26 июня 2010

Психологический признак КОНСТРУКТИВИЗМА — ЭМОТИВИЗМА

Часть I
1. Признак КОНСТРУКТИВИЗМА и ЭМОТИВИЗМА. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И СВОЙСТВА

Признак КОНСТРУКТИВИЗМА и ЭМОТИВИЗМА является индивидуальным, дуализирующим признаком: в каждой дуальной диаде один из дуалов является КОНСТРУКТИВИСТОМ, другой — ЭМОТИВИСТОМ.

Признак КОНСТРУКТИВИЗМА и ЭМОТИВИЗМА является производным от признака ЛОГИКИ — ЭТИКИ: ТИМы КОНСТРУКТИВИСТОВ и ЭМОТИВИСТОВ различаются по местоположению логических и этических аспектов в модели "А".

У КОНСТРУКТИВИСТА этические аспекты находятся в инертном блоке (на позициях ПФ-1, ПФ-4, ПФ-6, ПФ-7), а логические — в мобильном (на позициях ПФ-2, ПФ-3, ПФ-5, ПФ-8).

КОНСТРУКТИВИЗМ (по психологическому признаку) — ЭТИЧЕСКАЯ ИНЕРТНОСТЬ И ДЕЛОВАЯ (ЛОГИЧЕСКАЯ) МОБИЛЬНОСТЬ.

"КОНСТРУКТИВИСТЫ дорожат не знакомствами, а симпатиями людей, и там, где знакомство переплелось с симпатией, только там оно надолго.
В контакт с людьми КОНСТРУКТИВИСТЫ входят, используя для этого свои поступки, труд, часто даже физический… Эмоционально разогреваются трудно, но если разогрелись, то надолго, и это касается как дел, так и контактов с людьми. Пока не знают, что хорошее для человека сделать, то и в контакт не входят."
(Аушра Аугустиновичуте. "Теория признаков Рейнина", признак "Конструктивно - эмотивная реализация".)


У ЭМОТИВИСТА этические аспекты находится в мобильном блоке (на позициях ПФ-2, ПФ-3, ПФ-5, ПФ-8), а логические аспекты — в инертном (на позициях ПФ-1, ПФ-4, ПФ-6, ПФ-7).

ЭМОТИВИЗМ — ЛОГИЧЕСКАЯ ИНЕРТНОСТЬ И ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ (ЭТИЧЕСКАЯ) МОБИЛЬНОСТЬ.

"Воздействие ЭМОТИВИСТОВ на людей — ЭНДОГЕННОЕ. Это воздействие эмоциями, сочувствием, симпатией, эмпатией, мягкостью, вежливостью, окриком и вообще — любыми звуками. В контакт входят эмоционируя или демонстрируя симпатии, расположение. Вдохновляя, мобилизуя внутренний мир партнера, способны одухотворить любое дело. Эмоционально поддержать, поднять настроение, расхвалить кого-то или что-то, наладить между людьми связь… Если эмоции или влюбленность проявляет ЭМОТИВИСТ — это самая обыкновенная коммуникабельность и “хорошая воспитанность” “вежливость”. Когда у него что-то всерьез, он становится более сдержанным."
(Аушра Аугустиновичуте.
"Теория признаков Рейнина", признак "Конструктивно - эмотивная реализация".)


КОНСТРУКТИВИСТЫ (ЛОГИЧЕСКАЯ МОБИЛЬНОСТЬ)



КОНСТРУКТИВИСТЫ:

1. все ЭКСТРАВЕРТЫ - СУБЪЕКТИВИСТЫ альфа - и бета- квадр: ИЛЭ, Дон-Кихот; ЭСЭ, Гюго; ЭИЭ, Гамлет; СЛЭ, Жуков.
2. все ИНТРОВЕРТЫ - ОБЪЕКТИВИСТЫ гамма - и дельта- квадр: ИЛИ, Бальзак; ЭСИ, Драйзер; ЭИИ, Достоевский; СЛИ, Габен.


КОНСТРУКТИВИЗМ усугубляет контактную жёсткость ЭКСТРАВЕРТОВ - СУБЪЕКТИВИСТОВ и ИНТРОВЕРТОВ- ОБЪЕКТИВИСТОВ, делая их заявления более весомыми, а утверждения более убедительными.

ЭМОТИВИСТЫ (ЭТИЧЕСКАЯ МОБИЛЬНОСТЬ)


ЭМОТИВИСТЫ:

1. все ИНТРОВЕРТЫ - СУБЪЕКТИВИСТЫ альфа- и бета- квадр: СЭИ, Дюма;
ЛИИ, Робеспьер; ЛСИ, Максим; ИЭИ, Есенин.
2. все ЭКСТРАВЕРТЫ - ОБЪЕКТИВИСТЫ гамма- и дельта - квадр: СЭЭ, Цезарь; ЛИЭ, Джек; ЛСЭ, Штирлиц; ИЭЭ, Гексли.

ЭМОТИВИЗМ смягчает контактную жёсткость ИНТРОВЕРТОВ - СУБЪЕКТИВИСТОВ и ЭКСТРАВЕРТОВ - ОБЪЕКТИВИСТОВ, позволяя им:
  • создавать этически гибкие и маневренные коммуникативные модели,
  • быстро входить в доверие, располагать к сближению, завоёвывать расположение,
  • успешно улаживать свои дела неформальным образом;
  • облекать жёсткие и прагматичные доводы в деликатную и ненавязчивую форму.
КОНСТРУКТИВНОСТЬ и ЭМОТИВНОСТЬ — дополняющие индивидуальные признаки, обеспечивающие в дуальной диаде устойчивый информационный обмен по логическим и этическим информационным аспектам, при котором информация воспринимается адекватно, без отрыва и искажения этических и логических контекстов и смыслов.

При взаимодействии двух КОНСТРУКТИВИСТОВ эмоциональный импульс угасает, а вслед за этим разрушается и смысловая связь логических (системных, правовых, деловых) отношений.

При взаимодействии двух ЭМОТИВИСТОВ сначала распадается смысловая логическая (системная, правовая, деловая) связь их отношений, — становится всё более далёкой туманной и путанной, а затем уже угасает и эмоциональный импульс, разрушается этическая и эмоциональная связь между ними.

ЭМОТИВИСТЫ действуют с позиций эмоционального импульса и этических отношений, которыми они гибко, творчески манипулируют (или пытаются манипулировать) соконтактником, стараясь подвести его к удобным для себя целям и результатам, структурным, логическим связям и деловым отношениям. (Обычный пример, — ловкими и хитрыми этическими манипуляциями склонить к брачному союзу "нужного" человека: был "чужим", станет — "своим", был "никем", станет "мужем", — через этически манипуляции устанавливаются нужные правовые и структурные связи и отношения.)

КОНСТРУКТИВИСТЫ посредством логических манипуляций подводят соконтактника к нужным им этическим связям и отношениям. (Тоже распространённый пример, — через деловые контакты и связи — к брачно - родственным отношениям: были деловыми партнёрами, поженили своих детей и стали родственниками, а началось всё с предложения объединить капиталы.)

ЭМОТИВИСТ, устанавливая контакт, эмоционально и этически подыгрывает соконтактнику: подбирает эмоциональные и этические "ключики" к его душе, ищет способы завоевать его доверие и расположение (апеллирует к его инертной этике, поскольку дуализируется с КОНСТРУКТИВИСТОМ).

КОНСТРУКТИВИСТ — логическими (системными и деловыми) связями подыгрывает соконтактнику: находит разумную мотивацию в его действиях, апеллирует к его инертной расс;удительности и инертному прагматизму (к инертному логическому блоку, поскольку запрограммирован на дуализацию с ЭМОТИВИСТОМ).

2-1. КОНСТРУКТИВИСТЫ и ЭМОТИВИСТЫ. ОСНОВНЫЕ РАЗЛИЧИЯ И СВОЙСТВА (по Аушре Аугустиновичуте)
"КОНСТРУКТИВИСТЫ отличаются внутренним постоянством, внутренней уравновешенностью или даже ригидностью.

ЭМОТИВИСТЫ, наоборот, — внешним постоянством, т.е. постоянством в делах, во внешних отношениях. Первые сравнительно быстро меняют род занятий, вторые — объекты, вызывающие как положительные, так и отрицательные чувства и эмоции.

КОНСТРУКТИВИСТЫ внешне закрыты, больше склонны к реальной помощи, чем к словам соболезнования. Что-то типа организованной добродетели.

У ЭМОТИВИСТА же симпатию может вызывать каждый встречный. А долговременными их знакомства становятся только в том случае, если симпатичный человек ко всему прочему окажется еще и “нужным”.

ЭМОТИВИСТЫ более сентиментальны, склонны к сочувствию, сопереживанию, внешней чуткости к другим.

