28 июня 2008

Миражные отношения: ЭИЭ - ЭСИ

Этико-интуитивный экстраверт  (Гамлет) — этико-сенсорный интроверт (Драйзер).



1.Мираж как ложная дуальность.

При благоприятном сочетании подтипов и темпераментов, при достаточно высоком уровне культуры партнёров и удачном стечении обстоятельств, общение в этой диаде протекает легко и приятно; отличаются тонкой эмоциональностью, одухотворённостью и лиризмом. Оба - рационалы и предпочитают заранее всё планировать, стараясь предусмотреть все возможные осложнения и неприятности. К этому их обязывает свойственный каждому негативизм. Но самое главное, оба они - программные этики: оба (при благоприятных обстоятельствах и соотношениях подтипов!) ценят друг в друге тонкость и деликатность натуры, щадят чувства партнёра и уважают его этические принципы.

Каждый из партнёров старается быть максимально этичным и деликатным, каждый демонстрирует свою программу с самых выигрышных позиций, но при этом очень напряжённо “работает” и по своей наблюдательной функции, стараясь “подыгрывать” в тон партнёру. (Взаимодействуют 1-е и 7- е функции партнёров, каналы 1 - 7, 7 - 1, уровни ЭГО - ИД.). При взаимном благорасположении, оба стараются не разрушать этой случайно возникшей гармонии. ( Каждый чувствует её хрупкость и недолговечность.

Гамлет из уважения к деликатности Драйзера “подыгрывает” ему по своему наблюдательному аспекту этики отношений: выслушивает его замечания, его этические рекомендации, соглашается с некоторыми его принципами и доводами. (Спорные вопросы пока не обсуждает - на данном этапе ему важнее выявить круг убеждений своего партнёра, определить его систему взглядов).

Драйзер из уважения к чувствам Гамлета “подыгрывает” ему по своей наблюдательной этике эмоций (+ЧЭ7). Его интересует область эмоциональных пристрастий партнёра, поскольку уже на этом этапе он ему кажется натурой чрезмерно пылкой, и увлекающейся, что и настораживает. Этическая настороженность Драйзера частично передаётся и Гамлету
 (воспринимается им по наблюдательной этике отношений). Между партнёрами устанавливается этическое противостояние, этакое напряжённое “затишье перед грозой”: каждый из них “присматривается” к партнёру, одновременно стараясь быть с ним и вежливым, и деликатным.

Но и это “призрачное” равновесие сохраняется недолго: аспект этики отношений не является для Гамлета первостепенной ценностью (-БЭ7). вопросы морали и нравственности интересуют его постольку, поскольку "вписываются" в его программный аспект этики эмоций (+ЧЭ1) в понятие чести, верности и преданности интересам и идеалам системе, требующей активной и действенной проверки этих понятий, поэтому и возникшая в их взаимоотношениях “статика”, начинает его раздражать (В отношениях с Драйзером Гамлет часто поступает как "вербовщик", втягивая его в опасные авантюры, в споры, беря на "слабо": сколько можно говорить о преданности и верности долгу? Докажи делом, на что ты способен). Упрямый Гамлет поднимает планку требований: ему хочется, чтобы за него повоевали, поборолись, пострадали, - тогда он может быть оценит верность и преданность отношений Драйзера. Гамлет - активный, деятельный динамик, он жаждет действия, событий, перемен. Как интуит он их предвидит, как стратег - приближает.

В отношениях с Драйзером Гамлет чувствует, что ему навязывают “игру по чужим правилам" и тяготится этим. Он старается задать свой тон отношениям, пытается “встряхнуть” Драйзера, вызвать его на откровение или спровоцировать на конфликт, сократить с ним дистанцию, или наоборот увеличить - старается сделать всё возможное, чтобы вывести отношения из тупика: разрядить их, или сделать более динамичными, приблизить к развязке с драматичным или счастливым концом. Как режиссёр он подбирает форму, жанр и амплуа своим отношениям с Драйзером, разыгрывая их по эмоциональной (идеологической, творческой, этической, романтической), или логической, иерархической социальной схеме : "Учитель - ученик", "мастер - подмастерье", "наставник - подопечный", "начальник - подчинённый" и т д. Сценариев может быть неисчислимое множество, но в каждой "пьесе" главную и приоритетную роль Гамлет оставляет для себя.

Драйзера он вообще может рассматривать как случайного партнёра в случайной игре, которую может разыграть импровизированно по своему сценарию. Возникнет идея ("план сценария"), возникнет и желание сократить дистанцию. Поэтому и дистанция между партнёрами сокращается, в основном, по инициативе упрямого и авторитарного экстраверта - стратега - динамика Гамлета. Это может быть вызвано его прагматичными интересами к партнёру, которого он тоже (по крайней мере, на первых порах) может рассматривать как "банк возможностей" (по своей прагматичной нормативной деловой логике +ЧЛ3), о которых нужно разузнать, разведать и с пользой для себя реализовать. Сближение может произойти и “под настроение”(лирическое, романтическое, творческое). Может быть продиктовано его “стратегическими планами” - в любом случае, от желания Драйзера здесь мало что зависит. Драйзер действует деликатно и “по обстоятельствам”, прислушиваясь к настроению Гамлета, к его наблюдательной этике отношений (-БЭ). Если тот расположен к сближению, Драйзер может и поддержать инициативу, но сам первый в друзья не навязывается. (ориентирован на инициативу экстраверта - Джека).

Поэтому, и на начальном этапе (при благоприятных условиях и взаимном расположении) их общение протекает вполне успешно (хотя оно может быть и не долгим: и это уже зависит от проницательности и прагматичных планов Гамлета).

На раннем этапе отношений Гамлет (в порядке дружеского аванса) “подстраховывает” Драйзера по интуитивным аспектам (преимущественно, интуиции времени), но иногда и предостерегает от возможных неприятностей - “работает” по своей демонстративной интуиции возможностей, стараясь выглядеть предусмотрительным, заботливым и проницательным партнёром, для которого благополучие нового знакомого (Драйзера) - не пустой звук. За всё это Драйзер бывает ему чрезвычайно признателен и со своей стороны предоставляет помощь по сенсорике демонстративной сенсорике ощущений, которая у Гамлета является мобилизационной функцией, а потому нуждается в поддержке.

Таким образом партнёры взаимодействуют по уровням ИД - СУПЕРЭГО, по каналам 8 - 4, 4 - 8, и своими демонстративными функциями частично “прикрывают” мобилизационные функции ("зоны страха") друг друга. А сами при этом (но очень недолго и только при особо благоприятных условиях взаимодействия на средне дальней дистанции) испытывают удовлетворение, ощущение расслабленности и покоя.

Одновременно с этим, они активизируются по интуитивным (или сенсорным) аспектам. Драйзера активизируют позитивные прогнозы Гамлета (его “поддержка” по аспекту интуиции времени (-БИ), канал 2 - 6. Но такую информацию он получает не часто. Гамлету свойственны и близкие негативные прогнозы (ожидание близкого “конца света” и всякого рода неприятностей), либо далёкие позитивные прогнозы, вера в далёкое “светлое будущее” (“мы рождены, чтоб сказку сделать былью...”), но близких позитивных прогнозов Гамлет обычно не даёт, поэтому и активация Драйзера его интуицией времени бывает непродолжительной - сквозь расслабление проступает и некоторое напряжение, возникает ощущение страха и тревоги, которое и побуждает Драйзера ещё более от партнёра отстраниться. (Возникает отчуждение, которое Гамлет чувствует, но причину которого не понимает.).

И тем не менее, на бытовом уровне Гамлет задаёт Драйзеру некоторые временные ориентиры, на которые тот ориентируется (чем и объясняется их непродолжительное слаженное взаимодействие на начальном этапе). А если, наряду со своей интуицией времени (-БИ2) Гамлет “работает” ещё и по нормативной (“ролевой” ) деловой логике (+ЧЛ3), “разыгрывает” роль делового и предприимчивого человека, Драйзер одновременно с активацией получает и частичную суггестию, (небольшой, но утешительный "приз"), получает возможность воспринимать информацию в комплексе, как если бы она исходила от его дуала Джека. (Хотя потом довольно быстро в этой информации разочаровывается: она оказывается "пустышкой" - такой, что лучше было бы ей и не следовать. Иногда Гамлет намеренно (в пробных, или в экспериментальных целях) даёт ему ложную деловую "наводку").

Гамлет, со своей стороны, незначительно активизируется волевой сенсорикой Драйзера (+ЧС2) - его выносливостью, сдержанностью, самодисциплиной, организованностью, высоким чувством ответственности. Все эти качества Гамлету очень импонируют, поскольку ими отличается и его дуал Максим. Гамлету нравится когда и по отношению к нему проявляют строгость и принципиальность - это его дисциплинирует, бодрит, придаёт ему чувство уверенности в партнёре, создаёт ощущение порядка и опоры.

Но и такого рода поддержка бывает непродолжительной, поскольку позитивная волевая сенсорика Драйзера (+ ЧС2) ориентирована на защиту его этических принципов, а не на жёсткую коррекцию поведения партнёра (не на “полицейское подавление всех и вся”), хотя именно такая волевая поддержка необходима авторитарному аристократу Гамлету для активации, самоутверждения и завоевания доминирующего места в системе. Действуя как упрямый - решительный аристократ (по принципу: если не дают, надо отбирать), он начинает любой ценой "выбивать" из уступчивого-демократа-Драйзера необходимые и убедительные для него проявления волевых качеств.

Для этого (а также вследствие других причин, обусловленных признаками негативизма, аристократизма, упрямства и (главным образом) квестимности (одноимённо полярные информационные аспекты заставляют его отталкивать, отторгать, вытеснять Драйзера из системы, негативно воздействовать на него, раздражаясь по пустякам), Гамлет начинает "дразнить" Драйзера: куражиться над ним, “задирать” и “подкалывать” его, насмехаться и зло над ним подтрунивать, переходя все допустимые границы. (В осознанном плане, для Гамлета это прежде всего “проверка” боевых качеств партнёра, намеренное и непременное для него “приглашение к драке”, которое и определяет “расстановку сил” в его взаимоотношениях с партнёром. И здесь Драйзер разочаровывает Гамлета своим принципиальным нежеланием поддержать его в этом, пока ещё пробном противоборстве, принять вызов, вступить в драку и тем самым, утвердить своё право на равенство (а может быть даже и на силовое превосходство, потому что партнёрские отношения у аристократа-Гамлета выстраиваются и развиваются иерархически, "по вертикали": выше-ниже. изредка (и только с Максимом) он может взаимодействовать на равных.).

