05 мая 2018

Сенсорно-этический интроверт (СЭИ, Дюма) – интуитивно-логический интроверт (ИЛИ, Бальзак).


СЭИ, Дюма (альфа-квадра):
1. интроверт; 2. этик; 3. сенсорик; 4. иррационал; 5. негативист; 6. деклатим; 
7. динамик; 8. стратег; 9. эмотивист; 10. уступчивый; 11. беспечный;
12. эволютор; 13. демократ; 14. субъективист;  15. рассуждающий.
По сочетанию признаков: 
ВОЛОКИТА (уступчивый иррационал-субъективист).
ПРОЖЕКТЁР (беспечный рассуждающий иррационал).

ИЛИ, Бальзак (гамма-квадра):
1. интроверт; 2. логик; 3. интуит; 4. иррационал; 5. негативист;
6. деклатим; 7. динамик; 8. тактик; 9. конструктивист; 10. упрямый;
11. предусмотрительный; 12. эволютор; 13. демократ; 14. объективист;
15. решительный.
По сочетанию признаков: 
СЕРДЦЕЕД (упрямый иррационал-объективист).
ФАТАЛИСТ (предусмотрительный решительный иррационал).

I. СЭИ, Дюма – ИЛИ, Бальзак. Интроверты-эволюторы в квадрах демократов.

Интроверты-эволюторы-демократы СЭИ, Дюма и ИЛИ, Бальзак первоочередную свою задачу  видят в создании для себя и партнёра  удобной экологической ниши, укрепляющей социальные связи и оздоравливающей окружающую среду, выводя её из экологического (социального, экономического) тупика удобными, эффективными (в меру сил и возможностей), обычными и привычными средствами, проводя незначительные, но крайне необходимые улучшения, ориентируясь на происходящие вокруг социальные, политические и экологические перемены (динамики). Резких скачков, поворотов и изменений в своей жизни  представители этой диады стараются избегать – оба негативисты.
Каждый из них дорожит достигнутым благополучием и защищённостью своей экологической ниши, стараясь быть полезным на своём месте. Меры своих возможностей они стараются не превышать, за пределы своей компетенции стараются не выходить. К перспективным проектам приобщаются осторожно, тщательно взвесив свои силы и возможности. В  чужие дела предпочитают не вмешиваться и ничего там не исправляют. Чужих решений не меняют, а одобряют то, что уже решено и сделано другими. Внедряясь в систему, обустраиваются в ней как в удобной и перспективной  экологической нише, прикапливают для себя новые «ресурсы» и чётко осознавая свои преимущества, стараясь ничему и никому не навредить из соображений личной и общественной безопасности и защиты окружающей среды, и ничего не менять, – все, что должно измениться, изменится со временем. 

Со стороны представители этой диады производят впечатление пассивных и расчётливых людей, которые, что называется, «себе на уме». Главный же их расчёт состоит в том, чтобы не усугублять то, что и без них может быть испорчено.

Их первое правило: «Пришёл, увидел, оценил». Их первая заповедь: «Не навреди!». Их принцип: «Не нарушай гармонии, существующей в природе!»

Представители этой диады подолгу в «зоне риска» не задерживаются, разведав обстановку, действуют по обстоятельствам: главное, вовремя заметить опасность и устранить её (или устраниться самим, чем быстрее, тем лучше). Мастера сгущать краски (особенно, Бальзак), но не настолько, чтобы портить себе настроение (Дюма).
 

В этой диаде объединяются две традиционно «защитные» эволюционные ЭГО-программы: 
1. ЭГО-программный аспект эволюционной сенсорики ощущений СЭИ, Дюма (+БС1) – освоение и защита окружающей среды.
2. ЭГО-программный аспект эволюционной интуиции времени ИЛИ, Бальзака (+БИ1) – реализация ближайших экономических планов, защита ближайших экономических интересов и перспектив.
 

I-2. Программа экологической и социальной успешности СЭИ, Дюма. «Где родился, там и пригодился.»

Интересы и цели ЭГО-программной сенсорики ощущений Дюма (+БС1) направлены на освоение окружающей среды, создание на ней благоприятных условий существования и её экологической защиты.

Сенсорика ощущений СЭИ, Дюма (+БС1) –
* стратегическая – ориентирована на легко и быстро достижимые цели.
* негативистская, интровертная, эволюционная – рассчитана на преемственность будущих поколений и на дельнейшее укрепление семейные связей, на расширение  и защиту освоенных территорий, на приобщение к ним новых земель.
*деклатимная – обусловленная интегрирующими свойствами деклатимной модели его психотипа, что позволяет ему создать централизованную систему управления родовыми связями (клан), расширять их за счёт их прироста и  интеграции с другими системами (семьями) и удерживать под своим влиянием с пользой и выгодой для своей семьи;
*динамичная, уступчивая и беспечная – Дюма легко ориентируется в новых условиях, быстро к ним приспосабливается, легко идёт на уступки  в интересах выгоды, быстро налаживает деловые контакты, располагая демонстративным радушием, легко уживается на новом месте и легко его покидает, считая его экологические  ресурсы истощёнными;
*иррациональная – позволяющая Дюма быть находчивым и изворотливым при любых обстоятельствах, используя их с выгодой для себя;
* демократическая и эмотивная – Дюма не только опирается на поддержку большинства, но ещё и работает на эту поддержку, умело манипулируя этическими отношениями и родственными связями.

Ценное качество Дюма – плодовитость: расширение родовых связей и продолжение себя в потомках. Свою цель он видит в том, чтобы стать основателем рода, создать «родовое гнезде», – «отчий дом», в котором бы жили его дети, внуки и правнуки, куда бы они возвращались, чтобы продлить свой род, обустроить дом, расширить его, чтобы места хватило всем, возделать землю вокруг  него, расширяя семейные угодья, чтобы  было что оставить детям, внукам и их будущим семьям.

В любых условиях Дюма старается создать в своём доме ощущение комфорта, тепла и уюта. Какими бы скромными средствами он ни располагал, всегда придумает, как украсить свой дом. Любое, даже временное его жилье выглядит уютным и обжитым. 

Благополучие его семьи – первостепенная задача Дюма. Для него важно ощущение мира, любви и комфорта в доме, ощущение душевного покоя, хорошего  самочувствия и хорошего настроения для всех его домочадцев. Отсутствие какого-либо из этих ощущений в нём самом или в его близких его серьезно обеспокоит.

Рождение детей и  создание для них необходимых условий для здорового образа жизни – основная миссия, которую Дюма берёт на себя, позволяя себе иметь многочисленное потомство.

В семейных заботах и хлопотах Дюма старается не переутомляться. Обычно берёт на себя приятную и необременительную работу, а в остальном рассчитывает на помощь домочадцев. Детей старается воспитать своими помощниками и защитниками интересов семьи, но в большинстве случаев неуёмной любвеобильностью потакает их прихотям, склоняя к апатии и лени.

Изнеженность и пресыщенность удовольствиями – следствие избыточности ЭГО-программы  Дюма, – деклатимной сенсорики ощущений (+БС1). Сам он склонен к изнеженности, дорожит своим отдыхом, следит за своим здоровьем. Стараясь не быть обузой в своей семье, заботу о своём здоровье он, тем не менее, ставит в центр внимания своих домочадцев; иногда даже делает культ из своих болезней, принимая соболезнующих  визитёров как устоявшуюся семейную традицию.

Помощь детей Дюма принимает как должное. Живёт для своих детей – их радостями и заботами. Дорожит собой ради них, но и жизненные трудности умеет стойко переносить, если обстоятельства и интересы семьи от него этого требуют. Хотя на кардинальные перемены и жертвы в тяжёлые времена не идёт, – предпочитает переждать их, перетерпеть и пересидеть, не высовываясь из своей укромной экониши.

При всей своей выносливости Дюма старается не надрывать своё здоровье и избегает перегрузок. Предпочитает  не оказываться в условиях, требующих от него чрезмерных энергетических затрат при том, что  к процессу восстановления сил относится серьёзно, с полной ответственностью перед собой и своими близкими.  Отдыхать предпочитает с полным комфортом, лечиться – у лучших докторов, на лучших курортах.  Питаться – наиболее полноценно и качественно.

Дюма любит и ценит жизнь в ее самых приятных проявлениях. Тонко чувствует ее красоту. Любое проявление прекрасного старается запомнить, как вообще старается запоминать все хорошее, «чтобы было что вспомнить». Красота и гармония во всех выражениях, яркая, изобилующая приятными впечатлениями жизнь, стремление к удовольствию в самых эстетичных и  изысканных его формах – основные его предпочтения.

Дюма дорожит покоем и благополучием своей семьи и никому не позволяет его нарушить. Старается избегать неприятностей, не навлекать на свой дом беду (а вообще обходить её стороной). В дружеской обстановке  умеет создать ощущение тепла и радушия. Умеет и любит быть душой компании. Прекрасно поднимает настроение шутками. Если какие-то шутки оказываются неуместными, может быстро и тактично поменять тему. В компании поддерживает хорошее настроение только в том случае, если это не противоречит его собственному внутреннему состоянию. 