КОНСТРУКТИВИСТЫ и ЭМОТИВИСТЫ по-разному общаются.

ЭМОТИВИСТЫ общаются как бы во всех четырех направлениях сразу, и поэтому незаменимы в компаниях. КОНСТРУКТИВИСТЫ же — лишь в одном. Это какое-то “целевое” общение, направленное на одного человека, на одну тему, на одну идею.

ЭМОТИВИСТ легко переключается на новые эмоции, быстро соображает, как освободиться от неожиданного посетителя или завязать недолгую задушевную беседу. КОНСТРУКТИВИСТ на это не способен. В дуальной паре случайными посетителями обычно занимается ЭМОТИВИСТ.

Потому там, где нужна не обязывающая вежливость, нужен ЭМОТИВИСТ, где требуется быстрая конкретная услуга — КОНСТРУКТИВИСТ."
(Аушра Аугустиновичуте. "Теория признаков Рейнина", признак "Конструктивно - эмотивная реализация".)


2-2. ВНЕШНИЕ РАЗЛИЧИЯ ЭМОТИВИСТОВ И КОНСТРУКТИВИСТОВ

ВНЕШНИЕ ОТЛИЧИЯ ЭМОТИВИСТОВ:
  • форма губ с приподнятыми кверху уголками ("губки бантиком")
  • обаятельная, приветливая улыбка (даже у НЕГАТИВИСТОВ - ЛОГИКОВ), при которой уголки рта ещё больше приподнимаются кверху,
  • врождённая хорошая дикция (особенно чётко произносят окончания слов).

ВНЕШНИЕ ОТЛИЧИЯ КОНСТРУКТИВИСТОВ:
  • уголки губ располагаются горизонтально (или могут быть слегка опущены книзу)
  • при улыбке уголки губ раздвигаются горизонтально (разъезжаются в стороны, как театральный занавес)
  • дикция не совсем чёткая (даже у профессиональных артистов), особенно нечётко произносят окончания слов.


Примечание:

При идентификации ТИМа нужно учитывать, что во внешних (физиономических) своих проявлениях признак КОНСТРУКТИВНОСТЬ и ЭМОТИВНОСТЬ может передаваться по наследству и как генетический подтип. Так, например, СЛЭ, Жуков с генетическим подтипом ИЭЭ, Гексли может внешне быть похожим на СЭЭ, Цезаря — те же губки "бантиком", очаровательная, располагающая улыбка. Но в процессе общения проявляются признаки КОНСТРУКТИВИЗМА. Начинает выпирать творческая и демонстративная логика (+БЛ2 и -ЧЛ8), проявляется ярко выраженная ДЕКЛАТИМНОСТЬ, СУБЪЕКТИВИЗМ и другие свойства, присущие СЛЭ, Жукову и позволяющие более точно определить его ТИМ.

Поэтому только на признак ЭМОТИВНОСТИ — КОНСТРУКТИВНОСТИ, да ещё на внешние впечатления, основанные на поверхностном, мимолётном его проявлении, опираться не следует. На основании внешних, физиономических наблюдений можно вывести предположение и сделать его рабочей гипотезой, которую впоследствии (возможно) придётся ещё не раз перепроверять.

2-3. УМЕНИЕ ВХОДИТЬ В КОНТАКТ, ЗАВОЁВЫВАТЬ ДОВЕРИЕ И РАСПОЛОЖЕНИЕ

ЭМОТИВИСТ гордится своим умением завязывать полезные знакомства (деловая логика в инертном блоке). ЭМОТИВИСТ - АРИСТОКРАТ обожает коллекционировать полезные знакомства и гордится ими. И первый в этом ряду — ИЭЭ, Гексли. Вот уж кто не преминет пустить пыль в глаза (и притвориться важным и нужным человеком), сославшись на дружбу или знакомство с какой - нибудь знаменитостью. А уж коллекционировать и демонстрировать их автографы и памятные подарки — распространённое хобби!

Чуть только кто - нибудь из их знакомых начинает делать успешную творческую карьеру, как они сейчас тут как тут — снимают "первую пробу", забирают себе "первый плод урожая" — буквально силой отбирают первые, ранние работы, требуют их тут же подписать, обещают показать друзьям (или авторитетным экспертам), повесить на стенку… Они же и устраивают ажиотаж вокруг бурного карьерного роста новой "восходящей звезды", выступают самыми ярыми "болельщиками", радетелями их успешности, вовлекая в орбиту своей активности всё новых и новых "важных" и "нужных" людей, до тех, пока утратившая свой блеск "звезда" не скатывается с небосклона, уступая место другой.

КОНСТРУКТИВИСТЫ ко всему этому относятся спокойней. Создавать суету, распуская вокруг себя шлейф эмоций, им не свойственно. Они отрабатывают одно направление этических связей, потом переключаются на другое. В большей степени это относится к последовательным и верным своим этическим обязательствам РАЦИОНАЛАМ.

Полезными деловыми связями КОНСТРУКТИВИСТЫ тоже могут похвастаться — особенно, СЛЭ, Жуков, не забывает своевременно намекнуть, что у него везде "свои люди", "везде и всё схвачено", — очень гордится своими деловыми отношениями, дружбой с важными и нужными людьми. Блефует, когда обещает кого - либо с ними свест;и, — эти связи он держит для себя и никого к ним не подпускает. Но зато и вытеснить себя из системы (оттеснить от "нужных людей", "нужных друзей") никому не позволит. Не позволит разрушить свои деловые отношения и структурные связи — это его империя, его вотчина, его территория, его "доходное место", — его "кормовая зона". Завязывая системные или деловые контакты, Жуков всегда знает, что может предложить новому партнёру, но в поле зрения держит именно то, что может от этих отношений взять. Берёт охотнее, чем даёт ("накопитель").

2-4.ОТНОШЕНИЕ К ПРАВДЕ, ИСТИНЕ, УМЕНИЮ ГОВОРИТЬ ИЛИ СКРЫВАТЬ ПРАВДУ

ЭМОТИВИСТ может гордиться своим правдолюбием, но его творческие, этические манипуляции позволяют ему существенно смягчать его "правдивые" замечания (или даже существенно искажать их, под влиянием настроения, далеко идущих этических планов, сложных этических ситуаций), что помогает ему в каждом конкретном случае сохранять структурные и логические связи незыблемыми (а значит и позволяет не грешить против правды).

Так, например, ЛОГИК - ЭМОТИВИСТ - ЛИИ, Робеспьер, защищая интересы своей программной структурной логики (– БЛ1), может во всеуслышанье заявить: "Мне истина дороже дружбы!" ("Платон мне друг, но истина дороже") — и будет честен и искренен перед самим собой. Стремясь завоевать доверие и уважение к своим словам, ЛИИ предпочитает защищать истину именно корректными средствами, не разрушая дружеских связей, задействуя гибкую, манипулятивную (нормативную) этику отношений (–БЭ3). Его программная (инертная) логика соотношений (–БЛ1) при этом остаётся защищённой и непоколебимой.

Но в гораздо большей степени гордится своим правдолюбием КОНСТРУКТИВИСТ. Вот кто обожает рубить правду - матку с плеча! И всё это ради спасения незыблемых моральных ценностей, ради утверждения общественных нравственных норм и основ.

Этические аспекты (в том числе и аспект этики отношений) располагаются у КОНСТРУКТИВИСТА в инертном (незыблемом, "стволовом") блоке. Незыблемость этих этических ценностей он и отстаивает, — защищает моральные и нравственные приоритеты, нравственную чистоту.

Истину (в том числе и логическую) защищает в ракурсе этических аспектов — аспектов морали, но обязательно средствами логических доказательств, из которых первейшие — это факты. Фактами он творчески манипулирует, пытаясь придать своим аргументам большую убедительность. Поэтому факты "слегка" может подтасовать, но великим грехом это не посчитает: всё, что идёт на пользу защищаемой им системы взглядов, идёт и на благо общества. (Таково требование его незыблемой, этически инертной позиции).

Разыгрывая роль обличителя, КОНСТРУКТИВИСТ чувствует себя очень комфортно: он защищает (мобильную, гибкую) истину в интересах (незыблемой, жёсткой) морали.

2-5. РАЗЛИЧИЯ В ОЦЕНКАХ И ОБЪЯСНЕНИЯХ

КОНСТРУКТИВИСТЫ, ставя условия, выдвигая серьёзные требования, предпринимая какие - то важные шаги, очень подробно и обстоятельно объясняют причины своих действий. (РАЦИОНАЛЫ- КОНСТРУКТИВИСТЫ "раскладывают по полочкам" свои аргументы: "во - первых, во - вторых, в - третьих…")

ЭМОТИВИСТЫ могут себя объяснениями не утруждать. Могут эмоционально выразить своё нежелание объяснять свои поступки. Могут с отрешённым видом глядеть куда - то в сторону, давая понять, что просьба дать объяснения их решениям и действиям (вразумительно мотивировать свой отказ) их не касается. Если назойливо и долго упрашивать, могут раздражённо ответить: "Мне не хочется это объяснять!", или своенравно сказать: "Мне так захотелось… ", или: "Мне так хочется (говорить, поступать, так себя вести)".

