29 марта 2010

Зеркальные Диады 4й квадры: ЛСЭ - СЛИ

Логико-сенсорный экстраверт (Штирлиц) – Сенсорно-логический интроверт (Габен).
                                                                             
    
Здесь взаимодействуют два сенсорика, из которых один “программный” сенсорник, другой - творческий, оба - динамики, один - иррациональный интроверт - стратег (Габен), другой - рациональный экстраверт -тактик (Штирлиц).

Характер взаимоотношений в этой диаде очень неплохо проиллюстрирован в двух популярных кинофильмах: “Москва слезам не верит” (Катя Тихомирова - Штирлиц, Гоша - Габен) и “Пять вечеров” (Тамара - персонаж Л. Гурченко, - Штирлиц, Ильин - персонаж С. Любшина, - Габен).

Первая аналогия, которая сразу же напрашивается из сюжетов обоих фильмов это то, что одинокие, неустроенные ( в личном плане) мужчины - Габены буквально вторгаются в сравнительно благополучную и упорядоченную жизнь своих “зеркальщиц”; втягивают их в какой - то сложный круговорт отношений, а затем внезапно исчезают, заставляя своих партнёрш хорошенько за ними побегать. И когда уже окончательно измотанная неизвестностью, ожиданием и бесплодными поисками партнёрша теряет надежду вернуть своего беглого “зеркальщика”, он наконец-то к ней возвращается ( добровольно или “под конвоем”). И тогда уже она ходит перед ним по струночке и разыгрывает роль покорной жены и “кроткой овечки”. Зритель умиляется этакому “хэппи энду” и того не знает, что такая идиллия непременно будет прервана очередным исчезновением Габена, вслед за чем последует новая “охота” Штирлица, в результате которой Габен снова будет “отловлен” и водворён домой. И так будет продолжаться до тех пор, пока между ними не установится некая оптимальная дистанция, удовлетворяющая их обоих и позволяющая им мирно сосуществовать, не задевая друг друга. А теперь посмотрим как и вследствие чего это происходит.

Уровень ЭГО, канал 1 - 2.
Первая болевая точка - аспект сенсорики ощущений.

Не случайно четвёртую квадру называют “квадрой навязчивого сервиса”. Упрямая, настырная “опека” Габена наталкивается на жёсткую, авторитарную опеку Штирлица.

Разумеется, Габен первый сокращает дистанцию и для этой цели у него разработана определённая этическая и деловая стратегия. С непоколебимой настойчивостью он навязывает своё общество понравившейся ему женщине, сразу же предлагая себя в качестве надёжного друга и покровителя. Тут же он проявляет себя и благородным рыцарем, и мастером на все руки. (Он и электроприбор починит, и пикничок, и застолье организует, а если понадобится, и в драку за неё полезет. Сказка, да и только!, Но Габен при первом знакомстве действительно старается представить себя именно тем человеком, о котором женщина мечтает всю жизнь. Он и умён, и проницателен, и за словом в карман не полезет. Габен, (так же как и его дуал Гексли), при первом знакомстве тоже подбирает ключик к своему собеседнику, стараясь его заинтересовать собой. Но в том - то и дело, что все эти исключительные усилия Габен в первую очередь предпринимает для своего удовольствия, ему приятно завязать новое интересное знакомство, приятно показать себя с лучшей строны, приятно открыть новую страницу в своей биографии и написать её начисто, без ошибок. Габен - оптимист. И, начиная новое знакомство он действительно, ожидает от него всего самого лучшего.

А как же реагирует на его инициативу Штирлиц?