Дюма умеет и любит быть режиссером настроения: если считает нужным кого-то успокоить или утешить, сделает это великолепно. Если считает нужным привлечь внимание к своим проблемам, сделает это «творчески»: создаст обстановку совершенно невыносимого напряжения и не отпустит до тех пор, пока его проблемы не начнут хотя бы частично решать, или до тех пор, пока сам не успокоится. Дюма не стесняется открыто говорить о своих проблемах, причем, в этом не всегда ограничивает себя близким кругом, из-за чего может производить впечатление нытика.

В условиях стабильного социального и психологического давления Дюма становится ленивым, сонным, апатичным, безвольным и безынициативным человеком, ставящим задачу решить свои проблемы за чужой счёт и пережить трудные времена в социально защищённых условиях с наименьшим расходом сил и материальных ресурсов, погрузившись в успокаивающую его комфортную «спячку», теряя интерес ко всему, кроме сиюминутных бытовых забот, находя утешение в детях и в маленьких домашних радостях, дающих надежду на будущее благополучие его семьи. 

I-3. Программа социальной успешности ИЛИ, Бальзака.

ЭГО-программа ИЛИ, Бальзака – демократичная, эволюционная, деклатимная, гамма-квадровая интуиция времени – интуиция ближайших перемен (+БИ1), в соответствии с интегрирующими свойствами своей деклатимной модели (обусловливающей признак деклатимности) ориентирована на концентрацию внимания к настоящим и будущим событиям в ближайшем отрезке времени, на пристальный интерес к максимально точному экономическому и политическому прогнозированию,  безошибочному предвидению ближайших экономических и политических перемен и складывающимся в связи с этим политическим и экономическим отношениям с одновременным созданием  мобильных экономических технологий, позволяющих эффективно и своевременно использовать сложившиеся в новых исторических условиях экономические и политические отношения  для извлечения максимальной прибыли.

Предусмотрительно прагматичная ЭГО-программа ИЛИ, Бальзака идеальна  для успешных биржевых операций, для  создания мобильных экономических моделей и технологий, позволяющих в кратчайшие сроки извлекать из условий экономической нестабильности высокие прибыли из любой реально сложившейся или ещё только предполагаемой и  предвиденной ситуации,  что в свою очередь позволяет ИЛИ, Бальзаку создавать необходимую материальную базу для его научных и творческих изысканий и организовывать  наиболее благоприятные условия для реализации его проектов во всех сферах его профессиональной и творческой деятельности. 

Прагматичная предусмотрительность обязывает Бальзака изначально планировать свои действия так, чтобы они привели к успешному результату, как того требуют ЭГО-ценности его психотипа – ЭГО-программный негативизм его интуиции времени, интуиции ближайших перемен (+БЛ1) и творческий позитивизм прагматичной, манипулятивной деловой логики (–ЧЛ2), исходя из которого Бальзак берёт себе за правило не делать ничего такого, о чём бы пришлось впоследствии пожалеть, стараясь при этом:
·        избегать всего, что может привести к негативному результату;
·        избегать опасных и вредных влияний;
·        не позволять собой манипулировать;
·        не позволять вовлечь себя в опасное и вредное предприятие;
·        избегать суеты, толчеи, массовых волнений и беспорядков;
·        избегать условий, в которых можно попасть под влияние и  «потерять себя», изменить себе, совершить оплошность,  совершить рискованный, неосмотрительный поступок.

В неблагоприятных интертипных отношениях полной противоположности на действия Бальзака влияет программа соцзаказа второй квадры, – негативистская программа предосторожности его соцзаказчика, ЛСИ,  Максима: «Ошибаться опасно. Тот, кто ошибается – сам виноват: надо было думать, прежде, чем что-то делать! Тот, кто не ошибается, всегда прав». Из этой программы ИЛИ, Бальзак делает следующий вывод: «Не ошибается тот, кто ничего не делает, поэтому  лучше ничего не делать, чем сделать что-то неправильно».

Исходя из этого, Бальзак предпочтёт «заморозить» чужую «опасную» инициативу, сковать мрачными прогнозами чью-то неуёмную активность, чем позволит человеку втянуть себя в опасное предприятие.

Принимая во внимание тот факт, что без крупной финансовой поддержки ни одна научная идея не получает достаточно широкого распространения и необходимого общественного признания, Бальзак старается быть предприимчивым во всех сферах своих начинаний, повышая и наращивая потенциал их научной, технической и финансовой самодостаточности.

Расширение научных и экономических интересов с одновременным накоплением научных знаний и своевременным эффективным их применением позволяет Бальзаку быть универсально успешным даже при наименее благоприятных условиях. Ориентируясь на происходящие или грядущие перемены, он во все  времена, при  любых обстоятельствах извлекает из технических и экономических манипуляций максимальную выгоду и с пользой обращает её  в перспективный  научный или материальный капитал с тем, чтобы эффективней и с большим размахом реализовать свои планы. Он, как никто, чувствует взаимосвязь событий во времени, понимает, как происходящее сегодня влияет на дальнейший ход истории.

Следуя своему постоянному стремлению избегать всевозможных ошибок, Бальзак часто берет на себя роль стороннего наблюдателя, чем дает повод к обвинению в пассивном отношении к жизни.

II. ИЛИ, Бальзак – СЭИ, Дюма. Отношения в диаде.

II-1. ИЛИ, Бальзак – СЭИ, Дюма. Сближение по демонстративным функциям.

Предусмотрительный и прагматичный Бальзак  не останется равнодушен к демонстративной доброжелательности (+БЭ8), гостеприимству (+БС1) и радушию Дюма (-ЧЭ2), если ему посчастливится получить от Дюма приглашение на семейный праздник или прийти к нему на торжество в компании кого-нибудь из его родственников. Семейные торжества Дюма празднует очень пышно и гостей принимает радушно, чего нельзя сказать о его отношении к будничным или случайным воскресным визитам знакомых или друзей, которых угощают тем, что в холодильнике залежалось. К родственникам (и только по торжественным дням) отношение трепетное, во всё остальное время – потребительское: родственник будет обязан выложить Дюма все свои новости, развлечь его, ответить на все его вопросы, потом выслушать сетования Дюма о всех его трудностях, проблемах, переживаниях, о его плохом самочувствии и страхах возможных неприятностей на работе. Под конец визита Дюма «вспомнит», что он ничем так и не попотчевал гостя, состроив кривую гримасу, скажет, что он вообще-то сегодня ничего не готовил, вспомнит, что у него в холодильнике что-то там залежалось, предложит это нежеланному гостю, но опять же с кривой гримасой, в надежде, что гость откажется от такого угощения и тогда этот продукт можно ещё будет использовать для себя.

Бальзак, если Дюма им заинтересуется как потенциальным брачным партнёром, поначалу в разряд нежеланных гостей не попадает. С первых же дней (а то и минут) их знакомства Дюма постарается получить о нём максимальное количество сведений о его семейном, служебном  и общественном положении, а потом уже использовать всю эту информацию с максимальной выгодой для себя. Если семейное положение Бальзака позволяет Дюма рассчитывать на будущее брачное партнёрство, Дюма, по-хозяйски,  с позиций своего ЭГО-программного аспекта сенсорики ощущений (+БС1), оценив материальное положение и жилищные условия Бальзака (который по своему нормативному аспекту сенсорики ощущений (+БС3) старается соответствовать общепринятым стандартам), тут же, с нормативной предусмотрительностью (+БИ3), постарается закрепить их знакомство с расчётом на серьёзные и стабильные отношения в будущем. И вот тут уже Дюма блеснёт и демонстративной доброжелательностью (+БЭ8), и отзывчивостью, и чуткостью,  и ЭГО-программной заботой (+БС1) – откроет все нерастраченные богатства своей любвеобильной души и поразит ими Бальзака настолько, что тот, как минимум из прагматичных соображений не преминет воспользоваться теми благами, которые нежданно-негаданно посыплются на него, как из рога изобилия. Бальзак очень быстро пристроится к источнику всех этих благодеяний и будет с готовностью их принимать, запасаясь по мере возможности впрок (предусмотрительный), располагая к себе Дюма ещё больше, заинтересовывая его собой, своими возможностями (-ЧИ7), своей нынешней и перспективной успешностью (+БИ1), своей эрудицией  (-БЛ8), интересными и здравыми рассуждениями, деловой смекалкой и хваткой (-ЧЛ2), что конечно же отметит Дюма, видя в этом реальную поддержку по своей проблематичной деловой логике (-ЧЛ4) и предполагая в будущем использовать Бальзака как постоянного консультанта по деловым вопросам. Бальзак, полагая, что партнёрша-Дюма получила достаточное представление о его профессиональных возможностях и деловой хватке, поумерит свою готовность удовлетворять любопытство Дюма и по всем интересующим его деловым вопросам начнёт выдавать всё более туманные и отвлечённые ответы, упуская главное и давая этим понять, что информация, которой так живо интересуется Дюма стоит гораздо дороже, чем получаемая Бальзаком материальная компенсация в виде домашних обедов Дюма.