ЭМОТИВИСТЫ (и особенно, этики) часто разыгрывают роль капризных и своенравных людей.

Когда их спрашивают о вкусах и предпочтениях, отвечают: "мне это нравится", или ("мне это не нравится"). А чем конкретно нравится или не нравится не объясняют (даже если их очень об этом попросить, даже если речь идёт о профессиональном анализе или разборе отчётной или экзаменационной работы, даже, если читают лекцию, или выступают как эксперты по телевиденью) — отвечают уклончиво, темнят, напускают туману, отчего у (психологически несовместимого) оппонента сразу же возникает ощущение, что он обратился за разъяснениями не по адресу. (Обидно, когда эксперт - ЭМОТИВИСТ, к которому приходят за советом на консультацию, вместо того, чтобы говорить, начинает темнить, уходить от ответа, что-то невразумительно мямлить. У собеседника создаётся впечатление, что он играет в какую-то нечестную игру — то ли цену своим знаниям набивает, то ли знаний у него вообще никаких нет, а есть только одна видимость знаний — "учёный вид" и маска "знатока". И вообще он сидит не на своём месте.

Иное дело КОНСТРУКТИВИСТ, — всё разъяснит, всё по полочкам подробно разложит! Только спроси, — и он обстоятельно всё объяснит: что здесь хорошо, а что плохо, что по правилам, что против правил.

ЭМОТИВИСТ в лучшем случае (если в хорошем настроении) отделается общими фразами, эмоциональными оценками: "Мне это нравится! Здорово! Замечательно! Супер!". (Или отрицательными: "Фу, гадость какая! Бр-р-р!".) Его просят объяснить конкретно, а он опять отделывается эмоциональной оценкой или общими фразами.

Даже, если читает лекции в университете, или отвечает на экзамене, всё равно отделывается общими фразами, эмоциональными или лирическими отступлениями (если тема предмета позволяет). Учеников, студентов, преподавателей, жаждущих получить от него вразумительное объяснение, этим "туманом" может до отчаяния довести (особенно, если аспект деловой логики находится на позициях ТНС).

Пример: в художественном ВУЗе ученик показывает свою работу преподавателю композиции (ЭМОТИВИСТУ, ИЭИ, Есенину), ждёт от него чёткого разбора своей работы и вразумительного объяснения, а в ответ слышит: "Ну… это мне хотелось бы… отсюда убрать… А это пятно мне хотелось бы передвинуть… куда - нибудь… хотя бы левее… А можно правее… Мне кажется, оно здесь не на месте… А можно оставить… Нет, всё таки хотелось бы передвинуть… Хотя бы сюда…".Об объяснении особенностей художественного восприятия, о закономерностях художественной композиции при таком "разборе" уже не может быть и речи. Студент понимает, что преподаватель на это не способен. Даже, если знает, не скажет. А может быть потому и не говорит, что не знает. Но "преподаёт", занимает чужое место.

Через обычные для него общие фразы, эмоциональные и лирические отступления ЭМОТИВИСТ может уклониться от ответственности и от ответа; может уклониться от темы, уйти от неприятного или не нужного ему разговора. Подробный отчёт и подробные объяснения может дать только в официальном заявлении или в докладе. (Хотя не исключено, что и доклад этот для него может написать референт - КОНСТРУКТИВИСТ. Изложит всё обстоятельно и подробно по каждому пункту, останется только зачитать).

Оценивая чужие поступки, ЭМОТИВИСТ (и ДЕКЛАТИМ, и КВЕСТИМ) тоже не спешит перейти к сути дела. Желая пристыдить человека за его неблаговидный поступок, может долго расспрашивать, указывая на его действия: " Ты зачем мой ужин съел? Как это называется? Как это понимать, а? Ты что это себе позволяешь?!". И не слушая объяснений, продолжают всё ту же "песенку": "Нет, ну как это называется, а?.. Нет, ну ты вообще о чём думал?" — из - за чего у соконтактника складывается впечатление, что его объяснения вообще никому не нужны и лучшее, что он может сделать, — это молчать и дальше.

Иное дело, КОНСТРУКТИВИСТ, — вот уж кто настоящий мастер допросов! — расспросит всё обстоятельно и по существу. И пока всю подноготную из человека не вытянет, пока не проанализирует каждый его поступок, пока не оценит его с точки зрения системы (случайности или системной закономерности), пока "ярлычок" на каждый поступок не навесит, пока "черту" под каждым поступком не проведёт, — не успокоится, — будет и себя, и его вопросами донимать.

2-6. "Коммуникативные модели" и "маски" КОНСТРУКТИВИСТОВ и ЭМОТИВИСТОВ.
КОНСТРУКТИВИСТЫ часто представляются этакими прямодушными, прямолинейными людьми, любящими говорить правду в глаза. "А зачем темнить? Правда — она всегда лучше, — она честнее, рациональное, а значит эффективнее и успешнее в общении и в делах. Быть правдивым выгодно!" — скажет ЛОГИК - КОНСТРУКТИВИСТ. "Быть лживым — безнравственно!" — заявит ЭТИК - КОНСТРУКТИВИСТ.

СТРАТЕГАМ- КОНСТРУКТИВИСТАМ откровенное правдолюбие часто представляется скорейшим путём к достижению цели:

"Что Вы здесь сидите, такая несчастная? Вы же нормальная женщина! Заведите себе любовника!" — обращается посетитель - СЛИ, Габен к служащей страхового агентства. И дело здесь не в том, что у неё вековая тоска в глазах, а он — излишне нетерпелив. Просто набор свойств и признаков Габена — грубоватый кураж, дерзость и прямолинейность УПРЯМОГО - СТРАТЕГА - КОНСТРУКТИВИСТА помогают ему пренебречь нормативными этическими условностями и, представив себя этаким грубоватым и прямолинейным правдолюбом, вломиться в ту сферу общения, в которой обсуждаются только самые сокровенные и глубоко интимные темы (и то только в доверительных отношениях и с самыми близкими людьми).

Идти напролом для скорейшего достижения цели — характерное свойство СТРАТЕГА - КОНСТРУКТИВИСТА. Ошеломить, напугать или хотя бы смутить соконтактника шокирующей прямолинейностью, а затем воспользоваться его смущением для того, чтобы быстрее добиться желаемого — распространённый приём, часто им практикуемый.

ТАКТИКИ - КОНСТРУКТИВИСТЫ пользуются этим приёмом творчески (у них стратегические аспекты располагаются в мобильном блоке ментала).

Излишне откровенной инициативы ТАКТИКИ - КОНСТРУКТИВИСТЫ не проявляют, но это не мешает им взрываться раздражением и говорить в лицо неприятные вещи, если соконтактник слишком долго игнорирует их тактические уловки и удерживает далёкую дистанцию (игнорирует их "крючок" или постоянно с него "соскакивает"). Тут уже можно демонстративно обидеться явным проявлением недоверия и в открытую ему нахамить (что обычно и делают "проблематичные этики" ИЛЭ, Дон - Кихот (-б.э.4) и ИЛИ, Бальзак (-ч.э.4) в ИТО конфликта и активации).

Можно использовать жёсткость и грубость контактной (ПФ-3) или творческой (ПФ-2) логики (структурной или деловой) как орудие психологического давления, устрашения или террора во всём многоцветии его "боевой раскраски" и многообразии форм, — показать "товар лицом", со всеми его "клыками", "когтями", "рогами", как бы говоря: "Вот, каков я в гневе, меня лучше не злить!".

ЭМОТИВИСТЫ такую жёсткую прямолинейность осуждают (в неблагоприятных межличностных и интертипных отношениях). Могут презрительно отзываться о правдолюбе: "Он прост, как валенок", "прямолинеен, как гипотенуза", "примитивен, как дубина стоеросовая: скажет, как обухом оглушит" (Гексли о Жукове).

ЭМОТИВИСТЫ по контактной (ПФ-3) или творческой (ПФ-2) этике строят совершенно противоположную коммуникативную модель, но тоже очень разнообразную по форме и предполагаемому содержанию:
  • "мягкую" ("белую - пушистую"), "обтекаемую",
  • без острых углов, тонкую и деликатную во всех отношениях;
  • артистически изящную, дразнящую, манящую, дурманящую и чрезвычайно привлекательную;
  • загадочную, "задумчивую", таинственно многозначительную;
  • лёгкую и эфемерную, обволакивающую, как воздух, влекущую и ускользающую, как мираж.
ЭМОТИВИСТЫ очень боятся быть разоблачёнными в своих прагматичных планах и замыслах. Малейший намёк на возможное разоблачение вызывает у них страх и ярость: это значит, что вся их так долго и кропотливо выстраиваемая "система ловушек" разваливается на корню.

