоумение:  «чужих» Джек может угощать обедом, который приготовил для своих домочадцев Гюго, для «чужих» он может истощать семейный запасы денег и дефицитных продуктов,  а на свою семью у него ни денег, ни времени не остаётся, – кому-то он какую-то сумму одолжил, за кого-то он что-то заплатил и в день зарплаты пришёл с пустыми руками, которые и разводит, с притворным удивлением узнавая, что в доме оказывается тоже нет денег, а затем с наигранной беспечностью заявляет: «Ничего, как-нибудь проживём!». Но это беспечное «как-нибудь» совершенно не устраивает предусмотрительного Гюго. Резкое сокращение расходов на содержание Джека ни к чему не приводит, – неприхотливый в семейном быту Джек его просто не замечает, а по возможности и игнорирует: есть дома ужин – хорошо, а нет – так пойдёт к друзьям, якобы, «по делу» и уже до утра не вернётся, а то и до следующего вечера, шокируя своей нарочитой невозмутимостью разъярённую возмущением партнёршу-Гюго, которая к моменту его возвращения уже успела себя и вдовой посчитать, и планы нового супружества обдумать.

Предусмотрительный-рассудительный-рационал (перестраховщик)-ЭСЭ, Гюго обижается и раздражаются, когда беспечный-решительный-рационал (энтузиаст)-ЛИЭ, Джек предпринимает что-либо, не посоветовавшись с ним, не спросив его мнения и  не получив его разрешения, что-то решает без него, за его спиной, через его голову. Терзаемый самыми мрачными предчувствиями и ожиданиями перемен к худшему, пробуждающими его страхи и по проблематичному аспекту интуиции времени (+БИ4), перестраховщик-Гюго, стараясь подавить  инициативу энтузиаста-Джка, приглушает его активность, сбивает гонор, занижает его самооценку. Упорно навязывает свои решения и советы, когда Джек его об этом не просит и его не слушает. Обижается, если ЛИЭ, Джек обходит или опережает его в чём либо, превосходит в возможностях, ущемляет в правах, проявляют излишнюю независимость и инициативу, – всё это ущемляет Гюго по альфа-квадлровому комплексу «зажатого рта», обостряя страхи утраты возможностных и правовых преимуществ. ЭГО-программная предусмотрительность ЭСЭ, Гюго не позволяет ему оставлять действия энтузиаста- ЛИЭ, Джека без внимания, выпускать из сферы своего контроля. Предусмотрительный-Гюго обижается, если Джек не согласовывает с ним или скрывает от него свои планы, если планы его часто меняются, или если сам Гюго в эти планы  не вписывается и не может контролировать их реализацию или  корректировать по своему усмотрению. Опасаясь ущемления своих прав в ближайшем будущем, что для него неприемлемо, Гюго как бы «коллекционирует» поводы для обид и упрёков, так же, как и причины для страхов и опасений, «заготавливая» их впрок для подходящего случая с целью подкорректировать действия Джека и  изменить его планы в свою пользу. Он то обижается, что Джек ему мало уделяет внимания, то упрекает за то, что Джек забыл ему позвонить, ответить на его письмо, поздравить с праздником, пригласить в гости… Гюго пользуется любым случаем упрекнуть Джека в том, что он  с ним недостаточно откровенен (а этот момент Гюго всегда настораживает), не проявляют должной заботы и чуткости.

Навязывая свой диктат наряду с деловыми ограничениями, упрямый-престраховщик-Гюго предъявляет к Джеку огромное количество претензий и требований. Постоянно повышая планку запросов, он придумывает новые поводы для недовольства, изыскивает способ придраться и  пожаловаться на него, используя упрёки как повод выговориться, выплеснуть эмоции, сбросить напряжение, разрядить обстановку, как возможность провести ревизию отношений и чувств, как способ освежить отношения и закрепить их, произвести разведку намерений партнёра – узнать, чем живёт и чем дышит, что думает о нём каждый из его знакомых, как способ заручиться его поддержкой и обещаниями, дающими большую определённость в будущем. 