II -2. Взаимодействие двух ДЕКЛАТИМОВ –УПРЯМОГО-РЕШИТЕЛЬНОГО ОБЪЕКТИВИСТА-ИЛИ, Бальзака и УСТУПЧИВОГО-РАССУЖДАЮЩЕГО СУБЪЕКТИВИСТА-СЭИ, Дюма.

Очень быстро Дюма начнёт выуживать нужную ему информацию, посредством эмоционального (-ЧЭ2) и сенсорного (+БС1) давления на Бальзака, – делая обиженную гримасу и создавая мучительный для него эмоциональный и сенсорный фон, противостоять которому Бальзаку будет трудно. А состояние эмоционального и сенсорного дискомфорта, которое будет передаваться ему от Дюма, Бальзака будет крайне раздражать, вызывая всевозможные болезненные состояния – ощущения ломоты, усталости и непереносимой тяжести во всём теле, которые его будут угнетать, вынуждая либо уступать (что ему, как упрямому сделать будет трудно), либо отдаляться от Дюма, что Бальзаку как прагматичному деклатиму  тоже будет трудно сделать после того, как Дюма «подсадит» его на всевозможные сенсорные удовольствия, включая и физическую близость, от которой Бальзак хоть и не придёт в восторг из-за несоответствия сексуальных программ решительных (с их жёсткими физическими ощущениями и активными действиями) и рассуждающих  (с их мягкими, поверхностными ощущениями и  пассивными действиями), но всё же и не откажется от неё,  желая использовать предоставляющиеся возможности по максимуму, как того требуют от него его «запасливый», предусмотрительный  ЭГО-программный аспект интуиции времени (-БИ1) со всеми его накопительными свойствами и его «стяжательная» деклатимная модель, в соответствии  с её интегрирующими свойствам, «притягивающая» к себе и «присваивающая»  всё новые и новые блага.

Но Дюма – тоже деклатим. И наиболее «стяжательный» аспект деклатимной модели – аспект сенсорики ощущений («центр притяжения» всех экологических потребностей и физиологических удовольствий, включающих основные программы жизнедеятельности) является у него ЭГО-программным (+БС1). Сделав ставку на Бальзака как потенциального брачного партнёра, Дюма как деклатим и уступчивый стратег, отвоёвывающий свои уступки реваншем,  не захочет с ним расставаться, не достигнув желаемой цели, – он просто физически не сможет этого сделать, после того, как «прикипел к нему всей душой» и потратил на него столько  времени и сил, одаривая своим расположением и радушием.  А отказываться от своих целей, ему как стратегу и вовсе не с руки! Он станет настаивать на новых встречах с Бальзаком, пользуясь любой возможностью сыграть на его эпикурейских «слабостях» (сластёны, лакомки и жизнелюба) и оказать на него эмоциональное и сенсорное давление.

Физическое сенсорное давление на решительного ИЛИ, Бальзака, подсознательно ориентированного на дуализацию с волевым сенсориком-квестимом СЭЭ, Цезарем (+ЧС1) ещё окажет некоторое воздействие, но не настолько, чтобы подчинить планы и действия Бальзака воле Дюма. Даже если Дюма приложит к своему волевому давлению максимум усилий, с позиций своей наблюдательной деклатимной волевой сенсорики  он импульса нужной силы и информации нужного качества на суггествиную деклатимную волевую сенсорику Бальзака (-ЧС5)  не подаст. А в сочетании с манипулятивным эмоциональным давлением Дюма (-ЧЭ2) это вообще будет выглядеть либо жалко и убого (если Дюма возьмёт надоедливый, просительно жалобный тон), либо грубо, возмутительно и омерзительно, если  Дюма в эмоциональной запальчивости станет взвинчивать себя до истерик. «Трагинервических явлений, девичьих обмороков, слёз» объектвист-Бальзак не переносит – в квадрах объективистов (гамма и дельта) аспект этики эмоций не является приоритетной ценностью и к эмоциональному давлению там относятся резко негативно. В квадрах субъективистов (альфа и бета), где аспект этики эмоций является приоритетной ценностью, к эмоциональным проявлениям относятся уважительно, поскольку это позволяет судить о чувствительности человека и его истинном отношении к происходящему. В альфа и бета квадрах – квадрах субъективистов – чувствам доверяют, поэтому и субъективист-Дюма, в расчёте на доверие Бальзака, демонстрирует самую широкую гамму чувств, творчески воспроизводя их по своему изобретательно-манипулятивному аспекту этики эмоций (-ЧЭ2), но на объективиста-Бальзака весь этот спектакль производит либо удручающее впечатление – он уже не ждёт  ничего хорошего от этих отношений, что заставляет его просто отключаться от «шумового фона» Дюма, либо просто отталкивающее. И тогда Бальзак глушит эмоциональную атаку Дюма с позиций своей проблематичной этики эмоций (-ЧЭ4) и с подачи своей суггестивной волевой сенсорики (-ЧС5) встречным мощным эмоциональным залпом такой силы, что у Дюма возникнет ощущение разорвавшегося рядом с ним пушечного ядра. И под такой «артобстрел» Дюма будет попадать всякий раз, когда начнёт отстаивать свои партнёрские права на повышенных эмоциональных тонах.

II -3. ИЛИ, Бальзак – СЭИ, Дюма. Взаимное отсутствие должной суггестии с последующим расхолаживанием активационных функций.

Волевое давление Дюма, сопровождающееся нытьём  или приступами истеричной ярости, на суггестивную волевую сенсорику  Бальзака, ориентированного на дуализацию с ЭГО-программным позитивистом-квестимом, волевым сенсориком-СЭЭ, Цезарем,  тоже воздействовать не будет, поскольку подаётся с негативных наблюдательных позиций деклатимной волевой сенсорики Дюма (-ЧС7), тогда как Бальзака  в силовом воздействии привлекает именно позитив, –благородные порывы и защита демократических нравственных устоев,  во имя которых совершаются подвиги СЭЭ, Цезаря (-ЧС1/-БЭ2) – они то и пробуждают стремление к этическим совершенствам Бальзака, активизируя его по аспекту возвышенной этики отношений  (+БЭ6). А в силовом давлении Дюма Бальзак видит только авторитарный деспотизм деклатимной волевой сенсорики, действующей на него угнетающе и усугубляющий его и без того довольно мрачное мировосприятие в соответствии с негативистскими свойствами  его ЭГО-программной интуиции времени (+БИ1). Соответствующая отдача в лучшем случае обрушивается на Дюма потоками «чёрного юмора» – жестокого сарказма, циничных высказываний Бальзака,  который опять же направляется им с целью оттолкнуть как можно дальше Дюма как досаждающего ему партнёра. Обиженный Дюма, если и уйдёт после всех этих передряг, громко хлопнув дверью, то опять же, недалеко и ненадолго: если желание переломить упорство Бальзака и сделать его для себя брачным партнёром остаётся в силе, от намеченной цели он не отступит (стратег), хотя теперь она будет казаться ему трудно достижимой. Угнетая Дюма мрачными прогнозами  не даёт ему позитивной информации по нормативному для Дюма аспекту интуиции времени (+БИ3), как это сделал бы дуал Дюма, ИЛЭ, Дон-Кихот, чтобы разрядить обстановку и стимулировать эмоциональную активность Дюма, активизирующую и ИЛЭ, Дон-Кихота по аспекту этики эмоций (+ЧЭ6).  В партнёрстве с Бальзаком Дюма разочаровывает и отсутствие должной суггестии по аспекту интуиции потенциальных возможностей (-ЧИ5). Подсознательно ориентированный на дуализацию с рассудительным-интуитом-экстравертом-статиком-позитивистом-ИЛЭ,  Дон-Кихотом, у которого этот аспект ЭГО-программный (+ЧИ1), СЭИ, Дюма не может получить позитивную информацию по этому аспекту у Бальзака, который с позиций своей наблюдательной интуиции потенциальных возможностей (-ЧИ7), никаких обнадёживающих сведений ему не подаёт, что, соответственно, расхолаживает Дюма по его активационному аспекту  логики соотношений (+БЛ6), заставляя его предполагать, что его партнёрские отношения с  Бальзаком вряд ли будут  официально зарегистрированы, а значит и на узаконенный социальный статус  брачного партнёра Дюма вряд ли может рассчитывать, со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями:  прочной семьи,  надёжной экологической ниши ему в таких (сомнительных с правовой точки зрения) отношениях не создать, а поскольку всё это противоречит изначальным социальным и экологическим целям его ЭГО-программы, надежды на то, что они реализуются в необходимом для Дюма объёме, остаётся очень мало: в гражданском браке прочной семьи не создать, должной материальной опоры от такого сомнительного (в официальном плане) партнёрства не получить, следовательно, все дальнейшие силы могут быть растрачены попусту... Так стоит ли стремиться к намеченной цели, или лучше разойтись и позволить Бальзаку следовать по жизни своим курсом?

II-4. Взаимодействие УПРЯМОГО-ИЛИ, Бальзака с УСТУПЧИВЫМ-СЭИ, Дюма. Стимулирование взаимного интереса методом «конкурсного отбора».