ЭМОТИВИСТЫ - ТАКТИКИ при этом начинают чувствовать себя обезоруженными и незащищёнными. И тут уже — хаотично, отчаянно — начинают выстраивать новую оборону:
  • стараясь уклониться от ответа, переводят разговор на отвлечённые темы,
  • разворачивают дискуссии "ни о чём",
  • задают риторические вопросы, передёргивая смыслы и значения слов,
  • выстраивают на ходу новую систему "обманок" (пойди проверь!),"ловушек" из увлекательных рассказов, фантастических версий и дразнящих "миражных приманок", построенных на маловероятных гипотезах, которые можно перепроверять до бесконечности
  • возводят новые "бастионы" из "воздуха и мыльных пузырей" — из системы альтернативных доводов, неправдоподобных, но допустимых и т.д.

Если соконтактник разрушает и эти "ловушки" — не "ведётся" на них, хоть ты плачь! — начинают отбиваться первыми попавшимися аргументами:
  • врут напропалую, — пойди проверь! (а не поверить тоже не имеешь права, — а иначе, зачем было и спрашивать?),
  • фантазируют на ходу, придумывают всё, что в голову взбредёт,
  • противоречат себе на каждом шагу,
  • путаются в объяснениях, словно ищут, за что бы спрятаться, укрыться от этой беспощадной атаки.
Если не удаётся умиротворить ситуацию (если в споре затрагиваются важные темы и разговор заходит о принципиальных вещах), они, не заботясь о собственной репутации и о производимом ими впечатлении, меняют "маску" ("коммуникативную роль") с ПОЗИТИВНОЙ на НЕГАТИВНУЮ и начинают работать на устрашение —
  • переходят к откровенным угрозам (РАССУЖДАЮЩИЕ),
  • переходят на ненормативную лексику (РАССУЖДАЮЩИЕ И РЕШИТЕЛЬНЫЕ ЛОГИКИ),
  • переходят на личности (РЕШИТЕЛЬНЫЕ- ЭТИКИ) и начинают уже откровенно хамить.
Отчаявшись доказать свою правоту, вспоминают о своей способности управлять настроением и начинают "бить на жалость".

ЭТИКИ - ЭМОТИВИСТЫ сначала могут театрально вспылить, потом расплакаться, разрыдаться. Могут просто закрыть лицо руками и подёргивать плечами, делая вид, что расплакались. А заметив, что окружающие уже готовы сменить гнев на милость, могут открыть лицо (которое окажется совершенно сухим) и откровенно им в глаза рассмеяться. Потому, что на самом деле доводить себя до слёз они и не собирались: им это не удобно, — не выгодно! — здоровье дороже. Но если ситуацию удалось переломить пусть даже самой примитивной актёрской игрой, этого достаточно, чтобы считать себя победителем.

ЭМОТИВИСТ - ТАКТИК быстрее восстанавливает свои силы для ответного удара, чем СТРАТЕГ - ЭМОТИВИСТ, действующий широко и с размахом. Переключаться на творческую, тактическую оборону СТРАТЕГ - ЭМОТИВИСТ не всегда успевает, поэтому его смятением соконтактник ТАКТИК- ЭМОТИВИСТ может воспользоваться и засчитать ему как поражение: насмеяться над ним, над его смущением, зафиксировать его растерянность и представить её как доказательство его вины.

Сконфуженный и обескураженный этим СТРАТЕГ - ЭМОТИВИСТ может ещё долго мечтать о реванше, — размахивать кулаками и грозить своему обидчику на каждом шагу. Но всё это ему уже не поможет: сразиться ним в новом бою "победивший" его соконтактник уже не захочет, на новое столкновение с ним не пойдёт. А встретившись с глазу на глаз ("на узкой тропинке"), от него ускользнёт, — постарается уйти незамеченным.

В общении ЭМОТИВИСТ часто производит впечатление приятного, любезного человека — "человека приятного" (ЛИИ, Робеспьер), "просто приятного" (ЛСИ, Максим) и "приятного во всех отношениях" (СЭИ, Дюма). Иногда кокетливого, жеманного, манерного или игривого (ИЭИ, Есенин, ИЭЭ, Гексли), или подкупающего своей исключительной задушевностью (СЭЭ, Цезарь и ИЭЭ, Гексли), своим бьющим через край дружелюбием и радушием (ЛИЭ, Джек, СЭИ, Дюма) или исключительным обаянием (ЛСЭ, Штирлиц, ЛИИ, Робеспьер).

Элемент самолюбования (кокетства) практически всегда присутствует в коммуникативной модели ЭМОТИВИСТА. Всё в их поведении работает на то, чтобы произвести приятное впечатление на соконтактника, привлечь и удержать его внимание, вызвать его интерес, пробудить желание, завоевать его доверие и симпатии.

Отсюда и набор "штампов", коммуникативных приёмов, позволяющих создавать располагающую к сближению обстановку.
  • Общаясь с собеседником, ЭМОТИВИСТЫ удерживают "нужное" выражение лица, удерживают улыбку на лице, следят за положением рук и ног, выгодно демонстрируя то, что им кажется выигрышным.
  • Чтобы привлечь и удержать на себе внимание собеседника, часто говорят нараспев, манерно растягивая слова и складывая губки "бантиком").
  • С помощью модных аксессуаров или откровенного покроя одежды демонстрируют выигрышные части тела, стараясь привлечь к ним внимание собеседника.
  • Поворачиваются к собеседнику "нужным" ракурсом, принимают изящные позы, выбирая наиболее привлекательную: то изящно изгибают пальчики, когда берут чашечку или разливают чай, то смущённо улыбаясь, отворачиваются и пожимают плечами, когда им говорят комплименты, то изящно поворачивают или наклоняют голову к собеседнику, как бы поощряя его инициативу.
  • Легко входят в контакт, легко улавливают настроение собеседника и поддерживают его позитивный эмоциональный настрой: смеются вместе с ним, шутят без устали, рассказывают анекдоты в режиме "нон стоп", или задают свой позитивный настрой, рассеивая его сумрачное наст;роение.
В облике ЭМОТИВИСТА всё работает на утверждение лозунга: "Я самый обаятельный и привлекательный!". И своим поведением он тоже поддерживает окружающих в этом мнении, но только до тех пор, пока эту позитивную коммуникативную модель не разрушает враждебное настроение соконтактника.

Тогда привлекательные краски "приятной" коммуникативной модели тускнеют, и на лице ЭМОТИВИСТА появляется надменно - холодное или грубо - отталкивающее выражение — появляются негативные "коммуникативные роли" и "маски", которые ЭМОТИВИСТ использует для отчуждения, отторжения или устрашения неугодного (или провинившегося перед ним) человека.

(Так, например, ЛОГИК - ЭМОТИВИСТ - ЛСИ, Максим, с присущей ему жёсткостью и "прямотой", может сказать: "Начальнику цеха надо руки и ноги переломать за такую продукцию!" или: "Начальнику ЖЭКа надо бы голову оторвать — среди зимы отключил отопление!"). Воспринимать всерьёз эти слова совсем необязательно, — сами ЛОГИКИ - ЭМОТИВИСТЫ им особого значения не придают, но напугать и оттолкнуть от себя такого рода высказываниями могут очень многих.)

У ЭТИКА - ЭМОТИВИСТА эмоциональная оценка может быть и не такой грубой. Многое зависит и от набора других психологических признаков: УПРЯМСТВА — УСТУПЧИВОСТИ, РЕШИТЕЛЬНОСТИ — РАССУДИТЕЛЬНОСТИ, БЕСПЕЧНОСТИ — ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТИ и многих других.

Например, "разгромное письмо", которое группа деятелей кино не так давно отправила в Союз Кинематографистов, было написано РАССУЖДАЮЩИМ - ИНТРОВЕРТОМ - ЭТИКОМ - ЭМОТИВИСТОМ — то есть, СЭИ, Дюма (хотя подписано оно было многими). В его тексте чаще всего встречалось слово сочетание "нам не нравится" — "…нам не нравится такой руководитель…", "нам не нравится стиль его руководства…", "нам не нравится положение дел в кинематографе". Каждый пункт "обвинения" начинается со слов "нам не нравится", как если бы речь шла о вкусах и предпочтениях, а не о серьёзной критики серьёзной работы. В результате письмо получилось неубедительным, его раскритиковали, но мероприятие было "проведено" — кинематографисты своё слово "сказали".