Партнёрские отношения у этика-демократа-Драйзера, выстраиваются "по гори­зонтали" и очень долго удерживаются на горизонтали" (До тех пор, пока Драйзер не раз­очаровывается в человеке до такой степени, что вообще перестаёт смотреть в его сторону и здороваться с ним, рассматривая его уже не как равного себе, требующего (и заслужи­вающего к себе) уважения человека, а как некое существо из бездны, случайно выбрав­шееся на поверхность. (В партнёрстве с Гамлетом он к этой стадии взаимодействия "по вер­тикали", приходит очень и очень нескоро, потому что вынослив и долготерпелив.)

2. Проблемы системных отношений (общий план). Взаимодействие аристократа-субъективиста-Гамлета и демократа-объективиста-Драйзера

Изначально Драйзер рассматривает Гамлета как равного себе партнёра. Как демократ он с каждым взаимодействует на равных, вне зависимости от титулов и званий. Хотя протоколы и приличия и прочие социальные нормативы соблюдает: аспект логики соотношений у него нормативный -БЛ3). А как программный этик (-БЭ1), он к каждому относится с должным уважением. (Этого требует от него его ЭГО программа этика отношений). Но даже как решительный этик-сенсорик и демократ Драйзер не представляет себе, что как-то можно строить свои личные отношения посредством отчаянно жестокого противоборства. (для него это так же нелепо, как вместо того, чтобы дарить невесте цветы и конфеты, вызывать её в качестве спарринг-партнёра на ринг.) Вот такой формы построения партнёрских отношений Драйзер себе не представляет и очень этим удивляет Гамлета.

Драйзер даже и не догадывается, что равноправие в отношениях с Гамлетом нужно ЗАВОЁВЫВАТЬ (!), посредством силовых манипуляций и военных манёвров. Не знает, что для утверждения своих элементарных этических прав ему необходимо ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ подчинить партнёра своей воле - такое ему и в голову не приходит! Поэтому и тон общения с Гамлетом он с самого начала выбирает неправильный: делает слишком много тактических ошибок в тот период, когда Гамлет к нему ещё только “приглядывается”.

Часто Драйзер обезоруживает ( или “компрометирует”) себя в глазах Гамлета своими же откровениями, полагая, что партнёр не способен этим злоупотребить. Каково же бывает его удивление, когда после такой доверительной беседы Гамлет начинает его “шантажировать”. А это происходит (в детских и юношеских) дружеских отношениях довольно часто и как правило, преподносится в форме шутки: в квадрах решительных не принято делиться сокровенным, человек должен быть готовым к тому, что его откровениями могут злоупотребить. И в первую очередь, такие предостережения относятся ко второй квадре. Гамлет (как идеолог, как воспитатель "должного поведения" в квадре, готовности к обороноспособности) часто преподносит Драйзеру жестокие уроки с намёками на шантаж и на разоблачение в форме "дразнилки", или в форме: "А вот я как возьму, да как расскажу, о чём ты мне только что поведал! Вот тебе влетит! Вот все над тобой посмеются!.." В эти минуты Гамлет до такой степени начинает возмущать и раздражать Драйзера, что тот не всегда успевает совладать с собой.

(Пример: девочка - Драйзер поведала своей закадычной подруге-Гамлету о каких - то странных и волнующих её ощущениях, которые пробуждал в ней один их общий знакомый мальчик. Выслушав эту исповедь, подружка ехидно улыбнулась и сказала: “ А вот я сейчас пойду и расскажу это твоей бабушке!..” Уже через минуту родственники обеих девочек сбегались на их крик и визг: малышка-Драйзер лупила “ предательницу” и кулаком по лицу, и ногами по коленкам, так что взрослым с превеликим трудом удалось её оттащить.)

Сталкиваясь с неприглядными поступками Гамлета, Драйзер, впрочем, их не всегда пресекает, - иногда он считает их нетипичным, случайным явлением, - иногда бывает настолько глубоко ими шокирован, что не сразу может должным образом отреагировать, - может только осуждающе на Гамлета посмотреть. Но этот взгляд бывает выразительнее всяких слов. И тогда с него начинаются все их проблемы.

(Рассказывает невестка-Драйзер о свекрови-Гамлете:

"На третьем году моего замужества она припомнила мне нашу первую встречу: “Ты мне тогда сразу не понравилось, - говорит. - Ты таким холодным взглядом на меня посмотрела! Так презрительным! Я этого никогда тебе не прощу!” А ещё она вспомнила, как уговаривала меня выйти замуж за её сына. Она это представила так: “Помнишь, я тогда говорила тебе, что у каждого человека есть свои недостатки. Я сказала: “Есть они и у меня”, - на что ты ответила: “Конечно! ”. Я сказала: “Есть они и у тебя”, - ты на это ответила: “Возможно”. Значит, ты уже тогда ставила себя выше меня: в своих недостатках ты сомневалась, а в моих - была абсолютно уверена.”

После этого я поняла (объясняет невестка- Драйзер) почему она так ко мне всегда придиралась, почему наскакивала, старалась унизить, поссорить с мужем, низвела до положения “ нелюбимой невестки”, - оказывается, она считала меня заносчивой и всю жизнь старалась “поставить на место”...”

“Пронизывающий взгляд” Драйзера производит на Гамлета неизгладимое впечатление и редко оставляет его равнодушным - побуждает ввязаться в драку, спровоцировать ссору, - что - то изменить в их “нескладно” выстраивающихся отношениях.

Но и результатом этих манипуляций Гамлет редко бывает доволен: далеко не всегда удаётся ему спровоцировать ярость Драйзера (вывести его эмоции “на чистую воду”), чаще Драйзер кажется ему каким-то “неподдающимся”, - иногда отрешённым от всего, - иногда слишком уступчивым и терпимым - не “заводным”. Ни с какой стороны его не поддеть! Такой “непонятный” Драйзер ещё больше настораживает Гамлета, ещё больше “ запутывает” его, поскольку производит “обманчивое впечатление”, не позволяющее “правильно” его оценить. (Гамлет может причислить его и к “слабакам”, может посчитать, что он не способен постоять за себя). Гамлету же необходима “правильная” оценка партнёра, ему надо знать, кто за кем стоит, (“кто есть кто” и “что почём”).

Драйзер такого рода сведений о себе не сообщает. Просто потому, что этот аспект служебных отношений его не интересует, и он не предполагает, что этот аспект может интересовать и других. В его понимании такими вопросами вообще интересоваться не­этично). Устроившись на престижную работу в учреждение, он никогда не говорит, кто его туда устроил, и никогда не интересуется, кто и как туда попал. (И у кого - где, какая мохнатая лапа - его тоже не интересует: он чужой протекцией не пользуется, о своей умалчивает, считая это не самой удобной и деликатной темой для разговоров: другим мо­жет быть обидно, что у них нет таких возможностей, это может поставить их в обидное и унизительное положение. Разговоров на эту тему Драйзер вообще старается избегать. Как и разговоров о вне уставных порядках, существующих в учреждениях: не интересуется вкусами и предпочтениями своих начальников: кто и какие цветы и духи любит, кому и какие подарки нужно делать, кого и с какими праздниками поздравлять, - всё это нахо­дится вне сферы его интересов, он с этих позиций к сильным мира сего "не подъезжает", и не считает для себя уместным и возможными ими подобным способом манипулировать.

Драйзер и сам неподкупен, и других подкупать не собирается - считает это безнравст­венным и аморальным. Если ему расскажут об этом, вежливо выслушает, но сам об этом расспрашивать не будет. В системных отношениях он плохо ориентируется.

В человеке ему интересны его душевные или деловые качества. И менее всего он склонен размышлять о том, кто кого куда выдвигает и чья “рука руку моет”. Расстановка сил в служебной иерархии его мало интересует, (если она только не угрожает его профессиональным интересам).

Такая позиция объективиста-Драйзера кажется субъективисту - Гамлету (великолепно разбирающемуся во всех интригах и тонкостях системных отношений ) инфантильно - идеалистической и для реальной жизни непригодной. В таких случаях он может и пропустить Драйзера через сеть интриг (чтобы вышел из этого созерцательно расслабленного состояния (хотя Драйзер редко позволяет себе расслабляться вне дома, в непривычной для него официальной обстановке чувствует себя довольно скованным и очень от этого устаёт). У Гамлета своё представление о справедливости.( Его суггестивная квестимная логика справедливых соотношений (- БЛ5), рассчитанная на дополняющее воссоединение с программной деклатимной иерархической логикой соотношений Максима (+БЛ1), не позволяет ему принимать эти идеалистические (на его авторитарно - аристократический) взгляд) доводы. В ЕГО ПОНИМАНИИ, КТО СИЛЁН, ТОТ И ПРАВ. Чьё положение выше, тот и диктует свои условия. ( Что, однако, не мешает ему (на витальном уровне) по его “справедливо - демократичной” (РАВНОВЕСНОЙ) логике соотношений (-БЛ5) следить за тем, чтобы его собственные системные интересы не ущемлялись, чтобы на его личные права никто не посягал).

К этому же обязывает Гамлета и его второквадровый “комплекс шестёрки”, не позволяющий ему перемещаться в нижний слой иерархии.) Именно поэтому любые, пусть даже сугубо этические отношения Гамлет, (как и Максим), будет рассматривать с точки зрения “расстановки сил в системе”, с логических и силовых позиций. Поэтому и аргументы Драйзера, ориентированные на этическое равноправие, не покажутся ему достаточно вескими. (Гамлет, также как и Драйзер не получит достаточной убедительной информации на свою суггестивную функцию. (Взаимодействие по каналам 3 - 5, 5 - 3 на уровнях СУПЕРЭГО - СУПЕРИД ни одному из партнёров не даёт ощущения полноты информации, ни одного из них не убеждает. Поэтому у Гамлета также возникает желание переубедить партнёра и открыть ему глаза на истинное положение вещей. (Тем более, что Гамлет принадлежит к квадре “насильственного осчастливливания”, а её представители любят поучать других уму - разуму)

И тогда уже Гамлет ему устраивает ему такие "адаптивные меры", чтобы инфантильный, слишком миролюбивый и идеалистично настроенный (на его взгляд) Драйзер узнал и "другую сторону жизни": узнал, "что по чём, кто по чём", - то есть проводит такие учебно - профилактические меры адаптации Драйзера к реальным условиям существования, что он узнал "как оно на самом деле бывает на свете", "чтоб жизнь мёдом не казалось"). С этого момента, по сути переход их миражных отношений с ложно дуальных, на псевдо - конфликтные. Когда Гамлет, например, действуя (может быть и) из "самых лучших побуждений", кратчайшим курсом проводит его через свои "университеты", через свою "школу жизни". А для этого начинает шокировать Драйзера (проводит свой учебно-лечебный курс "шокотерапии"): может в открытую издеваться над Драйзером, позволяет себе глумиться над его “моральным кодексом”, походя высмеивая его принципы.