Утвердительно за них обоих этот вопрос решает  свойственный им обоим признак иррациональности, позволяющий устанавливать близкие отношения с несколькими партнёрами одновременно, и признак деклатимности, заставляющий дорожить тем, во что уже вложено много времени и сил и сохранять доверительные и близкие отношения с прежними партнёрами, не исключая возможности соединить с ними свою судьбу. Создаётся своего рода «конкурс брачных партнёров», в котором каждый из них – и Бальзак, и Дюма, – играет по своим правилам, для большей выгоды и удобств внося в них творческое разнообразие.

И первым в этом «конкурсе» навязывает свои условия ИЛИ, Бальзак, – заставляет Дюма «завоёвывать» себя, как ценный приз. Выставляя себя жертвой  непреодолимых превратностей судьбы, фаталист-Бальзак всё больше усложняет и запутывает отношения с Дюма, заставляя его перейти к нужным ему (Бальзаку), решительным действиям.  Для дуала Бальзака, СЭЭ, Цезаря, такое нагромождение сложностей становится   «конкурсным тестом» на преодоление препятствий в процессе «завоевания Бальзака», с целью доказать Бальзаку своё желание добиться его, продемонстрировать свою решительность, силу и возможности. Дюма этих намёков не понимает, и «тест» на «завоевание Бальзака» изначально проваливает, после чего  «запутанные» отношения с  Бальзаком оказываются для Дюма  тупиковыми: продолжать ему их трудно (а то и невозможно), а разорвать жаль. Да и сам Бальзак, увлёкшись «конкурсным отбором», к тому времени уже не отпускает Дюма. Настойчиво подбивая на прохождение теста, он   то подбадривает Дюма и приближает его к себе, то отдаляет его, как не прошедшего испытание, стремясь распалить его желание, как если бы это был Цезарь. Не получая нужного результата, упрямый Бальзак снова и снова манипулирует чувствами уступчивого Дюма, – то возбуждает их, оживляя Дюма надеждой, то охлаждает, заставляя его усомниться в перспективности их отношений, чем, вопреки собственным планам и  желаниям, Бальзак сам же и побуждает Дюма искать более удобные (и менее трудоёмкие) способы обеспечить себя престижным социальным статусом и надёжной крышей над головой, – подбивает к поискам более подходящих партнёров и более перспективных отношений, в которых Дюма и преуспевает, заставляя Бальзака пожалеть об упущенных возможностях устроить свои отношения с Дюма. Но Бальзак и не считает разрыв с Дюма окончательным, а потому и не оставляет намерений вовлечь его в новый этап «конкурса брачных партнёров». Во время их отдаления Бальзак наблюдает за успехами Дюма в творческой или  социальной сфере и пресекает его планы всякий раз, когда у Дюма намечаются с кем-либо серьёзные и перспективные отношения. Подробно рассказывая  о своих успехах, балуя Дюма свои вниманием и поощряя к себе его интерес, Бальзак в очередной выставляет свою кандидатуру на «конкурс брачных партнёров», как если бы это был его дуал, СЭЭ, Цезарь (который в сторону неудачника и не посмотрит). Получив незначительную подпитку на свой суггестивный аспект интуиции альтернативных потенциальных возможностей (-ЧИ5) и ненадолго активизировавшись по аспекту интуиции времени (+БИ6), Дюма благосклонно принимает новое проявление  интереса и внимания к себе Бальзака, хотя и на особую их продолжительность не рассчитывает, с параллельными партнёрами отношений не разрывает, рассматривая себя, как «ценный приз»  для всех желающих его заполучить. Перемены в поведении Бальзака для Дюма по-прежнему остаются загадкой, ответы на которую ему хотелось бы получить. К тому же его привлекают многие положительные качества Бальзака – отсутствие вредных привычек, уравновешенность, усидчивость, домовитость, практичность, расчетливость. Бальзак всё ещё кажется ему наиболее подходящим партнёром,  поэтому сбрасывать его со счетов Дюма пока не спешит.

III. СЭИ, Дюма – ИЛИ, Бальзак. Отношения «ВОЛОКИТЫ» И «СЕРДЦЕЕДА».

III-1. Сильные свойства ЭГО-блока УПРЯМОГО-ИРРАЦИОНАЛА-ОБЪЕКТИВИСТА («СЕРДЦЕЕДА»)-ИЛИ, Бальзака.


Как ЭГО-творческий прагматик и технический манипулятор (-ЧЛ2), ИЛИ-Бальзак этические аспекты отношений (чувства, эмоции) также рассматривает в свете технических манипуляций, производимых в учебно-методических и воспитательно – профилактических целях. Поэтому к сильным свойствам ЭГО-творческой функции Бальзака относится:

*Способность подмечать тактику и стратегию каждого человека.
*Способность наблюдать и распознавать его «методики» и «повадки» (что делает каждого человека предсказуемым для Бальзака, а его поступки хорошо прогнозируемыми).
 *Способность  быть хорошим психологом, распознавать  последовательность действий человека, понимать мотивы и стимулы его поступков.
 *Способность предвидеть и прогнозировать поступки человека.
*Способность манипулировать им и его действиями.
* Способность заманивать его в заранее расставленные «ловушки» мнимыми и мнимо-реальными стимулами, поясняя свои действия также мнимыми или мнимо- реальными мотивами ( чаще всего – «желанием добра», воспитательно- профилактическими мерами).
*Способность манипулировать локальными, тактическими целями человека, заманивая его в «ловушку» предсказуемых поступков и действий, последовательность которых всегда так обстоятельно и методично изучает Бальзак, сверяясь с опытом своих наблюдений, пополняя и обогащая его.
 *Способность манипулировать людьми он также отрабатывает на этих «затеях», испытывая ощущение своей власти над ними (и не скрывая свою радость  по этому поводу).
 **Бальзак способен лукавить,  интриговать, лицемерить и хитрить, опять же, получая удовольствие от этих «шалостей»,  подстав и подвохов.
**Обожает фрустрировать, обнадёживать и разочаровывать («обламывать») человека, многообещающе подбадривая и поддерживая в нём надежду, вплоть до момента разочарования («облома»). Поскольку считает необходимым для себя понять, какие действия к какому результату приводят.
**Старается заинтересовывать собой, «зацепить» и вести человека как на поводке, манипулируя его желаниями. (Предусмотрительный, упрямый тактик)
**В интересах гарантированной успешности этой забавы старается выглядеть обаятельным, привлекательным, производить на людей располагающее, приятное впечатление. («Ловушка» обязана быть заманчивой и привлекательной.)
**Обожает устанавливать близкие, доверительные отношения с людьми, собирая необходимую информацию об интересующем его человеке, присматриваясь к объекту своих будущих манипуляций.
 **Обожает чувствовать себя этаким «кукловодом» (полагая, что лучше быть «кукловодом», чем куклой, которой манипулирует, кто хочет).
**Наделён способностью уничтожать язвительным замечанием, очень ироничен, язвителен, жесток.
** Способен обнадёживать, блефовать и завлекать («вести игру») до  последнего момента, а потом «соскакивать с крючка»,  разочаровывая «ловца», предвкушающего близкую и лёгкую победу.

III-2. ИЛИ, Бальзак. Программа «Учитесь властвовать собою».

Разыгрывая эти сложные, тактические комбинации Бальзак «тренирует» свою ЭГО-программную интуицию времени (+БИ1) – интуицию ближайших действий, событий и перемен, убеждаясь в очередной раз, что она его не подводит: все намеченные «объекты», угодили в заранее расставленный «капкан» (каждый в свой).

 Этические  «ловушки» чаще всего устраиваются Бальзаком в рамках «учебно-воспитательной» программы  «учитесь властвовать собою», оберегающей Бальзака от чрезмерного и опасного для него эмоционального воздействия на его ТНС – проблематичный аспект этики эмоций  (-ЧЭ4), тщательно им оберегаемый от какой-либо экспансии, и сводятся к  вероломным  тактикам ИЛИ Бальзака, – «петляющим», обманным ходам и уловкам,  фрустрациям, разочаровывающим и охлаждающим эмоциональный пыл этиков-субъективистов и создающим проблемы взаимодействия со всеми конструктивистами – то есть, с теми у кого этические аспекты находятся в инертном блоке модели.

Обмануть доверие человека у ИЛИ, Бальзака считается  меньшим из зол, если возникает необходимость отдалиться от него на безопасную дистанцию. (Пусть себе доверяет и ждёт, главное, – оказаться в безопасности, за пределами сферы влияния неудобного ему человека.

«Я свободен! Я ничей!» – торжествует Бальзак. После чего незадачливому соискателю его расположения приходится буквально по кусочкам собирать свой разрушенный эмоциональный стержень (если это ещё удастся), а потом он снова становиться объектом издёвок и насмешек «разрушителя», – объектом его назиданий на тему «Учитесь властвовать собой».

