26 июля 2017

Психологический признак ЭВОЛЮЦИИ – ИНВОЛЮЦИИ

ЭВОЛЮЦИЯ – ИНВОЛЮЦИЯ. Признак является диадным и отражает способы включения в созидательный процесс:

1. ЭВОЛЮЦИЯ (знак плюс "+" перед информационным аспектом) – преимущество конструктивного над реконструктивным, позиционного над оппозиционным; ориентация на качественное начинание и процесс («важно с самого начала всё сделать правильно, чтобы потом не переделывать, не создавать проблем бесконечными исправлениями, множеством трудно согласуемых поправок, нескончаемыми поисками альтернативы и т.д.»).

2. ИНВОЛЮЦИЯ (знак минус "" перед информационным аспектом) – преимущество реконструктивного над конструктивным, 
оппозиционного над позиционным; ориентация на качественное завершение процесса («всего предусмотреть невозможно, важнее всего результат», «исправлять ошибки, искать альтернативные варианты никогда не поздно»).

ЭВОЛЮЦИОННЫЕ ("+") и ИНВОЛЮЦИОННЫЕ ("
") информационные аспекты дополняют друг друга во взаимной коррекции и взаимном ограничении на каждом уровне модели "А" (в парных вертикальных и горизонтальных блокировках) и отражают основные закономерности их развития, в соответствии с которыми ЭВОЛЮЦИОННЫЕ (конструктивные, созидательные) процессы дополняются, корректируются и ограничиваются ИНВОЛЮЦИОННЫМИ (реконструктивными, разрушительными) и наоборот. Одно в отрыве от другого — ЭВОЛЮЦИЯ без ИНВОЛЮЦИИ — разрушение без созидания, поиски альтернатив без принятия конструктивных, позитивных решений (не путать с признаком ПОЗИТИВИЗМА — НЕГАТИВИЗМА) – так же бессмысленно и деструктивно, как и созидание без коррекции и реконструкции, – как поиски позитивных решений без учёта альтернатив.

ЭВОЛЮЦИОННЫЕ И ИНВОЛЮЦИОННЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ ИНФОРМАЦИОННЫХ АСПЕКТОВ В СОЦИОНЕ И В СОЦИУМЕ

16 аспектов информационного потока образуют 16 доминирующих информационных программ (ЭГО - программ), которые программируют 16 ТИМов социона и развивают их в процессе эволюции ТИМа и социума конструктивно (эволюционно) и реконструктивно (инволюционно).

1Конструктивное, ЭВОЛЮЦИОННОЕ направление информационного аспекта предполагает его эффективное и интенсивное развитие с учётом всех достигнутых результатов с использованием самых прогрессивных средств, что существенно ускоряет процесс развития. Поэтому конструктивное (ЭВОЛЮЦИОННОЕ) развитие аналитического аспекта в соционике обозначается знаком плюс ("+").


2. Реконструктивное, ИНВОЛЮЦИОННОЕ направление информационного аспекта включает в себя и преобразование уже существующего, и коррекцию сделанного, и переоценку достигнутого, и поиск альтернатив для осуществления задуманного, что существенно замедляет процесс развития аспекта в социуме, хоть и проводит необходимую подготовку к процессу. Поэтому реконструктивное (ИНВОЛЮЦИОННОЕ) — замедляющее, затормаживающее (заставляющее возвращаться назад) — развитие аналитического аспекта в соционике обозначается знаком минус (""). 

ЭВОЛЮЦИОННОЕ и ИНВОЛЮЦИОННОЕ направление информационных аспектов и программ, задаёт соответствующее направление ЭГО - программам ТИМов социона, что позволяет разделить их на ЭВОЛЮТОРОВ и ИНВОЛЮТОРОВ.

В модели каждого психотипа присутствуют и ЭВОЛЮЦИОННЫЕ (+) и ИНВОЛЮЦИОННЫЕ () информационные аспекты. 

В модели ЭВОЛЮТОРА ЭВОЛЮЦИОННЫЕ аспекты (со знаком "плюс") попадают на позиции аналитических функций ментального блока (нечётные: ПФ-1, ПФ-3) и на позиции творческих функций   (чётные: ПФ-6, ПФ-8) витального блока. ИНВОЛЮЦИОННЫЕ  аспекты (со знаком "минус") — наоборот: на ментальном уровне попадают на  позиции творческих функций (ПФ-2, ПФ-4), на витальном —  на позициях аналитических (ПФ-5, ПФ-7). 

ЭВОЛЮТОР (программный аспект — эволюционный, творческий — инволюционный) проводит свои конструктивные преобразования по самому успешному, самому усовершенствованному образцу своей программной функции (+ПФ-1).

В модели ИНВОЛЮТОРА ИНВОЛЮЦИОННЫЕ  аспекты (со знаком "минус")  попадают на  позиции аналитических функций ментального блока( нечётные: ПФ-1, ПФ-3)  и на  позиции творческих функций витального (ПФ-6, ПФ-8). Соответственно, ЭВОЛЮЦИОННЫЕ аспекты (со знаком "плюс") занимают на ментальном уровне творческие позиции (ПФ-2, ПФ-4), а на витальном — аналитические (ПФ-5, ПФ-7).

ИНВОЛЮТОР (программный аспект — инволюционный, творческий — эволюционный) преобразует окружающую его среду по самому лучшему или оптимальному образцу своей инволюционной ЭГО - программы (-ПФ-1), ориентируясь на самые успешные (или самые подходящие для каждой конкретной задачи) образцы предшествующих эпох, способные наилучшим образом проявить себя в новых условиях, открыть новые перспективы (наметить эволюционный, политический курс) и определить направление развития этой программы и в настоящем, и в будущем. (В соответствии с законом преемственности информации, которая, будучи переносима из прошлого в будущее (в процессе материального и энергетического метаболизма), не исчезает бесследно и не возникает из ничего, а переходит из одной информационной системы в другую и несёт в себе много ценного и полезного из того, что не было в полной мере востребовано и реализовано в ней в предшествующие времена (по ограниченным техническим возможностям, историческим или идеологическим причинам), но оказалось актуальным и востребованным в другую, последующую эпоху.)

Задача инволюционных аспектов — отслеживать такие полезные альтернативы и применять их в новых условиях, в пределах допустимой эко - целесообразности, в удобное для себя время. (Из - за чего, впрочем, возникают и "перегибы" по инволюционным аспектам, связанные с чрезмерным увлечением архаикой, отжившими, архаичными программами и применением их в современных условиях.)

Любой из психологических признаков может проявлять себя как РЕАЛЬНАЯ И ПОТЕНЦИАЛЬНАЯ ЗАЩИТА ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРЕИМУЩЕСТВ, РЕСУРСОВ И ИНТЕРЕСОВ. Так, например, признаки СЕНСОРИКИ и ИНТУИЦИИ, ЭТИКИ и ЛОГИКИ тоже можно рассмотреть в ракурсе БОРЬБЫ ЗА СУЩЕСТВОВАНИЕ в соответствии с их первопричинными пространственно - временными категориями и сущностями.

1. В ПРОСТРАНСТВЕННЫХ СООТНОШЕНИЯХ (СЕНСОРИКА)
2. ВО ВРЕМЕННЫХ СООТНОШЕНИЯХ (ИНТУИЦИЯ)
3. В МАТЕРИАЛЬНЫХ, СТРУКТУРНЫХ СООТНОШЕНИЯХ (ЛОГИКА)
4. В ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ СООТНОШЕНИЯХ (ЭТИКА).

СЕНСОРИКУ (и волевую и пространственную — и экстравертную и интровертную) можно рассматривать как ЗАХВАТ И ОСВОЕНИЕ ТЕРРИТОРИИ (и всех имеющихся на ней материальных объектов и ресурсов) ПО ПРАВУ ПЕРВЕНСТВА: кто раньше на эту землю пришёл, того и территория. Кто раньше на ней свои правила, порядки, традиции, обычаи, законы установил, тот ставит свои условия в их логическом соотношении (ЛОГИКА). Кто эти соотношения раньше других во времени отследил, тот их сохраняет как первостепенные и первоочередные, и передаёт из поколения в поколение в их первозданности, предостерегая от возможных искажений и нарушений этих (кажущихся справедливыми) соотношений; он же и осуществляет связь времён, и устанавливает временные связи и отношения между прошлым и будущем (ИНТУИЦИЯ). Кто - то всем пылом и жаром своей души любит эту землю и защищает её от набегов завоевателей, отстаивает её интересы, как последний рубеж (ЭТИКА).

Каждый человек реализует приоритетные ценности своего ТИМа, преобразуя в соответствии с ними окружающую среду ЭВОЛЮЦИОННО (конструктивно — постепенно накапливая преимущества по своим приоритетным ценностям и программам) и ИНВОЛЮЦИОННО (реконструктивно — методом кардинальной ломки всего того, что не соответствует приоритетам их ЭГО - программ).

Все эти формы и способы реализации задают определённое — эволюционное (конструктивное) и инволюционное (реконструктивное) направление информационным аспектам его модели. И обозначаются знаками "плюс" и "минус", указывающими на эволюционное и инволюционное направление информационного потока, на определённую (+/ -) энергетику полюсов информационных аспектов и на связанные с ней, определённые (конструктивные и реконструктивные) свойства информационных аспектов.

Знак "плюс" в этой связи добавляется к ЭВОЛЮЦИОННЫМ аспектам и обозначает постепенный прирост, расширение их информационного поля, накопление преимуществ их приоритетных программ — самых первоочередных, востребованных в реальных условиях, здесь и сейчас.

Знак "минус" добавляется к ИНВОЛЮЦИОННЫМ аспектам и условно обозначает альтернативные изменения и потери, неизбежно возникающие при реконструктивных преобразованиях и обусловленные кардинальной ломкой устоявшихся систем и стереотипов. Так, например, в инволюционную, реконструктивную эпоху "перестройки" и "гласности" в период правления М.С. Горбачёва (эволютора, СЭЭ) никто толком не мог понять, что за "перестройка" такая? — откуда и куда перестраиваться? Потом уже (в ракурсе открытой к тому времени соционики) выяснилось, что таким образом руководитель страны обозначил реконструктивную, инволюционную программу своего ЭГО - блока — творческую, реализационную программу его этики отношений (-БЭ2). В соответствии с чем проводил программу новой — открытой — морали и нравственности, при которой человек должен поступать так, чтоб ему было не стыдно за свои слова и поступки, должен открыто бороться со всеми пережитками прошлого (предшествующей тоталитарной системы), изживать недостатки в себе и в других и не допускать их впредь. Свобода слова, свобода волеизъявления, честный, открытый разговор, здоровый психологический климат в коллективе и в обществе ставились превыше всего. Началась кардинальная ломка устоявшихся в обществе понятий и представлений, навязанных прежней тоталитарной системой. Возникло всеобщее смятение и брожение умов, все заговорили о свободе, и страна развалилась окончательно, — инволюционной, реконструктивной ломки "перестройка" не выдержала.)


2. ИНВОЛЮЦИОННЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ КАК ПРЕДШЕСТВУЮЩИЙ ЭТАП ЭВОЛЮЦИОННЫХ
 

Прежде, чем эффективно (методично) развивать способности — прерогатива эволюционного аспекта интуиции потенциальных возможностей (+ЧИ), - эти способности нужно выявить, найти, — что и является прерогативой аспекта инволюционной интуиции потенциальных возможностей (
-ЧИ).

Прежде, чем эффективно развивать и осваивать — обживать — окружающую среду, территорию, жизненное пространство (аспект эволюционной сенсорики ощущений, +БС), эту территорию ещё нужно найти, провести экологическую разведку, — а это уже прерогатива инволюционного аспекта сенсорики ощущений (
-БС), в функции которой входит поиск экологических альтернатив, — поиск альтернативных жизненных пространств, альтернативных жизненных условий.

Прежде, чем эффективно распространять какую-либо идеологию или сформировать общественное мнение (задача эволюционного аспекта этики эмоций, +ЧЭ), нужно создать в обществе настроение, альтернативное существующему, — возмутить общественные массы, посеять панику, создать ажиотаж, распространить порочащие слухи, выступить с резкой критикой существующей идеологии и т.д.). Эту задачу успешно выполняет аспект инволюционной этики эмоций -ЧЭ.

Прежде, чем распределять права и привилегии на всех уровнях иерархии (эволюционный аспект логики соотношений +БЛ), нужно установить равно справедливые отношения на каждом из её уровней, тщательно выверяя и корректируя распределение прав и обязанностей. Эту работу проводит аспект инволюционной логики соотношений,-БЛ.

Прежде, чем заполнить личное время работой или неотложными делами (аспект эволюционной интуиции времени, +БЛ),
 
нужно найти время для таких дел, — нужно освободить его — отделить от времени, необходимого на поддержание жизненно важных процессов, на восстановление жизненных сил и эмоционального тонуса — сна, питания, отдыха. Этим распределением времени ведает аспект инволюционной интуиции времени, -БИ).