Но всё возрастающий цинизм гамлетовских “рекомендаций” начинает раздражать Драйзера, и он пытается отстранится от партнёра, рассматривая его “поучения” как грубое и непростительное вмешательство в свой внутренний мир. В назидательной навязчивости Гамлета ему видится некая нарождающаяся опасность: он не желает приобщаться к чуждой ему системе взглядов, он отторгает её, ему там неуютно. Его раздражают и отталкивают подлые и омерзительно- жестокие поступки Гамлета, его действия по принципу: "падающего, проступающие на базе таких проблематичных “типовых” его качеств как цинизм, алчность, злоупотребление властью, с которыми Драйзер и начинает “бороться” как с “общественным злом”, выступая поборником справедливости, защитником чьих - либо интересов. (К этому побуждает и его и программная этика отношений (-БЭ1), и нормативная логика соотношений, которая и подаёт ему первый сигнал о ненормативном и недопустимым в цивилизованном обществе поведении Гамлета. (К тому времени он ещё не догадывается, что Гамлет, отчаявшись обучить его кодексу системных отношений в элитных кругах, начинает рассматривать его как кандидата на выбывание ( на вытеснение) из системы, как потенциальную жертву или "шестёрку", парию, которую нужно вытеснить в нижние слои иерархии, по одной простой причине: несмотря на все педагогические усилия и методическую профилактику Гамлета этот человек (Драйзер) так и не научился ориентироваться в системных отношениях, не понял, кого надо уважать и за что, не понял, как к кому нужно относиться и почему. А значит, и интересы системы он (должным образом) защищать в элитных кругах не будет, значит в элитных кругах он вообще не должен занимать сколь - нибудь престижного места, если он не ценит и не умеет ценить системных преимуществ. Поскольку количество сколь - нибудь элитных, благополучных мест в иерархической, вертикальной системе (социальной пирамиде) всегда ограничено. И значит его (Драйзера) надо перевести в нижние слои иерархии, к "рабам", чтобы он, такой непонятливый, чужого элитного места в системе не занимал (на его место его бывший протектор-покровитель-Гамлет другого подопечного себе найдёт - посообразительней и поучтивей и поблагодарней. - того, кто умеет должным образом оценить его покровительство.) А в случае необходимости защиты интересов системы, этого проштрафившегося Драйзера ( не оценившего всю степень доверия и покровительства своего протектора и "друга"-Гамлета) следует направить в штрафной батальон (хотя относиться к нему, как к штрафнику - пинать, травить и преследовать его, - можно начинать уже и сейчас). Чем раньше разочаровывается Гамлет в Драйзере, тем раньше начинает обращаться с ним как с парией, борясь с ним за приоритетное место в системе, вытесняя его с доминирующих позиций.

Драйзера отпугивает и мрачная холодность Гамлета, и его беспощадная жестокость, и неуступчивость, и его подлые подставы, крупные и мелкие “пакости”, за которые приходится расплачиваться другим.

(Женщина -Драйзер рассказывает о своём младшем брате-Гамлете:

В детстве он мне казался безнадёжно испорченным ребёнком. Чем ближе я его узнавала, тем яснее видела какую-то страшную, чёрную бездну, которую, как мне казалось, представляла собой его душа... Меня ужасала его способность сваливать свою вину на меня. Родители ему верили, а мне нет. Он так естественно, так органично умел “подставлять” меня! Так ловко выкручивался! А для меня это было так дико, так не вязалось с моим отношением к нему!.. Он был младше меня, я с ним нянчилась, учила всему самому лучшему. А он каждый свой гадкий поступок на меня сваливал и говорил маме, что это я его плохому научила. Стоило мне только взять с полки книгу, как он тут же в неё вцеплялся, визжал и кричал маме, что я его обижаю, что это я у него книгу отобрала. Связанные с ним детские впечатления я до сих пор вспоминаю, как жуткий, кошмарный сон. Меня пугало то, что веселило его, меня шокировали многие его выходки - что называется, разили наповал. Иногда он мне казался не человеком, а каким - то жутким существом, исчадием ада. Сейчас я понимаю, что, ему только нравилось изображать из себя “зловредного чёртёнка”, ему нравилось меня пугать...”

Драйзеру неприятна и исступлённая истеричность Гамлета, и преувеличенный пафос, и нарочитая “идейная мотивация” его поступков. Неприятно и постоянное эмоциональное давление, и его вечно меняющееся настроение, и ехидные уловки и подколки. Во всём этом Драйзер не видит никакого эмоционального и этического смысла ( зачем портить людям настроение?!), во всём этом он чувствует себя дискомфортно, а потому и старается избегать общения с Гамлетом - такой человек внушает ему ужас и между ними возникают первые страхи и первые “химеры”.

У Гамлета, со своей стороны, тоже накапливается немало претензий к Драйзеру. Его раздражает и замкнутость Драйзера, и отстранённость, и его всё возрастающее отчуждение. (Подсознательно Гамлет “настроен” на прямолинейного и бесхитростного Максима, безоговорочно внушаемого его идеями, способного идти за ним “в огонь и в воду”). Но со стороны Драйзера Гамлет такой “отдачи” не видит, а потому и “неподатливость” его воспринимает крайне неприязненно: не понимает причины такого сопротивления.

3. "Мираж" как зеркало соцзаказа (отношения "учитель и ученик").
("Зеркальщик моего подзаказного - мой подзаказный".).


Между миражными партнёрами тоже возможна ситуация “учитель - ученик”, “наставник - подопечный”. (Не случайно Гамлета в соционе называют “Идеологом”, а Драйзера - “ Хранителем” (домашнего очага, традиций). В этом плане Драйзер как раз и может быть последователем Гамлета. Вначале он как бы из вежливости “подыгрывает” партнёру (по своей наблюдательной этике эмоций), затем подсознательно “подключается” к его настроению, постепенно поддаваясь его эмоциональному воздействию и всё больше воодушевляясь его идеями. (Особенно, если никаких собственных целей на данный момент в его жизни не намечается.) В этом случае идеи Гамлета заполняют некую пустоту в его душе и придают его планам определённый смысл и направление.

Тогда уже Драйзер может подолгу активизироваться негативной интуицией времени Гамлета, верить его сказкам про “светлое будущее” и самому увлечённо их пересказывать. Драйзер склонен к миссионерству, в нём всегда “дремлет” неистовый проповедник. Гамлет это качество в нём интуитивно угадывает и целенаправленно развивает.

И тогда уже Драйзер может сослужить Гамлету добрую службу, став его подзаказным. И Гамлет использует преданность Драйзера (его верность клятве, идее и долгу) в своей политической и идеологической игре. После такой интенсивной, зомбирующей обработки Гамлет приобретает в лице Драйзера фанатически преданного партнёра, не менее увлечённого, чем он сам, готового выполнять любое его поручение и идти за ним на край света. (Аспект этики эмоций у Драйзера находится на уровне ИД - на уровне безрассудного самопожертвования (+ЧЭ7). Особой рассудительностью он и так не отличается, а под действием воззваний Гамлета и пламенных речей и вовсе готов жертвовать собой. Его собственная плюсовая этика эмоций в этом случае многократно усиливается, попадает в своего рода “резонанс”). Поэтому, получив от Гамлета яркий эмоциональный импульс, Драйзер безоговорочно “впрягается” в одну с ним “упряжку” и тянет её что есть силы.

Казалось бы, общие цели достигнуты, партнёров объединяют общие интересы, что же им мешает?

Помехой являются особенности модели Драйзера и соционные закономерности миражных отношений. Аспект этики эмоций является вытесненной ценностью в системе предпочтений и иерархии мотиваций Драйзера. Повышенный эмоциональный режим ему как программному этику-интроверту-объективисту ПРОТИВОПОКАЗАН! Идейная одержимость Драйзеру не свойственна, состояние сверх возбуждённости для него неесте­ственно и РАЗРУШИТЕЛЬНО ВЛИЯЕТ НА ЕГО ПСИХИКУ, ПРОЯВЛЯЯСЬ В ФОРМЕ БОЛЕЗНЕННОЙ И ИССТУПЛЁННОЙ ЭКЗАЛЬТАЦИИ, фанатика, одержимого навязчи­выми идеями. Из - за этого неуёмного фанатизма Драйзер (утративший контроль за аспек­том этики эмоций +ЧЭ7), выпустивший её как джинна из бутылки и позволивший ей (даже!) перекрыть свою программную этику отношений (-БЭ1) попадает в неприятные си­туации. При которых в первую очередь пугает и самого Гамлета. (Который, видя его пере­возбуждения (иногда доходящее до истерики), либо сам первый бьёт его по щекам, стара­ясь привести в чувство, либо злословит о нём, как о человеке, не способном управлять своими эмоциями. (Это чаще касается либо этики поведения в системе, либо совместной творческой-художественной, артистической деятельности: когда Гамлет, который очень хорошо умеет владеть своими эмоциями, упрекает перевозбуждённого (по его же (Гамлета) собственной вине) Драйзера в недостатке профессионализма: придается к тому, что у Драйзера голос дрожит, он собой не владеет, переигрывает, истерику на сцене уст­раивает, зрителей перевозбуждает и стрессирует , - а это уже всё повод для того, чтобы бежать в дирекцию театра и говорить о том, чтобы снять Драйзера с главных ролей, что Гамлет и сделает (с пользой для себя и своей карьеры) с превеликим удовольствием. И конечно, ещё один, очень соблазнительный для Гамлета вариант, при котором он может использовать эмоционально перевозбуждённого Драйзера, как "шахида", как камикадзе, как героя-смертника, готового собой пожертвовать ради великих идей и светлых целей, указанных Гамлетом, готов взять на себя поручения, за которые не возьмётся никто.

4. Эмоционально-этические противоборства. (Идейные противоречия и антагонизмы)

Интуитивно Драйзер иногда и сам чувствует, что излишне увлекается идеей самопожертвования": встаёт "не в те ряды", или вообще занимается не своим делом.