Штирлиц - негативист. Ничего особенно хорошего от нового знакомства он не ожидает, - он холоден, колюч, ироничен, язвителен, и растопить эту холодность бывает непросто. Впрочем, и Габена “колючками” не испугаешь - он ведь подсознательно настроен на негативиста - Гексли, который в общении тоже может держать далёкую дистанцию и тоже умеет “отпугивать”. Но, вот в отличие от Гексли, Штирлиц “навязчивым сервисом” Габена не очаровывается, а противопоставляет ему свою жёсткую, “казарменную” опеку. (“Здесь не курить! Там не сорить! После одиннадцати вечера не шуметь!.. Спать будете на раскладушке! Чистое бельё я постелила.”) Понятно, что в таких условиях Габен сразу же чувствует себя очень неуютно. (И дело не в том, что представители этого социотипа не любят, когда их “ссылают” на раскладушку - ведь приходят - то они не в ночлежку, а в гости, за тёплым человеческим общением. Но вот как раз к общению в неурочное время Штирлиц и не расположен, поэтому он навязывает Габену свой режим и свой распорядок, отчего Габен сразу же начинает испытывать неприятные ощущения, ему хочется ускользнуть, хочется повернуться и уйти, что он обычно и делает. (Исключения составляют только те ситуации, когда он слишком заинтересован в продолжении отношений). Если разногласия по сенсорным аспектам зашли слишком далеко - если на Габена накричали, если его лишили каких - то удовольствий, если его желания так и остались неудовлетворёнными, он уходит обиженный. (И это понятно: электроприборы чинил, душевный разговор заводил, с лучшей стороны себя проявлял - и никакой благодарности!). Впрочем, и Штирлица понять можно - он не любит, когда кто - то незванный - непроошенный вторгается в его жизнь, да и починкой электроприборов его не удивишь, он с этим справляется не хуже Габена, а в чём - то может и лучше. Ему лучше знать, что и как в его доме заведено и кто что должен делать. Опять же и программная деловая логика Штирлица нацелена на решение каких - то более глобальных, жизненно важных задач, чем починка мелких неисправностей. ( Поэтому, конечно, если к женщине Штирлицу, - особенно если она директор фабрики или мастер цеха - приходит какой - то неустроенный мужичонка и начнает проявлять свои технические умения, особого впечатления он не производит.) Иными словами, программная деловая логика Штирлица здесь приходит в противоречие с изворотливой, манипулятивной, (кокетливой!) деловой логикой Габена, и, разумеется, каждый из партнёров - зеркальщиков останется при своём мнении и общую позицию им выработать будет трудно.

Уровень СУПЕРЭГО, канал 3 - 4.
Аспект этики эмоций.

Жёсткость, резкость, эмоциональная несдержанность Штирлица безусловно травмирует Габен - как - никак он настроен на мягкого, покладистого, дипломатичного Гексли. (А Штирлицу в этом плане до Гексли очень далеко. И даже его эмоциональная манипулятивность здесь положения не исправляет.) У Штирлица аспект этики эмоций находится в манипулятивном блоке, поэтому отчасти ему иногда удаётся заглдадить свою вину - подыграть Габену, разыграть раскаянье, покорность, послушание - то есть, сделает всё, что требует от него ситуация. (Особенно если возникает необходимость партнёра вернуть.Тем более, что Габен, обиженный изначальной резкостью Штирлица, реагирует тем, что от него уходит, - эмоциональный дискомфорт Габен неприемлет ещё больше, чем сенсорный, - и это для него вопрос принципиальный).

Конечно, очень много неприятностей партнёры создают друг другу по аспекту этики эмоций: Габен - обидчив, легкораним и вместе с этим и глубоко бестактен, (навязчив), и равнодушен к чужим переживаниям.

А что же Штирлиц?

Да всё то же самое можно сказать и про него. С той лишь разницей, что у него все эти “слабости” несколько гибче и дипломатичней, чем у Габена. Поэтому в чём - то он конечно сильнее - этически он легче приспосабливается и легче перестраивается, поэтому ему и приходится сглаживать конфликты в этой диаде.

Аспект интуиции времени.