Прежде, чем распространить власть и влияние на окружающие системы или объекты (задача эволюционного аспекта волевой сенсорики, +ЧС), нужно захватить и удержать власть в своей системе, сконцентрировать, централизовать власть в своих руках. С этой задачей успешно справляется аспект инволюционной волевой сенсорики, -ЧС.

Прежде, чем доводить личность до нравственного совершенства (прерогатива аспекта эволюционной этики отношений, +БЭ), нужно призвать её к соблюдению необходимых нравственных норм, — выявить недостатки, искоренить пороки, — оптимизировать процесс перевоспитания, чтобы подготовить для будущего нравственного совершенствования. Этим занимается аспект инволюционной этики отношений, - БЭ.

Прежде, чем совершенствовать методики и технологии (прерогатива аспекта эволюционной деловой логики, +ЧЛ), нужно оптимизировать их, — пересмотреть, откорректировать, отбросить устаревшие, поискать более эффективные альтернативы. Эту задачу успешно решает аспект инволюционной деловой логики, -ЧЛ.

В связи с этим знаки “+” или “
–" здесь рассматриваются ещё и как способы расширения информационного поля ЭВОЛЮЦИОННЫХ и ИНВОЛЮЦИОННЫХ аспектов, — как способы освоения и преобразования жизненного пространства.
Знак (+) — предполагает расширение аспектного поля за счёт накопления преимуществ и концентрации информационного опыта и потенциала.
Знак (
) предполагает развитие информационного поля за счёт восполнения дефицита этого аспекта в социуме, а также расширение его за счёт переосмысления или переоценки уже существующих (в этом поле или в окружающем пространстве) ценностей. В связи с чем “минус” — аспекты и рассматриваются как альтернативные, корректирующие программы поиска и выбора альтернативных решений, программы анализа и переработки негативного опыта.

Пределы развития направлений информационных аспектов обусловлены экологическим потенциалом социума, экологическими и историческими условиями его развития, критериями экологической целесообразности, вследствие которых чрезмерное развитие тех или иных аспектов в социуме становится разрушительным для общества, — приводит к его деградации, распаду, упадку.

Пределы развития информационных аспектов в социуме и в индивидуальном порядке также подчинены критериям экологической целесообразности, выявленным и изложенным в так называемом принципе "бритвы Оккама", согласно которому не следует вкладывать больше средств и прилагать больше усилий там, где можно обойтись меньшими. Основываясь на этом принципе, происходит взаимная коррекция и взаимная ревизия эволюционных и инволюционных аспектов в моделях, их развитие в социуме и сменяемость в квадрах.

В соответствии с этим возникает и необходимость переключения направлений развития аспектного поля с инволюционного на эволюционное. Бесконечно долгое "зависание" на инволюционных или эволюционных направлениях приводит к кризису и последующему разрушению социума, к хаосу информационного поля в нём. Так, например, при бесконечном стремлении к упрощению 
(инволюционный аспект) жизненно важных задач возникает опасность деградации личности, социума, идеи, а бесконечный поиск хаотично выдвигаемых альтернатив вместо реального приложения оптимальной из них, так же опасен, как и повсеместное начинание (эволюционный аспект) авантюрных, недостаточно продуманных проектов.

ЭВОЛЮТОР
 (программирующий, ЭГО-программный, аспект ТИМа — эволюционный), исчерпав конструктивный потенциал своего проекта, считает нецелесообразным его продолжение и может предпочесть дальнейшую его разработку другому (тоже очень перспективному) начинанию. Вследствие этого создаётся впечатление, что ЭВОЛЮТОРЫ более ориентированы на начинание и процесс.

ИНВОЛЮТОР
 (программирующий, ЭГО-программный, аспект ТИМа — инволюционный), исчерпав реконструктивный потенциал своего проекта, считает нецелесообразным продолжение поиска альтернативных средств и завершает работу подбором оптимальных средств и методов. (Не завершить работу он не может, поскольку при этом начатая им реконструкция не будет полной — "не стоило и ломать, если не можешь восстановить". Вследствие этого создаётся впечатление, что ИНВОЛЮТОРЫ более ориентированы на завершение и результат.).

3.ПРЕДЕЛ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ЭВОЛЮЦИОННЫХ И ИНВОЛЮЦИОННЫХ ПРОГРАММ 

Понятие предела ЭКО - целесообразности можно рассматривать как параметр, регулирующий смену направлений эволюционных процессов. Суть его, как природного, естественного механизма эволюции сводится к следующему: каждую программу имеет смысл развивать до определённого предела, по превышении которого дальнейшее её развитие (в этом направления и в данных условиях) становится нецелесообразным.

Так, например, программа развития аспекта волевой сенсорики (“миром правит сила”, “сильный всегда прав”, “сила есть, ума не надо” ) в животном мире имеет смысл развития до определённого предела, по превышении которого дальнейшее наращивание силового потенциала становится обременительным, а результаты не оправдывают затрат. Дальнейшее увеличение массы тела становится неудобным — требуется много пищи, появляется много врагов, становится трудно приспосабливаться. И тогда определённые преимущества получает носитель альтернативной программы: маленький, юркий хищник, хитрый, изворотливый, на вид безобидный, неприхотливый, непритязательный, умеющий обходиться малым, способный находить себе покровителей и умиротворять врагов. Но при этом цепкий, настырный, своего не упустит. Таковы были предки современных млекопитающих, жившие 65 миллионов лет назад, и эволюция сделала ставку на них.

Нечто похожее происходит и с информационными программами в сменяющихся квадрах. Каждая из них на определённом этапе исчерпывает свой предел экологической целесообразности и вытесняется другими, более актуальными программами. Выходит на “запасные позиции” — на лаборные блоки доминирующих в квадре ТИМов для дальнейшей доработки и приспособления к новым ( или будущим) условиям и “отсиживается” там, “ вызревает” в ожидании своего будущего “звёздного часа”, своего триумфального выхода в будущей квадре.

То же происходит и с человеком, который “вдруг” оказывается не у дел: то был на пике популярности, то вдруг исчез и все про него забыли на несколько лет, то вдруг опять “вынырнул” из забвения и все его снова полюбили. Нечто подобное происходит и с идеями, с популярными идеологическими программами. Каждая идея, каждое направление развития общественного сознания имеет свой предел экологической целесообразности, по превышении которого идея становится не экологичной, небезопасной для своих носителей — для тех, кто примыкает к этому движению. Так например, в период становления четвёртой квадры всё большую популярность приобретают идеи гуманизма, милосердия и сострадания, а идея грубой силы и прямого подавления чужой воли становится “неэкологичной” и вызывает бурное возмущение общественности даже в минимально целесообразных проявлениях. То же самое и в период нарастающей экстремальности, социального и политического напряжения и возрастающей конфронтации различных политических систем “неэкологично” (“аполитично”) быть милосердным, уступчивым или терпимым по отношению к врагам системы — всему своё время.

Однако предел актуальности идеи устанавливают не только условия эпохи. Эпоху делают люди, а они иногда перестают верить лозунгам, исчерпавшим свой идеологический потенциал, — они спрашивают: “ Ну и где он, этот ваш хвалёный коммунизм? Сколько нам его ещё ждать? И популярная прежде идея “всеобщего равенства - братства ” вдруг становится не актуальной (экологически нецелесообразной: коммунистом вдруг становиться быть непристижно, невыгодно (за это теперь никто “спец - пайков” не даёт), и начинается повальное самоисключение из партии. Заодно достаётся и идее “справедливого распределения материальных благ”, которая тоже “ вдруг” становится “не экологичной” — это, оказывается она истощила природные ресурсы, загрязнила окружающую среду, довела общество до полнейшего разорения. (А что не успела доделать “логика справедливого распределения” (–БЛ ), сделала “логика привилегированного распределения излишков” (+БЛ) — привела к власти “олигархов”, которые всё “разграбили” и “разворовали”.)

Понятно, что в наши дни, когда по закону сменяемости квадр инициатива перешла к третьей квадре — квадре “кардинальной ломки и беспощадной критики”, громкие “разоблачения” предыдущих социальных структур стали делом обычным и особо поощряемым — “враги рода человеческого” повержены, а до следующего витка первой и второй квадры ещё далеко. Ожидается и другое: как только идеи “Высшего Человеколюбия” превысят порог экологической целесообразности и общество устанет спекулировать на установках позитивной этики отношений (+БЭ), тогда уж и к переменам можно готовиться: подумать о Высшей Логической Справедливости (-БЛ) и о том, как она всё расставит по местам. Возникает вопрос: а куда же деваются наши принципы — наши индивидуальные взгляды и ценности? Мы им что, — изменяем?

А на этот счёт и существуют общественные дискуссии и политические митинги, где происходит так называемая “ коллективная проработка” “вытесненных ценностей” на лаборных блоках, позволяющая приспосабливать “чуждые” мнения и принципы к «своим», а “свои” — к “чужим”.

4. МОТИВАЦИИ ЭВОЛЮТОРА и ИНВОЛЮТОРА

Наряду с конструктивными, созидательными силами в социуме, как и в природе, существуют реконструктивные, «разрушительные» силы, которые тоже находят своё отражение в информационной модели, в её инволюционных (реконструктивных, «разрушительных») аспектах и программах. 

Разрушить старое (ветхое, неправильное, непрочное, несправедливое, бесперспективное), чтобы на его месте построить новое (правильное, прочное, справедливое...) – позиция  ИНВОЛЮТОРА: «Не сломаешь, не построишь».

Сохранять всё лучшее из того, что было и есть в старом и перенести его в новое – Позиция ЭВОЛЮТОРА: «Не ломай старого, не создав нового».

4-1. Мотивация ЭВОЛЮТОРА – продвинуть свою идею далеко вперёд, утвердить её, расширить, распространить. 

ЭВОЛЮТОР по своей эволюционной ЭГО-программе заинтересован в продвижении своего замысла в будущее. Недостатки этой идет он поначалу предпочитает замалчивать  "не замечать", – к ним у него отношение "творческое" (реконструктивные аспекты его модели – творческие, и некоторыми из них он может манипулировать. Поначалу, стараясь избежать препятствий на пути продвижения своей идеи, он может преуменьшать её недостатки, закрывать на них глаза, объявляя их несущественными или отделываясь общими фразами: "всего предусмотреть невозможно", "главное – начать, а там разберёмся" (характерно для эволюторов-иррационалов). Когда недостатки идеи становятся главной и неразрешимой проблемой её продвижения, ЭВОЛЮТОР теряет к ней интерес.  

4-2. Мотивация ИНВОЛЮТОРА - найти недостаток в том, что не кажется ему совершенным, устойчивым, прочным. 

Стремление дестабилизировать (или просто изменить, проверить на прочность)  обстановку, которая по каким-то причинам не кажется ему стабильной (перспективной или удовлетворительной) – удел ИНВОЛЮТОРА, – результат его неосознанных стремлений и бесконечного множества усилий, которые прилагаются им не вполне определённо: просто очень захотелось что-то развалить, расшатать, уничтожить, – то ли от зависти, то ли от недовольства, то ли от дурного настроения, раздражения, личной неудовлетворённости существующим положением и порядком вещей... Докапываться до изначальных причин своего недовольства – его первопричин – ИНВОЛЮТОР не всегда себе позволяет: воспринимает раздражающий импульс (или повод для раздражения) как сигнал к действию, а причину раздражения анализировать не берётся. (Может просто сказать: «Вот захотел и развалил! Надоело всё!»)

Как разрушитель всего «ветхого», «несправедливого», «неправильного», «непрочного» ИНВОЛЮТОР в большей степени склонен к критиканству, сарказму, иронии, чем ЭВОЛЮТОР. Изыскивать недостатки – занятие естественное для ИНВОЛЮТОРА (аналитические функции ментала в его модели ИНВОЛЮЦИОННЫЕ, со знаком «–»).

К этому же относится:
и характерный для ИНВОЛЮТОРА «синдром недовлюбленности» – частые жалобы на отсутствие должной любви со стороны своего ближайшего (или предыдущего) окружения, на прежних своих друзей и партнёров (в тех редких случаях, когда нынешними они довольны), вечное недовольство собой или окружающими, вечные жалобы на то, что их в детстве «недолюбили» и сейчас недолюбливают и не уважают (наиболее характерно для ИНТРОВЕРТОВ- ИНВОЛЮТОРОВ-НЕГАТИВИСТОВ);
и характерная для ИНВОЛЮТОРОВ улыбка при сообщении плохих новостей («Ну, что, разваливается ваша квартира? – с улыбкой спрашивает друг - инволютор, – А ведь только недавно её купили!».)
и привычка жить (или поступать) по принципу «Чем хуже, тем лучше».

"Разрушительные" (или «реконструктивные») программы и силы ИНВОЛЮТОРОВ находят свой выход и выражение и во многих решениях их и поступках.