Драйзер - не лидер, не экстраверт-субъективист первой или второй квадры: эмоциональная яркая жизнь на всю катушку, равно как и продолжительное идейное “самосожжение” ему НЕ СВОЙСТВЕННЫ (ЭТО СЛИШКОМ РАЗРУШИТЕЛЬНЫЙ, а потому и ПРОТВОПОКАЗАННЫЙ ЕМУ, противоестественный для него как для ОБЪЕКТИВИСТА эмоциональный режим).

Драйзер НЕ ВНУШАЕТСЯ по своему наблюдательному, контролирующему собственную активацию, аспекту этики эмоций (+ЧЭ7.). Более, того, Драйзер довольно долго сопротивляется активному воздействию на этот аспект (+ЧЭ7). Поэтому и идеологический пыл не так быстро в нём разгорается и в довольно быстро в нём “угасает”, (если только суть идеи не совпадает с его собственным программным мировоззрением, или, если не видит от идеи какой-либо практической отдачи).

Гамлет, замечая идейную отстранённость партнёра, бывает вынужден либо с этим мириться, (что глубоко противно его натуре), либо подпитывать заинтересованность Драйзера, (что обычно стоит ему дополнительных усилий, причём, гораздо больших, чем если бы он имел дело с Максимом).

Но и здесь Гамлет нередко разочаровывается: идейная увлечённость Драйзера оказывается иногда до такой степени преувеличенной, что начинает соответствовать поговорке: “Заставь дурака Богу молиться, он лоб разобьёт”. И Гамлета это обстоятельство беспокоит: ему бывает трудно управлять одержимостью Драйзера, трудно “переключать” его с одного настроения на другое, трудно манипулировать его эмоциями. (Подсознательно Гамлет сориентирован на этически гибкого и в то же время рассудительного, здравомыслящего Максима, у которого эмоции рассудка не затмевают. Поэтому взаимодействовать с инертным и эмоционально “несгибаемым” Драйзером ему бывает очень тяжело. Гамлет (если только это не политический функционер) и сам может сожалеть о “безрассудном самопожертвовании” партнёра и о том, что вовлёк его в какую - то опасную авантюру, (если только он действительно хорошо относится к Драйзеру, а не просто использует в своекорыстных целях).

Слабая интуиция возможностей на фоне сильного эмоционального возбуждения иногда притупляет в Драйзере чувство опасности. В некоторых случаях это играет на руку его “идейным наставникам”, а иногда причиняет им массу хлопот.

(У Максима тоже слабая интуиция возможностей (-ЧИ4), но это интуиция другого свойства (деклатимная, аристократичная и негативистская). Максим не позволит себя низводить до рабского положения шестёрки (в том числе и в политических играх). Он, скорее, сам пройдёт в функционеры (как Клим Самгин и прочие… ). В отличие от Максима, Драйзер не так педантичен. Он не всегда прислушивается к “предостережениям” Гамлета и не воспринимает его интуитивные “подсказки” как жёсткие и безоговорочные директивы. Драйзер часто поступает по собственному усмотрению и принимает собственные решения, которые Гамлету кажутся неправильными. И он опять же перестаёт Драйзера опекать и начинает его подставлять: "Хочешь быть героем? - будь им!" И выводит "куда следует"…)

Иногда по поводу излишней горячности Драйзера у Гамлета возникают претензии: Драйзер, как ему кажется, то доверяет “не тому, кому следует”, то ввиду простодушия и “идеализма”, позволяет себя использовать (кому-то другому), а Гамлет не для других его готовил, а для себя. И отдавать "другим" не хочет. Он начинает предостерегать Драйзера, убеждает его не доверять "чужим" (якобы, этим навлекает беду на своих товарищей. И в частности на самого руководителя -Гамлета, которому совсем не хочется пропадать ни за грош). На каком - то этапе Гамлета начинает раздражать простодушие и бесхитростность Драйзера. Взаимодействие с Драйзером отбирает у него много времени и сил - он только и делает, что “интуитивно” опекает этого “простофилю”, на каждом шагу предостерегает его от возможных неприятностей. А тот не только его не слушает, но ещё и спорит, ещё и доказывать ему что - то приходится...

И тем не менее, Драйзер игнорирует рекомендации Гамлета, потому что большинство из них подаётся с этических позиций, через аспект этики отношений, которая у Гамлета на уровне ИД сочетается с "таинственным" и "тревожным" аспектом интуиции потенциальных возможностей. Такая информация удобна для Максима, но не для Драйзера. Кроме того, что такая негативная информация Драйзера сама по себе отпугивает (аспект интуиции потенциальных возможностей попадает на его "зону страха", на ТНС), так ещё и этика отношений (- БЭ) - его программный аспект: здесь он себе “сам с усам” и в чужих советах не нуждается. Интуитивные предостережения Гамлета его изначально раздражают ("доверяй тому" - "не доверяй этому"), глубоко травмируют его, оскорбляют своим цинизмом, преувеличенным пафосом. Поэтому он и старается пропускать их мимо ушей. Многое в них ему неэтичными, основанными на подозрительности и домыслах партнёра, поэтому он ими и пренебрегает. Что ещё больше обостряет мнительность Гамлета, так что тот уже начинает думать, а не пакостит ли ему Драйзер намеренно.

Со своей стороны Гамлет тоже пытается ужесточить меры воздействия на Драйзера, заставляет его “подчистить” своё ближайшее окружение с тем, чтобы там остались только им самим "проверенные” люди, (те, кому он лично доверяет и симпатизирует), а заодно и проверяет степень своего влияния на Драйзера, проверяет готовность Драйзера подчиняться его указаниям. (Тут он, конечно может "забрасывать" Драйзера как куклу-марионетку то на одну, то на другую подставу: требовать, чтобы он расстался с близкими ему людьми, друзьями, преподавателями…)

Понятно, что на такую “ чистку” своего окружения Драйзер идёт крайне неохотно. (Если вообще на неё соглашается). “В интересах дела” он может и уступить требованиям своего “наставника”, но потом сам же на него за это и обижается. Из - за этого может разорвать с ним свои отношения, и восстановить свои прежние связи.

Драйзер никому не позволяет вмешиваться в свои личные взаимоотношения. Прежде всего, потому что это противоречит его этической программе, грубо на неё влияет, воздействует: дружба, любовь, верность, преданность обещанию, долгу для Драйзера - святые понятия, а Гамлет в эту самую тонкую и деликатную сферу самым грубым и бестактным образом вмешивается: Гамлета хлебом не корми, дай только проявить свою “бдительность”. “Охота на ведьм”, всякого рода “ этнические”, “идеологические” и “социальные чистки” могут стать его излюбленным занятием - в этом он себя “реализует”, в этом и видит своё предназначение.

Драйзер при его слабой интуиции потенциальной возможностей (+ЧИ4) иногда кажется Гамлету слишком незащищённым. (это в лучшем случае и при самых благоприятных отношениях). И тогда Гамлет начинает его опекать как учитель, "старший товарищ". Начинает передавать ему свой опыт, своё знание жизни, рассчитывая, что Драйзер передаст всё это будущим поколениям. Этими действиями Гамлет реализует программу преемственности идеологического и социального опыта, которая является доминирующей в диаде Гамлет - Максим.

Поэтому Гамлет, со своим напряжённым, бета-квадровым мировоззрением так активно пытается опекать Драйзера, внушая ему, что жизнь - это борьба и надо быть ко всему готовым… Но Драйзер, в отличие от Гамлета, да же при том, что является негативистом (по психологическому признаку) не воспринимает жизнь в таких мрачных тонах. Человек, в его понимании, живёт для утверждения гармонии отношений, а не для поголовного истребления себе подобных. Поэтому его отталкивает грубая категоричность Гамлета.. Его мнительность, его цинизм, его “нюх на интригу” Драйзеру неприятны...

Выстраивая отношения по схеме "учитель и ученик", они по многим аспектам не понимают и не могут понять друг друга И эти “непонимания” возникают у них на каждом шагу, спутываются в клубок, нарастают как снежный ком и причиняет им обоим массу неприятностей (даже при самых позитивных установках на дружбу, взаимопонимание и долговременное сосуществование бок о бок и долговременное плодотворное сотрудничество).

5. Интуитивно-сенсорное противоборство

Драйзер понимает, что им не следует взаимодействовать на такой близкой дистанции! Он бы и рад отдалиться, да Гамлет ему этого не позволяет. Очень уж его обижает эта “беспричинная” ( как ему кажется) обособленность, “ закрытость” партнёра, (Экие мы гордые и заносчивые!). Гамлета обижает нежелание Драйзера следовать его “добрым советам”. А Гамлету ведь непременно надо навязать свои убеждения, непременно надо “ заразить” своей идеей! А если не получается, он не на шутку рассердится и будет задирать Драйзера, и провоцировать на конфликт. Он непременно захочет “отомстить” Драйзеру за то, что его “не так поняли” или вообще не захотели понять и принять вместе со всем его ценным грузом "важной и сверх важной информации" ...

Примет ли Драйзер вызов Гамлета, или нет, - зависит от того, как назойливо будет нападать на него Гамлет. (Смотря по тому, какого рода нападки предпримет, какой резонанс поднимет, какие силы задействует, какие проблемы создаст, как принципы затронет... )

Драйзер не считает нужным “ломать копья” по пустякам (это в его понимании нецелесообразно), поэтому и задиристость Гамлета он может перетерпеть или оставить без внимания. Драйзер не ввяжется в драку, пока не поймёт, РАДИ ЧЕГО она затевается и ЗАЧЕМ его туда втягивают. Поэтому он долго приглядывается к Гамлету, “оценивает” его поведение по своей наблюдательной этике эмоций (+ЧЭ7), видит, как Гамлет “распаляет” свой воинственный пыл и ждёт, к чему это приведёт. Иногда слишком долго ждёт и потом страдает от этого. Драйзер считает, что дать отпор он всегда успеет, главное - не напасть первым - это неэтично: противоречит его программе (-БЭ1). Гамлет этим пользуется. Для него это “приглашение к драке” - обычное дело. Что - то вроде первого “знакомства с партнёром”... И если партнёр от такого “знакомства” настойчиво устраняется, желание “познакомиться” у Гамлета превращается в навязчивую идею и принимает характер назойливого преследования.