Бальзак может по многу раз фрустрировать одну и ту же жертву, терзая её по нескольку лет кряду  с интервалами в два-три месяца: то исчезнет, позволив жертве отдохнуть, оправиться после шока и восстановить силы после очередной психологической травмы, а потом появится через определённый промежуток времени, очень точно просчитанный им интуитивно на основании уже имеющихся наблюдений. Но при этом будет считать, что оказывает человеку неоценимую услугу, обучая его способности владеть собой и управлять своими чувствами, указывая при каждом удобном случае на негативное влияние неуправляемых страстей (которые он сам же возбуждает и провоцирует своими тактическими уловками.)

Для этой цели и предназначается  «учебно-профилактическая»  программа  «Учитесь властвовать собою», которой он в качестве утешительного приза одаривает своих «учеников», преподавая им уроки сдержанности: «лучше быть тем, кто управляет, чем стать тем, кем управляют» – «объектом манипуляций», «игрушкой в руках судьбы», «марионеткой» в руках тех, кто пытается руководить твоей волей, мыслями, чувствами, поступками, лишая их логики и здравого смысла. Лучше ограждать себя от опасных влияний и самому управлять своими чувствам.

III-3. ИЛИ, Бальзак. Работа с «управляемыми эмоциями». Игра в «Замри — отомри!»,


Более того, – и это уже назло тем, кто пытается его поработить, – по мнению Бальзака, лучше остаться  в одиночестве, отстранив и отдалив от себя всех экспансивных и не в меру эмоциональных, чем позволить им управлять собой, заставляя совершать оплошности и роковые ошибки, за которые потом приходится дорого расплачиваться.

Лучше быть свободным и независимым человеком, чем  «марионеткой» в руках ложных доброжелателей.

Впрочем, со временем и одиночество не кажется Бальзаку панацеей от всех бед. Природа и молодость берут своё. У Бальзака возникают опасения относительно своего безрадостного, одинокого будущего. Возникает желание повторить проверочный эксперимент с уже известной ему персоной или с каким-нибудь другим человеком. Поэтому, выждав определённое время, сердцеед-Бальзак  выходит из тени, – «даёт о себе знать» (проверяет, помнят ли его ещё, не забыли ли, и как относятся?) и наигранно-весёлым тоном предлагает встретиться.

Если человек отзывается на предложение слишком активно: «Да! Очень хочу встретиться! Очень-очень хочу!» – встреча может вообще не состояться. Эксперимент прервётся в самом начале, поскольку его результат Бальзаку изначально известен: «объект» ещё не «остыл», встречаться с ним пока ещё рано; лучше позвонить тому, чей пыл уже охладился и попытаться его снова «растопить». Такая вот, игра в «Замри – отомри!».

Такими методами Бальзак способен замораживать активность партнёра, парализуя его этическую инициативу и волю на сколь угодно долгий срок. «Ловушками»  (ложными стимулами и «приманками»), фрустрациями («обломами» и разочарованиями) назиданиями и нравоучениями – программой «Учитесь властвовать собою» Бальзак может так «заморозить» партнёра, вести его волю в такой ступор, что человек ещё долго и шагу не сможет сделать без его соизволения, и пальцем не сможет пошевелить, будет его панически бояться (даже гамма-квадрал), будет ощущать себя абсолютно зависимым от его планов, намерений и воли. Будет ждать  дальнейших указаний с его стороны, целиком и полностью полагаясь на мнение и опыт Бальзака, сверяясь с его планами и согласовывая с ними свои действия по вопросам: куда ступить, как поступить, на что решиться, кому довериться.

При этом ответственности за его решения Бальзак на себя не возьмёт, а даст советы в иносказательной или уклончивой форме туманных намёков, осторожных рекомендаций, отвлечённых прогнозов (вроде: «пойдёшь направо, – коня потеряешь, налево, – голову сложишь… Так что, решай сам, что тебе больше подходит...»), мрачных, двусмысленных  предсказаний и притч, поскольку и ответственности за последствия им данных советов тоже на себя брать не будет. Так что, программа «замри!» в его игре работает реально, а «отомри» – условно.
Тот, кого реально коснулось влияние внушений Бальзака «замрёт» основательно и нескоро «отомрёт».

Способность внезапно и резко замыкать партнёра на его же собственных эмоциях в момент наивысшего напряжения сил и накала страстей, способность резко «пережигать пробки», сбивая эмоции партнёра его же собственным огнём для того, чтобы резко понизить напряжение в «эмоциональной сети отношений» и создать  максимально благоприятный для себя эмоциональный и психологический режим, создаёт Бальзаку  огромное количество проблем в неблагоприятных интертипных отношениях.

Как и у всякого сердцееда – у упрямого-объективиста-иррационала,  у ИЛИ, Бальзака есть свой «дон-жуановский список» «покорённых» и зависимых от его желаний и воли людей, «полезных» и «нужных» в самых различных сферах его жизнедеятельности. И есть свой набор необходимых ему для достижения цели этически манипулятивных методик и  «игр», позволяющих ему творчески манипулировать отношениями, «играя» на контрастах, – сближая и отдаляя дистанцию, «разрывая» и «возобновляя» отношения и,  в зависимости от обстоятельств, «теряя» и «проявляя» интерес к ним и к нужному ему человеку.  

Меняя роли в своей игре, повышая или понижая статус и самооценку партнера, чередуя требовательность и снисходительность, уважение и неуважение к нему, меняя  гнев на милость, строптивость на покорность, упрямство на уступчивость,  агрессивность на миротворчество, Бальзак подчиняет окружающих своей воле, управляя ими в своих интересах. Вытеснить себя из сферы своих интересов Бальзак  не позволяет, используя всё тот же набор манипулятивных  «технологических» средств. На них он рассчитывает и в партнёрстве с Дюма.

III-4. СЭИ, Дюма как УСТУПЧИВЫЙ-СУБЪЕКТИВИСТ-ИРРАЦИОНАЛ (ВОЛОКИТА)   

Как уступчивый-иррационал-субъективист, («волокита»)- Дюма узнаваем по той лёгкости, с какой он переходит из одного пристанища, в другое в поисках надёжной защиты и долговременной опеки.

Уступчивым-иррационалам-субъективистам присуща частая смена партнёров и покровителей. Их отличает способность быстро и легко ориентироваться в ситуации, извлекая для себя максимум выгоды при минимальной затрате средств.
 
Они умеют легко и быстро втираться в доверие, стремительно расширяя круг своих знакомств, с лёгкостью склоняют на свою сторону людей, привлекая их к решению своих проблем, быстро обрастают сторонниками, сподвижниками и единомышленниками, готовыми разделять их взгляды и убеждения. С лёгкостью находят себе сочувствующих, готовых предоставить им свою помощь (в том числе и материальную), подставить им своё плечо.
 

Волокита (уступчивый-иррационал-субъективист) не признаёт разделения проблем на «свои» и «чужие», по этой причине и не позволяет своим друзьям и знакомым отказывать ему в помощи. Более того, свои проблемы навязывает им как первоочередные. Любое проявление невнимания к нему или его проблемам заставляет его искать поддержки и покровительства на стороне. Наиболее предусмотрительные из них заводят себе дополнительных партнёров «впрок» – на тот случай, если возникнут осложнения с нынешним партнёром или будущим.
 

Волокиты (уступчивые-иррационалы-субъективисты) часто завышают мнение о себе и занижают мнение о своём партнёре. Им трудно угодить, они редко бывают довольны своим ближайшим окружением. Неприхотливые поначалу, они, по мере продолжения отношений, становятся всё более придирчивыми и раздражительными, постепенно накапливая ряд претензий, сменяющийся рядом обид, что впоследствии даёт им «основание» для смены партнёра и «повод» пожаловаться на него его преемнику. Существовать в устойчивых отношениях с одним партнёром считают для себя делом невыгодным, ненадёжным и опасным (а иногда и «не престижным»), что, тем не менее, не мешает им находиться в поиске идеального партнёра, совмещающего в себе все желаемые качества и достоинства.
 

III-5. СЭИ, ДЮМА в поисках надёжной «крыши»: «Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро».

Свой дом, свою или чужую семью уступчивый-иррационал-субъективист-СЭИ, Дюма тоже рассматривает как такую удобную, гибкую, растяжимую, маневренную, манипулятивную экосистему. Позиция «Спасибо этому дому, пойдём к другому!» или «Объединим эти два дома и присоединим к нему третий» – удобный и характерный для него способ системных манипуляций.   Для Дюма, как для уступчивого-иррационала -субъективиста все системы и двери открыты. Достаточно только захотеть проникнуть в эту систему, найти в ней какие-то преимущества, удобные для себя условия и свойства, а там уже можно и смело внедряться в эту систему. Сначала «через уступку» пристроиться к ней, а затем уже через «реванш» и подстраивать её под себя, устраиваясь на преимущественных и приоритетных позициях. Возникшая привязанность к новому и более интересному (перспективному, удобному, выгодному) объекту и субъективная оценка значимости личного отношения к нему побуждают уступчивого-иррационала-субъективиста-Дюма переходить от одного партнёра к другому (или совмещать одного партнёра с другим), менять одну семью (систему) на другую или совмещать их, дополняя одну другой, в поисках лучших условий существования. Сам же уступчивый-иррационал-субъективист-Дюма в силу своей  эмоциональной маневренности (-ЧЛ2) такое положение считает для себя приемлемым и удобным. А во многих случаях и единственно возможным.