• Радоваться разрушению (всего «негативного», «отжившего», «старого»), приветствовать разрушение, желать разрушения ИНВОЛЮТОР может в большей степени, чем ЭВОЛЮТОР. 
• Отслеживать всё то, что должно пойти на «снос» и на «слом» – по его части (аналитические аспекты ментала реконструктивные).
• Создавать прецедент для взрыва и разрушения всего, что, по их мнению, должно пойти на «снос» и «слом» – тоже прерогатива ИНВОЛЮТОРОВ. 
• Если предлога и или повода для «взрыва» нет, он находится (или создаётся искусственно). А если этот «предлог» слишком долго замалчивают, игнорируют, обходят стороной, сам факт такого упорного игнорирования и накапливающегося в связи с этим раздражения даёт ИНВОЛЮТОРУ повод для «взрыва» – выходя разрушительных сил и эмоций.

Потом он будет вспоминать, как ощутил прилив беспричинного гнева и раздражения, как все присутствующие показались ему лицемерами и притворщиками, игнорирующими его раздражение. Как ему пришлось пойти на откровенно вызывающее поведение, чтобы обратить их внимание на себя, вызвать их интерес к себе или своей проблеме. Устроителям таких провокаций окружающая их обстановка кажется чрезмерно (или искусственно) умиротворённой, а потому – неестественной, фальшивой, ложной, – «так и хочется кинуть камень в это болото!» – хочется устроить дебош, что-то взорвать, сокрушить, кому-то дать пинка, кому-то надавать оплёух.

Как зарождаются эти разрушительные силы, откуда берутся и почему требуют выхода – на эти вопросы ИНВОЛЮТОР тоже пытается себе ответить. Часто он списывает возникающее раздражение на общее недовольство окружающим миром. У него возникает желание сменить окружение, отдалиться от родственников, избавиться от склочных соседей, от однообразной, наскучившей обстановки, от надоевших гостей и друзей и т.д. А как это сделать? Сказать: «Пошли прочь, дураки!»? Нечто подобное и происходит, если они сами не догадываются удалиться раньше, чем раздражение ИНВОЛЮТОРА достигнет критической точки.

ИНВОЛЮТОРУ часто кажется, что стремление к самодостаточному позитиву отупляет и оглупляет человека – есть в этом что-то инфантилизирующее, – по-детски наивное и самонадеянное. 

Иное дело – вечный поиск и вечное недовольство собой и другими! – честная и бескомпромиссная позиция жёсткой, критической оценки всего сущего, которая (по мнению ИНВОЛЮТОРА) только и может быть надёжным стимулом для вечной и неустанной работы над собой, для стремления к самосовершенствованию, для коррекции и переустройства окружающего мира в стремлении сделать его лучше, чище и красивей.

Недовольство собой и другими, поиск недостатков (с целью их искоренения, разумеется, – как же иначе?) – залог успешного продолжения этой непрестанной и бессменной работы. Глупое самодовольство, готовность смириться с недостатками и несовершенствами, по мнению ИНВОЛЮТОРА, – остановка в процессе самосовершенствования (позитивного, эволюционного развития) и начало деградации.

Отсюда – тревога и раздражение ИНВОЛЮТОРА по поводу замалчивания проблем, игнорирования недостатков и недоработок, насильственного (или мнимого) урегулирования ситуации и признания её благополучной.

Раскрывать глубинные недостатки, говорить о подспудно назревающих проблемах ИНВОЛЮТОР считает своим правом, долгом, бессменной работой и обязанностью: «Я не скажу, – другой скажет! Так уж лучше я скажу, чем кто другой!». Предполагается, что «другой» всего не скажет – смолчит, утаит, слукавит. А правдолюб-ИНВОЛЮТОР «откроет глаза» на суть проблемы, укажет на неувязки и недоработки. НАХОДИТЬ их и указывать на них другим – его миссия, цель и задача.

ИНВОЛЮЦИОННОЕ направление в реорганизации общества было бы чрезвычайно деструктивно без ЭВОЛЮЦИОННОГО: «Ломать – не строить. А этот мир существует благодаря тому, что СОЗДАНО, – тому позитивному, перспективному, жизнеутверждающему, созидательному.» Мир существует благодаря созидаемому позитиву, а не только благодаря разрушаемому негативу. (Тем более, что и позитив, и негатив может существовать и в рамках субъективных оценок и мнений. Например, кто-то может считать позитивным личное, разрушительное воздействие на некий объект, – на другого человека, на его ситуацию, жизнь, судьбу и семью, а негативным будет считать невмешательство в его проблемы. Кто-то другой будет придерживаться диаметрально-противоположной позиции, в зависимости от его личного отношения ко всему этому.). 

5. ЧЕРЕДОВАНИЕ ЭВОЛЮЦИОННЫХ И ИНВОЛЮЦИОННЫХ АСПЕКТОВ В МОДЕЛИ КАК БАЛАНС КОНСТРУКТИВНЫХ И РЕКОНСТРУКТИВНЫХ ПРОГРАММ

Баланс конструктивных и реконструктивных программ осуществляется благодаря тому, что архетипически в информационных структурах (в частности, в модели А) ИНВОЛЮЦИОННЫЕ аспекты уравновешиваются ЭВОЛЮЦИОННЫМИ с некоторым преимуществом последних. В каждом блоке «модели А», на каждом уровне, ИНВОЛЮЦИОННЫЕ аспекты (знак «–» перед символом) чередуются (ограничиваются, пересекаются) с ЭВОЛЮЦИОННЫМ (знак «+»). И наоборот: сфера влияния ЭВОЛЮЦИОННОГО аспекта ограничивается (пересекается, перекрывается) сферой влияния ИНВОЛЮЦИОННОГО.

ИНВОЛЮЦИОННЫЕ программы и аспекты корректируют развитие ЭВОЛЮЦИОННЫХ процессов. ЭВОЛЮЦИОННЫЕ программы и аспекты пресекают регрессивную (в случае затяжных реконструкций) корректирующую деятельность ИНВОЛЮЦИОННЫХ процессов, запущенных ИНВОЛЮЦИОННЫМИ аспектами и программами.

«Есть время разбрасывать камни и есть время их собирать». ИНВОЛЮЦИОННЫЕ процессы, расширяющие область реконструктивного поиска посредством довольно агрессивного вмешательства в смежные сферы, сменяются ЭВОЛЮЦИОННЫМИ процессами, закрепляющими и преумножающими лучшие результаты этих поисков, и используя их в конструктивных, созидательных целях для последующего эволюционного развития общества.

ЭВОЛЮТОР отслеживает конструктивно - позитивное направление аспектного поля – «область преимуществ», – для того, чтобы потом его развить и преумножить – максимализировать (знак «+» перед информационным аспектом). ИНВОЛЮТОР отслеживает реконструктивно-негативное направление аспектного поля – «область недочётов» – недостатков, изъянов, несовершенств, дефектов, «минусов», чтобы их выправить, устранить, – «минимизировать». (Наряду с этим рассматривается и минимизация недостатков посредством поисков «лучшей альтернативы», – не всегда успешных, иногда спонтанных (возникающих как бы на пустом месте), но непрестанных и неутомимых, (потому что остановиться ИНВОЛЮТОРУ в этих поисках бывает очень трудно), из-за чего инволюционные аспекты иногда называют «альтернативными». Выступая в противовес преимущественным накоплениям ЭВОЛЮЦИОННЫХ аспектов, они нивелируют и минимизируют их значимость).

Сам факт наличия этих преимуществ уже может раздражать ИНВОЛЮТОРА, вызывая у него желание дестабилизировать ситуацию, чтобы изменить существующий порядок вещей и свести эти преимущества к минимуму, – дестабилизировать социальную систему или политическую обстановку, чтобы изменить существующий в обществе политический строй, нарушить баланс сил и направить историю по другому руслу, заставить общество развиваться в другом (альтернативном) направлении. 

Здесь и находит применение принцип: «Чем хуже, тем лучше» – интересней жить предвидя, предчувствуя перемены и приближая их. Интересней жить в преддверии позитивных, выгодных перемен, открывающих новые возможности и перспективы, новые выходы накопившейся, долго сдерживаемой энергии, новые точки опоры, новые сферы приложения сил.

Возникает новое поле для конкурентной борьбы (и ИНВОЛЮТОР себя уже к ней готовит), возникают и расширяются новые сферы влияния, создаются новые общественные системы и инфраструктуры (где ИНВОЛЮТОРЫ спешат захватить доминирующие места). Создаются новые (альтернативные) иерархии, где ключевые позиции опять же захватывают ИНВОЛЮТОРВ доминирующей диады. Они эти перемены предвидели, они их подготовили, совершили, они возглавляют новое направление в развитии общества, они и искореняют в нём «недостатки». (Устраивают тотальные «чистки», включающие в себя уничтожение всех «несоответствующих» и «ненадёжных», – «неверных» и «инакомыслящих» представителей «лишних звеньев» системы, – явных и скрытых её «врагов», – «лишних ртов», «лишних сословий» и всех, прямо или косвенно с ними связанных.).Они же и уступают (не без боя) свои приоритетные позиции ЭВОЛЮТОРАМ, когда становится очевидным, что их политика, сводимая к бесконечной коррекции, реконструкции (вытеснению, устранению и «чистке» «всего отжившего»), оказывается разрушительной и бесперспективной для общества: истреблять всех, кто не идеален, – не лучший способ построить идеальный социум. И именно эту мысль внушают им ЭВОЛЮТОРЫ, учитывая ошибки и опыт предыдущей системы власти и перенимая от неё всё то лучшее, что может быть использовано и усовершенствовано в ближайшем будущем. «Ломать – не строить, – убеждают они своих предшественников, – но начинать строить когда-нибудь всё же надо». И эту инициативу ЭВОЛЮТОРЫ берут на себя.


6.ВЛИЯНИЕ ПРИЗНАКА КВЕСТИМНОСТИ  ДЕКЛАТИМНОСТИ НА ПЕРЕГИБЫ РЕКОНСТРУКТИВНОЙ ПРОГРАММЫ ИНВОЛЮТОРА

ИНВОЛЮТОР-КВЕСТИМ (реконструктивная ориентация на рассредоточение информационного поля и поиск частностей) постоянно придирается к частностям — к мелким огрехам в поступках, действия, словах, в работе окружающих. Учитель-ИНВОЛЮТОР КВЕСТИМ буквально видит свою миссию в том, чтобы постоянно находить множество мелких ошибок в работах своих студентов (как будто ему только за это и платят), не обращая внимания на достоинства. В результате студент чувствует себя вечным недоучкой, теряет интерес к дальнейшему обучению и (в худшем случае) меняет специализацию или   (в лучшем случае) меняет преподавателя.

ИНВОЛЮТОР-ДЕКЛАТИМ (реконструктивная ориентация на интеграцию информационных полей и поиск общностей) — заставляет изменять работу кардинально, в целом ("ломает по-крупному"), находя в ней "кардинальные ошибки" (неправильный выбор направления, темы, профессии, технологи и т.д.). 
Руководитель-ИНВОЛЮТОР-ДЕКЛАТИМ, принимая на работу молодого специалиста сразу же ему объявляет: "Забудьте всё, чему вас учили в университете! Здесь вы будете работать по-другому и учиться всему заново!". А дальше уже начинается (зачастую бессмысленный, хаотичный) процесс кардинальной (якобы профессиональной) ломки, в результате которого молодой специалист вообще теряет способность  заниматься своей профессией.  

"ЗАВИСАНИЯ" РЕКОНСТРУКТИВНОЙ ПРОГРАММЫ ИНВОЛЮТОРА; ПОЗИЦИЯ ИНВОЛЮТОРА "ЛОМАТЬ — НЕ СТРОИТЬ"
Инволюционная потребность искать и предъявлять альтернативу как таковую часто проявляется в позиции «ломать — не строить» (чему можно противостоять самым простым методом: «Послушай инволютора и сделай наоборот!»). Так, например, инволюционная программа ЛИИ (–БЛ1) часто проявляется в упорном желании доказывать обратное вопреки очевидному (по принципу «всё равно что, лишь бы альтернатива»). Инволюционные свойства хаотичного подбора альтернатив наблюдаются и в программном аспекте ИЭЭ (–ЧИ1), что нередко приводит к необратимым, разрушительным последствиям. 

"ЗАВИСАНИЕ" ИНВОЛЮТОРА-ДЕКЛАТИМА  НА ПРОЦЕССЕ ХАОТИЧНОГО ПОДБОРА АЛЬТЕРНАТИВ
"Застревание" на процессе подбора альтернатив без принятия результативного решения (хаотичный процесс ради процесса без выхода на результат) — это патологическое отклонение от нормы, "сбой" программы признака ИНВОЛЮЦИИ. (Пример: увлёкшись подбором возможных альтернатив в процессе самолечения тяжело больного полугодовалого ребёнка, мать-ИЭЭ четыре дня просидела в чате, обсуждая на форуме народные средства лечения описанных ею симптомов. Не получив за эти четыре дня своевременной медицинской помощи, не дождавшись результата её решения и последующих эффективных действий, ребёнок умер. Мать-ИЭЭ осудили за неоказание помощи смертельно больному ребёнку.) 
ДЕКЛАТИМ-ИНВОЛЮТОР часто "зачаровывается" самим  процессом хаотичной смены альтернатив, — как если бы любовался сменой узоров в калейдоскопе. Из-за этого часто кардинально ломает жизнь и себе, и своим детям, заставляя их (в поисках надуманной, иллюзорной "лучшей доли" или "большей удачи") то и дело менять профессию, место работы, спутников жизни ...   