Предусмотрительный Гюго не терпит неопределённости, порождающей его страхи по ТНС – по проблематичному для него аспекту интуиции времени (-БИ4), а с Джеком, предпочитающим из прагматичных соображений ни с кем не делиться своими планами, он вообще живёт, как на вулкане. Скандалами  – эмоциональным и сенсорным террором Гюго тоже не много  добьётся. Эмоционально ранимый (-ЧЭ3) и уязвимый по сенсорике ощущений (+БС4) со временем привыкает и к этим его мерам воздействия. Чтобы выразить ему ещё большую неприязнь, Гюго ужесточает эмоциональный террор по отношению к Джеку: осыпает его упрёками, устраивает истерики по любому поводу. Когда и это не помогает, усиливает и  сенсорный террор: ухудшает для него бытовые условия, перестаёт заботиться и ухаживать за ним, подаёт ему еду плохого качества – подгоревшую или из просроченных продуктов, а то и вовсе ужином не кормит, отвлекаясь на важный телефонный разговор, который длится бесконечно долго, что, конечно же уязвляет Джека по проблематичному для него аспекту сенсорики ощущений (+БС4). Но и с этой проблемой привычный к бытовым трудностям  Джек справляется без особых усилий. Заглянув в холодильник и, похватав что-нибудь из попавших под руку деликатесов, он заявляет, что у него назначена важная деловая встреча  и пропадает на неопределённый срок к вящему возмущению Гюго. Отчёта о своих похождениях Джек никому не даёт и для Гюго тоже исключения не делает: «Где был, там меня нет. Теперь я здесь» – вот и весь разговор. Контролировать свои поступки он тоже никому не позволяет, и Гюго здесь бьётся в наглухо закрытую дверь, пытаясь хоть что-нибудь выяснить, где он был с тех пор, как ушёл из дома, и с кем, – кто эти люди, какие у них с Джеком дела и что его с ними связывает. Не получив ответа, Гюго впадает в панику,  закатывает скандал, доводя до исступления себя, а то и Джека, которому тоже надоедает терпеть его нападки. Раскрыть свои коммерческие секреты партнёрше-Гюго Джек не может, поскольку часто действует, ориентируясь на свои интуитивные прогнозы (+БИ2), о которых с Гюго тем более нельзя говорить, чтобы не всколыхнуть его страхи по проблематичному для него аспекту интуиции времени  (+БИ4)  и не вызвать новых расспросов со стороны Гюго, стремящегося подчинить действия Джека своему контролю.

Гюго старается проконтролировать действия Джека окольными путями, пытаясь собрать информацию о его занятиях и передвижениях вне дома. Получив какие-то сведения и строя на них какие-то собственные, зачастую пугающие его  предположения о планах Джека на будущее, Гюго уже с позиций известных ему фактов, ссылаясь на всех известных ему информаторов, пытается  устроить  Джеку  допрос с пристрастием, но в очередной раз сталкивается с той же пугающей неизвестностью и неопределённостью ближайших планов.

II-6. ЛИЭ, Джек – ЭСЭ, Гюго. Антагонизмы по квадровым комплексам.

Молчание Джека возмущает Гюго, как и невозможность установить с ним близкие и доверительные отношения. Ответить на его молчание встречным молчанием и информационным бойкотом Гюго тоже не может – это уязвляет его по его альфа-квадровому комплексу «зажатого рта» – страха невозможности отстоять свои правовые преимущества и высказать свои претензии, что и заставляет Гюго спонтанно взрываться яростью, используя для объяснений любое, часто самое неподходящее время и место. Гюго боится не успеть высказать всё, что у него накипело, здесь и сейчас. А удерживать раздражение в себе он тоже не будет, – стремящаяся к цельности и естественной завершённости  деклатимная модель его психотипа (обусловливающая признак деклатимности) заставляет его спонтанно  сбрасывать эмоциональные шлаки (как переработанный, расходный материал) на кого угодно и в любое время. И чем быстрее, тем лучше, потому что если Гюго этого не сделает, он будет испытывать раздражающий его сенсорный дискомфорт. Желая избавить себя от этого, Гюго и разражается спонтанной яростью всякий раз, когда возникает в этом необходимость. Попытка заставить его замолчать будет воспринята им как помеха естественному процессу, который уже начался и должен быть завершён.  Гюго,  пока не выговорится, не замолчит, а о чём говорит, кому и зачем, по какому поводу, – это уж второй вопрос. И чаще он вообще значения не имеет. Разговаривать два часа с незнакомой женщиной из очереди, не отпуская её от себя ни на шаг и пересказывая ей все подробности семейной жизни совершенно посторонних ей людей, может только сенсорик-альфа-квадрал (СЭИ, Дюма или ЭСЭ, Гюго). Заговорить на полчаса продавщицу, пробившись к прилавку вне очереди, Гюго тоже сможет. Но зато как будет возмущён, когда его монолог прервёт кто-либо из возмущённых, стоящих рядом покупателей, вынужденных из-за его словоохотливости терять своё время.