Как уступчивый-иррационал-субъективист, волокита-Дюма может на время уступить своё не слишком удобное (или не слишком выгодное) место в системе тем, кто на него очень активно или очень агрессивно претендует. Но затем попытается взять реванш и вернуть себе прежние привилегии, полномочия и льготы. Удерживая прежнее место в системе за собой, он одновременно встраивается в другую удобную и выгодную ему систему (эко-нишу, среду), втирается в доверие к иерарху системы (или к одному из её членов, отвечающему за распределение привилегий и материальных благ) и благополучно существует в этой уже новой системе на правах «близкого друга», «всеобщего любимца», до следующего перехода в другую систему на ещё более выгодных и удобных условиях.
 И успешней всех с этой задачей справляется неунывающий и не теряющийся в незнакомом обществе СЭИ, Дюма, способный в кратчайший срок расположить к себе всех присутствующих и стать душой их компании. Он легко приживается в чужом доме и быстро осваивается в нём, как в своём собственном. Освоение новой среды обитания, равно как и захват преимущественных позиций в любой эко-нише или экосистеме – приоритетное свойство и первостепенная задача его ЭГО-программы (+БС1). 

Обжить, приспособить для себя наиболее удобным образом Дюма может практически любое пространство и любую среду. И везде будет чувствовать себя, как дома. И даже лучше, чем дома. Расположение и доверие собеседников он завоёвывает очень легко. Подолгу просиживает в каждой новой компании, переводя разговор на всё новые, интересующие его темы. И не уходит, пока не получит исчерпывающих сведений о всех проживающих в этом доме жильцах и соседях, пока не освоится в этом доме окончательно, пока не почувствует, что истощил уже все ресурсы и все возможности гостеприимных хозяев и превысил предел их терпения.
 

«Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро…». А Дюма не просто ходит в гости, он прежде всего осваивает и изучает новую территорию. Обживает её, приспосабливается к ней, стараясь устроиться в ней с ещё большим комфортом. И, конечно, человеческий фактор играет в этом процессе немаловажную роль: к каждому человеку Дюма находит нужный подход, подбирает особенный «ключик». По способности входить в доверие, проникать в души людей так же легко, как входить в их дома и осваиваться там, прочно закрепляя за собой самое тёплое и уютное место, ему нет равных во всём соционе.
 

Как и у всякого волокиты – у уступчивого-субъективиста-иррационала Дюма  есть свой метод внедрения в чужую систему и обустройства под чужой «крышей», которую он после этого будет считать частью своей системы отношений и вытеснять себя из неё не позволит, пока она представляет для него какую-то выгоду, пользу или привлекательность..

Деклатимная  модель его психотипа своими интегрирующими  свойствами обязывает глубоко внедряться в удобную ему систему и создавать в ней широкую сеть  благоприятных для себя связей, не позволяя себя оттуда вытеснить. «Вырвать с корнем» его может только крайне неблагоприятные обстоятельства, заставляющие его искать для себя более защищённую среду (экосистему) и  начинать жизнь с чистого листа, к чему он как беспечный тоже предрасположен.

Как уступчивому иррационалу-субъективисту -волоките- Дюма присуща способность быстро и легко ориентироваться в ситуации, извлекая для себя максимум выгоды при минимальной затрате средств. Как манипулятивный эмоциональный этик (-ЧЭ2) Дюма умеет легко и быстро входить в доверие, стремительно расширяя круг своих знакомств, с лёгкостью склоняет на свою сторону людей, привлекая их к решению своих проблем, быстро обрастает сторонниками, сподвижниками и единомышленниками, готовыми разделять его взгляды и убеждения. С лёгкостью находит себе сочувствующих, готовых предоставить ему свою помощь (в том числе и материальную), подставить им своё плечо. 

Как и любой волокита (уступчивый-иррационал-субъективист) СЭИ, Дюма не признаёт разделения проблем на «свои» и «чужие», и по этой причине не позволяет своим друзьям и знакомым отказывать ему в помощи. Более того, свои проблемы навязывает им как первоочередные. Любое проявление невнимания к нему или его проблемам заставляет его искать поддержки и покровительства на стороне, с творческой предусмотрительностью (-ЧЭ2) заводя себе дополнительных партнёров «впрок» – на тот случай, если возникнут осложнения с нынешним партнёром или будущим.
 Поэтому в немалой степени поиск новых партнёров СЭИ, Дюма – как уступчивого иррационала сводятся к поиску лучших условий существования во времени и в пространстве, исходя из их личных правовых преимуществ (своего субъективного мнения о них) и условий окружающей среды, что обусловлено приоритетными ценностями его психотипа, доминирующими в квадрах субъективистов). 

Творческая рациональная реализация ЭГО-программы СЭИ, Дюма – манипулятивная этика эмоций (-ЧЭ2) занимается поиском наиболее влиятельных представителей самых лучших (удобных, перспективных и благоприятных) социальных систем и установлением с ними самых тесных эмоциональных контактов, благодаря чему для СЭИ, Дюма как для уступчивого субъективиста-иррационала все системы и двери открыты. Достаточно только захотеть проникнуть в эту систему, найти в ней какие-то преимущества, удобные для себя условия и свойства, а там уже можно и смело в неё внедряться. Сначала «через уступку» пристроиться к ней, а затем уже через «реванш» и подстраивать её под себя, устраиваясь на преимущественных и приоритетных позициях.

Вытеснен из-под  чужой «крыши» как и любой волокита Дюма может быть только силой – физической силой хозяев, силой обстоятельств или законом. Деклатимная модель его психотипа своими интегрирующими свойствами обязывает его скорейшими темпами приживаться в благоприятной среде, оттягивая на себя самые полезные её ресурсы,  – глубоко внедряться в удобную ему экосистему и «широко пускать корни», не позволяя себя оттуда вытеснить. «Вырвать с корнем» его может только стихийное бедствие, унося в другие края и заставляя начинать жизнь с чистого листа, к чему он как беспечный тоже предрасположен.

Принудительное, жёсткое закрепление в рамках одной системы воспринимается уступчивым-иррационалом-субъективистом-Дюма  так же болезненно, как и вытеснение из системы, и сопровождается экологическим разрушением этой системы – уступчивый-иррационал-субъективист (волокита)-Дюма ненавидит её, как свою тюрьму, и ему нечего терять с её распадом, «кроме своих цепей».

II -6. Взаимодействие  ВОЛОКИТЫ (УСТУПЧИВОГО-СУБЪЕКИВИСТА-ИРРАЦИОНАЛЛА)-СЭИ, Дюма и  СЕРДЦЕЕДА (УПРЯМОГО-ОБЪЕКТИВИТСА-ИРРАЦИОНАЛА ИЛИ, Бальзака. 

В отношениях уступчивого-иррационалв-субъективиста-(волокиты)-СЭИ, Дюма с упрямым-иррационалом-объективитсом-(сердцеедом)-ИЛИ, Бальзаком  свободная интерпретация законов субъективиста и правил противостоит свободной интерпретации морали объективиста: «сердцеед»-ИЛИ, Бальзак, подчиняя себе чувства и волю партнёра, завоёвывает его «сердце» – психологически манипулирует им тогда как  «волокита»-СЭИ, Дюма, завоёвывая доверие и расположение, отвоёвывает «крышу дома своего» (или чужого, который он тоже считает своим); манипулирует системами («крышами»), желая получить гораздо больше того, что полагается ему по праву.

Взаимный антагонизм этих направлений создаёт зону противоборства между партнёрами: с одной стороны – «правовой произвол» бесконечно гибкого и растяжимого спонтанного законотворчества субъективиста-Дюма, методом эмоционального давления отстаивающего свои права и  устанавливающего свои порядки, с другой – «технологический» этический произвол объективиста- ИЛИ, Бальзака, играющего чувствами партнёра и с позиций гибкого, манипулятивного  морализаторства, размывающего границы дозволенного.

 Сталкиваясь  с «технологической» интерпретацией моральных кодексов Бальзака, Дюма воздействует на неё усилением волевого и эмоционального террора, чем и  дезориентирует  Бальзака  по этике отношений (+БЭ6), то приводя его в ярость («игра не удалась!») то расхолаживая его этическую активность, а с ней и деловую, что уязвляет Бальзака по его гамма-квадровому комплексу «связанных рук» .

Желая вырваться из тупика,  Бальзак решает взять ситуацию под свой контроль, для чего усложняет и запутывает  отношения с Дюма. Доводя их до грани разрыва, он отдаляется от Дюма, объясняя это непреодолимыми объективными обстоятельствами  и тем самым  навязывает Дюма предназначенный для (дуала Бальзака) СЭЭ,  Цезаря, «тест на преодоление препятствий», стимулирующий  готовность «завоевать Бальзака», доказать ему своё желание добиться его, продемонстрировать свою решительность силу и возможности. Дюма намёки Бальзака не понимает и тест проваливает изначально. Бальзак, пытаясь изменить правила игры, неадекватными этическими реакциями запутывает отношения  ещё больше и этим  блокирует этическую активность Дюма, которому продолжать отношения с Бальзаком становится трудно (а то и невозможно), а разрывать их жаль.