ЭМОТИВИСТЫ очень хорошо умеют разыгрывать "спектакль" по поводу каждого своего эмоционального состояния. Могут "до беспредела" его усиливать или утрировать, поднимать "бурю в стакане воды" по поводу незначительного недоразумения (ЭМОТИВИСТЫ - КВЕСТИМЫ) или расплываться от умиления по поводу незначительного потепления отношений с "нужным человеком" (ЭМОТИВИСТЫ - ДЕКЛАТИМЫ).

Будучи от природы искусными лицедеями, ЭМОТИВИСТЫ осуждают лицемерие у других, но только в том случае, если им не удаётся манипулировать или руководить их настроением. Если настроением человека удаётся манипулировать, в эмоциональной неискренности его можно и не обвинять — если он поддаётся эмоциональному руководству, значит можно считать, что он правдив в выражении своих чувств (то есть, не сопротивляется эмоциональному влиянию ЭМОТИВИСТА, — адекватно на него реагирует — "где нажали, там и кричит"). И в этом смысле ЭМОТИВИСТЫ склонны преувеличивать меру своего эмоционального воздействия на соконтактника, а потому и обвиняют его в "лицемерии" в порядке наказания за эмоциональную инертность и неподатливость (в том случае, если не удаётся достаточно быстро его настроение изменить.

Пример:
На семейном празднике тётушка - ЛИЭ, Джек тормошила свою племянницу — неулыбчивого подростка, ЭСИ- Драйзера, требуя, чтобы та улыбнулась: "Почему сидишь такая хмурая? — донимала она девочку. — Ну- ка, улыбнись!". Видя, что уговоры не помогают, она обратилась к её матери — своей сестре: "Зина, она у тебя всегда такая неулыбчивая?". Сестра (ИЭЭ, Гексли) отмахнулась, пробормотав в ответ что-то невразумительное. И тут уже вступилась за себя племянница - Драйзер (заревизованная мамашей до хронической мизантропии): "Нет, я не всегда такая. С друзьями я бываю очень даже весёлой…". "А- а! Так ты — лицемер!" — напустилась на племянницу тётушка, понимая, что лично она в круг её друзей не входит и обижаясь по этому поводу. "Зина, ты воспитала из неё лицемерку!" — выговаривает она сестре. Та прикрикивает на дочь, после чего девочка замыкается в себе ещё больше и уже в следующий раз на предложение развеселиться и поддержать компанию не поддаётся.

Часть II
2-7. Отношение к смене настроения, к лести и комплиментам
За сменой настроения ЭМОТИВИСТА - ДИНАМИКА уследить и поспеть бывает очень трудно (даже если это дуал). Да и не в правилах КОНСТРУКТИВИСТА быстро менять своё настроение в угоду другим. Но и обвинять себя в лицемерии при его инертной (а в данном случае ещё и программной) этике КОНСТРУКТИВИСТ никому не позволит — это вопиющий навет!

Уж, что - что, а обвинение в лицемерии КОНСТРУКТИВИСТУ (а тем более, программному ЭТИКУ) подходит менее всего: искренность человеческих чувств и отношений для него — наивысшая ценность. По этой причине КОНСТРУКТИВИСТЫ даже комплименты говорят крайне редко и неохотно:
  • боятся смутить соконтактника комплиментом,
  • боятся обвинения или подозрения в лицемерии,
  • боятся упрёков в неискренности.
И поэтому не говорят комплиментов
  • даже из нормативной вежливости,
  • даже, если это предписывается правилами хорошего тона,
  • даже если есть повод и представляется случай сказать человеку что - то приятное (даже если он этого ждёт!)
КОНСТРУКТИВИСТЫ побоятся использовать эту возможность, опасаясь заронить подозрение в неискренности своего комплимента, даже если глубоко восхищаются этим человеком.

КОНСТРУКТИВИСТЫ сами испытывают неловкость, когда им говорят комплименты и полагают, что такую же неловкость в такой же ситуации могут испытывать и другие.

Иное дело ЭМОТИВИСТЫ (особенно, ЭТИКИ) — они буквально пьянеют от комплиментов, считая человека, столь явно проявляющего своё расположение, потенциальным объектом своих будущих этических манипуляций. (Очень удобно: не нужно к нему "ключи" и "отмычки" подбирать, если он уже и так сражён наповал, — наговорил столько комплиментов, — так очарован, так восхищён! — осталось только ответить ему тем же и использовать для намеченных целей.)

КОНСТРУКТИВИСТЫ (и ЭТИКИ, и ЛОГИКИ) к комплиментам относятся настороженно. (Особенно, НЕГАТИВИСТЫ). И именно потому, что не хотят становиться объектами этических манипуляций. По той же причине и сами неохотно говорят комплименты, — опасаются вызывать настороженность соконтактника, боятся быть неправильно понятыми. (А то ещё кто - нибудь подумает, что они тут раскидывают свои сети, подкупают неискренним расположением, заманивают на комплимент, как на приманку, а им — истинным правдолюбам — этого совсем не хочется.)

КОНСТРУКТИВИСТЫ ненавидят лицемерие во всех его проявлениях. И им неимоверно трудно подстраиваться под чужое настроение (особенно КВЕСТИМАМ - КОНСТРУКТИВИСТАМ) — они ощущают ужасную психологическую "ломку", когда их заставляют это делать.

Даже на сцене во время театрального действия профессиональному актёру - КОНСТРУКТИВИСТУ бывает трудно перебороть себя и быстро сменить эмоции (даже если это уже заучено и отрепетировано, даже если этого требует текст его роли). В лучшем случае сыграет гротескно, давая понять, что лицедействовать, как профессионал, он умеет — профессией владеет. Но даже оставаясь актёром, он считает себя обязанным быть искренним перед самим собой: эмоции и переживания своего персонажа пропускает через свои субъективные ощущения (через себя), в этическом плане играет очень последовательно (пропускает через свои переживания), а любое отклонение от этой последовательности играет гротескно, делая это сценически убедительно.

Не любит КОНСТРУКТИВИСТ проявлять "нужные эмоции", да ещё через силу. Если он с этими отношениями и чувствами не согласен, он их не проявляет (даже, если на карту поставлена его карьера, его честь, репутация, приличия, близкие родственные или дружеские отношения). И в этом плане КОНСТРУКТИВИСТ может быть либо самим собой, либо никем (даже, если он профессиональный актёр).

Это же относится и к программным эмоциональным ЭТИКАМ - КОНСТРУКТИВИСТАМ — ЭСЭ, Гюго и ЭИЭ, Гамлету — "прирождённым актёрам", — "актёрам Милостью Божию". Этические и профессиональные требования к собратьям по цеху у них всегда очень высокие. (Отсюда и отношение к ним, как к "примадоннам", — истеричным, капризным и требовательным.) И только им самим — ЭСЭ, Гюго и ЭИЭ, Гамлету — известно и понятно, до какой степени их требования умеренны, оправданы и справедливы. Только от них и слышишь: "Я с этим режиссёром больше работать не буду!", "Я с этим тенором петь дуэтом не буду!". И те, кто их знает не первый день, понимают: как говорят, так и сделают! И переломить себя не смогут, даже при том, что профессиональные актёры, потому что — не лицемеры! Лицедеи — да! Но не лицемеры.

КОНСТРУКТИВИСТ лучше приспосабливается к окружающему миру ЛОГИЧЕСКИ (контактная и творческая ЛОГИКА)

ЭМОТИВИСТ приспосабливается к окружающему миру ЭТИЧЕСКИ (контактная и творческая ЭТИКА ).

Отсюда и возникает разделение на:
  • "сильных" ("творческих") КОНСТРУКТИВИСТОВ — логические аспекты расположены на позициях "сильной" творческой функции (±ч.л.2 и ±б.л.2) и
  • "слабых" ("нормативны" или "ролевых") КОНСТРУКТИВИСТОВ — логические аспекты расположены на позициях сравнительно слабой ролевой нормативной функции уровня СУПЕРЭГО (±ч.л.3 и ±б.л.3). Нормативный КОНСТРУКТИВИСТ проявляет свою рассудительность (логическую маневренность) в рамках социальных ролей и социальных нормативов.
А так же на:
  • "сильных" ("творческих") ЭМОТИВИСТОВ — этические аспекты расположены на позициях "сильной" творческой функции (±ч.э.2 и ±б.э.2) и
  • "слабых" ("нормативны" или "ролевых") ЭМОТИВИСТОВ — этические аспекты расположены на позициях сравнительно слабой ролевой нормативной функции уровня СУПЕРЭГО (±ч.э.3 и ±б.э.3). Нормативный ЭМОТИВИСТ также проявляет свою этичность (этическую маневренность) в рамках социальных ролей и социальных нормативов (нормативно чуткий, нормативно отзывчивый и т.д., за что ему конечно "влетает" от "сильного" творческого ЭМОТИВИСТА в неблагоприятных ИТО, в ИТО конфликта).