Любое упоминание об украденном у других времени приведёт Гюго в ярость. Время, потраченное им на разговоры, – это его время, других оно не касается, и он считает, что может распоряжаться им по своему усмотрению, навязываясь в собеседники к кому угодно, как только у него (у Гюго) появляется естественная потребность вывести из организма эмоциональные шлаки (хотя потом будет утверждать, что накричал на человека, сделавшего ему замечания, только потому что тот  вывел его из себя). А человек, по сути,  помог Гюго вывести из себя эмоциональные шлаки,  перекрыв своим замечанием его неудержимый словесный поток, который после этой заминки забурлил ещё  сильнее, затопляя малоинтересной информацией всё вокруг.  

В квадре ортогональных (по отношению к альфа-квадре) ценностей – в гамма-квадре, – квадре решительных- демократов-субъективистов человека оценивают по его делам, а слова здесь рассматриваются в качестве дополнительной характеристики.  Неспособность реализовать себя в деле оборачивается для гамма-квадрала квадровым комплексом «связанных рук» – страхом ограничений деловых инициатив в  профессиональной и творческой самореализации.

Свобода действий, свобода предпринимательства, деловая инициатива в гамма-квадре – это святое. Любая помеха профессиональным делам воспринимается гамма-квадралом трагически. А если он из-за этой помехи не успевает завершить свою работу в назначенный срок, то вообще впадает в панику и устраняет препятствия, не считаясь с моральными нормами и элементарными правилами приличия – может накричать на навязчивого человека, некстати предлагающего ему своё общество и малоинтересные новости о совершенно неизвестных ему людях. И вот этого уже не понимает альфа-квадрал: человек имеет право делиться новостями со своим окружением и обсуждать важные для него вещи! Но в партнёрстве с Джеком Гюго в этом крайне ограничен: чувства и переживания Гюго Джека не интересуют, даже если Гюго не просто говорит о них, но именно кричит во весь голос, пытаясь вызвать сочувствие к своим переживаниям. Новости, которые Гюго сообщает Джеку, как правило ответного интереса не вызывают, поскольку затрагивают малозначащие для Джека сферы родственных связей Гюго. Вот, если бы партнёрша-Гюго сообщила, что получила богатое наследство от некой родственницы, Джек бы этим тут же заинтересовался: выспросил бы всё о наследстве, а потом бы включил его в сферу своих деловых интересов, познакомил бы партнёршу-Гюго со своим «бизнес-планом» и не успокоился бы, пока не прибрал всё наследство к рукам, чтобы пустить его «в дело». Предполагая именно такой исход событий, Гюго с Джеком своими коммерческими тайнами не делится, об источниках случайных и непредвиденных доходов не сообщает, даже если они связаны с незначительным лотерейным выигрышем, но не упустит возможности похвастаться новой обновкой,  заметив которую, Джек тут же спросит: «Откуда деньги?», а получив ответ, не успокоится, пока не приберёт всю наличность к рукам, разозлив Гюго ещё больше и спровоцировав на новые скандалы и расспросы, с которыми он подступит к Джеку, пытаясь поставить его действия под свой контроль и ограничить его деловую инициативу, что конечно же уязвит Джека по гамма-квадровому комплексу «связанных рук»

Стремление Джека прибрать к рукам все, имеющиеся в наличии, материальные средства – одно из характерных для него проявлений комплекса «связанных рук». Джек уверен, что уж он-то заставит эти деньги работать, сумеет их выгодно вложить, успешно прокрутить к общей пользе, – так что и партнёры будут довольны, и он не обижен, и дело выгорит. Деньги надо вкладывать в предприятие, на них надо дело делать. А какое же дело без денег?