Пытаясь утвердить себя в правах, Дюма изыскивая новые возможности ограничить действия Бальзака. Выбирая для этого  удобный момент и подходящий повод, он эмоциональной атакой пытается расширить сферу своего влияния. Но предусмотрительный-Бальзак его опережает по своему ЭГО-программному аспекту интуиции времени (+БИ1), берёт на себя манипулятивную деловую инициативу (-ЧЛ2) и не на словах, а на деле, успевает расширить для себя  границы дозволенного. При этом своих действий и поступков упрямый объективист-Бальзак не объясняет (с какой стати!), – для него важнее всего возможность действовать, а поняли его или нет, правильно поняли, или не очень – это уже второй вопрос. Объяснений мотивов его поступков может быть великое множество, и большую часть из них он будет  придумывать на ходу, пускаясь в пространные объяснения, дезориентируя и деморализуя уступчивого-субъективиста-СЭИ, Дюма.

Желая взять реванш, СЭИ,  Дюма пытается оградить себя от влияния Бальзака, стараясь не втягиваться в его игру, а затем, «западая» на свой творческий педантизм (-ЧЭ2),  пытается ограничить его свободу действий и, используя уже проверенные им приёмы силового и эмоционального воздействия, навязывает Бальзаку новые правовые ограничения,  захватывает правовую инициативу, берёт реванш и после этого своих позиций не уступает.  Под гнётом продолжительных эмоциональных атак Дюма  ИЛИ Бальзак, постепенно начинает сдавать свои позиции, предполагая в нужный момент найти возможность поступить по-своему. 
Но нацеленный на реванш СЭИ, Дюма ему такого шанса не предоставляет, – он усиливает эмоциональный диктат, пользуясь любой возможностью навязать свою волю. И так продолжается до тех пор, пока Дюма сам не начнёт уставать от собственных усилий – от своего неусыпного контроля и  диктата, поскольку необходимость ужесточать диктат и контроль над Бальзаком самого Дюма сковывает в планах и действиях, лишая его времени, сил и возможностей искать для себя другие партнёрства и лучшие условия существования, что для Дюма гораздо важнее.  

СЭИ, Дюма – ИЛИ, Бальзак. Антагонизм квадровых комплексов

В партнёрстве с общительным Дюма, придающем огромное значение продолжительным беседам с малоинтересными Бальзаку людьми и устраивающему огромное количество семейных мероприятий специально для этой цели, Бальзак страдает от непродуктивного расхода времени, что занижает его самооценку по его ЭГО-программному аспекту интуиции времени (+БИ1) и  уязвляет по его  гамма-квадровому комплексу «связанных рук»: вместо того, чтобы заняться неотложными делами, он тратит время на пустопорожние разговоры с малознакомыми ему людьми. Свои претензии по этому поводу Бальзак,  зная раздражительность Дюма, не высказывает.

Молчание и скрытность Бальзака возмущает Дюма и воспринимаются им как невозможность установить с Бальзаком близкие и доверительные отношения. Ответить на его молчание встречным молчанием и информационным бойкотом Дюма тоже не может – это уязвляет его по его альфа-квадровому комплексу «зажатого рта» – страха невозможности отстоять свои правовые преимущества и высказать свои претензии, что и заставляет Дюма спонтанно изливать своё раздражение, используя для объяснений любое, часто самое неподходящее время и место. Дюма боится не успеть высказать всё, что у него накипело, здесь и сейчас. А удерживать обиду в себе он тоже не будет, – стремящаяся к цельности и естественной завершённости  деклатимная модель его психотипа (обусловливающая признак деклатимности) заставляет его спонтанно  сбрасывать эмоциональные шлаки (как переработанный, расходный материал) на кого угодно и в любое время. И чем быстрее, тем лучше, потому что если Дюма этого не сделает, он будет испытывать раздражающий его, противоречащий его ЭГО-программе (+БС1) сенсорный дискомфорт, который конечно же передастся его партнёру-Бальзаку. Желая избавить себя от этого и понимая, что ссоры не миновать, видя в этой разрядке возможность прояснить обстановку по проблематичному для себя аспекту деловой логики (-ЧЛ4), Дюма и разражается спонтанной яростью всякий раз, когда возникает в этом необходимость. Попытка заставить его замолчать будет воспринята им как помеха естественному процессу, который уже начался и должен быть завершён.  Дюма,  пока не выговорится, не замолчит, а о чём говорит, кому и зачем, по какому поводу, – это уж второй вопрос. И чаще всего повод вообще значения не имеет.

Любое упоминание об украденном у других времени приведёт Дюма в ярость. Время, потраченное им на разговоры, – это его время, других оно не касается, и он считает, что может распоряжаться им по своему усмотрению, навязываясь в собеседники к кому угодно, как только у него (у Дюма) появляется естественная потребность обменяться новостями, познакомиться с новым человеком и приятно провести время, беседуя с ним и узнавая о нём много нового и интересного, получить удовольствие от беседы с ним, отдохнуть, расслабиться, даже если рядом находится огромное количество людей, которым необходимо поговорить с этим человеком по делу. Но именно этот момент Дюма и постарается проигнорировать: аспект деловой логики в альфа-квадре и в системе его личных приоритетов не в чести: своевременный обмен информацией  важнее дел, которые вполне могут оказаться бесполезными.

В квадре ортогональных (по отношению к альфа-квадре) ценностей – в гамма-квадре, – квадре решительных- демократов-субъективистов человека оценивают по его делам, а слова здесь рассматриваются в качестве дополнительной характеристики.  Неспособность реализовать себя в деле оборачивается для гамма-квадрала квадровым комплексом «связанных рук» – страхом ограничений деловых инициатив в  профессиональной и творческой самореализации. Свобода действий, свобода предпринимательства, деловая инициатива в гамма-квадре – это святое. Поэтому важнейшей задачей для любого гамма-квадрала является наработка профессиональной и психологической защиты по гамма-квадровому комплексу «связанных рук». Поэтому, кроме всесторонней и своевременной профессиональной подготовки, обеспечивающей гамма-квадралу успех в предприятиях и в конкурентной борьбе, наработкой защиты по гамма-квадровому комплексу «связанных рук»  могут быть и всевозможные ограничительные и предупредительные меры, своевременно блокирующие деловую активность тех, кто может оказать негативное влияние на их работу. А к таковым относятся и неудобные партнеры, и нежелательные, несвоевременные соконтактники,   и потенциальные соперники и конкуренты. Позиция «Чем крепче связаны руки у них, тем больше развязаны у нас» –  уже сама по себе Бальзака обнадёживает. В гуще жестокой конкурентной борьбы, в условиях высокой деловой активности ИЛИ, Бальзак подавляет нежелательную активность партнёра истощением его материальных ресурсов, жестоким ограничением его волевой, возможностной и деловой инициативы, жестоким волевым противоборством, ограничивающим его в действиях и возможностях, заводящим в тупик.

Примером такой блокировки активности могут служить и характерные для гамма- интуита-Бальзака неоправданно жестокие и деспотичные манипуляции по аспектам этики эмоций, фрустрирующие партнёра, понижающие его деловую активность, его энергетический тонус, стрессирующие его, вводящие его в депрессию, убивающие его веру в людей, в чистые и светлые идеалы, убивающие его надежду на взаимовыручку, взаимопомощь и взаимопонимание. К этому относятся и нарочитое безразличие к эмоциональным переживаниям партнёра, и демонстративное игнорирование его требований.
 

Любая помеха его профессиональным делам воспринимается Бальзаком  трагически. А если он из-за этой помехи не успевает завершить свою работу в назначенный срок, то вообще впадает в панику и устраняет все препятствия, не считаясь с моральными нормами и элементарными правилами приличия – может накричать на навязчивого человека, некстати предлагающего ему во время его работы своё общество и малоинтересные новости о совершенно неизвестных ему людях. И вот этого уже не понимает альфа-квадрал-Дюма: человек имеет право делиться новостями со своим окружением и обсуждать важные для него вещи! Но в партнёрстве с Бальзаком Дюма в этом крайне ограничен: чувства и переживания Дюма Бальзака как будто не интересуют, даже если Дюма не просто говорит о них, но именно кричит во весь голос, пытаясь вызвать сочувствие к своим переживаниям. Стремясь при любых условиях оставаться хозяином положения, Бальзак и этические отношения с Дюма старается контролировать и моделировать удобным для себя образом, пытаясь извлечь из них максимум выгоды для себя и своих будущих предприятий. Желая устранить все препятствия и исключить все помехи, возникающие на его пути, он блокирует деловую активность своей партнёрши, лишая её материального (а значит и правового) подспорья, чем ещё больше усугубляет страхи Дюма по альфа-квадровому комплексу «зажатого рта» – страху утраты возможностей отстоять свои правовые приоритеты в условиях надвигающейся финансовой катастрофы, которая явится для Дюма крушением всех его надежд и планов на ближайшее будущее. 