2-8. "РИТУАЛЫ", "КОММУНИКАТИВНЫЕ РОЛИ" "КОММУНИКАТИВНЫЕ КРЕДО" КОНСТРУКТИВИСТОВ И ЭМОТИВИСТОВ
КОНСТРУКТИВИСТ очень неохотно начинает общение с обмена любезностями. Стремится поскорее перейти к сути дела. (Даже нормативную вежливость ему не потянуть, — всё ему кажется, что он попусту тратит своё и чужое время.). Сразу же после обмена приветствиями переходит к деловому общению. Но уже завершить серьёзный разговор может нормативной благодарностью за внимание: "Спасибо за то, что были с нами!".

ЭМОТИВИСТ начинает общение с обмена любезностями и продолжать этот обмен может очень долго, — настолько, что собеседник забывает о цели общения.

ЭМОТИВИСТ может начать общение с выражения радушия и благодарности, даже если в этом нет необходимости, а потом уже переходит к сути дела, если считает это для себя важным (если необходимо сделать важное заявление).

Исторический пример: когда в октябре 1066 года герцог Вильгельм Нормандский (ЛСИ, Максим) высадился со своим войском на южном побережье Англии и расположился близ деревушки Гастингс, король англо-саксов Гарольд Годвинсон, только; что отразивший нападение норвежцев на севере страны, прислал к нему гонца с требованием немедленно покинуть остров. Гонец, передавая приказ, несколько смягчил его форму и представил требование, как рекомендацию: "Король рекомендует Вам поскорее уйти в Ваши земли, потому что сейчас он прибудет сюда с огромным войском сильных и храбрых солдат, и Вы будете разбиты.".

На что Вильгельм ответил ему (как ЭМОТИВИСТ): "Я благодарен твоему королю за совет, но передай ему, что в моём войске тоже много храбрых и сильных воинов. Мы сюда пришли, чтобы победить и уходить отсюда не собираемся.!". — то есть, первой фразой Вильгельм выразил свою благодарность, — высказался по нормативной этике отношений, хотя в ней (и в этой благодарности) необходимости не было: он пришёл не с миром, а с войной (и здесь можно было обойтись без дипломатических церемоний). Но уже после этого (после нормативно вежливой формы) он перешёл к сути дела.

Этические аспекты — этику отношений и этику эмоций — ЭМОТИВИСТ выносит в авангард своих отношений по ролевой ("контактной") или по творческой ("инструментальной") функции. И они работают для него своего рода "предохранителями", через которые он (эмоционально и этически) подключается к новой и сложной для него ситуации. Работают "инструментом", через который он входит в контакт, — "ключом", через который он получает доступ к важной и нужной для него информации.

КОНСТРУКТИВИСТ в этом отношении более рационален, поэтому без всяких церемоний (иногда даже забывая поздороваться) он сразу же переходит к сути дела. И уже по ходу дела навёрстывает упущенное в этическом плане: объясняет важность столь резкого вовлечения в деловой контакт, извиняется за такой резкий переход на деловой настрой и т.д.

Необходимость резкого вовлечения в деловой настрой КОНСТРУКТИВИСТ объясняет "интересами дела" (манипулятивная деловая логика).

"Интересы дела" — самая распространённая отговорка КОНСТРУКТИВИСТА.

Пример:
Предприниматель - КОНСТРУКТИВИСТ (СЛЭ, Жуков), принимая на работу молодую, привлекательную сотрудницу, первым делом предложил ей вступить с ним в интимную связь. Объяснил это необходимостью лучше узнать её характер, темперамент и психотип: "А иначе мы с Вами не сработаемся, — сказал он ей, — не сочтите это домогательством, но это нужно для дела." (Как если бы другого способа определить её психотип у него не было.)

КОНСТРУКТИВИСТ для выражения своих тайных желаний находит деловые, прагматичные, логические, системные, теоретические отговорки и объяснения.

ЭМОТИВИСТ — эмоциональные и этические.

КОНСТРУКТИВИСТ для убеждения приводит логические аргументы ("Это нужно для дела"). ЭМОТИВИСТ — этические ("Я желаю тебе добра. Я пытаюсь тебе помочь…")

И те, и другие формы в самых простых и примитивных вариантах и КОНСТРУКТИВИСТ, и ЭМОТИВИСТ могут использовать также и с чужих слов, просто потому, что им этот аргумент подсказали, и он им показалась очень точной и эффективной "формулой", — удобной для достижения намеченных целей, для демонстрации выгодных отношений и качеств — чем - то вроде "волшебного заклинания", удобного для завоевания доверия и расположения соконтактника.

КОНСТРУКТИВИСТЫ часто разыгрывают роль разумных, здравомыслящих людей, способных дать обстоятельное объяснение каждому своему решению и поступку.

ЭМОТИВИСТЫ (особенно инфантильные интуиты - этики) часто разыгрывают роль капризных, взбалмошных людей, идущий на поводу у своих прихотей и желаний: "Ой, что - то мне работать не хочется!.. Давайте сегодня уйдём пораньше…" Или: "Ой, как мороженного хочется! Сбегайте кто - нибудь за мороженным!".

ЭМОТИВНОЕ выражение "Мне хочется!" (или "не хочется"), может по подражанию перенять и КОНСТРУКТИВИСТ, но у него оно может применяться некстати.

Пример: пятилетний ребёнок ИЛЭ, Дон - Кихот часто слышал от бабушки (ИЭЭ, Гексли) выражение "мне хочется", "мне не хочется" и однажды применил его, когда отец - Дон в порядке наказания потащил его в угол. Ребёнок упирался и кричал: "Не хочется! Мне туда не хочется!..". "А кому туда хочется?" — в насмешку спросил его отец - ИЛЭ, Дон. Но потом сменил гнев на милость и ребёнка простил.

Признак КОНСТРУКТИВИЗМА и ЭМОТИВИЗМА формирует и целевые "коммуникативные призывы и лозунги" — "коммуникативные кредо", соответствующие их убеждениям и подчинённые интересам их ЭГО - программ.

Коммуникативное кредо ЭМОТИВИСТА сводится к этическим (и эмоциональным) формам отношений.

Например, призыв: "Ребята, давайте жить дружно" — коммуникативное кредо РАССУЖДАЮЩЕГО - ИНТРОВЕРТА - ЭТИКА - ЭМОТИВИСТА — СЭИ, Дюма.

Другой пример, — предложение: "Мы с тобой можем остаться товарищами" — коммуникативное кредо прагматичного ЭКСТРАВЕРТА - ЭТИКА - ЭМОТИВИСТА —ИЭЭ, Гексли.
Коммуникативное кредо КОНСТРУКТИВИСТА часто сводится к творчески прагматичной, формальной или логической стороне отношений, за которой КОНСТРУКТИВИСТ может скрыть свою личную, этическую заинтересованность (как в примере с "деловым" работодателем - Жуковым) И может выражаться в призывах "Дело прежде всего!" (или: "Порядок прежде всего"), смотря по тому, какие ценности доминируют в его модели.

3. Этические манипуляции ЭМОТИВИСТОВ
ЭМОТИВИСТ может и изначально, и по ходу дела эмоционально и этически размывать границы дозволенного и недозволенного, важного и неважного, существенного и несущественного. Может переключаться с серьёзного, делового обсуждения на несерьёзное, эмоциональное, концентрируя на нём внимание собеседника.

(Характерный пример — сцена из музыкальной комедии "Свадьба в Малиновке": комический персонаж Попандопуло (ИЭЭ Гексли) нанимает на работу гармониста, предлагая ему играть на свадьбе, но при этом постоянно сбивает его с толку и переключает его внимание с одной темы на другую, переводя разговор с серьёзного делового настроя на несерьёзное романтическое настроение. То обсуждает с ним серьёзное деловое предложение, то — резко, вдруг спрашивает: "Слушай, а что это я в тебя такой влюблённый?!". Потом опять переходит на деловое обсуждение, а затем снова переключает его внимание на тот же эмоциональный вопрос. Ситуация конечно гротескная, но суть манипуляций от этого не меняется: при постоянном переключении внимания с этических аспектов на логические ценность и тех и других приоритетов нивелируется. А сам манипулятор от этого только выигрывает: чувствует себя "продавцом", который свободно играет "весами" — какой вес захочет, такой и положит на чашу, какую цену захочет, ту и запросит за свой товар, да и сам товар может подменить с хорошего на плохой, — главное, заморочить, заболтать человека — вовремя спросить: "И что это я в тебя такой влюблённый?.." , а там — "На простака не нужен нож, ему с три короба наврёшь и делай с ним, что хошь!.."