Непредсказуемость Габена, его нежелание вписываться в какие - то временные рамки буквально убивает Штирлица. Ведь, что же это за партнёр? - захотел ушёл, захотел пришёл! Когда его ждёшь, он исчезает, когда не ждёшь - сваливается как снег на голову. Для того, чтобы беспроблемно взаимодействовать с таким партнёром как Габен, нужна слишком хорошая интуиция. Габен предсказуем только для Гексли, только ему одному он понятен, только с ним он взаимодействует органично. Штирлицу до Гексли (в плане интуиции) тоже очень далеко. Но проблема ещё и в том, что Габен “бьёт” Штирлица не только интуитивно, но и этически. Его “исчезновения” происходят именно в момент сложного выяснения отношений, поэтому и этически Габен тоже ставит Штирлица в тупик и тем особенно усугубляет его страдания. Но и успокоится, и оправится от этих переживаний он Штирлицу тоже не даёт - он появится именно в тот момент, когда от него уже готовы отказаться. (Придёт либо для того, чтобы “попрощаться”, либо предъявит ещё какой - нибудь явно надуманный предлог. Но что бы там ни было, цель его визита будет предельно понятна и очевидна - не дать партнёрше выйти из отношений, продолжить их любой ценой). И вот тут уже этически - изворотливый Штирлиц ухватится за эту возможность для того, чтобы Габена снова вернуть, и будет ходить перед ним на цыпочках и будет во всём ему угождать, но при этом и чувствовать себя будет неспокойно - побоится как бы Габен снова от него не ушёл. (Переживания Штирлица усугубляются ещё и тем, что подсознатеьно он настроен на чуткого и душевного партнёра - Достоевского, который намереннопричинять страдания никому небудет. Поэтому Штирлиц, видя, что партнёр его определённо “наказывает”, не понимает его жестокости и не понимает мотивов его поведения. Отсюда и его страхи, и раздражение, и неуверенность в отношениях с партнёром, который к этому времени становится для него сверхзначимым; и ожидание неприятностей с его стороны. Отого - то он перед Габеноми и заискивает, что ему больно и страшно и новой порции “наказания” он не хочет!)

Недостаток необходимой информации по аспекту интуиции времени приведёт и к тому , что оба партнёра в этой диаде будут ощущать бесперспективность и непрочность своего альянса. Штирлица будет буквально“лихорадить” непостоянство планов и непредсказуемость Габена. Но и Габена тоже будет раздражать суета и паникёрство уставшего от ожидания Штирлица.

Штирлиц, устав от всех этих “интуитивных передряг” с Габеном, постарается со своей стороны его как - то дисциплинировать, потребует от него жёсткой и педантичной пунктуальности, потребует от него каких - то чётких, определённых форм отношений. Габен же будет навязывать Штирлицу свои темпы, свои формы развития отношений. И эти формы будут иррациональны. Поэтому и исчезновение Габена “на минуточку” обернётся для Штирлица не шестьюдесятью секундами, а неделями долгих поисков. И бороться с этим будет невозможно. Придётся терпеть и подстраиваться...

Уровень СУПЕРИД, канал 5 - 6.
И всё таки, что же заставляет партнёров продолжать такие неудобные для обоих отношения? Мы уже говорили, что на уровне СУПЕРИД партнёры - зеркальщики как бы попадают в замкнутый круг своих отношений. Стабильность зеркальных отношений именно на этом уровне и проявляется. Партнёры очень слабо поддерживают друг друга по аспектам уровня суперид. Но всё - таки что - то друг другу они дают и это их удерживает от разрыва.

Прежде всего в редкие моменты сближения и примирения они создают друг другу иллюзию хороших отношений. Аспект этики отношений активизирует Габену. Он радуется возможности начать всё сначала и “по - хорошему”. И этот же аспект суггестирует Штирлица. Видя к себе “хорошее” отношений Габена, он готов ему всё простить и начать всё сначала. И тем не менее, эта идиллия не продолжается долго. Достаточ;;но одной этической неловкости для того, чтобы они снова испортились. ( А там, где взаимодействуют два “логика”, этическая неловкость - дело обычное. Причём, то, чего они не замечают в своём поведении, задевает их в поведени партнёра - ведь каждый из них подсознательно настроен на взаимодействие с деликатным и тактичным этиком.)

- Предположим, отношения испортились. Кто их будет выправлять?

Частично в этом заинтересованы оба. Но скорее и активнее за это дело возьмётся Штирлиц. Этические конфликты он переносит очень болезненно (аспект этики отношений у него попадает в точку абсолютной слабости, но в то же время он находится в манипулятивном блоке и значит, Штирлиц непременно начнёт им хоть и слабо, наивно, бесхитростно, но всё же манипулировать. Но опять же, чтобы выправить отношения, Штирлицу нужно будет приглушить в себе обиду, а с этим ему справиться трудно. И вот тут ему опять“помогает” исчезнувший Габен. Только оценив какое “сокровище” он потерял, Штирлиц заставляет себя подавить обиду и налаживает отношения с Габеном, зная что тому , в силу его инертной этики это будет сделать ещё труднее.