Развивая бурную активность и перехватывая у партнёра деловую и этическую инициативу, гамма-интуит-Бальзак, тем не менее, очень неуверенно чувствует себя в сложных этических ситуациях. Аспект этики отношений находится у него на инфантильном уровне СУПЕРИД, на позициях активационной функции (+БЭ6). Этическая инфантильность в купе с гамма-квадровым комплексом «связанных рук», пробуждая страх утраты деловой инициативы, часто проявляется у него в хаотичных и беспорядочных действиях, которыми Бальзак пытается манипулировать партнёром, стараясь то оттолкнуть, то отпугнуть его, то озадачить, то поставить в трудное, тупиковое положение и продолжает удерживать его в нём, заставляя подчиниться удобным и выгодным для него условиям и обстоятельствам. Чем менее уверенным чувствует себя Бальзак в этой чуждой для него стихии, тем с большим апломбом блефует и большую активность развивает, тем более абсурдно и беспорядочно действует, тем более жестоко и деспотично подчиняет партнёра своей воле. 

Если ситуация кажется Бальзаку слишком сложной, а ответственность – непомерно высокой, он целым рядом абсурдных (на первый взгляд), противоречивых и противоестественных действий блокирует деловую и этическую инициативу партнёра, заставляя его «ломать голову» и теряться в догадках, размышляя над причинами такого странного поведения, и уже этим заводят отношения с ним в тупик. В дальнейшем, напуская ещё большую таинственность на мотивы своих поступков и делая их ещё более «непонятными», уклоняясь от объяснений с партнёром и одновременно стимулируя его интерес к себе, Бальзак «замораживает» свои отношения с ним на какой-то неопределённой точке и удерживает их в этой безысходной для партнёра неопределённости на бесконечно долгий срок.
 

Оставаясь инициаторами таких условий, Бальзак не позволяет партнёру из этих отношений выйти, обнадёживая его то словом, то делом, то неожиданным эмоциональным порывом, уступкой или неожиданной дружеской услугой. Со стороны наблюдает за действиями партнёра, держит его в поле зрения, контролируют ситуацию, деспотично жёстко управляют ею и одновременно ждёт, что она разрешиться сама собой удобным для него образом. 

Иногда, «открывая второй фронт», Бальзак параллельно заводит более выгодные для себя побочные связи с другими партнёрами, рассчитывая на то, что основной партнёр, отчаявшись вывести ситуацию из кризиса, сам разорвёт с ним отношения — сам выйдет из игры, самоустранится и тем самым избавит его от необходимости объясняться с ним и говорить ему неприятные вещи. Впоследствии (или одновременно с этим), исходя из прагматичных соображений, Бальзак может и не позволить партнёру самоустраниться: «жаль терять дружбу хорошего (или полезного) человека». Не позволит ему и внести ясность в их отношения, запутывая их неопределённостью своих мотивов ещё больше. Одновременно с этим Бальзак сам стараются избегать объяснения с ним: «жаль обижать хорошего человека», «жаль его огорчать, разочаровывать», «опасно наживать в его лице врага». Из опасений «как бы чего не вышло», Бальзак позволяет партнёру заблуждаться относительно истинного положения дел и держит его в неведении относительно истинных мотивов своего поведения сколь угодно долгое время.
 
В результате партнёр оказывается «связан по рукам и ногам», опутан множеством моральных и этических обязательств, в то время как сами создавшие всю эту путаницу гамма - интуиты чувствуют себя свободными от ответственности и действуют по своему усмотрению, не сковывая себя обязательствами, не связывая себя ни с чем. И если из этих тисков даже его дуалу, СЭЭ, Цезарю бывает трудно вырваться, хотя он как решительный сенсорик-этик лучше чем кто-либо умеет рвать такие путы (всё, что не удаётся распутать по его решительной этике отношений (-БЭ2), он попросту отсекает, как не заслуживающее внимания), то про представителей других  ТИМов и квадр и говорить нечего: ощущение возникает такое, словно их затягивает в пучину отчаяния и безысходности каким-то фатальным стечением обстоятельств, из которого они никак не могут выбраться.

Кроме того, что все эти противоречивые и хаотичные (на первый взгляд) действия Бальзак считает своим уникальным и исключительным изобретением — оригинальной и экстравагантной «находкой» в деловых и межличностных отношениях, он довольно часто прибегают к этим мерам и для того, чтобы «запутать следы» и раньше других прийти к нужному результату, получив преимущество во времени (+БИ1). Эта «путаница» нужна ему и для того, чтобы сбить с толку партнёра, –  запутать его, а самому остаться «неразгаданным», и для того, чтобы с большим правом, с чувством большей уверенности в своих силах доминировать в сложной ситуации, – самому приводить в действие рычаги управления. И для того, чтобы всесторонне подстраховаться в ней и более комфортно себя чувствовать — «оставаясь на плову, ощущать ещё и твёрдую опору под ногами», в расчёте на то, что все его усилия когда-нибудь приведут к позитивному, удобному ему результату, при котором он без особых трудов сможет получать всё желаемое, оставаясь свободными от каких бы то ни было обязательств.

Деловыми партнёрам такая сумбурная непоследовательность виктимного-интуита-Бальзака – такая откровенная спекуляция на их дружеских чувствах и отношениях, – откровенное набивание цен и перетягивание моральных и материальных преимуществ на себя,  может рассматриваться как «игра не по правилам», как некорректное поведение, из-за чего после одного или нескольких предупреждений (или даже вообще без них) Бальзак может быть выведен из команды и отстранён от дел (несмотря на все усилия этому воспрепятствовать). То есть, произойдёт то, чего он больше всего и боялся (по комплексу «связанных рук»): он сам станет жертвой собственного произвола, окажется вытесненным из дела – «выброшенным за борт»  и корабль уйдёт без него. Реализовать себя в этой компании он уже не сумеет и вынужден будет искать для себя другой круг друзей, присматриваться к другому проекту и собирать уже другую команду.
 

Со стороны все эти действия Бальзака кажутся нелогичными. Правильно оценку этим его поступкам можно дать, если судить о них по их результату. А именно, по тому, как он  блокирует деловую и этическую активность партнёров своими сумбурными, противоречивыми действиями в расчёте на то, что партнёр (дуал или активатор-гамма-сенсорик), наблюдая всё это и опасаясь ухудшить ситуацию и завести её в ещё больший тупик, вообще не решится что-либо предпринимать (даже самый активный и решительный), а будет ждать и надеяться, что виктимный гамма-интуит-Бальзак когда-нибудь всё же перестанет блажить и паясничать и соблаговолит приступить к своим главным обязанностям: то есть, постарается безошибочными и оперативными действиями вывести ситуацию из кризиса. 

Его партнёрами гамма-сенсориками – дуалом СЭЭ, Цезарем или активатором ЭСИ, Драйзером,  все эти сумбурные и противоречивые действия часто воспринимаются как сигнал бедствия, как зов о помощи (которую они тут же и спешат предложить). Но, продолжая набивать себе цену, Бальзак, заигрываясь и продолжая блефовать, отказывается от помощи, предпочитает быть «выше подачек». Не желая связывать себя моральными обязательствами, он может не только демонстративно отклонить эту помощь (ведь за любую услугу надо платить!), но и усугубить ситуацию новыми сумбурными действиями, заводящими её в ещё больший тупик. Последнее слово, разумеется, остаётся за партнёром гамма-сенсориком (дуалом или активатором). Хотя и ему гамма-интуит-Бальзак не позволит принять окончательного решения, – смоделирует ситуацию, при которой будет изображать себя жертвой обстоятельств (на то он и виктимный интуит!) и получит новые ресурсы, права и преимущества в этой игре, – получит от партнёра-гамма-сенсорика новые предложения и новые «подачки», которые с тем же демонстративным высокомерием и «отвергнет», рассчитывая впредь получать ещё более щедрые подношения.  Его дуалам и активаторам – гамма-этикам-сенсорикам – Драйзеру и Цезарю, которых как в «чёрную дыру» затягивает в этот «лохотрон», приходится многим жертвовать в этих отношениях, выходя из них с огромными для себя потерями и с самым неутешительным результатом. Альфа-сенсорик-этик  Дюма
  намёков Бальзака не понимают и в эти спекуляции не втягивается, вызывая его ответное раздражение, переходящее в ярость (игра сорвалась!), обостряющую их отношения с Бальзаком ещё больше. И тогда уже на вспыльчивость  Бальзака, Дюма отвечает «самообороной», спонтанно переходящей в нападение, используя для этого все  подручные средства. И тогда уже Бальзаку никакие игры в «замри–отомри» не помогут. С эмоциональным и сенсорным натиском Дюма он справиться не сможет и если сам вовремя не «замрёт», сжавшись в клубок и затихнув где-нибудь в стороне, то «отомрёт» он, скорее всего, уже только на больничной койке, и то если очень повезёт.