Кроме всесторонней и своевременной профессиональной подготовки, обеспечивающей ЛИЭ, Джеку успех в конкурентной борьбе, наработкой защиты по гамма-квадровому комплексу «связанных рук» (который проявляется как страх утраты деловой инициативы (-ЧЛ) и материальных (+ЧС) преимуществ)  могут быть и всевозможные ограничительные и предупредительные меры, своевременно блокирующие творческую активность потенциальных соперников и конкурентов. Позиция «Чем крепче связаны руки у них, тем больше развязаны у нас» –  уже сама по себе их обнадёживает. В гуще жестокой конкурентной борьбы, в условиях высокой деловой активности ЛИЭ, Джек подавляет нежелательную активность партнёра истощением его материальных ресурсов, жестоким ограничением его волевой, возможностной и деловой инициативы, жестоким волевым противоборством, ограничивающим его в действиях и возможностях, заводящим в тупик.

Примером такой блокировки активности могут служить и характерные для гамма- интуитов неоправданно жестокие и деспотичные манипуляции по аспектам этики эмоций, фрустрирующие партнёра, понижающие его деловую активность, его энергетический тонус, стрессирующие его, вводящие его в депрессию, убивающие его веру в людей, в чистые и светлые идеалы, убивающие его надежду на взаимовыручку, взаимопомощь и взаимопонимание. К этому относятся и нарочитое безразличие к эмоциональным переживаниям партнёра, и демонстративное игнорирование его требований.
 

Спонтанно усложняя условия делового взаимодействия, запутывая их всё больше и одновременно проявляя беспечность и нарочитую безответственность, Джек истощает материальные ресурсы своего партнёра, перераспределяя их как «ресурсы команды» в свою пользу, после чего уходит от контроля, разыгрывая роль своевольного, беспечного, неуправляемого и безответственного «простачка», не имеющего представления о командных отношениях, приобретает неограниченную свободу действий (приглушающую его страхи по комплексу «связанных рук») и одновременно с этим блокирует деловую активность своего партнёра, лишая его материальной поддержки, а вместе с ней и возможности продолжать работу и контролировать целевое использование их общих материальных средств.

Чтобы совершить противоправный поступок в отношении партнёра (или членов команды), прагматичному моралисту-Джеку необходимо найти моральное оправдание своим действиям, необходимо получить моральное право наказать его за какой-то проступок, увидеть в партнёре какой-то изъян.
 Предлогом для этого чаще всего служит мнимое, надуманное подозрение Джека, его стремление уличить партнёра в попытке захватить и присвоить себе большую часть общих материальных средств (семьи или команды), из-за чего он и затевает с ним постоянные разборки и ссоры, возводя на него напраслину, обвиняет его в расточительстве (или в неумеренной скупости) и во всех смертных грехах. 

Если партнёр не даёт повода для обвинений, это раздражает Джека ещё больше: предлог для ссоры необходим ему для того, чтобы захватить большую часть денег и разойтись. (Как деклатим он часто входит в команду с тем, чтобы приумножить своё благосостояние, объединившись с другими вкладчиками, и ценой малого вклада оторвать большой куш при окончательном перераспределении материальных средств.)  В партнёрских отношениях (в том числе и дуальных) Джек только тогда и отказывается от своих придирок и «подозрений», когда ему удаётся полностью захватить контроль над распределением материальных средств, – когда он сам их фактически присваивает и тратит по своему усмотрению. При этом он сам планомерно и последовательно выходит из-под контроля (или вообще исчезает из поля зрения) своего партнёра.
 Появляясь всё реже, он придумывает всё менее убедительные предлоги для своих всё более частых и длительных отлучек. Потом вообще отказывается что-либо объяснять. И так продолжается до тех пор, пока он не исчезает совсем. В результате всё то, что Джек достигает на уровне личных договорённостей, он разрушает и опровергает своими же собственными противоречивыми действиями, производя впечатление человека беспринципного, безответственного и бесчестного (особенного когда дело касается присвоения чужих материальных средств). Разумеется, это не относится к абсолютно всем представителям этого психотипа, но открывающиеся возможности (неограниченные и необозримые) в купе с облегчёнными условиями существования создают прецедент для искушения.