7. ОТСУТСТВИЕ ДОПОЛНЕНИЯ ПО ДИАДНОМУ ПРИЗНАКУ  ЭВОЛЮЦИИ–ИНВОЛЮЦИИ. 

Отсутствие дополнения (соответствия) по диадному  признаку ЭВОЛЮЦИИ – ИНВОЛЮЦИИ негативно сказывается на эффективности их совместных деловых и творческих отношениях. Эволютор по своей эволюционной ЭГО-программе и  своим эволюционным (прогрессивным, конструктивным) аналитическим аспектам не терпит возражений (они отбрасывают его в его достижениях и планах назад, а инволютор по своей инволюционной (корректирующей, реконструктивной, а в чём-то и регрессивной)  ЭГО-программе и инволюционным (реконструктивным, корректирующим) инволюционным аспектам не может не возражать и не находить огрехи в работе и планах эволютора. Возражает так, словно «дух противоречия» в него вселяется и не позволяет удержаться от поправок и возражений. И ещё обижается на эволютора за то, что тот принимает его поправки в штыки, – жалуется: «Слова ему нельзя сказать, чуть против шёрстки погладишь, уже ерепенится!»

Начинания эволютора на корню оспариваются сокрушительной критикой  инволютора, которому вообще тяжело соглашаться с кем бы то ни было, и он в каждой мелочи либо ищет подвох или ошибку и  придирается по пустякам (квестим), либо переиначивает и передёргивает смысл предложения эволютора, ставит всё с ног на голову, сокрушительно критикует  и пресекает его работу над проектом в самом её разгаре или на корню, заявляя о  её бесперспективности и  заставляя искать лучшую альтернативу тому, что уже есть – альтернативную тему или технологию, включая и откровенно противоречащие профессиональным требованиям отбракованные, отброшенные и  не выдерживающие критики варианты. А после того, как альтернатива будет найдена и принята (с его же подачи), производит с ней те же манипуляции – передёргивает,  сокрушительно и безапелляционно критикует, пресекает работу, заявляет о её бесперспективности и обращает к новым поискам  альтернативы (деклатим). 

Не желая оставаться в долгу, эволютор начинает придираться к инволютору по своим творческим инволюционным аспектам, – заставляет его самого  искать альтернативу его предложениям, придирается к его доводам. Инволютор, в свою очередь, давит на эволютора с позиций своих творческих эволюционных аспектов в дополнение к критике с позиций, подаваемой  с его инволюционных, – аналитических. В результате, взаимной активностью эволютор и инволютор тормозят работу друг друга и напоминают двух гребцов, сидящих в одной лодке и гребущих в противоположные стороны. У эволютора создаётся впечатление, что работа (взаимодействие) с инволютором отбрасывает его назад – он словно плывёт против течения или (в лучшем случае) топчется на месте. У инволютора складывается впечатление, что эволютор, в своём продвижении вперёд уносит с собой огромное количество ошибок, непроверенных выводов и неубедительных, неподтверждённых доказательств. Поэтому, когда эволютор теряет интерес к своей идее или работе, инволютору это кажется закономерным («Из-за допущенных небрежностей и ошибок, она развалилась у него в руках!»). Но если эволютор сбрасывает незаконченную работу на инволютора («На, переделывай по-своему! Ты же хотел исправлять, – исправляй!..»). Инволютор откажется продолжать безнадёжно испорченную (по его мнению) работу («Раньше надо было исправлять! Своевременно!»), за исключением тех случаев, когда обстоятельства заставляют его принять к исправлению работу эволютора. Тогда он попадает на «поток исправлений», который отбрасывает его назад по всем срокам: не успевает он закончить одну «работу над ошибками», как ему подбрасывают другую, так что у него самого возникает ощущение, что он плывёт против течения или топчется на одном месте – исправляет, корректирует, а ошибок от этого меньше не становится, – возится с чем-то отжившим и старым вместо того, чтобы самому изобрести что-то новое и прогррессивное  (по своим творческим эволюционным аспектам). Несовместимость по признаку ЭВОЛЮЦИИ и ИНВОЛЮЦИИ в конечном итоге приводит к регрессу обоих партнёров.

8. КОНФОРМИЗМ ЭВОЛЮТОРОВ И НОНКОНФОРМИЗМ ИНВОЛЮТОРОВ. 

Стремление сохранить улучшить и приумножить всё лучшее из существующего делает эволюторов конформными по отношению к существующему порядку и другим реалиям окружающей их действительности, побуждая находить в них достоинства и преимущества, ссылаться и указывать на них, отстаивать их, охранять, ограждать от распада и деградации, принимать за основу и развивать традиционно и творчески.

Конформность эволюторов усиливается  наличием признаков:
*деклатимности (с её интегрирующими свойствами, среди которых и объединение с окружающей средой),
*иррациональности (принципиальность отходит на второстепенные позиции), 
*рассудительности (как готовности к поиску компромиссов),
*предусмотрительности (страха возможных неприятностей),
*уступчивости (из добрых намерений и страха перед конфликтами),
*интроверсии (для сохранения отношений как ценности),
*этики (из общей благожелательности).

И ослабляется наличием признаков:
*квестимности (с её дифференцирующими свойствами, среди которых и противопоставление себя окружающим),
*рациональности (принципиальность – приоритетна)
*решительности (спонтанной готовности к противоборству ),
*беспечности (как легкомысленного отношения к последствиям),
*упрямства (как несговорчивости),
*экстраверсии (как навязчивого эгоцентризма),
*логики (как жёсткого прагматизма).   

Стремление сокрушать всё отжившее, устаревшее, нуждающееся в перестройке и не выдерживающее критики или проверке временем, делает инволюторов ещё более нонконформными по отношению к реалиям окружающей их действительности, побуждая находить в них изъяны и недостатки, указывать на них, критиковать, высмеивать,  бороться с ними (организованно или в одиночку), исправлять их, доводя до нормы, или искать им лучшую альтернативу.  

Нонконформность инволюторов усиливается признаками:
*квестимности (с её дифференцирующими свойствами, среди которых и противопоставление себя окружающим),
*рациональности (принципиальность – приоритетна)
*решительности (спонтанной готовности к противоборству ),
*беспечности (как легкомысленного отношения к последствиям),
*упрямства (как несговорчивости),
*экстраверсии (как навязчивого эгоцентризма),
*логики (как жёсткого прагматизма).   

И ослабляется наличием признаков:
*деклатимности (с её интегрирующими свойствами, среди которых и объединение с окружающей средой),
*иррациональности (принципиальность отходит на второстепенные позиции), 
*рассудительности (как готовности к поиску компромиссов),
*предусмотрительности (страха возможных неприятностей),
*уступчивости (из добрых намерений и страха перед конфликтами),
*интроверсии (для сохранения отношений как ценности),
*этики (из общей благожелательности).

В соционе нет ни одного ТИМа, который бы совмещал в себе все признаки из вышеперечисленных цепочек, но наиболее конформным является СЭИ, Дюма – рассудительный, эволютор, иррациональный, деклатим, уступчивый, интроверт, этик.

Среди инволюторов-нонконфрмистов нет никого, кто бы сочетал в себе такое же количество противоположных признаков. И в этом есть определённая закономерность: если бы  инволюторы-нонконформисты по количеству психологических нонконформистских признаков превосходили бы эволюторов-конформистов, эволюционные процессы в социуме были бы заторможены, упадок стал бы доминировать над прогрессом, что привело бы к общему регрессу ментального поля Земли. По счастью, это невозможно, хотя бы потому, что в соционе нет ТИМа, который бы сочетал в себе  сразу все важнейшие для нонконформизма признаки: инволюции, экстраверсии, квестимности, рациональности, так что по своим психологическим возможностям возглавить глобальный нонконформистский инволюционный процесс (по счастью) некому, – в чём-нибудь (и даже во многом  – по нескольким признакам!) этот антипод обязательно будет приспособленцем, соглашателем-конформистом, которому придётся учитывать ориентированное на прогрессивную эволюционность мнение  большинства.  

9. ЭВОЛЮТОРЫ и ИНВОЛЮТОРЫ в квадрах  АРИСТОКРАТОВ.

В квадрах АРИСТОКРАТОВ (бета и дельта), престижно быть ЭВОЛЮТОРОМ, поскольку эволюционные ЭГО-программы в квадрах аристократов попадают на рациональные аспекты и сообщают им знак (+), что означает качественный прирост информационного аспекта, его эффективное и интенсивное развитие с учётом всех достигнутых результатов, с  использованием самых прогрессивных средств и методов, что существенно ускоряет процесс развития. Стремление сохранить улучшить и приумножить всё лучшее из существующего делает эволюторов-рационалов  наиболее конформными  по отношению к существующему порядку и другим реалиям окружающей их действительности, побуждая находить в них достоинства и преимущества, отстаивать их, охранять, ограждать от распада и деградации, принимать за основу и развивать традиционно и творчески.

В иерархических – аристократических – квадрах бета и дельта, где посредством отношений соподчинения устанавливаются прочные вертикальные связи, а традиции чинопочитания и преклонения перед авторитетами наиболее сильны, эволюторыаристократы-рационалы, устанавливающие жёсткие логические и этические нормы с позиций своих рациональных, эволюционных ЭГО-программ,  становятся  столпами общества.  Инволюторы становятся оппозиционерами и берут на себя корректирующие и реконструктивные функции, –  критику всего существующего,  переоценку, коррекцию и реструктуризацию (а зачастую  разрушениевсего достигнутого, а также  поиск альтернатив для осуществления всего ими (инволюторами) задуманного, что существенно замедляет и затормаживает процесс развития аспекта в социуме, и сообщает некоторую недостаточность информационному аспекту, который в связи с этим  обозначается знаком минус ("–"). А в виду того, что  иррациональные информационные программы, составляющие иррациональные информационные аспекты уже сами по себе архаичнее рациональных, поскольку они более зависимы от самых архаичных инстинктов и в них больше случайностей, хаоса, спонтанности и неопределённости, их труднее подчинить порядку, правилам, законам и  нормам жёстко организованного иерархического общества. Вследствие этого инволюторы-иррационалы в аристократических квадрах оказываются ещё более регрессивны и ещё более отброшены в преимуществах в нижние слои иерархии по сравнению с эволюторами-рационалами, вследствие чего им  приходится довольствоваться не только «остаточными» – незначительными эко-нишами, но и социально «отбракованными», многие из которых им приходиться захватывать противозаконными и силовыми методами, самовольно перехватывая социальные и экологические преимущества, создавая теневые (асоциальные) иерархии. Силовую альтернативную, теневую иерархию, захватывая преимущества и власть силовыми незаконными методами  в  квадрах аристократов     организуют инволюторы- управленцы,стратеги-иррационалы-логики-сенсорики,  преимущественно, – бета-квадровый иррационал-сенсорик-экстраверт, СЛЭ, Жуков).  Обманным путём, – хитростями, лукавством, провокациями, фальсификациями,  – захватывают преимущества инволюторы-гуманитарии, – тактики-иррационалы-инуиты-этикибета-квадровый инволютор-гуманитарий, квестим-интроверт, ИЭИ, Есенин  и дельта-квадровый инволютор-гуманитарий, деклатим-интроверт, ИЭЭ, Гексли. Их задача – выживать и преуспевать в условиях жёсткого рационального диктата строго регламентированных отношений соподчинения аристократических квадр, успешно продвигаясь по иерархической лестнице к вершине власти, чтобы не быть вытесненными из иерархии  и  низложенными. Именно эта необходимость удерживаться на иерархической лестнице и даже взбираться по ней (чтоб не сбросили и не затоптали) при невозможности (а зачастую и нежелании) неукоснительно следовать жёстким, рациональным законам и положениям  иерархических обществ и заставляет инволюторов в аристократических квадрах вести двойную жизнь и двойную игру, к которой они приспособлены соционной  природой и структурой их психотипов.

10. ЭВОЛЮТОРЫ И ИНВОЛЮТОРЫ В ИНТРОВЕРТНЫХ И ЭКСТРАВЕРТНЫХ КОЛЬЦАХ СОЦИАЛЬНОГО ПРОГРЕССА

Сочетание психологических признаков эволюции/ инволюции и экстраверсии/интроверсии образует четыре кольца социального прогресса, каждое из которых состоит из 4-х звеньев – 4-х диад психотипов, связанных между собой интертипными отношениями социального заказа.    