Постоянно ускользающий Драйзер настораживает Гамлета, вызывает у него всё большее опасения. ( Гамлет, как упрямый и решительный-стратег-аристократ, - опытный “загонный охотник”, ускользающая цель для него особенно желанна). Как любой рационально - последовательный (“прямолинейно - напористый") экстраверт он “зацикливается” на своём желании во что бы то ни стало настичь эту жертву ( “раскусить” эту “ тёмную лошадку”) и вывести “на чистую воду”. А если понадобиться, и вычистить из системы. Гамлет начинает преследовать Драйзера как личность опасную и подозрительную. Начинает и интриговать против него, (надо же что-то делать в такой ситуации!), приписывает ему всякие злоумышления, (до которых сам бы Драйзер никогда не додумался, поскольку в этом направлении его мысль вообще не работает), распускает о нём вздорные, вымышленные слухи, которым сам же потом и верит, поскольку в другую схему поведение Драйзера, по его мнению, вообще не укладывается.(И это понятно: “всяк о другом по себе судит”...). И вот уже из этих сплетен “зарождаются” “слухи - химеры" и "миражи”, с которыми Драйзеру действительно приходится бороться, (он не из тех, кто позволяет портить себе репутацию!) Почувствовав неприязнь окружающих, он непременно хочет разобраться в её причинах, (поскольку это непосредственно касается его программного аспекта этики отношений (- БЭ1). Вот тут-то и начинается всё самое для него неприятное: столкнувшись с предвзятым, негативным мнением окружающих, он бывает вынужден оправдываться и “отмываться” от всей прилипшей к нему грязи, - то есть, совершает все те действия, на которые и была рассчитана “хитрая” интрига его миражника.

Защищая свою репутацию, Драйзер находится в положение Дон-Кихота, воюющего с ветряными мельницами. Ему приходится бить кулаками по воздуху, поскольку его противник оказывается “призрачен”, нереален - Драйзеру приходится “воевать” с компрометирующей его информацией, которая от начала и до конца бывает вымыслом.

Люди в этот вымысел верят: "не бывает же дыма без огня"! Но в миражных отношениях - всё бывает. Да и сам Гамлет умеет “наводить тень на плетень”. Дезинформация бывает очень ловко запущена и умело “режиссирована”, поскольку в данном случае “ работает” мастер своего дела. (Независимо от профессии и рода занятий, представитель этого психотипа всегда умеет определённым образом “настроить” толпу, так что объекту его травли завидовать не приходится).

Пример:
Одна молоденькая учительница (Драйзер) попала после института в преподавательский коллектив, где вскоре и заметила, что её коллеги по непонятным причинам шарахаются от неё в сторону и испуганно, подозрительно на неё смотрят. Об учениках и говорить нечего - те просто срывают один урок за другим, как будто их кто-то специально против неё настраивает. Учительница терпела и выжидала - что ей ещё оставалось делать? Кто-то из коллег ей что-то “нашёптывал”, кто-то предостерегал, но кончилось всё очень неожиданно: её вызвали к директору школы и там завуч (Гамлет) высказала ей все претензии - оказывается её уже давно настораживает замкнутость этой молодой учительницы, раздражает её “возмутительное недоверие к коллективу”: никогда-то она в учительскую не зайдёт, ничего-то про себя не расскажет, ей уроки срывают, а она молчит, терпит, на учеников не жалуется, - ничем её не проймёшь! - на переменах в своём кабинете сидит, никто из учителей ничего про неё не знает - как прикажете работать с таким человеком?!

Вот завуч и решила “прояснить ситуацию” и устроила “бузу” в школе, а когда и это не помогло, вызвала молодую специалистку “на ковёр” - пусть-ка объяснит своё поведение!

Та мигом догадалась, кто тут воду мутит и выдвинул против завуча встречные обвинения, которые ( по её мнению) были и этичны, и справедливы: если кто-то из старших недоволен её работой, пусть поможет добрым советом или личным примером, а натравливать коллег и науськивать учеников - это и непедагогично, и не по-товарищески...

Вот так, в открытую, она всё им высказала, а затем уволилась “по собственному желанию”. “Упорхнула” от завуча, выскользнула из сферы её влияния, так ничего про себя и не рассказав...

Драйзер никогда и никому не позволяет припереть себя к стенке, как не позволяет загнать себя в угол - он начинает яростно защищаться, - на то ему и дана его творческая волевая сенсорика (+ЧС2). В таких случаях защита Драйзера перерастает в сокрушительную атаку, в нападение. Вот тогда уже он может принять вызов Гамлета и воевать уже непосредственно с ним в честном и открытом поединке. Хотя на открытый поединок Гамлет выходит крайне неохотно, (если только это не заранее продуманный финал инсценированного им “представления”).

Впрочем и Драйзеру, прежде чем сразиться с Гамлетом, приходится сначала распутывать “клубок” сплетённых им интриг, докапываться до источника компрометирующей его информации и определять повод для компромата. Только после этого он может попытаться вывести Гамлета на “чистую воду”, действуя энергичными и решительными методами.
А для этого Драйзер в первую очередь использует свою сильную и смелую этику отношений - свою программную функцию, (причём, этой смелостью Драйзер очень удивляет своего противника, такого прямого хода Гамлет от него менее всего ожидает, он уже свыкся с мыслью, что Драйзер терпит притеснения только потому, что он “слабак” и ему странно видеть, как тот оказывается способен на смелые и решительные поступки. (Гамлет же по себе и исходя из своих ценностей судит...)

Драйзер никому и никогда не прощает зла. На такие вещи он очень памятлив, (на каждого человека у него составлено особое “досье”, которое он до поры до времени “хранит”, но где всё про всех помнит), поэтому и Гамлета разоблачить ему не составит труда. Драйзер ему всё припомнит, причём жёстко, категорично и беспощадно. (Удар волевой сенсорики Драйзера бывает более, чем сокрушителен. Сила его защиты намного превышает силу нападения. ( Он буквально “ размазывает” своего противника, не успокоится, пока не “изничтожит” его полностью. Во многих случаях Драйзер вообще не позволяет на себя напасть, но уж если начнёт защищаться, так по полной программе - и огнём и мечом; и если начнёт рубить, так с плеча. Так что Гамлет бывает уже и не рад, что втянул его в эту драку!).

Начав защищаться, Драйзер и логически вывернется. И в этом ему послужит его манипулятивная логика соотношений, (которая иногда “включается” одновременно с волевой сенсорикой ( общим блоком). А на это уже Гамлет ничем ему ответить не сможет, (так и останется сидеть с открытым ртом) - логика соотношений у него слабее, чем у Драйзера, (как-никак - “точка абсолютной слабости”), а у того и доводы сильнее и этические принципы жёстче.

И к тому же Драйзер-статик. И коль скоро он начал защищаться и отстаивать свою этическую программу, его уже никто не переломит и не переубедит. Как сенсорик он непременно последнее слово оставит за собой. Так что, Гамлету во многих случаях приходится уступать: Гамлёт силён в закулисной игре, а в открытом бою ( да ещё в неправом) ему действовать трудно. Так что здесь его Драйзер непременно “заткнёт”. Свою защиту он быстро переведёт в наступление и манипулируя волевой сенсорикой и логикой соотношений, выдвинет против Гамлета целый ворох встречных обвинений.

Так, например, в одном заводском цеху, “ не понимали” молоденькую работницу- Драйзеру (вчерашнюю школьницу, не прошедшую по конкурсу в институт). “Разборку” организовала комсорг-Гамлет. Обвинение были представлены всё те же самые: отстраняется от коллектива, в перерыве читает “какие-то учебники”, после работы спешит на какие-то занятия, от внеплановых общественных мероприятий уклоняется! А главное - никто и ничего про неё не знает, и это всех, (и главным образом, “комсорга”) очень настораживает. Девушку спросили, что она вообще о себе думает, что “воображает”? Тут она им и ответила: согласно её наблюдениям, все “мероприятия” здесь сводятся к тому только, чтобы “поддавать” в "подсобке" в тесной компании, а это никак не входит в её планы, поскольку у неё в жизни другие задачи и цели. Они, понятно, обиделись, но и возразить ничего не смогли, - подмечено было верно!

6. Если предположить, что у них могут быть общие цели…

Если допустить, что они хорошо и близко знакомы, готовы объединить свои усилия ради общих целей, готовы посвятить себя общему служению общему делу, жить ради друг друга, могут ли они при таких позитивных установках мирно взаимодействовать долгое время?

На близкой дистанции они НИ ПРИ КАКИХ УСЛОВИЯХ НЕ СМОГУТ МИРНО ВЗАИМОДЕЙСТВОВАТЬ ДОЛГОЕ ВРЕМЯ, потому, что оба они - КВЕСТИМЫ. И значит, модели их ТИМов и одноимённо заряженные полюса их информационных аспектов непременно разведут их по разным углам.

Драйзеру свойственно мечтать о пожизненном служении партнёру, о преданности его делу и идеалам. (К этому обязывает его программная этика отношений) Но Гамлетом это самоотречение не всегда бывает правильно понято. Нередко он тяготится им, оно ему кажется смешным и нелепым, и тогда даже сенсорная опека партнёра принимается им без должного уважения. Со свойственной ему амбициозностью Гамлет может посчитать, что Драйзер перед ним просто “выслуживается”. Приведём несколько примеров:

Пример:

Школьница-Драйзер, как и многие представительницы её типа с детства мечтающая о собственной идеальной семье и собственном образцово организованном доме, принимала у себя в гостях одноклассницу- Гамлета. Точнее, Гамлет пришла к девочке не в гости, а по делу: приготовить с её помощью домашнее задание. Визиты одноклассников в этом доме были редким явлением - девочка росла довольно скрытной и замкнутой (как и всякий ЭСИ), но в данном случае она обрадовалась возможности помочь товарищу, поэтому, когда задание было приготовлено, она пригласила свою гостью к ужину, который сама же и приготовила из всего самого лучшего, что нашлось в доме. После ужина подружка заинтересовалась нотами на рояле, и молодая хозяйка стала её развлекать по полной программе: целый вечер играла и пела для неё самые популярные песни. (Она училась на вокальном отделении в музыкальной школе и рада была найти применение своим талантам). “Приём”, с её точки зрения, удался на славу, она была довольна тем, как справилась со своими обязанностями и полагала, что и гостья её приятно провела время. Каково же было её удивление, когда на следующий день, придя в школу, подружка стала развлекать одноклассников рассказами о том, как перед ней целый вечер "выслуживались” и во всём “угождали”. Она не хотела быть ни благодарна, ни признательна своей однокласснице, не хотела унижать себя признанием её превосходства (а вне "вертикали" Гамлет не рассматривает отношения), поэтому ей проще было представить поведение девочки как унизительное. Драйзер была глубоко этим оскорблена и возмущена. И ещё больше в себе замкнулась.