Впрочем, и Габен, как мы знаем, тоже предпринимает какие - то шаги к сближению - ищет предлог, чтобы вернуться. Но вот Габен уже это делает с позиций аспекта интуиции возможностей. (Почему бы и не вернуться? Может ещё всё обойдётся, может ему ещё будут рады. Ведь он уже какое - то время выждал, уже заставил за собой побегать, поволноваться, так почему бы теперь не проверить, какое впечатление это произвело на партнёра? Теперь главное только предлог придумать. (“Шёл мимо, дай, думаю, зайду!”) Причём, Габена не смущает то, что все его интуитивные трюки выглядят бесхитростными и наивными, (как и этические манипуляции Штирлица). Он не стесняется своей инфантильной интуиции возможностей - главное, чтобы партнёр правильно понял цель его действий и вовремя ему подыграл.

И вот тут уже приходит черёд Штирлица активизироваться по этому аспекту. (Аспект интуицией возможности у него попадает на позиции активациолнной функции - как знать, может теперь всё действительно будет хорошо. Почему бы и не ухватиться за эту возможность?) Но и эти радужные надежды недолго активизируют Штирлица. Недоверие к партнёру, ощущение непрочности и недолговечности их взаимоотношений его снова расхолаживают - активация оборачивается инертностью и разочарованием.

Самооценка по аспекту интуиции возможностей у Габена как правило бывает заниженной и подкрепляется некоторой искусственной бравадой, тоже наивной и бесхитростной. Габен нередко считает себя неудачником, но чаще всего он боится, что таковым его посчитают другие.

Но дело в том, аспект интуиции возможностей у Штирлица тоже находится на невыгодных позициях, (примерно на таких же!) и он довольно терпимо относится к чужой неудачливости, о чем Габен тоже не сразу догадывается. Так что, между ними иногда происходит взаимная перестраховка и некоторое недопонимание по этому аспекту. Габен начинает на пустом месте “городить огород”, старается приписать себе несуществующие заслуги, а Штирлиц не понимает, зачем он это делает...

- Да, точно, в этих фильмах каждый из “Габенов” по- своему стеснялся своей неудачливости и каждый по этому поводу комплексовал: один, будучи простым шофёром, присвил себе звание старшего инженера крупного предприятия, другой - устроил себе “показательный “день рождения”, заставил друзей “петь ему дифирамбы”, не мог допустить, чтобы жена его превосходила по зарплате и по должности, приводил “отговорку” про “короля, предпочитающего государственным делам выращивание капусты”. Что это?

- Это нехитрая защита, которую Габен подсознательно предпринимает по аспекту интуиции возможностей, ориентируясь на своего дуалаГексли, потому что у того аспект программный и он обычно предъявляет к своим партнёрам по нему завышенные требования. В диаде Гексли - Габен не любят неудачников. Ущербные неудачники Гексли неинтересны с таким людьми он предпочитает не связываться. Так вот, чтобы заставитьГексли снизить порог требований по этому аспекту, Габен как бы навязывает партнёру свою нехитрую “игру”, причём заставляет и убеждает его эту игру поддержать. Для Габена эта “игра” является своего рода проверкой этического расположения к нему партнёра, “индикатором” заинтересованности партнёра во взаимоотношениях с ним: если партнёр поддержит эту “игру”, значит он готов принять Габена таким, каков он есть. Этим Габен как бы требует гарантии от партнёра, что тот не будет заставлять его “хватать звёзды с небес”.

Габен по аспекту интуиции возможностей перенапрягаться не желает, а Гексли в этом отношении человек неуёмный, он всегда будет заставлять партнёра стремиться к крайним рубежам, бежать “за горизонт”. Так вот чтобы этого не было, Габен каждого партнёра заставляет считаться со своими возможностями, каждому навязывает свой “горизонт”, как бы говоря: “Я такой, какой я есть, я добиваюсь только тех целей, которые сам себе ставлю и меня таким прошу принимать.. Не нравится, - я готов уйти!”

И уходит. А потом приходит, якобы “попрощаться”, как бы давая партнёру время подумать и догадаться, почему он уходит, таким образом предоставляя партнёру возможность удержать его, исправить свою ошибку и одновременно снизить порог своих требований.

Вся эта “нехитрая игра” в конечном счёте сводится Габеном к возможности диктовать свои условия, а во взаимоотношениях со Штирлицем оборачивается противоборством по аспекту волевой сенсорики, которое мы сейчас и рассмотрим.