Сочетание психологических признаков эволюции/ инволюции и экстраверсии/интроверсии образует два эволюционных кольца социального прогресса – экстравертное и интровертное. И два инволюционныхэкстравертное и интровертное.

10-1. Интровертное инволюционное кольцо социального прогресса составляют четыре интроверта-инволютора, каждый из которых является представителем одной из четырёх квадр социона и исполняет в своей квадре социальную миссию интроверта-корректора в соответствии с корректирующим, реконструктивным направлением своего инволюционного ЭГО-программного аспекта.

1-ю квадру  – альфа-квадру – квадру рассудительных демократов-субъективистов представляет логико-интуитивный интроверт (ЛИИ, Робеспьер).
2-ю квадру – бета-квадру – квадру решительных аристократов-субъективистов представляет интуитивно-этический интроверт (ИЭИ, Есенин).
3-ю квадру – гамма-квадру – квадру решительных демократов-объективистов представляет этико-сенсорный интроверт (ЭСИ, Драйзер).
4-ю квадру – дельта-квадру – квадру рассудительных аристократов-объективистов представляет сенсорно-логический интроверт (СЛИ, Габен).

В инволюционном кольце социального прогресса передача соцзаказа осуществляется в инволюционном направлении  (по убывающей) – от четвёртой квадры → к первой (от дельта → к альфе) по следующей цепочке:

1-я диада: сенсорно-логический интроверт (СЛИ, Габен) → этико-сенсорный интроверт (ЭСИ, Драйзер) – от дельта-квадры → к гамма-квадре.

2-я диада: этико-сенсорный интроверт (ЭСИ, Драйзер) → интуитивно-этический интроверт (ИЭИ, Есенин) – от гамма-квадры → к бета-квадре.

3-я диада: интуитивно-этический интроверт (ИЭИ, Есенин) → логико-интуитивный интроверт (ЛИИ, Робеспьер) – от бета-квадры → к альфа-квадре.

4-я диада: логико-интуитивный интроверт (ЛИИ, Робеспьер) → сенсорно-логический интроверт (СЛИ, Габен) – от альфа-квадры → к дельта-квадре.

10-2. Интроверты-инволюторы. Общая характеристика.

Интроверты-инволюторы – самая интровертированная группа  интровертов в соционе, поскольку признак интроверсии в их психотипах усиливается общим для них признаком квестимности, – склонностью к большей разобщённости, к отдалённой дистанции в общении,  к обособленности, уединению, уравновешенности, стремлению к умеренности во всём, склонность к тихим,  спокойным занятиям, к ненавязчивому общению (за исключением тех случаев, когда они целенаправленно  проявляют инициативу, пытаясь привлечь к себе внимание и интерес).

Их склонность к разобщённость приводит и к тому, что им бывает нелегко завязывать знакомства. И в этом плане, рационалам -инволюторам-квестимам- интровертам (ЛИИ, Робеспьеру и ЭСИ, Драйзеру) приходится труднее, чем иррационалом (СЛИ, Габену и ИЭИ, Есенину), которые естественней, быстрей, проще и легче войти в контакт, найдя случайный повод для общения. Кроме того, им в этом помогает их позитивизм, тогда как негативисты-рационалы-интроверты-инволюторы (ЛИИ, Робеспьер и ЭСИ, Драйзер) ещё долго будут придумывать повод для сближения, опасаясь показаться бестактными, назойливыми, надоедливыми, сверяясь со своими нравственными принципами и общепринятыми правилами поведения. Чтобы преодолеть свою стеснительность, им иногда приходится делать над собой немало усилие. Каждый из них подсознательно сориентирован на дуализацию с общительным, партнёром-экстравертом, и если их стеснительность оказывается непреодолимой, им приходится жертвовать своим общением, или рассчитывать на более активного партнёра, который захочет первым проявить инициативу.

Признак  квестимности сказывается и на общности их эстетических и вкусовых предпочтений, как то:
  • консерватизм и скромная, неброская простота в одежде с некоторой долей изящества (преимущественно, у этиков),
  • скромные, неяркие цвета, преимущественно, светлых, холодных тонов;
  • консерватизм в еде, низкокалорийное  питание, неприятие экстравагантных сочетаний пищи; 
  • свободный, не перегруженный интерьер в просторном помещении, обеспечивающем доступность каждой вещи;
  • консерватизм в музыке – предпочитают тихую, спокойную  музыку, интеллектуальную (логики) или романтичную (этики).
Признак квестимности отражается и на общности их поведения:
  • все они слегка медлительны, неторопливы;
  • не любят стеснять себя во времени и в пространстве;
  • не переносят тесноты, кромешной темноты, духоты, давки 
  • страдают от клаустрофобии, – отгороженное пространство удобно, только когда оно изолирует их от шума и толкотни, но если придётся выбирать между шумом с улицы и наглухо закрытыми окнами, выберут шум.
  • не переносят закрытого помещения без вентиляции (общественного транспорта, лифта);
  • любят ходить пешком на большие расстояния (лучше пару остановок пройтись, чем проехать на общественном транспорте, если время позволяет);
  • не переносят тесно разгороженное пространство (маленькие комнатки, узкие коридоры, малогабаритные квартиры – сразу хочется раздвинуть или снести стены);
  • не переносят давки (а главное, отсутствия вентиляции) в транспорте – могут сразу запаниковать, перепугаться до ужаса и выйти на первой же остановке;
  • в холодное время года чувствуют себя лучше, чем в жаркие месяцы
  • не любят суеты, не любят никуда спешить;
  • рассеянны, мечтательны, задумчивы, загадочны;
  • любят уединение, неплохо переносят одиночество;
  • любят безлюдные (или малолюдные) фотографии, панорамные виды природы, пейзажи;
  • любят однотонные, светлые, бескрайние просторы – покрытые дымкой или туманом светлые дали (или, например, когда покрытый льдом залив сливается со светло-серым  небом, а ярко-синее море рядом с жёлтым песком уже раздражает).
  • переполненные пляжи в дневное время терпеть не могут, предпочитают выйти на пустынный пляж ранним утром или на закате;
  • любят романтические прогулки  вдвоём при луне под ясным, звёздным небом;
  • любят прогулки в вечернее и ночное время в малолюдных местах (даже зная, что это опасно);
  • особенно активны и продуктивны в работе становятся по вечерам (часто бывает трудно сделать выбор между работой и прогулками);
  • могут допоздна работать ночью, засиживаясь до утра;
  • мнительны, ранимы (особенно, аристократы), обидчивы (особенно, этики),
  • тяжело переносят назойливое внешнее влияние и навязываемую им инициативу;
  • крайне чувствительных к сенсорному и психологическому дискомфорту – «неженки»;
  • свои симпатии и влечения предпочитают глубоко утаивать и  долго скрывать; 
  • оберегают свой духовный мир, относятся к нему, как к наивысшей ценности
  • оберегают свою честь (достоинство), как свою сверх важную ценность;
  • оберегают свои вкусы и предпочтения от внешнего влияния,  насилия и назойливой инициативы. 
Признак квестимности и связанная с ним способность отмечать самые незначительные мелочи, замечать наименее заметные ошибки, подмечать самые неприметные детали в сочетании с признаком инволюции (в реконструктивном плане) делает их особенно взыскательными, язвительными, дотошными, наблюдательными критиками всего окружающего, не говоря уже об их непосредственных профессиональных целях и интересах. Критике общественного мнения, критике общественного строя они могут посвящать целые тома своих произведений. Весь мир, все отношения в нём  воспринимается ими прежде всего под критическим ракурсом (инволюторы).

В силу интровертной инволюционности их ЭГО-программ они  не лучшего мнения об окружающей среде – о связях, отношениях, общественных порядках, нравах. Критикой чужих ошибок они могут заниматься всю жизнь:

ЭГО-программный логик-интроверт-инвлютор-ЛИИ, Робеспьер (-БЛ1), ратующий за безупречность логических соотношений и понятий, во всём происходящем  прежде всего отмечает логические недоработки. Достаточно случайной оговорки, неправильно выбранного синонима, чтобы он уже написал на эту тему разгромную статью, обвиняя автора в недостатке образования и непрофессионализме.

ЭГО-программный этик-интроверт-инволютор-ЭСИ, Драйзер (-БЭ1) как воинствующий моралист ратует за соответствие этических отношений общепринятым моральным устоям и является яростным критиком нравственных несовершенств – автором многих сатирических произведений, где отступления от морали становятся первопричиной  всех бед.

ЭГО-программный сенсорик-интроверт-инволютор-СЛИ, Габен (-БС1), ратующий за традиционную преемственность художественных ценностей в самых многообразных их проявлениях,  прежде всего замечает эстетические несовершенства и (как следствие) отмечает связанные с ними технические недоработки, на исправлении которых упорно настаивает, обвиняя авторов в непрофессионализме, в недостатке художественного вкуса, в отсутствии чувства меры, в неспособности ощущать цвет, линию, форму, красоту и т.д. 

ЭГО-программный интуит-интроверт-инволютор-ИЭИ, Есенин (-БИ1), ратующий за соответствие  процессов и действий актуальным  историческим событиям и политическим веяниям, мнений, отмечает в самой жестокой и язвительной критике несвоевременность каких-либо поступков, оценок, идей, заявлений и прочих несовременных, не состоятельных в настоящее время, утративших свою актуальность мер и действий, что позволяет представителям этого психотипа  во все времена непримиримо  бороться с «инакомыслием». Пародию на таких критиков представил М. А. Булгаков в романе «Мастер и Маргарита» в лице идеологического конъюнктурщика, критика Латунского (ИЭИ, Есенин), со всеми удобствами устроившегося в тоталитарной системе, и критика Аримана,  в разгромных статьях обвинявшего Мастера в попытке протащить в советскую прессу апологию Иисуса Христа. 

Как и все инволюторы, критическое мнение интроверты-квестимы считают самым стоящим  (хотя не исключают и критики из зависти и вредности), а к хвалебным отзывам относятся с недоверием (что не мешает им  ссылаться на них для престижа). Сами неловко себя чувствуют, даже когда хвалят искренне – кажутся неубедительными и себе, и другим. 

Сочетание этих трёх признаков – инволюции, интроверсии и квестимности – и общность их свойств, проявляющаяся у всех представителей этих ТИМов, объединённых общим интровертно-инволюционным (квестимным) кольцом социального прогресса (ИИ(К) -КСП), накладывает и определённый отпечаток на их отношения в диадах, делая их особенно болезненными из-за бесконечных дрязг, возникающих вследствие язвительной, мелочной, жестокой и острой взаимной критики поступков обоих партнёров и их осуждения нелогичности, несвоевременности, неэтичности, неэстетичности их действий друг друга в период их кризиса их отношений, который предшествует  отторжению подзаказного и его последующему выходу из-под влияния соцзаказчика (из соцзаказа).

Если представить интровертное инволюционное  кольцо социального прогресса  как замкнутую систему, то рационалы-статики (ЛИИ, Робеспьер и ЭСИ, Драйзер) образуют в ней статический стержень – берут на себя  критику общественных структур (ЛИИ, Робеспьер) и критику нравов (ЭСИ, Драйзер),  иррационалы-динамики, занимаясь критикой неблагоприятных экологических условий (ЛСИ, Габен) и несвоевременных (неподобающих) идеологий (ИЭИ, Есенин) образуют иррационально-динамическую «орбиту», связывающую эти два статичных полюса в интертипных отношениях (ИТО) социального заказа

10-3. Экстравертное инволюционное кольцо социального прогресса составляют четыре экстраверта-инволютора, каждый из которых является представителем одной из четырёх квадр социона и исполняет в своей квадре социальную миссию экстраверта-корректора в соответствии с корректирующим, реконструктивным направлением своего инволюционного ЭГО-программного аспекта.

1-ю квадру  – альфа-квадру – квадру рассудительных демократов-субъективистов представляет этико-сенсорный экстраверт (ЭСЭ, Гюго).
2-ю квадру – бета-квадру – квадру решительных аристократов-субъективистов представляет логико-сенсорный экстраверт (СЛЭ, Жуков).
3-ю квадру – гамма-квадру – квадру решительных демократов-объективистов представляет логико-интуитивный экстраверт (ЛИЭ, Джек).
4-ю квадру – дельта-квадру – квадру рассудительных аристократов-объективистов представляет интуитивно-этический экстраверт (ИЭЭ, Гексли).

В инволюционном кольце социального прогресса передача соцзаказа осуществляется в инволюционном направлении  (по убывающей) – от четвёртой квадры → к первой (от дельта → к альфе) по следующей цепочке:

1-я диада: интуитивно-этический экстраверт (ИЭЭ, Гексли) → логико-интуитивный экстраверт (ЛИЭ, Джек) – от дельта-квадры → к гамма-квадре.

2-я диада: логико-интуитивный экстраверт (ЛИЭ, Джек) → логико-сенсорный экстраверт (СЛЭ, Жуков)  – от гамма-квадры → к бета-квадре.