Аналогичный случай произошёл с той же девочкой - Драйзером и впоследствии, когда она уже будучи студенткой художественного ВУЗа, пригласила к себе в гости сокурсницу - Гамлета, одиноко прозябающую в общежитии. (Девушка была не местная - приехала из Тюмени, но очень хотела остаться и жить в Ленинграде, поскольку предки её (известная княжеская фамилия) были родом из Питера, но после революции их сослали в Сибирь. Сама ЭИЭ (Гамлет) получила воспитание от бабушки - потомственной княжны и отличалась слегка жеманными, старомодно-изящными манерами и редкой для того времени деликатностью и щепетильностью. (Вот её-то, в рамках "сенсорной опеки" и пригласила к себе в гости Драйзер: поужинать, почувствовать хоть какое-то домашнее тепло.)

Всё было как и в прошлый раз, за исключением концерта, - теперь уже обе девушки, устроившись в мягких креслах, целый вечер смотрели телевизор. На следующий день поводом для насмешек стали "салфеточки с бахромой", на которых сервировалось кофе, и мягкие кресла, в которые поместила свою гостью хозяйка. (Почему-то это особенно веселило сокурсников...)

С героинями этого сюжета произошло ещё одно событие. Теперь уже через несколько лет. Время не залечило обиду ЭСИ, но она всё же поддерживала приятельские отношения с сокурсницей-Гамлетом. И когда та, наконец, счастливо вышла замуж за своего сокурсника (да ещё - ленинградца и своего дуала-ЛСИ, Максима), ЭСИ (Драйзер) была свидетельницей на её свадьбе. Сразу по окончании института, они на какое-то время потеряли из виду друг друга, но через три года случайно встретились и возобновили знакомство. А вскоре, с подачи ЭСИ (и по её протекции) стали работать в смежных учреждениях. ЭСИ отвечала за качество художественного оформления витрин в районной сети пошивочных ателье. А ребята выполняли заказы городской художественной артели, которая оформляла витрины швейных ателье всех районов. Теперь ЭСИ была частым гостем в их доме. Со временем, эта дружба с ЭСИ переросла в более выгодные для них отношения. И однажды ЭИЭ, Гамлет упросила подругу-ЭСИ устроить им выгодный заказ на оформление витрин от своего района.

- Без проблем! - ответила им подружка-ЭСИ (почему бы не дать друзьям заработать?). И организовала им отличный заказ на оформление огромной витрины ателье класса "люкс" (по самому высокому тарифу). В положенное время ЭСИ пришла к ним в мастерскую утверждать эскиз оформления. Эскиз был наискучнейший, типично "максимовский": на белых, грунтованных планшетах предполагалось изобразить фигуры советских граждан обоего пола, в чопорных, строгих, деловых костюмах и униформах, наглухо застёгнутых по самые уши. ЭСИ поморщилась, но подружка-Гамлет уговорила её принять проект: "Уверяю тебя, это будет очень и очень красиво! Мы всё так хорошо нарисуем. Вот увидишь…"

ЭСИ очень не хотелось идти на эту уступку: провинциальный городок этот проект ещё мог бы украсить, но не центральную улицу в Ленинграде…

Но ЭИЭ "очень и очень" упрашивала, и ЭСИ, сделав над собой усилие, согласилась утвердить этот проект. ("Он конечно уродливый и консервативный, но зато "строгий" и "правильный", - убеждала она себя, - кому-нибудь он, возможно, понравится…").

В положенный срок художники пригласили её в мастерскую посмотреть окончательный вариант работы. Она как увидела этот "вариант", свет у неё в глазах померк в ту же секунду: все фигуры на стенде, мало того, что были "одеты" в какие-то мрачные, тёмно-серые костюмы, так ещё и нарисованы были страшно коряво и выглядели так, словно только что сошли прямиком с дыбы: ноги у всех были разной длины, исковерканы, искорёжены, вывернуты коленками назад, руки были вывернуты локтями вперёд. ЭСИ остолбенела от ужаса: "Ребята, вы что, после института рисовать разучились?!" (В искусстве, как в спорте, нельзя терять форму!). И она тут же, схватив кисть, тёмной краской по белому грунту наметила им контуры рисунка с правильными разворотами рук и ног. Выровняла им все "конечности", подправила пропорции фигур. В результате всех исправлений почти у каждой фигуры образовались по две пары рук и две пары ног (а у некоторых ещё и по три ступни, по две пары плеч и две талии - но, кто считает!) - зрелище было не для слабонервных! Но для ЭСИ это была всего лишь рядовая, рабочая ситуация (и уж, никак не форс-мажорные обстоятельства!).Она была уверена, что её друзья за пару часов с лёгкостью исправят всё в лучшем виде. Свой "неправильный" рисунок они перекроют ("замажут") грунтом, а намеченные ею контуры поподробнее прорисуют и "покроют одеждой" - на всё-про всё, им бы пары часов с лихвой хватило!

ЭИЭ, Гамлет клятвенно обещала ей, что к завтрашнему утру всё будет исправлено в лучшем виде, но только "слёзно" и очень настойчиво просила заранее подписать акт о приёме работы. "Мы здесь всё исправим, ты не волнуйся! Ты только сейчас нам накладные и акт подпиши, а иначе мы завтра утром не сможет смонтировать тебе эту витрину. А у нас, сама понимаешь, свои сроки… А кроме того, мы завтра ещё должны и наряды закрывать. Мы ведь ничего не заработаем за этот месяц, если ты нам прямо сейчас это всё не подпишешь, - уговаривала подругу ЭИЭ. - Здесь ведь работы-всего ничего! Мы быстро справимся! Пожалуйста, подпиши сейчас! Обещаю, что завтра всё это будет выглядеть великолепно… Даю тебе честное слово!.. Честное, благородное! Ты же меня не первый день знаешь!.. Я не подведу!.."

Во всех этих просьбах ЭИЭ была чрезвычайно настойчива и убедительна. Поддавшись на её уговоры, поверив "честному, благородному слову" (главным образом, поддавшись жалости: не хотелось лишать друзей их месячной заработной платы), ЭСИ написала на нужном бланке, что представленной работой довольна и никаких претензий к исполнителям не имеет. Поставила свою подпись, число. Взяла с ребят клятвенное обещание, что к завтрашнему утру они непременно всё исправят и сделают всё, как нужно, оглянулась на планшеты с "людьми - осьминогами", содрогнулась от ужаса, подумала: "Остап Бендер бы лучше нарисовал!", а потом уже не сомневаясь, что всё будет сделано хорошо, отправилась домой: её рабочий на этом закончился… (Если бы сомневалась в их честности, осталась бы сама переделывать их работу).

Наутро все телефоны в её кабинете уже разрывались от звонков:

- Стыд какой! Какой срам! Какой ужас! - вопили администраторы элитного ателье, - Что это за безобразие вы нам на витрину повесили?! Человеческие фигуры с двумя парами рук и ног! И кто это только такое придумал?! Такое оскорбление для клиентов! Такое уродство! Немедленно уберите отсюда ваши "художества"! Вы нам всех заказчиков распугаете!".

ЭСИ тут же перезвонила своим друзьям:

- Так вы что же, ничего не исправили?!.. - спросила она, холодея от ужаса. - Вы же мне обещали!.. Я вам поверила!.. Немедленно приезжайте и убирайте весь этот кошмар с витрины!.. Теперь уже этот проект не пройдёт. Надо срочно всё переделывать по другому эскизу...

Подружка тут же в ухо ей и рассмеялась:

- Ага, щ-щас!.. Разбежалась!.. Здесь дураков нет, чтобы приезжать и всё переделывать!.. Ты нам расписку дала в том, что работой довольна!.. Ну, и всё!.. А остальное - твои проблемы! Сама виновата: не надо было подписывать! Если хочешь, чтобы мы всё переделали, оформляй нам всё это как новый заказ: на новые сроки, с новыми материалами и новым эскизом. А в своё свободное время и за свои личные деньги мы ничего переделывать тебе не будем.

- Но ведь, ты же мне обещала! - возмущалась ЭСИ. - Я тебе поверила, подписала акт под твоё "честное, благородное слово"!..

- Ну, и что?!.. - не сдавалась "её благородие". - Кто теперь "честным словам" верит? Если хочешь, сама исправляй, за свой счёт. А мы не будем! Мы свою работу сделали...

- И это вы называете "работой"? - ЭСИ была потрясена: такого дикого, вопиющего хамства она от подруги не ожидала. Она понимала, что всё началось ещё с того убогого эскиза, который нельзя было утверждать, понимала, что ей было трудно устоять одной против двух упрямых "друзей". Но знала также, что при желании даже по этому посредственному эскизу её "друзья" могли сделать вполне приличный рисунок, если бы захотели и постарались. А в том, что они должны были постараться, она была уверена. Ведь они же больше других были заинтересованы в том, чтобы получать с её помощью в будущем выгодные заказы "вне очереди". Она была уверена, что они всё исправят, потому, что в первую очередь это было в их интересах! Конечно, она могла устроить межведомственный скандал: позвонить их начальству, пригласить посмотреть их работу, сказать, что они злоупотребили её доверием, пренебрегли профессиональными интересами, профессиональной честью… Но, как любой ЭСИ (Драйзер), она не слишком свободно чувствовала себя в системных отношениях, интересы добрых дружеских отношения (а не интересы системы) для неё, как для объективиста были гораздо важней (этика отношений - её программный аспект (-БЭ1), логика систем (-БЛ3) - нормативный.). Поэтому даже после такой унизительной для них сцены (исправления их рисунка) она всё же рассчитывала, что друзья оценят её деликатность: ведь она же не подставила их под административную ответственность. А они её подставили по полной программе. И себя, как профессионалы под удар они подставили тоже, слегка недооценив ситуацию. (Сказалась и беспечность Максима и Гамлета и нормативный прагматизм (ограниченность способностей ориентироваться в деловой сфере: у Гамлета аспект деловой логики нормативный (+ЧЛ3). Сказалась и привычка выгораживать себя в системных отношениях сваливая свою вину на "формально виноватого" (во всех технических недоработках "виноват" не рабочий, а приёмщик работы: чья подпись стоит на акте приёма, тот и виноват). Сказался и комплекс шестёрки": "А чего это она нам указывает? Тоже ещё начальница нашлась! Подписала, - пусть теперь сама за всё отвечает! С нас - взятки гладки!". (Она их пожалела, а они её - нет. Во второй квадре "Пострадавший сам виноват в своих несчастьях: кто пострадал в результате всего, тот и виноват!")