 Чего стоит один только свойственный Джеку инстинкт первопроходца и первооткрывателя, который постоянно заставляет его искать новые средства для дальних и дорогостоящих экспедиций?
 

Инстинкт первооткрывателя побуждает его устремляться к новым мирам, новым горизонтам, к неоткрытым и неизведанным странам в поисках новых приключений и новых сокровищ, которые открыли бы для него новые возможности, привели бы к новым победам и новым успехам. Но этот же инстинкт заставляет его и постоянно накапливать (собирать, завоёвывать или зарабатывать) материальные средства для новых рискованных предприятий, которые далеко не всегда бывают успешны. Позитивный настрой обеспечивает природный оптимизм Джека, его беспечность, решительность, вера в удачу, в свою счастливую звезду. А в некоторых случаях — и в свою избранность, в своё высокое предназначение. 

Жажда новых открытий, новых успехов и приключений не позволяет Джеку подолгу засиживаться на одном месте. В пылу азарта, в погоне за ещё большей прибылью он может резко изменить свои планы и втянуться в новое, ещё более дорогостоящее предприятие, ради которого может пожертвовать благополучием своей семьи, здоровьем и счастьем своих близких. Помешать ему в этом практически невозможно: контроля он над собой не признаёт, свои действия с партнёром не согласовывает, активность партнёра блокирует, заранее перехватывая большую часть их общих материальных средств.
 

Не останавливаясь ни перед чем, не удовлетворяясь достигнутым, Джек многим рискует и многое ставит на карту, не задумываясь о последствиях (беспечный).
 
Если Джек поставит себе цель прибрать к рукам что-либо ценное (если решит себе что-то присвоить), помешать ему в этом будет практически невозможно: Джек умеет добиваться желаемого (решительный-стратег-деклатим). В любом деле он умеет находить свою выгоду (убеждает себя и других, что отслеживает свой интерес «ради общего блага»). Джек не из тех, кто позволит себя облапошить. И он не из тех, кто позволит себе прогадать.
 

Джек часто меняет профессию, род занятий. Разглядеть в нём человека без определённых занятий, поначалу бывает трудно.  И это тоже представляет собой проблему для его брачных и деловых партнёров.  Иногда, прежде чем пуститься в очередную авантюру, Джек на какое-то время устраивается на постоянное место работы, на какую-то скромную, но вполне приличную должность. Но увольняется вскоре после того, как знакомится с очередной партнёршей, которая может представлять для него интерес как «потенциальный спонсор» его будущих начинаний. Как только с ней устанавливаются близкие отношения, у Джека «вдруг» начинаются «неприятности на работе», возникают какие-то недоразумения, из-за которых к нему предъявляют взыскания (так, по крайней мере он объясняет причину своего увольнения новой партнёрше). Вскоре после этого его начинает обуревать жажда предпринимательства. Он упорно отказывается устраиваться на работу по найму и начинает подумывать о собственном предприятии, о чём «советуется» со своей новой партнёршей всё чаще и чаще. Тут же начинает испытывать нужду в дополнительных материальных средствах (на красивую жизнь, которую он хочет создать для своей подруги, денег уже не хватает.) У него возникают планы различных будущих предприятий, возникают идеи, которые он с ней обсуждает. Поначалу Джек не производит впечатления человека без определённых занятий, но становится таковым, чуть только партнёрша начинает давать ему деньги. Для того, чтобы официально завладеть её имуществом, он не сразу (и даже не слишком охотно) соглашается вступить с ней в брак.