3-я диада: логико-сенсорный экстраверт (СЛЭ, Жуков) → этико-сенсорный экстраверт (ЭСЭ, Гюго) – от бета-квадры → к альфа-квадре.

4-я диада: этико-сенсорный экстраверт (ЭСЭ, Гюго) → интуитивно-этический экстраверт (ИЭЭ, Гексли) – от альфа-квадры → к дельта-квадре.

10-4. Экстраверты-инволюторы. Общая характеристика.

Экстраверты-инволюторы – самая экстравертированная группа  экстравертов в соционе, поскольку признак экстраверсии в их психотипах усиливается общим для них признаком деклатимности, обусловленным близкими пространственно-временными отношениями и интегрирующими свойствами деклатимной модели. Вследствие этого деклатимы-экстраверты отличаются  
  • склонностью к активному и резкому сокращению дистанции в общении;
  • крайней категоричностью мнений – не любят тратить время на объяснения, обсуждения и споры, – предпочитают давить безапелляционностью своих суждений;
  • способностью говорить самоуверенным, безапелляционным тоном, стараясь всех подчинить своему влиянию;
  • крайней самоуверенностью и, как следствие, способностью к самовнушению, позволяющей им принимать желаемое за действительное и с деклатимной самоуверенностью навязывать эту (иногда доходящую до абсурда) мнимую действительность, как неоспоримую истину;
  • конформностью – стремлением приобщаться к наиболее мощной социальной системе и искать у неё защиты и поддержки;
  • индуктивностью мышления (от частного – к общему) – склонностью к смелым, поверхностно продуманным обобщениям, что в сочетании с целевой деклатимной самоуверенностью часто делает их логически неразборчивыми:  позволяет менять местами причину и следствие (исходить из следствия, а не из причины) и совмещать несовместимые понятия различного порядка, вследствие  чего в своих выводах они могут дойти до абсурда. 
  • Вследствие наличия в моделях их психотипов эволюционных интровертных аспектов, деклатимы-экстраверты отличаются:
  • убеждённостью в том, что человека может исправить (изменить к лучшему) окружающая его среда,
  • убеждённостью в позитивности своего личного влияния на окружающих;
  • крайней социальной активностью – стремлением навязать своё мнение и влияние всем вокруг;
  • крайней экспансивностью, захватническими действиями;
  • чрезвычайной требовательностью к окружающим, заставляя их с максимальным усердием работать «на отдачу»;
  • стремлением действовать «наскоком»,  «наезжать», застигать врасплох, и сразу, резко переходить к активным действиям;
  • склонностью к перегибам, неуравновешенности  и неумеренности во всём (хоть и стараются себя контролировать и ограничивать);
  • стремлением свободно и раскованно навязывать свою волю и инициативу, 
  • активным проявлением своей инициативы (часто навязчивой и бесцеремонной);
  • стяжательством, стремлением к накоплению (часто неразборчивому) всего самого ценного и лучшего (предусмотрительных деклатимов-экстравертов их накопления не  обременяют в отличие беспечных деклатимов-экстравертов, которые могут тяготиться своими накоплениями). 
Близкими пространственно-временными отношение деклатимов обусловлено и 
  • стремление деклатимов-экстравертов к цельности, самодостаточности, которое является побудительным мотивом  их стяжательства – стремлением «всё своё иметь при себе, или  брать у других» – занимать без отдачи; делиться, отрывать что-либо от себя им чрезвычайно трудно – предпочитают   проявлять щедрость, отдавая чужое или ненужное своё – предназначенное на выброс;
  • стремление к независимости, которое является следствием и одновременно   побудительным мотивом  их стремления к цельности  и самодостаточности. 
В силу стремления к цельности, независимости и самодостаточности, которые одновременно являются и причиной, и следствием их стремления к накопительству, деклатимам свойственно быть «вещью в себе» – жить по своим правилам, произвольно меняя их по своему усмотрению, менять местами причину и следствие, уравнивать по значению прямые и обратные причинно-следственные связи, размывая границы полярных этических понятий («хорошо – плохо») и логических («правильно – неправильно»), а также размывать границы реального и вымышленного, что при их самоуверенности, как им кажется, приближает их к достижению желаемого: «возмечтал – получил».  

В реализации своих планов и желаний деклатимы-экстраверты проявляют невероятную настырность, назойливость и  упорство (даже уступчивые – ЛИЭ, Джек и СЛЭ, Жуков; у упрямых – ЭСЭ, Гюго и ИЭЭ, Гексли – это свойство усиливается признаком упрямства).

Вследствие стремления к близким пространственно-временным отношениям, усиленным признаком экстраверсии,  экстраверты-деклатимы
  • не любят оставаться в тени, вне зоны общения и обсуждения важных дел;
  • живут в напряжённом темпе, не переносят задержек во времени;
  • плохо переносят одиночество, обширное безлюдное пространство наводит на них тоску;
  • тянутся к шумным, многолюдным компаниям, празднествам, мероприятиям,
  • любят быть в гуще событий и новых веяний.
Признак  деклатимности сказывается и на общности их эстетических предпочтений. Исходя из интегрирующих свойств аспекта сенсорики ощущений (+БС),  заставляющего их выбирать и соединять в сочетаниях самые яркие, самые заметные и привлекательные по окраске объекты, деклатимы-экстраверты, предпочитают цвета ярких насыщенных тонов, преимущественно в контрастных сочетаниях, что обусловлено архетипами деклатимной модели и стремлением деклатимов быть в центре внимания – их убеждённостью в том, что  жизнестойкость и жизнеобеспечение человека во многом зависит от его способности быть привлекательным,–  привлекать внимание друзей, потенциальных брачных партнёров, быть обманчиво привлекательным для врагов и потенциальных жертв.

Стремление к сокращению пространственно-временных отношений влияет и на способы организации пространства. Деклатиму нужно, чтобы всё необходимое у него было под рукой, а время поисков нужной вещи сводилось к минимуму.  В интерьерах деклатимы даже при малом количестве мебели  стараются заполнить пространство по максимуму («а то как-то пусто»). Деклатимы рядом с собой не терпят пустоты. Имеют обыкновение приглашать много гостей – гораздо больше, чем позволяют размеры помещения («В тесноте, да не в обиде!»). 

10-5. Инволюционные свойства экстравертов-деклатимов. 

10-5-1. Критическая направленность экстравертов-деклатимов.
  • Как и все инволюторы, экстраверты-инволюторы-деклатимы в первую очередь подмечают недостатки (даже если для быстроты этического сближения начинают общение с комплиментов).
  • О достоинствах предпочитают не говорить, часто делают вид, что их вообще не замечают или воспринимают, как нечто заурядное, само собой разумеющееся  (опять же, за исключением тех случаев, когда для быстроты сближения начинают общение с комплиментов).
  • При всей своей самоуверенности экстраверты-инволюторы-деклатимы неловко себя чувствуют, когда хвалят кого-то (даже когда хвалят искренне) – кажутся неубедительными и себе, и другим.
  • Как и все инволюторы,  в критике они куда более искренни, чем в похвалах. Критическое мнение считают самым стоящим  (хотя не исключают и критики из зависти и вредности), а к хвалебным отзывам относятся с недоверием (что не мешает им  ссылаться на них для престижа). 
  • Часто выступают с критикой именно потому, что считают себя обязанными сделать критическое замечание, что объясняется инволюционным направлением аналитических информационных аспектов ментального уровня моделей их психотипов.
  • По той же причине  (в связи с инволюционным направлением аналитических информационных аспектов ментального уровня моделей их психотипов) считают, что критическое замечание – самая востребованная и ожидаемая информация, а всякая другая – пусто-порожние разговоры, без которых можно обойтись.
На критику экстраверты-инволюторы (деклатимы) не скупятся (активные оппозиционеры)! Всё, что по их мнению (и с выгодой для них) должно быть кардинально изменено, подвергается ими резкой и беспощадной критике. Поэтому их принцип: «Пришёл, увидел, изменил!» часто предваряется позицией: «Пришёл, увидел, раскритиковал». Иногда они критикуют ещё до того, как «увидят», а иногда и до того, как  «приходят» – ещё ничего не увидели, не пришли, а только краем уха что-то услышали, и тут же начинают критиковать, – иногда критикуют только «звон», даже не зная, откуда он идёт. Часто критикуют из зависти к чужому успеху; критикуют направление, в котором преуспевает соперник. Желая оставить своего соперника в изоляции и сделать его из «первых» «последним», они объявляют возглавляемое им направление ложным и тупиковым, даже если оно прогрессивно – характерная для деклатимов игра-перевёртыш, при которой достаточно поменять знаки с «плюса» на «минус», и под ударами сокрушительной критики  «хорошее» сразу же становится «плохим». И деклатимная самоуверенность их как активных оппозиционеров играет здесь  не последнюю роль – трудно не поверить человеку, который не только позволяет себе самую сокрушительную широкомасштабную критику, но ещё и категорично настаивает на кардинальной ломке каких-либо успешных процессов, предпринимая решительные действия по её осуществлению. 

ИЭЭ, Гексли,  по своему ЭГО-программному аспекту инволюционной (альтернативной) интуиции потенциальных возможностей (-ЧИ1) критикует целесообразность идей, предложений, инициатив.

ЛИЭ, Джек, по своему ЭГО-программному аспекту инволюционной (альтернативной) деловой логики, логики действий (-ЧЛ1) критикует качество  работы и предпринимаемые действия своих соперников.

СЛЭ, Жуков, по своему ЭГО-программному аспекту инволюционной (альтернативной) волевой сенсорики  (-ЧС1) критикует волевую несостоятельность стремящихся к власти соперников.

ЭСЭ, Гюго, по своему ЭГО-программному аспекту инволюционной (альтернативной) этики эмоций (-ЧЭ1) критикует нездоровые настроения,  распространяемые в обществе. 

10-5-2. Стремление экстравертов-деклатимов изменить ситуацию с целью захвата ЭГО-программных преимуществ.

В отличие от своих дуалов,  теневых оппозиционеровинтровертов-квестимов, – активные оппозиционеры –  экстраверты-инволюторы-деклатимы – инициативны и деятельны, активно включаются в критическую или «застойную» ситуацию и кардинально меняют её в соответствии с целями  своих ЭГО-программ:

ЭСЭ, Гюго в соответствии с своим ЭГО-программным аспектом инволюционной (альтернативной) этики эмоций (-ЧЭ1), захватывая  эмоциональную инициативу («радость ваша станет нашей»), кардинально меняет настроение в обществе, получая возможность  эмоционально влиять на него, удерживать под своим эмоциональным контролем и моделировать его по своему усмотрению, навязывая обществу нужный ему настрой.   

ИЭЭ, Гексли в соответствии с своим ЭГО-программным аспектом инволюционной  (альтернативной) интуиции потенциальных возможностей   (-ЧИ1), захватывает возможностную инициативу («возможность ваша станет нашей») и кардинально меняет ситуацию, расширяя поле допустимых возможностей за счёт притока альтернативных идей.

ЛИЭ, Джек в соответствии с своим ЭГО-программным аспектом инволюционной  (альтернативной)  деловой логики (-ЧЛ1) захватывает деловую инициативу («дело ваше станет нашим») и кардинально меняет положение дел в удобную ему сторону.

  СЛЭ, Жуков в соответствии с своим ЭГО-программным аспектом инволюционной  (альтернативной)  волевой сенсорики (-ЧС1) навязывает свою волевую инициативу и захватывает власть («сила ваша станет нашей»), кардинально меняя ситуацию, сообразно намеченным целям.

10-5-3. Способность инволюторов-деклатимов-экстравертов навязывать наихудшую альтернативу из всех возможных с целью кардинального изменения ситуации в свою пользу.

Распространённым способом кардинального изменения ситуации с целью захвата ЭГО-программных преимуществ является стремление инволюторов-экстравертов-деклатимов навязывать наихудшую альтернативу как наилучшую.

Инволютор-экстраверт-деклатим-тактик-дельта-аристократ ИЭЭ, Гексли, с его ЭГО-программной интуицией альтернативных потенциальных возможностей (-ЧИ1) наиболее изобретателен в плане предложений наихудших альтернатив. Исходя из своей активационной альтернативной деловой логики, логики действий (-ЧЛ6), он позволяет себе огромное  количество экспериментов в плане предложения наихудших альтернатив там, где вообще никакие альтернативы не требуются. (Наиболее широкое распространение это явление получило в сфере оказания им медицинских услуг: там, например, где бывает достаточно смазать царапину йодом, Гексли может активно (упрямо, настырно, назойливо)  настаивать, чтобы его «подопытный пациент» приложил к царапине тампон со знахарским средством, доводящим  рану до быстрого нагноения и тем же тампоном вытягивал из раны гной. При этом негативный результат предыдущего эксперимента (госпитализация «подопытного» с последующим хирургическим вмешательством) Гексли не остановит: он будет также упрямо и назойливо, снова и снова навязывать это средство и тем своим «пациентам», которые от него уже пострадали («Ну, и что!.. А ты попробуй ещё раз! Вот увидишь, тебе станет легче!») и новым своим «испытуемым», каждый раз сталкиваясь с тем же негативным результатом и полностью его игнорируя.).