Скандал разгорелся не шуточный: злополучная витрина размещалась на "правительственной трассе", по пути следования правительственных машин (ателье находилось на Московском проспекте). И оставить этот безобразный факт без внимания в городе никак не могли. От прессы скрывали, но ведомственный пожар раздули чуть ли не до небес: шутка ли, такой конфуз! Прохожие скапливались у "кошмарных витрин" стаями. Смотрели и глазам не верили: это было возмутительное, невероятное для того времени изображение советских людей. Все понимали, что произошла ошибка, но нельзя же такое вывешивать! "И где были глаза у того, кто вывешивал? Где была совесть?! И как можно так формально относиться к своим обязанностям?!" - возмущались прохожие.

ЭСИ пригрозили увольнением "по инициативе администрации", но в оставшиеся две недели потребовали, чтоб она в кратчайшие сроки, в своё личное время, на свои личные средства, своими силами оформила эту витрину. ЭСИ выполнила это их требование: хорошо и красиво оформила витрины по своим эскизам. Только тогда уже директриса объединения над ней смилостивилась. И после целой серии унизительных мероприятий -"общих собраний", на которых её нещадно "песочили" и критиковали, выставляя в самом жутком и неприглядном свете, ей разрешили уволиться "по собственному". Подписывая заявление, директриса (СЛЭ, Жуков) во всеуслышанье наговорила ей кучу гадостей, прилюдно "выгнала в шею", потребовав чтобы та больше не появлялась на их горизонте, даже близко не подходила к сети их ателье. Но ЭСИ  после предательства друзей все это было уже глубоко безразлично. (А с директрисой вскоре, после этих событий произошло несчастье: от "случайной" искры загорелся (и прогорел дотла) склад дорогой пушнины, принадлежащей сети их ателье. Директрису, как главное ответственное лицо, обвинили в умышленном поджоге с целью сокрытия хищений государственного имущества "в особо крупных размерах" и присудили чуть ли не к "высшей мере". Всю остальную администрацию (а она за собой всех потянула) тоже осудили по самым строгим статьям… ). Так что, ЭСИ ещё повезло, что она вовремя ушла с этой работы, а то на неё бы тоже что-нибудь да "повесили"…

С четой бывших сокурсников она прервала все отношения, никогда с ними больше не виделась и не общалась. Знала только, что они продолжают работать всё в той же художественной мастерской…

7. Драйзер - Гамлет плодотворное сотрудничество: "супер-рекорды", творческие подвиги и трудовые будни.

В рамках творческого (а также учебно профилактического) взаимодействия, в рамках отношений "учитель и ученик", в рамках служебных отношений, в рамках программы " В жизни всегда есть место подвигу" (а "кто не рискует, тот не пьёт шампанское") Гамлет, конечно может втянуть подчинённого ему Драйзера в любую авантюру, подставу, творческий эксперимент, проверяя на нём пределы человеческих возможностей, способностей, выносливости, усердия и терпения… Чаще всего Драйзер по этим показателям его не разочаровывает: выполняет работу по максимуму своих возможностей. Но в силу своего природного негативизма не перестаёт воспринимать эти призывы "к подвигам", это бесконечное повышение планки требований, эту постоянную работу по высшей сложности и высшему качеству на износ, как "подставу" и как авантюру, которая "добром не кончится" и когда - нибудь приведёт к срыву, причём в самый ответственный момент, потому что нельзя до бесконечности злоупотреблять выносливостью и энтузиазмом, загоняя его на вершины возможного и допустимого, не задумываясь о том, что он может преспокойно свалиться с этих высот, причём в самый ответственный момент и "загреметь под фанфары". В буквальном смысле этого слова. (Как это случилось с одной, ещё не очень опытной вокалисткой ЭСИ (Драйзер), которая даже не успев толком поработать дублёршей, по распоряжению очень требовательного и сурового музыкального руководителя, режиссёра и фактически "хозяина" этой оперы - ЭИЭ, Гамлета должна была исполнять партию Нормы на премьере одноимённой опере Беллини в несколько периферийном, но достаточно известном оперном театре. Так вот она именно "загремела под фанфары". Прозвучали фанфары её выходной арии, она вышла на сцену… С речитативом ещё как-то справилась, а как подошло время петь саму арию - самую красивую и самую сложную в мировом оперном репертуаре ("Casta Diva"), осознала всю важность момента (премьера супер - спектакля, а она - ещё недавняя исполнительница второстепенных ролей и вчерашняя дублёрша) поёт главную партию - да ещё самую великолепную - невероятно!) От страха у неё душа ушла в пятки, а от волнения пропал голос…

Вот как сама "героиня" этих событий (ЭСИ) об этом рассказывает:

"Я до сих пор не могу понять, была это авантюра, или была подстава?!.. Потому, что когда я выходила на сцену, он (ЭИЭ) мне ещё больше усложнил задачу, сказал: "Спой "Casta Diva" "на пиано - пианиссимо!" И послал воздушный поцелуй. - то есть, надо понимать, как "заранее благодарен!" А вот этого я не понимаю: если у меня оно на репетициях не получалось, зачем на сцене-то пробовать? (Это всё равно, что приказать выходящему на лёд фигуристу (да ещё каком - то важном чемпионате): "Сделай первый прыжок в четыре оборота, вместо двух, то есть - внезапно усложнить и перестроить всю техническую сторону программы и сделать то, что и не заявлено в программе и не требуется, но при этом рискнуть всем.) Так получилось и у меня: оно никому не нужно здесь это "пиано- пианиссимо", оно есть только в аккомпанементе (и только "РР", а не "РРР"), но не у вокалиста. А он захотел, чтобы это было "РРР"! То есть - супер рекорд! И тут же, прямо на сцене, да ещё на премьере, на первом выходе, в первые минуты адаптации на сцене. Но он был "заранее благодарен", и я рискнула, сделала ему это "РРР". Ну вот, голос мой в нём и "увяз" - это естественно: произошёл резкий спазм гортани. (Я всё же не Монсеррат Кабалье в лучшие её годы.) Стоит у меня это "пиано - пианиссимо" комом в горле, голос мой в нём "утонул", а "вынырнул" только на "a noi volgi il bel sembiante…" То есть, семь с половиной тактов медленного темпа мне пришлось только беззвучно открывать рот. Это был почти полный провал! Было желание, - не скрою, было! - сбежать со сцены. Но этого нельзя делать: умри, а допой! Как только вышла на свой оптимальный звук, сразу почувствовала опору и дальше уже всё прошло благополучно: надо было как можно скорей исправлять общее впечатление, так что пришлось постараться. Закончила сцену, выхожу за кулисы, - "главный" ко мне "подлетает", глаза круглые, перепуганные: "Что это было?" - спрашивает. "Похоже, рановато ещё мне это петь! - говорю. - Я морально не готова к такой сложной партии." А он: "Да ладно!.. Кто не проваливался, тот, считай, - не выступал! С боевым крещением, тебя! Артист рождается в момент провала, или сразу же после него… Так что, считай - заново родилась". И тут другие тоже начали подбегать, поздравлять меня "с боевым крещением" и "со вторым рожденьем"… Вот он такой: склонный к авантюрам, упрямый, взбалмошный человек. Но настоящий фанат оперы, одержимый музыкой человек… Отношения в коллективе были доброжелательные. И это - целиком его заслуга: он и сам никогда не интриговал, и другим не позволял. Если нечто подобное начиналось, выставлял из труппы в два счёта…

Работать с ним было фантастически интересно! Всегда море идей, множество новых планов. Перед началом каждого сезона вручает огромную кипу нот: извольте разучивать и готовиться… Часто заставлял петь такое, что не подходило по голосу. Я ему говорю: "У меня нет в тесситуре таких нот", а он: "Теперь будут. Иди пой!". Приходилось идти на хитрости, чтобы он захотел перепоручить эту работу другому. И он всегда зависел от своего настроения. Если ему хотелось услышать какое-то произведение в чьём-то исполнении. Он мог заставить подготовить его в кратчайшие сроки. Вот так, просто подходил и "брал на слабо". И от этого "слабо" всем доставалось. Меня он тоже как-то спросил: "А слабо приготовить партию Мюзетты за два дня"?. (У него возникла идея какого-то внепланового гала-концерта.) Пришлось ему же, его собственную цитату и процитировать: "Пуччини просто так петь нельзя, его надо долго и кропотливо выстраивать. Удерживать в этих построениях." - "А за два дня, - говорю, - я его технически "выстроить" не успею…" Не скрою, из-за этих головокружительных по сложности задач, иногда действительно очень хотелось совершить подвиг и сделать что-то феноменальное, в кратчайшие сроки, по высшему пилотажу… Хотелось совершать чудеса! Я ему очень благодарна за то, что он в меня поверил. Когда он меня впервые прослушал (я тогда только что приехала из Ленинграда), он не пришёл в восторг от моей техники, сказал: "Надо всё переделывать по западному образцу". (Это обычная история, когда природное драматическое сопрано у молоденьких учениц не слишком опытные преподаватели принимают за корявое, ломкое меццо-сопрано и начинают развивать только в нижних регистрах. Но если вовремя перевести обучение на программу "бельканто", голос очень быстро "взлетает", открывается верхний регистр и тогда ещё можно успеть вырастить из этого "гадкого утёнка" прекрасного лебедя. История знает примеры таких превращений… Со мной этот перелом произошёл, можно сказать, в самый последний момент: когда карьера была уже на грани срыва и приходилось подумывать даже о том, чтобы сменить профессию. В столичный театр тогда меня не взяли и я пришла в этот. И он как прослушал меня, сказал: "Поёт она не в своей тесситуре, но зато тембр голоса - это что - то особенное! Нам такой голос нужен.". И этим он фактически спас и мой голос, и мою жизнь, потому что без пения я себе жизни не представляю. Какую-то работу он мне предоставил, чтобы я от сцены не отвыкала. Три года я у него пела только "горничных - субреток" и параллельно училась у лучшего педагога в городе (и одного из лучших в Европе). И только после окончания курса он перевёл меня на роли второго плана и лёгкие партии первого - пела Церлину, Сюзанну и прочих. И за это я ему благодарна. А когда он стал поручать главные партии сложного репертуара, у меня вообще земля из - под ног ушла. Я не могла поверить, что это происходит со мной, потому что к тому времени уже свыклась с мыслью, что мне никогда из ролей второго плана не выйти. Собственно говоря, этому человеку я обязана самым счастливым периодом в своей жизни…