Из - за частых переключений с делового настроя на эмоциональный ЭМОТИВИСТ может производить впечатление несерьёзного, ненадёжного человека. Но в большей степени это относится к ЭМОТИВИСТАМ - ЭТИКАМ — ЭТИКАМ периферийных квадр, где аспект волевой сенсорики не является приоритетным, а этическими манипуляциями пользуются для того, чтобы уклониться, увильнуть от ответственности за принятые по деловому соглашению обязательства, — снять с себя эту обременительную ответственность или заставить собеседника о ней забыть. Главное — втянуть его в свою игру, а там уже можно и навязать ему невыгодные условия, подсунуть "липовый" договор и ни за что не отвечать — вариантов может быть множество.

Сказать так, чтобы ничего не сказать, но при этом облечь свою речь в мягкую, эмоциональную форму, ЭМОТИВИСТ может лучше, чем кто - либо другой. ("Туману" и КОНСТРУКТИВИСТЫ могут напустить — особенно, РАССУЖДАЮЩИЕ, но не сделают это так деликатно и тонко, — не будут так искусно облекать этот "туман" в эмоциональную оболочку, как это сделают ЭМОТИВИСТЫ - ЭТИКИ, которые по этой причине — по способности говорить неприятные вещи приятным образом — считаются лучшими дипломатами. И ЭМОТИВНОСТЬ в этой связи может быть "сладкой оболочкой" для "горькой пилюли", которую так или иначе придётся внедрить в чуждую "информационную среду", — забросить нерасположенному к общению или сближению соконтактнику вместе с важной и нужной для него информацией.

ЭМОТИВИСТ - Гексли, например, для этого устраивает целый "спектакль", — с серьёзным, обиженным, озабоченным или многозначительным видом обращается к партнёру: "Мне нужно с тобой серьёзно поговорить…", после чего пускается в пространные рассуждения на отвлечённые темы, ведёт беседу в доверительном тоне, но смысл его речей при этом улавливается с трудом — остаётся загадкой, к чему и зачем он всё это говорит. Изображая попытку внести ясность в эту беседу и при этом продолжая напускать ещё больше туману, Гексли проникновенным, располагающим тоном то и дело спрашивает соконтактника: "Ну… ты понимаешь меня? Понимаешь, что я хочу сказать." Соконтактник, который уже давно потерял нить этих рассуждений и терпеливо ждёт, когда они наконец кончатся, сидит, как загипнотизированный, слушает и не слышит эту монотонную речь, пытаясь время от времени вникать в её смысл, чтобы понять цель этого бесконечного монолога. А цель этой беседы сводится к тому, чтобы напустить ещё больше туману и, оставаясь "скрытым", "не узнанным", добиться ещё большего доверия и расположения со стороны соконтактника — заставить его открыть свои карты, продолжая скрывать свои.

И здесь уже ЭМОТИВНЫЕ свойства выступают как опасная форма суггестии и этической манипуляции, — как инструмент позволяющий "заморочить", "заболтать" соконтактника, дезориентировать, спутать его планы, повлиять на его действия и решения, завоевать его доверие и расположение, в свою сторону изменить баланс сил, изменить его мнение о себе, отвести от себя подозрение — "спутать его карты", чтобы выгодно раскинуть свои.

При своей гибкой, маневренной этике ЭМОТИВИСТ не позволит партнёру предположить злого умысла в его действиях (в его этических манипуляциях). Чуть только возникнут подобные подозрения, он тут же устроит ему нагоняй, — театрально разгневается, возмутится: если прямых доказательств его вины нет, нечего на него и напраслину возводить!

То же самое происходит и с "выгодными предложениями", "дельными советами" и "ценными рекомендациями", которые он — "так, между прочим", "по доброте душевной" время от времени своему партнёру подкидывает. За их последствия он ответственности на себя не возьмёт, равно как и за последствия своих "деликатных просьб" о "незначительных одолжениях", рискованных займах и сомнительных поручениях — о "мелких услугах" (сулящих крупные неприятности), которые ЭМОТИВИСТ тоже может ему навязать — так, "между прочим", "на голубом глазу", и о которых может попросить под хорошее настроение, при хорошем расположении духа, в которое сам же и приведёт, используя свой этический инструментарий, — представит как доказательство своей дружбы, верности, преданности и симпатии. А встретив отказ или сопротивление, он опять поменяет "погоду" — с "ясной" на "штормовую" — будет метать громы и молнии, творчески разыгрывая "обиду", которая тут же обернётся не менее шумным "скандалом", который у УПРЯМОГО ЭМОТИВИСТА (а особенно, СУБЪЕКТИВИСТА) может длиться до бесконечности долго и закончиться ультиматумом или угрозами.

Ситуация обостряется ещё больше, когда будучи уличён во многих неблаговидных поступках, ЭМОТИВИСТ с маниакальной настойчивостью продолжает требовать к себе безусловного и безоговорочного доверия, предпринимает попытки подчинить своей воле партнёра и, преодолевая его упорное сопротивление, продолжает настойчиво "завоёвывать" его расположение, устраивая долгие и выматывающие их обоих скандалы. (Характерно для ЭТИКОВ - ЭМОТИВИСТОВ и для УПРЯМЫХ - ЭМОТИВИСТОВ - АРИСТОКРАТОВ.)

С течением времени (если положение дел усложняется), ЭМОТИВИСТУ снова приходится менять гнев на милость (характерно для прагматичного ЭТИКА - ОБЪЕКТИВИСТА) и обращаться к некогда "обидевшему" его партнёру с дружеским приветом, разыгрывая роль доброго и отходчивого человека. Снова ищет пути к примирению (пока этого требует состояние его дел), а там — "между прочим" и под хорошее настроение — опять напоминает ему о своём "деловом предложении", давая понять, что отступать не намерен.

И тогда уже ЭМОТИВНОСТЬ (как, впрочем, и КОНСТРУКТИВНОСТЬ) проявляет себя ещё и как способ завоёвывать своё место под солнцем, — захватывать, завоёвывать окружающую среду и "обрабатывать" её как свою "кормовую зону", осваивать как "свою территорию".

4. Взаимодействие ЭМОТИВИСТА С ЭМОТИВИСТОМ. Позиция взаимного задабривания
Казалось бы, куда как просто, при наличии гибкой, маневренной этики и изначальной установке на позитив, устанавливать мягкий, доброжелательный тон отношений, юлить, заискивать перед соконтактником, задабривать его реальными и надуманными комплиментами и, рассыпаясь в похвалах и любезностях, предлагать ему свои услуги "не в службу, а в дружбу", навязывая своё расположение там, где его не ищут и не добиваются!

При взаимодействии двух ЭТИКОВ - ЭМОТИВИСТОВ, способных успешно конкурировать между собой в умении растапливать лестью чужие сердца и подбирать "ключики - отмычки" к чужой душе, каждый из соконтактников чувствует себя объектом жестоких этических манипуляций, что сразу же заставляет его насторожиться и трезво оценить ситуацию, контролируя её с инертных логических позиций.

Оценивая всё происходящее с точки зрения здравого смысла и разумного действия, каждый из понимает, что соконтактник пользуется его же собственным арсеналом "не совсем честных" средств достижения цели. Каждый думает про себя: "И я могу лить такой же елей на его уши. Могу так же сладко льстить, юлить и увиваться вокруг интересующего меня объекта, стремясь добиться от него выгодных для меня и опасных для него уступок, при которых, стоит только один раз уступить и потом всю жизнь себя корить и бранить будешь."

Ощущая себя объектом психологической обработки, каждый из них понимает, что оказался в положении "вороны", подвергшейся льстивым нападкам хитрой лисицы - обманщицы, которая не отпустит его до тех пор, пока не убедит в искренности своего "восхищения" его реальными и мнимыми достоинствами, не заверит в честности своих намерений, в своём желании предложить ему лучший из всех возможных вариантов решений и поступков. А дальше — "Спой, светик, не стыдись!.." — каркни погромче и проворонь своё добро. И эти "наезды" будут продолжаться до тех пор, пока он (соглашаясь от безысходности на положение "вороны") не сыграет с "лисой" в поддавки, сделав вид, что "повёлся" на эту лесть и теперь готов идти на любые уступки и принимать "искренние заверения" льстеца за истинные, а все его "деловые" и "выгодные" предложения — за чистую монету.

При инертной своей деловой логике и логике соотношений ЭМОТИВИСТ будет соотносить реальные и надуманные (подкупающе - фальшивые) смыслы слов и поступков, ориентируясь на своё субъективное представление о пользе и выгоде слов и действий своего соконтактника — постулируемых им намерений и заверений. Поэтому слишком долго метать бисер, играть в "Ворону и лисицу" (или "Кукушку и Петуха"), льстиво раздаривая комплименты, никто из ЭМОТИВИСТОВ не будет. Логическая инертность, деловые и прагматичные цели не позволят им слишком далеко отходить от деловой сути разговора, от его практической выгоды. Желающих попадать в свой же капкан и подрываться на собственном минном поле среди них нет.