Навязывание наихудшей альтернативы практических во всех областях приложения его усилий, ИЭЭ, Гексли может доводить до такого абсурда, что создаётся впечатление будто он хочет исследовать пределы человеческой уступчивости, глупости и доверчивости, позволяющие ему расширить границы допустимых возможностей по его ЭГО-программной интуиции потенциальных альтернативных возможностей, чтобы вопреки всем законам природы и здравого смысла сделать невозможное возможным, а недозволенное – дозволенным. Этот феномен, относящийся к запредельно абсурдному развитию ЭГО-программного аспекта ИЭЭ, Гексли –  интуиции альтернативных потенциальных возможностей (-ЧИ1) исследован  в методологии, получившей название «Окно Овертона»,  –   технологии поэтапного внедрения и популяризации в общественном сознании  запредельно абсурдных и недопустимо опасных идей, программирующих общество на деградацию и самоуничтожение.  И тактические методы навязывания  наихудших альтернатив представлены в этой технологии во всей их, характерной для этого аспекта, последовательности:

1.       на первом этапе  одиозная идея, порождённая больным воображением и представляющая собой  недопустимое со всех точек зрение направление развитие аспекта  интуицией альтернативных потенциальных возможностей, поражает немыслимой дерзостью своей наихудшей возможностной альтернативы (что делает её осуществление для амбициозного инициатора этой идеи наиболее  привлекательным). Этот этап жёстких отрицаний широкой общественностью этой одиозной идеи у Джозефа Овертона характеризуется и обозначается словом: «немыслимо», потому что немыслимо предлагать то, что противно человеческой натуре и губительно для человечества;   
2.       на втором этапе  поле возможностей (по Овертону оно называется  «окно дозволенного») расширяется: «немыслимая», абсурдная идея  широко обсуждается общественностью с критической точки зрения, которая всё чаще оспаривается и подвергается сомнению на том основании, что в природе, в идее (как и в человеке) нет ничего однозначно плохого (характерный аргумент ИЭЭ, Гексли, размывающего границы добра и зла для того, чтобы поменять их местами), а значит положительные стороны можно найти и в этой абсурдной идее, которая может быть привлекательна хотя бы своей новизной и альтернативностью, из-за того что людям надоедает старое и общепринятое (характерный аргумент ИЭЭ, Гексли, навязывающего новое, как лучшее).  Этот этап радикального поворота от негатива к позитиву, ввиду новизны и оригинальности  самой одиозной идеи, обозначается словом «радикально»;
3.       на третьем этапе путём широкого общественного обсуждения идёт активный поиск приемлемых форм умеренного внедрения этой одиозной  (изначально неприемлемой) идеи в массы. Этот этап допустимой легализации самоуничижительного и ещё больше расширяющий пределы дозволенного в изначально недозволенном, в методологии Овертона получил название «приемлемо» (У ИЭЭ, Гексли навязывание наихудшей альтернативы  на этом этапе сопровождается доводами: «Ну, ты можешь хотя бы попробовать! А ты попробуй, может тебе понравится! Ну, попробовать-то ты можешь!».).
4.       на четвёртом этапе для легализации и более широкой пропаганды этой  одиозной идеи её инициаторы и защитники приводят мнимые, специально придуманные доказательства её полезного применения в умеренных (пока ещё) количествах и формах. (И это опять же перекликается со способностью ИЭЭ, Гексли ссылаться на вымышленные им самим придуманные доказательства разумной и научно обоснованной пользы предлагаемых им наихудших альтернатив. «Вот я прочитала в журнале «Здоровье»... Врачи очень рекомендуют... Тут много полезных веществ... Дочке моей приятельницы это помогло и тебе поможет... А ты всё-таки попробуй!.. Ну, попробовать-то ты можешь!» ). Этот этап получил название «разумно».
5.       на пятом этапе к ссылкам на вымышленные авторитетные источники в спешном порядке приобщаются реальные учёные, которые, желая быть в авангарде новой (ещё недавно такой одиозной) идеи, начинают её со всех сторон окультуривать,  заявляя о пользе её внедрения и находя её вполне естественной и нормальной, что позволяет инициатором этой одиозной идеи подогнать её под позитивные стандарты общественного восприятия.  (Что опять же перекликается со способностью Гексли, подводя под свои доводы «научную базу», навязывать нечто неприемлемое как вполне допустимое и распространённое, активно практикуемое с давних времён, но  несправедливо забытое). Этот этап у Овертона получает название «стандартно».
6.       на шестом этапе одиозная идея полностью и во всех формах легализуется, получает максимальную общественную защиту и  широкую популярность. То, что ещё недавно считалось неприемлемым и недозволенным становится не только допустимым, но и предпочтительным, защищается законом на всех уровнях общественного влияния, тогда как сами противники этой идеи становятся «одиозными, антиобщественными элементами», «душителями прогрессивных идей и свобод», объявляются ретроградами и подвергаются общественному порицанию (иногда даже уголовному наказанию). Одиозную, самоуничижительную идею насильственно внедряют во всех учебных заведения, начиная с раннего дошкольного возраста, проводят разъяснительную работу с родителями, запрещая им вмешиваться в воспитательный процесс и мешать приобщению к  этой идее их детей. Всё общество активно популяризует эту (изначально одиозную и самоуничижительную) идею, восхваляя её на все лады. (Сам Гексли является наиболее активным и восторженным популяризатором этой идеи, обеспечивает себя работой методиста-инструктора по правильному внедрению этой идеи в массы, пишет на эту тему книги, читает лекции, проводит семинары – зарабатывает на этом деньги.). Этот этап у Овертона получил название «действующая норма». На этом этапе всё общество уже активно программируется на самоуничтожение.

Разумеется, такая технология наиболее активно реализуется в толерантном дельта-квадровом обществе, где самые маргинальные формы вседозволенности получают наиболее широкое распространение, вследствие доминирования в дельта-квадре инволюционного аспекта интуиции альтернативных потенциальных возможностей – ЭГО-программного аспекта ИЭЭ, Гексли. Так, например, после серии, популярных в 80-е годы фильмов-ужасов «Челюсти», о наводившей ужас на тихоокеанском побережье гигантской десятиметровой белой акуле, пожирающей людей, в 90-е годы на Западе получила широкое распространение альтернативная идея сочувствия к белым акулам: «акулы ведь не виноваты, что вырастают такими большими и им трудно себя прокормить в океане», которые в итоге обратились в призыв: «Надо помочь белым акулам выжить!», который на следующем витке популярности уже выглядел так: «Надо сострадать к голодающим белым акулам, надо их любить, а то они вымрут!», что вполне соответствовала доминирующим в ЭГО-блоке Гексли аспектам: негативному, ЭГО-программному аспекту  интуиции альтернативных потенциальных возможностей («Если им не помочь, они вымрут, и это уже будет наша вина») и ЭГО-творческому аспекту позитивной этики отношений: «Надо идти к былым акулам с любовью, и они любовью ответят». После этого стала активно внедряться  наихудшая из всех альтернатив – бесчеловечная идея о необходимости воспитания у дошкольников любви и доверия к белым акулам, которым из-за их огромных размеров становится всё трудней прокормить себя в океане. Следующим этапом была разработана методика конкретного внедрения этой идеи: огромное количество популяризаторов-методистов (получая зарплату за свою работу) в обязательном порядке собирали воспитателей на своих семинарах и, ссылаясь на авторитетные источники, обучали их, как правильно преподносить эту идею детям, чтобы они учились на ней добру и любви к животным, но не пострадали от нападения акул,  которые (как якобы утверждают учёные) сами первые ни на кого не нападают.  На следующем этапе нормализации этой идеи  у малышей в обязательном порядке стали воспитывать любовь к белым акулам: на уроках «добра и гуманности» детей вовлекали в костюмированные игры, где они должны были, воображая  свою будущую встречу с белой акулой, нести к ней свою любовь, заставляли обниматься с ребёнком, одетым в костюм белой акулы, кружиться с ним в хороводе, дружить с ним, любить его. Воспитательницы, наблюдая это физическое сближение с (пока ещё ряженным, мнимым) хищником, всячески его поощряли, объясняя детям, что теперь они живой акулы бояться не будут, а, значит, и она им никакого вреда не причинит.  Результатом этих игр стало модное в наше время молодёжное селфи в океане, на фоне разинутой акульей пасти.
  
Аспект интуиции альтернативных потенциальных возможностей, находящийся у всех экстравертов-деклатимов-инволюторов на сравнительно выгодных позициях ЭГО-программной (-ЧИ1), ролевой (-ЧИ3), активационной (-ЧИ6) и демонстративной функций (-ЧИ8), с различной степенью активности моделирует их способность навязывать абсурдную, наихудшую альтернативу как наилучшую.  

Инволютор-экстраверт-деклатим-стратег-бета-аристократ-СЛЭ, Жуков (-ЧС1), стремящейся по ролевой интуиции альтернативных потенциальных возможностей (-ЧИ3) произвести впечатление успешного человека, из зависти к чужому карьерному росту и успеху, может навязывать наиболее успешному человеку наименее перспективный вариант профессиональной карьеры: «Ты попробуй здесь,   в наихудших условиях доказать, на что ты способен, а в престижной фирме всякий дурак преуспеет!».

Инволютор-экстраверт-деклатим-тактик ЭГО-программный эмоциональный этик-альфа-демократ-ЭСЭ, Гюго (-ЧЭ1), активизируясь по аспекту интуиции альтернативных потенциальных возможностей (-ЧИ6), может «прикола ради»  навязать человеку наихудшую альтернативу, чтобы подставить его под шумные неприятности, под громкий скандал, устроить развлечение для себя и других. Может действовать и с большим размахом: навязать человеку наихудшую альтернативу со смертельным исходом ради острых эмоциональных переживаний широких общественных масс, – чтобы об этом говорили в теленовостях, писали в газетах, а он (Гюго) давал интервью, как очевидец печальных событий.

Инволютор-экстраверт-деклатим-стратег-гамма-демократ ЭГО-программный прагматик-ЛИЭ, Джек (-ЧЛ1), расширяя границы дозволенного по своей демонстративной интуиции альтернативных потенциальных возможностей      (-ЧИ8), может предложить наихудшую альтернативу в порядке аферы, но при этом придаст ей вид наилучшей, самой выгодной и перспективной альтернативы, приносящей высокие прибыли в кратчайшие сроки.

Все эти манипуляции с наихудшей альтернативой позволяют  экстравертам-инволюторам перехватывать освободившуюся на время лучшую альтернативу как невостребованную и присваивать её себе. Наихудшая альтернатива таким образом становится обманкой и отвлекающим манёвром, а самоуничижительная альтернатива, навязываемая как наилучшая, и вовсе  устраняет человека физически, навлекая на него огромное количество бед и освобождая от него жизненное пространство или, как минимум, поле возможностей для будущих успешных рейдов инициаторов одиозных, пагубных для человеческого социума идей.   

В том же направлении работают и другие экстравертные аспекты моделей их психотипов, также находящиеся на сравнительно выгодных позициях ЭГО-программной (-ПФ1), ролевой (-ПФ3), активационной (-ПФ6) и демонстративной функций (-ПФ8), с различной степенью активности моделирующие их способность навязывать в качестве наихудшей альтернативы: 
  • свою власть, волю, силовое влияние, покровительство: (-ЧС1) СЛЭ, Жуков, (-ЧС3) ИЭЭ Гексли, (-ЧС6) ЛИЭ, Джек, (-ЧС8) ЭСЭ, Гюго;   
  • своё настроение, эмоциональное влияние: (-ЧЭ1) ЭСЭ, Гюго, (-ЧЭ3) ЛИЭ, Джек, (-ЧЭ6) СЛЭ, Жуков, (-ЧЭ8) ИЭЭ, Гексли; 
  • свои  деловые предложения, манипуляции и эксперименты: -ЧЛ1 (ЛИЭ, Джек), -ЧЛ3 (ЭСЭ, Гюго), -ЧЛ6 (ИЭЭ, Гексли), -ЧЛ8 (СЛЭ, Жуков). 
10-5-4. Требовательность и безапелляционность как одно из стяжательных свойств экстравертов-деклатимов-инволюторов.

Близкие пространственно-временные отношения и связи деклатимной модели, обусловливающие её интегрирующие свойства, делают деклатимов и особенно экстравертов-деклатимов чрезвычайно требовательными в достижении желаемого и нетерпеливыми к исполнению их воли. В силу тех же стремительных сокращений пространственно-временных отношений остановиться в своих намерениях и желаниях им чрезвычайно трудно, из-за чего требовательность часто принимает истеричные формы. В своей требовательности и желаниях они ненасытны и не знают (не желают знать) границ. (Про таких говорит: «Покажи ему пальчик, откусит руку!».) Удовлетворить их требовательность и желания сполна практически невозможно, но любое ограничение их желаний их крайне разочаровывает и фрустрирует, вызывает обиду, досаду, нетерпение и ощущение ещё большей неудовлетворённости  и обиды на человека, остановившегося в выполнении их желаний и требований.