Джек всегда боится, что денег на задуманное предприятие ему не хватит. Сколько бы ни было средств в его распоряжении, он всегда будет замахиваться на нечто большее, – на гораздо более дорогостоящий проект (уж, если раскручиваться, так с размахом!). Поэтому часто испытывает неудовлетворение по поводу «мелкой суммы» имеющихся у него материальных средств и пытается приумножить их самым быстрым и самым доступным способом – через игру на бирже или в казино. В результате теряет всё, что имеет, – и своё, и чужое. Потом долго отыгрывается, чтобы вернуть хотя бы чужое (так, по крайней мере, он себя убеждает). Потом играет потому, что уже не может не играть… Случается и так, что Джек только «косит» под невезучего игрока (или под «неудачливого предпринимателя»). Разыгрывает роль человека, которому катастрофически не везёт в игре (или в бизнесе), но который отчаянно хочет отыграться («взять реванш»). Приходит домой с растерянным, смущённым видом и признаётся жене: «Извини, дорогая, сегодня не повезло. Может быть завтра повезёт больше.» И тут же: «Дай денег. Мне завтра надо долг вернуть.» Для Джека это один из сравнительно безобидных способов перетягивать в свой карман большую часть общих, семейных денежных средств, – то есть, это тот случай, когда он по-крупному ничего не предпринимает, не рискует и не проигрывает… Или рискует только для виду и по мелочам, а на самом деле где-то открыл счёт, на который и складывает свои новые «поступления» – «накапливает» стартовый капитал для своих будущих предприятий.

Если Джек начинает «работать» под дурака, «косит» под неудачника, растяпу, лентяя, – значит он что-то недоброе замышляет, – «держит» своего партнёра за «лоха», проворачивает за его счёт какую-то очередную авантюру (финансовую махинацию) или его самого делает жертвой своей аферы, потому что в гамма-квадре  зазорно быть недотёпой, лентяем и разгильдяем.  Добровольно, без крайней причины маску «лоха» в гамма-квадре никто на себя не нацепит. За исключением Джека. Джек часто прикидывается «дурачком» по ролевой этике эмоций (-ЧЭ3), устраивая из своей дурашливой «простоты» своего рода приманку для всех, желающих его облапошить, за что потом сам же с ними жестоко и расправляется – «наказывает» их за их «дурные намерения».

Хуже, когда он устраивает такой подвох для своих близких:  приходит в свою семью с такой маской, отшучивается, прикидывается дурачком и при этом постоянно врёт, скрывая утечку денежных средств из семьи. Озадачивая партнёра и ставя его в тупик своими «дикими» и «несуразными» выходками, Джек часто разыгрывает роль непредсказуемого, взбалмошного человека («без царя в голове»), который, тем не менее, рвётся что-то предпринимать, стремится везде поспевать, всеми управлять, со всеми дружить, пытается строить отношения предельно чётко, организованно и безупречно корректно (вопреки собственному сумбурному и противоречивому поведению). Утвердившись на новом месте и настояв на командных отношениях в семье, при которых материальные ценности каждого из её членов должны быть общими, Джек постепенно присваивает себе то одну, то другую часть личного имущества партнёрши. Создавать видимость предпринимательской деятельности он, при желании, может очень легко. Просиживать за компьютером, вычитывая биржевые сводки, прогуливаться меж офисов в бизнес-центре в новом костюме от элитного кутюрье, ездить на «совещания» на новенькой иномарке, купленной на деньги партнёрши, возить её на «объект» и показывать заложенный фундамент будущего предприятия, – всё это для него не составит труда, а её убедит, успокоит, сделает более доверчивой и беспечной. А затем, якобы, «раскручиваясь по максимуму» и ссылаясь на необходимость новых капиталовложений и новых затрат, перетягивает в свой карман остальное. Бизнес-план у него при этом отсутствует. Действует он как бы на ощупь, тактически. По мере (мнимой) «раскрутки», всё чаще устраивает своей партнёрше скандалы по поводу отсутствия нужных ему материальных средств. В результате захватывает всё, что только может урвать. А потом исчезает бесследно, оставляя её без крыши над головой, без средств к существованию, но с глубоким минусом в банке, непогашенными кредитами и огромным количеством неоплаченных долговых обязательств.

Стремясь при любых условиях оставаться хозяином положения, Джек и этические отношения с Гюго старается контролировать и моделировать удобным для себя образом, пытаясь извлечь из них максимум выгоды для себя и своих будущих предприятий. Желая устранить все препятствия и исключить все помехи, возникающие на его пути, он блокирует деловую активность своей партнёрши, лишая её материального (а значит и правового) подспорья, чем ещё больше усугубляет страхи Гюго по альфа-квадровому комплексу «зажатого рта» – страху утраты возможностей отстоять свои правовые приоритеты в условиях надвигающейся финансовой катастрофы, которая явится для Гюго крушением всех его надежд и планов на ближайшее будущее, а тогда уже и «празднике жизни» можно будет забыть навсегда...