… Он часто рассказывал, что был дружен с самой Марией Каллас, состоял в переписке, общался с ней, перезванивался… (Он одно время жил и работал в Швейцарии, часто ездил во Францию, возможно тогда и познакомился с ней). Каллас была его кумиром. И тут наши вкусы и взгляды с ним совпадали. И совпадают по сей день: Каллас и мой кумир тоже. Когда я только начинала работу над Нормой, он требовал, чтобы я придерживалась интерпретации Каллас - то есть пела в её темпах, с её особенной фразировкой… Об эмоциях я и не говорю: с её фантастическим эмоциональным диапазоном и темпераментом, вообще никто не может сравниться - такие певцы рождаются раз в столетие. В предыдущем столетии с ней могла бы соперничать только Мария Фелисита Малибран (старшая сестра Полины Виардо). На неё и равнялась Каллас в жертвенном служении искусству. Малибран умерла молодой (в возрасте 28 лет) от того, что буквально "допелась до смерти": пела и концертировала несколько дней подряд без отдыха и срока, а на последнем концерте полтора часа пела только на "бис" - невероятная душевная щедрость и фантастическая эмоциональная жертвенность! Её уговаривали не поддаваться на просьбы публики и завершить выступление, но она всё выходила и пела. Говорила: "Я буду петь, даже если мне придётся заплатить за это своей жизнью!". И заплатила: после этого с ней случился приступ, от которого она уже не сумела оправиться, хотя очень хотела встать, выйти на сцену и снова петь. Великая, виртуозная была певица! Её считали Жанной д, Арк в музыке. И она буквально сгорела в пучине собственных эмоций, сгорела в пении, как на костре. Я очень восхищаюсь всем этим, но я не могу этому подражать: я другой человек, у меня другой темперамент и… Нет, конечно, иногда очень хочется вот так, взять и выложиться в пении абсолютно по максимуму… Это доставляет невероятное удовольствие! Но когда после такого вот "удовольствия" голос пропадает на денёк, другой, третий, очень хочется взять и покончить с собой. Не представляю, что будет, когда он когда-нибудь совсем пропадёт, - наверное, не смогу этого пережить… В работе над "Нормой" наш "главный", конечно, мне очень помог: хотя опять же, тянул меня на методику Каллас - на не свойственную мне эмоциональную и логическую схему. По логике этой схемы требуется определить место персонажа в системе отношений. То есть, - понять, кем является Норма в этой иерархии. А она - верховная жрица, пророчица, верховный судья. Поэтому она такая властная, могущественная, амбициозная. (Такой её и исполняет Каллас) Слово Нормы - закон. Она вершит правосудие, приговаривает к смерти, приносит жертвы на храмовом алтаре. Она общается с богами, она - человек, наделённый безграничной властью. И в то же время она безгранично страдает от того, что лишена права на обычное женское счастье. Как жрица она обязана хранить обет безбрачия. Но как человек, привыкший получать от жизни всё, что захочет, она и тут рассчитывает везде поспеть: хочет одновременно быть и любимой, счастливой женщиной, матерью двух прелестных детей и при этом оставаться непорочной, целомудренной жрицей, продолжать общаться с богами и вершить от их имени высший суд. В интерпретации Каллас выделяются оба эти направления: логическое (отношения в храмовой и общественной иерархии) и эмоциональные: личная трагедия героини, ведущей рискованную "двойную игру" с судьбой и страдающей от невозможности соединить воедино всё желаемое. . Но мне хотелось подчеркнуть совершенно другой аспект её внутреннего конфликта: страх ожидаемого разоблачения и страдание от нежелания и неспособности жить двойной жизнью. Норма постоянно находится на грани разоблачения, поэтому всегда готова свалить свою вину на кого угодно. У неё уже и интриги все продуманы, и схема обвинений всегда наготове. И только чудо внезапного нравственного перерождения, ощущение стыда и раскаяния останавливает её и удерживает от новых преступлений. Мне интересны были эти её метаморфозы и её отношения в этом любовном треугольнике, интересен момент её перерождения - осознание ею своей вины и раскаяние. Там музыка для этого благодатнейшая!.. Интересно было работать над финалом, над последней сценой и арией, красивей которой, я считаю, нет ничего на свете. Есть две яркие точки в этой опере: выходная ария и заключительная. И обе - гениальные по красоте. Возможно поэтому я чувствовала, что меня буквально тянет к развязке событий, "несёт" к финалу так быстро, что я постоянно сдерживаю себя, чтобы не загнать темп. Так вот, наш "главный" это понял и тогда же сказал: "Не думаю, что ей так уж не терпится скорее взойти на костёр (это он о Норме). Финальная сцена - здесь самый торжественный и самый кульминационный момент, это и неожиданная развязка сюжета и самое яркое, завершающее впечатление о спектакле." И как обычно, в очередной раз оказался прав: всё действие оперы проходит на фоне тёмного, звёздного неба. И только в финальной сцене - огромная и яркая вспышка света - искупительная жертва, - костёр…"

В тесном сотрудничестве с Гамлетом Драйзеру, в решении своей творческой судьбы, приходится выбирать между "спринтом" и "марафоном" - идти ли ему на "звёздный прорыв" и сгорать жертвенным факелом в одночасье, или всё же готовить себя к долгой и плодотворной работе в оптимальном режиме. Прежде всего, Драйзер не так амбициозен, как Гамлет и перспектива сгореть фейерверком в короткий срок, но при этом остаться в памяти (не всегда благодарных) потомков "человеком-легендой", его не особенно привлекает (если только Гамлет специально не программирует его на этот путь). Драйзеру, при его квадровом (скромном и демократичном) комплексе "связанных рук", куда важнее сохранить творческий потенциал для долговременной и продуктивной работы в режиме оптимальных, а не избыточных нагрузок.

В условиях жёсткого волевого и эмоционального контроля, а тем более - диктата! - Драйзеру работать трудно (просто невозможно: никаких успехов не будет, - одни только провалы.)

В условиях жёсткой режиссуры Драйзер тоже не работает. (Скорее, уйдёт в другой коллектив, сменит профессию, или как-то иначе решит свою творческую судьбу) В "эмоциональную схему" (в этакий "сопроводительный лист", где прописан порядок "подачи эмоций" и "смены настроений" на каждую фразу) его не загнать. Он по этой "шпаргалке" не работает, просто потому, что даже в уме (или в памяти) её не держит. Эта "разметка" не вписывается в систему приоритетов его модели, но и - более того! - перекрывает ему возможности свободной этической (психологической )импровизаций, свободной, естественной ориентации на его программную этику отношений (-БЭ1), которая одна и служит ему "путеводной звездой". У Гамлета основной ориентир попадает на аспект этики эмоций (+ЧЭ1), поэтому он и составляет себе такую "путеводную карту", в которую может поместить схему всей своей режиссуры и режиссёрской трактовки каждого образа. Рассматривая работу в театре, как работу в системе, он традиционно выходит на такую, уже тысячелетиями отлаженную методику: вот как "начальство" приказало сыграть эту сцену, так она и должна быть сыграна. (Для этого и нужна "схема - шпаргалка", которую он заранее подготавливает, запоминает всё, что в ней прописано и по мере полученных "указаний свыше" её корректирует). И даже хорошо себя в этих условиях чувствует: велено будет прибавить пафоса, - прибавит, прикажут убавить, - убавит: начальству видней. Аспект этики эмоций у него ЭГО-программный (+ ЧЭ1), управляемый (и ещё как управляемый: тот не артист, кто не умеет управлять на сцене своими эмоциями!). Поэтому, считает вполне естественным и допустимым вносить спонтанные технические изменения в такую "эмоциональную канву". (Этика эмоций первична (+ЧЭ1), этика отношений - вторична (-БЭ7).

Драйзер работу в театре рассматривает как работу в команде. (Ему больше по душе не имперские, а маленькие, демократичные коллективы). Поэтому позволяет себе большую свободу мнения, действий и импровизаций по аспекту этики отношений, который у него является первичным, а эмоции рассматривает как его производные. (Этические отношения первичны (-БЭ1), чувства - вторичны: +ЧЭ7). Если исполнитель - Драйзер не очень следит за этим аспектом, он иногда производит впечатление, человека эмоционально расхоложенного, безучастного ко всему, что происходит на сцене. Отрабатывает задачу технически, и только (как будто это самое главное и единственное). И Гамлету иногда стоит огромного труда (с риском для техники, методом проб и ошибок) вытянуть из него необходимые для оптимальной выразительности эмоции. Поэтому без рискованных экспериментов и технических сбоев здесь не обходится. Зато уж и заслужить похвалу Гамлета во всём, что касается профессионального мастерства, артистизма и эмоциональной выразительности - дорогого стоит.

Драйзеру это тоже "дорогого стоит" и ещё дороже обходится: аспект этики эмоций у него витальный, инертный (+ЧЭ7), управлению поддаётся с трудом. Необходимость внезапно включить его в действие (или внезапно поменять уже отработанный, отлаженный эмоциональный режим) вызовет обратную реакцию: шок, ступор, панику. Любые поправки и изменения, связанные с этим, воспринимаются как форс - мажорные обстоятельства.. И пока он сам лично не примирится со всеми этими коррективами, пока он их не "ощутит", пока он не "приживётся" к ним "по ощущениям" (на уровне ИД, по -БС8), он заданные указания выполнить не сможет. А это значит, что Гамлет (по своему нормативному "техно - аспекту" +ЧЛ3) очень многим рискует, заставляя Драйзера вносить внезапные изменения и поправки в эти уже устоявшиеся, методически отлаженные схемы. Просто потому, что Драйзер будет воспринимать их в первую очередь, как сенсорно-технические изменения, которые надо долго и методично перестраивать, позиционно, выстраивать и отлаживать по тембрам, настраивать как сложный музыкальный инструмент).

При благоприятных условиях взаимодействия, при добрых, дружеских, чутких и деликатных, партнёрских отношениях, творческое сотрудничество Гамлета с Драйзером может быть и чрезвычайно успешным и плодотворным. Мудрый, опытный и доброжелательный учитель - Гамлет может передать своему ученику - Драйзеру и уникальные, основанные на традициях многовековой преемственности знания, и высочайшего класса профессиональный опыт. Может заставить его работать с высокой творческой самоотдачей, может задать ему мощный эмоциональный импульс и безгранично расширить его творческий потенциал. Может открыть новые горизонты и новые грани его таланта, задать новые амбициозные цели, поставить перед решением новых, неимоверно более сложных творческих задач. Может поднять на более высокий профессиональный уровень и вывести на новый путь высоких, творческих свершений, открыть новые и яркие перспективы успешной, творческой самореализации.

В творческой работе для Гамлета есть незаменимые и к уникальному дарованию каждого сотрудника он может относиться деликатно и бережно.
Полная версия - не для впечатлительных: Часть 1 | Часть 2