Близкие пространственно-временные отношения заставляют их быть особенно нетерпеливыми и настойчивыми в своих требованиях, этим же обусловлена и утвердительная, категоричная (безапелляционная) форма  их разговора, интонаций, вербального и невербального общения с окружающими, и даже посадка головы с направленным вперёд и вниз наклоном лба, придающим им характерное для деклатимов «быковатое» выражение лица, словно они собираются пробить лбом стену или какое-то другое препятствие на пути достижения цели. С запретами и ограничениями своих требований деклатимам вообще  примириться трудно, а деклатимам-экстравертам – практически невозможно. В интертипных отношениях суперэго, в диадах, где взаимодействуют два деклатима-экстраверта (ЭСЭ, Гюго – ЛИЭ, Джек и СЛЭ, Жуков и ИЭЭ, Гексли), в условиях ожесточённого противоборства интересов, каждый из экстравертов-деклатимов чрезвычайно страдает от взаимного жёсткого ограничения  требований.  В ИТО соцзаказа, в экстравертно-деклатимном (инволюционном) кольце отношения в диадах также сопровождаются болезненной ломкой, которая побуждает подзаказного выйти из ИТО соцзаказа (если есть такая правовая и физическая возможность), а соцзаказчика  – не слишком  удерживать его в сфере своего влияния, поскольку он тоже устаёт от сопротивления своего подзаказного его (соцзаказчика) воле и требованиям, за исключением тех случаев, когда интертипные отношения соцзаказа накладываются на межличностные отношения социальной ревизии – то есть, когда родитель (экстраверт-деклатим) по психотипу является соцзаказчиком своего ребёнка (экстраверта-деклатима), пожизненно ревизует его, как родитель, контролируя каждое его действие и поддерживая этим своё ранговое превосходство, и пожизненно (пока родитель жив) эксплуатирует его, подчиняя своей воле и требованиям, после чего передаёт («завещает») своего подзаказного другим членам семьи (включая внуков), чтобы они его контролировали и эксплуатировали. При ненасытной требовательности соцзаказчика экстраверта-деклатима такая (посмертная)  форма эксплуатации подзаказного оказывается возможной. Основные формы требовательности (как и формы захвата) у экстравертов-деклатимов проходят по  аспектам их ЭГО-блока – ЭГО-программной и ЭГО-творческой функций, что  мешает им также задействовать активность и их слабых функций (серединных блоков СУПЕРЭГО и СУПЕРИД) и требовательно  запрашивать на них информационную поддержку, без которой они теряют жизненный тонус, заболевают, впадают в депрессию, становятся грубыми, раздражительными.

10-5-5. Способность деклатимов-экстравертов-инволюторов захватывать (абсорбировать) чужие преимущества и на их базе развивать свои.

Особенность деклатимов-экстравертов захватывать и абсорбировать  чужие преимущества также обусловлена «сжатыми» (стремящимися к минимуму) пространственно-временными связями и (как следствие) интегрирующими свойствами деклатимной модели, к которым относится и способность захватывать, стяжать, поглощать,  сливаться с желаемым объектом (направлением, идеей), для последующего его захвата (перехвата) и использования его преимуществ в личных целях. В деклатимной модели, обусловливающей признак деклатимности, из-за её «сжатых» пространственно-временных отношений, многое подчинено достижению успеха в кратчайшие сроки. Поэтому деклатим не только не позволит себе упустить шанс, напрямую приводящий его к успеху, но и не позволит себе не перехватить шанс, который неэффективно используется другим. Неэффективность использования шанса – достаточное основание для того, чтобы его перехватить. А если шанс используется эффективно, нужно эту эффективность понизить, чтобы потом «с полным правом» перехватывать шанс.  А для того, чтобы понизить эту эффективность, нужно войти в близкий контакт с человеком и отвлечь его от реализации этого шанса  дезориентирующей  критикой его работы. И пока человек будет разбираться с качеством критики, перехватить его шанс на том основании, что он неэффективно использовался: «работа по реализации этого шанса была приостановлена». Перехватывая у человека шанс (или какую-то нужную ему вещь), деклатим-эволютор для самооправдания ему говорит: «Ты всё равно этим не используешься... Дай-ка я у тебя заберу!..» – и забирает. Всё, что нравится, забирает (преимущественно, так действует ИЭЭ, Гексли) – вкусный кусок с чужой тарелки забирает: «Ты всё равно это не ешь, я возьму...», красивую, праздничную  одежду забирает: «Ты всё равно это не носишь, я возьму...». Тот же Гексли может предварительно раскритиковать облюбованную им вещь и занизить её качества, чтобы человеку было легче с ней расстаться: «Это невкусное пирожное! Тебе не понравится! Дай, я съем!», или: «Это платье тебя полнит! Отдай его мне!». Человек не успевает ни возмутиться, ни возразить, –  эффект неожиданности этого захвата его парализует, а быстрота захвата делает возражение несвоевременным.  Удержать деклатима от захвата (тем более, когда он уже нацелился на желаемую вещь) практически невозможно – схватит и потащит к себе. Потом будет утверждать, что ему эту вещь отдали за ненадобностью, именно потому, что она  досталась ему слишком легко («Если  была бы нужна, за неё бы боролись!»).

10-5-6. Захват преимуществ ЭГО-программы соцзаказчика как круговое подключение к успеху экстравертов-деклатимов в инволюционном кольце социального прогресса.

Идея быстрого достижения успеха путём захвата чужих возможностей ЭГО-программной интуиции альтернативных потенциальных возможностей ИЭЭ, Гексли (-ЧИ1), выраженная лозунгом:  «Удача ваша станет нашей», увлекает своим примером его подзаказного,  ЛИЭ, Джека, и по демонстративному аспекту интуиции альтернативных потенциальных возможностей ЛИЭ, Джека (-ЧИ8) задаёт экспансивное направление его инволюционной ЭГО-программной  деловой логике (-ЧЛ1), преобразуясь в лозунг: «Дело ваше станет нашим».

Идея быстрой и лёгкой  предприимчивости  ЛИЭ, Джека («Дело ваше станет нашим») увлекает его подзаказного, СЛЭ, Жукова по его демонстративной деловой логике (-ЧЛ8) и задаёт направление его инволюционному ЭГО-программному аспекту альтернативной волевой сенсорики (-ЧС1), которая теперь активнее работает в направлении захвата чужой власти (силы, могущества) с целью её успешного личного использования, и  находит своё выражение в экспансивном лозунге: «Сила ваша станет нашей».  

Идея быстрого и лёгкого захвата власти соцзаказчика, СЛЭ, Жукова («Сила ваша станет нашей») увлекает его подзаказного, ЭСЭ, Гюго по его демонстративной волевой сенсорике (-ЧС8) и задаёт направление его инволюционному  ЭГО-программному аспекту альтернативной этики эмоций, которая теперь активнее работает в направлении  захвата и перехвата чужой радости (торжества, веселья, удовольствий) с целью более успешного её личного использования и находит своё выражение в лозунге: «Радость ваша станет нашей».

Идея быстрого и лёгкого получения радости, приобщения к торжеству и удовольствиям ЭСЭ, Гюго («Радость ваша станет нашей») увлекает ИЭЭ, Гексли по его демонстративной этике эмоций (-ЧС8) и задаёт направление его инволюционному  ЭГО-программному аспекту интуиции альтернативных потенциальных возможностей (-ЧИ1), которая теперь активнее работает в направлении  захвата и перехвата чужих возможностей с целью их успешного личного использования, и  выражается лозунгом: «Удача ваша станет нашей».

10-5-7. «Ролевые игры» экстравертов-деклатимов-инволюторов.

Короткие, близкие пространственно-временные отношения деклатимной модели, в пределе стремящиеся к нулю, обусловливают стремительное продвижение деклатимов к своей цели с последующим её захватом и присвоением (а для пущей сохранности и поглощением захваченного, чтобы всё впрок пошло). Эти же особенности деклатимной модели – её  стремящиеся к сокращению пространственно-временные отношения,  наделяют деклатимов-экстравертов-инволюторов агрессивными «захватническими» свойствами, которыми в той или иной степени характеризуются все (инволюционные) деклатимные экстравертные аспекты, каждый из которых у экстравертов-деклатимов-инволюторов находится на сравнительно выгодных (по отношению к интровертным аспектам) позициях – ЭГО-программной, демонстративной, активационной функций, включая и ролевую функцию, которая тоже выгодно используется, производя желаемое впечатление на базе одного из  вышеперечисленных лозунгов, соответствующих ролевому аспекту.

Так, например, ЛИЭ, Джек, по своей ролевой этике эмоций (-ЧЭ3) производит выгодное впечатление беззаботного весельчака, готового подключиться к любому веселью, поддержать и даже перехватить его (в соответствии с лозунгом: «Радость ваша станет нашей!»), желая поднять настроение и вызвать к себе ещё большее доверие и расположение, даже  если  дела его идут не лучшим образом.

ИЭЭ, Гексли, желая  захватить побольше возможностей, может представится по своему  ролевому аспекту волевой сенсорики (-ЧС3) сильным и влиятельным человеком, а для большей убедительности ещё и страху на соконтактника напустит, запугав его своей ролевой агрессивностью, а там, и реальную власть перехватит (в соответствии с лозунгом: «Сила ваша станет нашей!»), чтоб вместе с ней можно было перехватить и чужую удачу. Ответственность за свою власть при этом ИЭЭ, Гексли на себя не берёт: власть без ответственности – ролевая власть    (-ЧС3), – его коронный, «шуточный» «трюк-перевёртыш», при котором и «джокер» может пройти в «короли».

Лозунг: «Удача ваша станет нашей!» использует СЛЭ, Жуков, ссылаясь на  успехи своих клиентов и представляясь по своей ролевой интуиции альтернативных потенциальных возможностей (-ЧИ3) успешным человеком, у которого везде и всё «схвачено», и которому всегда и во всём везёт: у него и дом «полная чаша», и  жена – красавица,  и машина-иномарка  последней модели...

Лозунг: «Дело ваше станет нашим!» использует ЭСЭ, Гюго, по своему ролевому аспекту деловой логики (-ЧИ3), ссылаясь на успехи тех, кому он помог дельным советом, разыгрывая из себя роль консультанта по чужим делам, живо интересуясь ими и навязывая успешные методы продвижения дел, которые, якобы, кому-то, когда-то уже помогли.

Те же самые приёмы перехвата чужих преимуществ («было ваше, стало нашим») используют экстраверты-инволюторы деклатимы и по соответствующим аспектам своих активационных и демонстративных функций, активизируясь перспективами захвата чужого поля деятельности (-ЧЛ), чужого поля возможностей (-ЧИ), чужой сферы влияния (-ЧС) или чужой сферы веселья и развлечений по принципу: «развлёкся сам, поделись с другими» – «радость ваша станет нашей» (-ЧЭ).

«Чужого» поля деятельности, сферы возможностей (влияния или развлечений) по мнению деклатимов не бывает – всё зависит от личной инициативы и уверенности в себе, – в своих правах, силах и возможностях. А всего этого деклатимам не занимать: деклатимная уверенность в себе (в своих правах, силах и возможностях) стимулирует и их инициативу, сокращая путь к достижению желаемого за счёт близких (стремящихся к минимуму) пространственно-временных отношений. Для того, чтобы что-то получить, деклатиму достаточно это только пожелать, и все препятствия на своём пути он сметёт так, как если бы их никогда и  не было, действуя по простой схеме: «захотел – получил». (А если не получил, то только потому, что не захотел получить желаемое.). Деклатим не понимает, как можно стремиться к цели и не достичь её! И ответ находит только один: значит, – не очень-то хотелось! Надо было захотеть по-настоящему, поверить в себя – в свои силы (-ЧС), возможности (-ЧИ), деловую смекалку (-ЧЛ), эмоциональное влияние (-ЧЭ) – и всё бы сразу получилось: своей цели достиг бы так быстро , что даже не заметил, как это вышло.

В силу коротких и близкие пространственно-временные отношений деклатимной модели, обусловливающих стремительное продвижение деклатимов к своей цели с последующим её захватом и присвоением, признак деклатимности усиливается признаками экстраверсии, сенсорики, стратегии и статики – то есть, признаками, оправдывающими их инициативу, помогающими им в скорейшем достижении цели, в способности её захватить и удержать.

На политической арене экстраверты-деклатимы-инволюторы выступают вместе со своими дуалами, интровертами-квестимами-инволюторами. Интроверты-квестимы-инволюторы ослабляют соперников критикой, экстраверты-деклатимы-инволюторы отбирают у них власть, возможности, перехватывают сферу эмоционального и делового влияния.