Уровень ИД, канал 7 - 8.
В результате интуитивных манипуляций Габена у Штирлица возникает ощущение нестабильности их взимоотношений, что заставляет его мобилизовать свою волевую сенсорику. (Так уж получается: “проигрывая битву” по интуитивным аспектам мы стараемся отвоевать свои позиции по сенсорике. Если не удаётся добром удержать человека, стараемся поприжать его посильнее, чтоб не ускользал. Опять же, и Габен не просто так “ускользает” - у него на всё есть свои объяснения. Он мастер манипулировать логическими доводами и жонглировать фактами. Это он делает очень искуссно, сам собой гордится, получает от этого огромное удовольствие и считает, что его партнёру это так же приятно.

Габен любит и манипулировать обещаниями, кроме того, что он сам ими воодушевляется, он при этом преследует и ещё какую - то цель. Если, например, он решил вернуться к Штирлицу, он непременно попытается убедить его в своей правоте. Другое дело, поверит ли ему Штирлиц? У него ведь аспект логики соотношений не манипулятивный, а находится на жёстких, принципиальных позициях наблюдательной функции. И всю эту “логическую эквилибристику” он прекрасно видит, и она ему не нравится. И из- за этого у него с Габеном возникают споры. Штирлиц не любит когда его “дурят”, ему неприятно, что его считают идиотом. (Чем он дал повод так плохо о себе думать!) Такое поведение со стороны партнёра Штирлица злит, поэтому Габен в этой ситуации очень рискует. Мало того, что своими несостоятельными доводами он навлекает на себя его гнев, в бой вступает и волевая сенсорика Штирлица - оружие страшное и сокрушительное. (Рассерженный в споре Штирлиц может и поколотить оппонента, если на него другие аргументы не действуют!)

И вот тогда уже между партнёрами начинается жестокое сенсорное противоборство: гибкой и изобретательной “демонстративной” волевой сенсорике Штирлица Габен противопоставляет свою упрямую, непрошибаемую “наблюдательную” волевую сенсорику. Как это происходит? - Габена обидели, на него накричали, он медленно поворачивается и непреклонно, как терминатор, направляется к выходу. Партнёрша - Штирлиц может виснуть у него на руках, валяться у него в ногах, умолять, упрашивать - всё бесполезно. Остановить его будет невозможно. Он уйдёт.

Уйдёт потому, что посчитает себя непонятым и обиженным. Решит, что его “игра” проиграна, что все его попытки навязать свои условия ни к чему не привели. Его демонстративноая логика соотношений, его вечное, испытанное оружие в данном случае ему не помогает, более того заводит отношения в тупик.

Габен уйдёт, потому что ситуация покажется ему безвыходной: ведь свои логические доводы он приводит не для того, чтобы по ним сверяли факты. Его подсознательная логика соотношений чаще всего является способом приятно развлечь, расслабить партнёра, отвлечь его, “заговорить ему зубы” и тем самым выправить ситуацию этически, как это он сделал бы в общении с Гексли. Но то, чему Гексли не придаёт значения, то что в его понимани было бы “невинной игрой в поддавки”, детской хитростью и остроумной шалостью, в глазах Штирлица будет казаться возмутительной ложью и грубым искажением фактом. А за попытку исказить факты и ввести себя в заблуждение Штирлиц всегда жестоко мстит.

В данном случае будет иметь место серьёзная неадекватность взаимодействия партнёров по чрезвычайно важным для них обоих аспектам. Каждый посчитает себя неправильно понятым и каждый будет чувствовать себя глупо и неловко. А в результате оба расстанутся обиженными, и недовольными друг другом - и Габен, и Штирлиц.

Только случайная догадка Штирлица о заниженной самооценке Габена по аспекту интуиции возможностей ещё как - то может исправить положение. Только сознание того, что рядом с ним находится человек ещё менее увереный в себе, чем он сам, поможет Штирлицу понять стремление Габена представить себя в более выгодном свете, поможет ему простить его и в последнюю минуту его удержать. Поэтому, если даже Габен потом от Штирлица всё - таки уйдёт, он всё же когда - нибудь в этот дом вернётся - вспомнит, как его умоляли остаться и вернётся. (Возможно опять “сработает” самовнушение по интуиции возможностей: мало ли, а вдруг всё ещё будет хорошо?).

Габен ведь оптимист, именно поэтому он иногда и возвращается к Штирлицу...