Но если позволить себя заморочить, засуетить, "заболтать" (или, ещё того хуже — уговорить, "уболтать"), то вполне можно потерять деловой и логический ориентир этих "переговоров" и попасть в собственные же, расставленные для собеседника "силки". Или вообще забыть о них и ими не воспользоваться, предоставив их как дополнительное преимущество (дополнительную уловку) собеседнику, чем он тут же и поспешит воспользоваться.

Попадая в такие условия, каждый из ЭМОТИВИСТОВ вскоре начинает чувствовать себя "объектом охоты", или "загнанной дичью", которой везде и всюду расставляют западню. При этом каждый из них довольно быстро начинает замечать, что пытаясь разорвать силки и перевести разговор на более важную и актуальную деловую тему, он тут же начинает "обижать" и "жестоко ранить" своего собеседника, о чём тот ему тут же и сообщает, разыгрывая "комедию", "драму", или какой - то другой жуткий фарс с надуманными обидами. Тут же недавний льстец и "доброхот" предъявит ему и "счёт" за обманутые ожидания и впустую потраченное время ("А с чего, спрашивается, я тебя тут полчаса уламываю! Мне что, — делать нечего?! Ты меня слушал? — слушал! Значит, обнадёживал! Так что теперь давай, плати! Давай, подписывай! Ты моё время занимал? — занимал! Вот теперь обязан мне его компенсировать!"

А как же иначе? Столько времени и сил инертный прагматик - ЭМОТИВИСТ потратил на психологическую обработку "клиента", столько "приятных вещей" ему наговорил (почти от чистого сердца), а теперь, в благодарность за всё хорошее, "клиент" соскакивает с крючка, оставляя его в дураках. Да кто же с этим смирится?!

И вот уже начинаются взаимные дрязги — склока, основанная на ни к чему не обязывающих уверениях, ложных намёках, наивных заблуждениях, само обольщеньях и упрёках, превращающих надуманные и вымышленные обвинения в реальные.

И вот уже кто - то кого - то реально обидел, подставил под неприятности, "подвёл", обнадёжил и обманул, "провёл на мякине", как последнего лоха.

При этом каждый из соконтактников с самого начала давал себе слово "не покупаться на лесть", не поддаваться на уговоры льстеца, понимая что тот "мягко стелет", да жёстко укладывает.

Чем дольше длится вся эта взаимная канитель, тем больше обид и недовольства накапливают соконтактники. Распаляясь и раздражаясь всё больше, они сердятся друг на друга за упрямую навязчивость и неуступчивость: "Вот прицепился и не отвяжется никак! — думает про соконтактника каждый из них. Каждый видит, что им пытаются играть и манипулировать и каждый ненавидит партнёра за настойчивость и упорство в этой игре.

Результатом позиции "взаимного задабривания" — взаимного обмена комплиментами, — "этической мишурой", передаваемой с целью примитивного, простейшего подкупа, в расчёте на последующую ответную услугу (провоцирующую бесконечно долгую и бесконечно жертвенную работу на отдачу), становится утрата делового доверия к партнёру, потеря делового контакта, потеря прагматичной сути деловых отношений, смысловая путаница в отношениях, потеря рационального зерна. А этого, при его инертной логике (логике действий и логике соотношений) ни один из партнёров -ЭМОТИВИСТОВ СЕБЕ ПОЗВОЛИТЬ НЕ МОЖЕТ! О цели общения как делового взаимодействия каждому из них так или иначе приходится вспоминать. Поэтому в выигрыше оказывается тот, кто о цели общения — своих отношений с партнёром — не забывает и отклонить себя от них не даёт. Поэтому на взаимодействие двух ЭМОТИВИСТОВ влияет
  • и признак СТРАТЕГИИ — ТАКТИКИ:
    СТРАТЕГ не позволяет себе отклониться от цели, а ТАКТИК не позволяет завлечь себя в ловушку, нередко воспринимая сферу взаимодействия, как своего рода "минное поле".
  • и признак БЕСПЕЧНОСТИ и ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТИ:
    ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЙ СТРАТЕГ - ЭМОТИВИСТ предусмотрительно уничтожает препятствия, возникающие на его пути продвижения к цели, поэтому ни задобрить себя ложными комплиментами никому не даёт. (Но может запомнить их, чтобы потом рассказать о них другим и приписать себе ещё и эту, заведомо ложную "победу", — как это часто делает Цезарь, не упускающий случая себя похвалить или сослаться на адресованную ему чужую похвалу).
    Используя мощный арсенал средств этической манипуляции, ЭМОТИВИСТ знает цену своим и чужим комплиментам, а потому, даже заходясь от восторга, он не так уж и падок на них — выводить сладкие трели в свой или в чужой адрес он и сам горазд. Поэтому всегда помнит о том, что "соловья баснями не кормят".
  • и признак СУБЪЕКТИВИЗМА — ОБЪЕКТИВИЗМА:
    ЭМОТИВИСТ - СУБЪЕКТИВИСТ (авторитарно высказывающий своё мнение) к собственным "руладам" и "трелям" относится с большим почтением, чем к чужим. И может очень сильно "обидеться" (закатить истерику или даже устроить скандал), если партнёр демонстративно проигнорирует его слова или потребует подтверждения делом. Что ЭМОТИВИСТОМ - СУБЪЕКТИВИСТОМ будет воспринято, как оскорбление: с какой стати он ещё что - то должен доказывать, если партнёр не верит его словам? Не верит, значит не уважает. А это уже повод для того, чтобы "творчески" — гибко и манипулятивно — обидеться и "не на шутку" рассердиться, — устроить бурю в стакане воды, — на это СУБЪЕКТИВИСТЫ - ЭМОТИВИСТЫ (и особенно, ЭТИКИ) непревзойдённые мастера.


5. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ДВУХ УПРЯМЫХ ЭМОТИВИСТОВ В ИТО КОНФЛИКТА
Наивысшую точку "кипения" (или накала страстей) ненависть достигает в ИТО конфликта двух УПРЯМЫХ - ЭМОТИВИСТОВ - СТАТИКОВ — ЛСИ, Максима и ИЭЭ, Гексли. УПРЯМЫЙ Гексли, изыскивая способы перехитрить и подчинить своей воле Максима, втягивает его то в одну, то в другую игру, пробует то одни, то другие уловки, подбирает к его душе то одни, то другие "отмычки", входит в азарт, не замечая раздражения Максима и игнорируя его запреты. И спохватывается только тогда, когда Максим применяет к нему самые жестокие санкции, самое грубое и жестокое физическое воздействие, намереваясь хотя бы таким образом (рассчитывая жестоким и грубым вмешательством) эту игру прекратить. Гексли же (в том случае, если только отделается "малой кровью") даже после этого не прекращает свою игру: изобретает всё новые "уловки" и хитрости, которые, как ему кажется, вполне могли бы растопить сердце неподатливого конфликтёра - Максима, помогли бы его "приручить", сделать "тихим", "послушным" и "кротким", — готовым исполнять любое желание Гексли, любой его каприз.

Желая проверить намерения конфликтёра, Максим иногда напускает на себя добродушный и кроткий вид. Надевает маску смирения и покорности и ждёт, как поведёт себя Гексли. Тот, стараясь закрепить за собой достигнутые в трудной борьбе преимущества, моментально напускает на себя надменный и самодовольный вид, надевает маску высокомерия и начинает помыкать ЛСИ, Максимом, размывая границы между шуткой и серьёзными отношениями. Стоит только Максиму принять это хамство за чистую монету и рассердиться, как ИЭЭ, Гексли тут же напускает на себя обиженный вид и сообщает ему, что всего лишь позволил себе "пошутить", — на самом деле не стал бы так неуважительно к нему относиться. Но стоит только Максиму хотя бы немного смягчиться, как Гексли снова пытается закрепить "победу" за собой, ошибочно делая выводы, что Максим хоть и суров, но отходчив. Гексли снова пытается превратить ссору в шутку (чем опять же раздражает Максима) и пытается неловко умиротворить ситуацию, подбирая для этого путанные или уклончивые объяснения или не совсем подходящую "маску".

Максим, наблюдая по своей инертной деловой логике (-ЧЛ7) за сумбурной непоследовательностью поступков Гексли и соотнося их со своей программной логикой соотношений (+БЛ1), убеждается в бесконечной неискренности слов и поступков своего партнёра. Делает ещё несколько пробных вариантов этической проверки его целей, намерений, мотивов его поведения и приходит к окончательным и неутешительным выводам, рассматривая своего партнёра, как мелкого и цепкого "хищника", использующего любые ошибки и промахи соконтактника для достижения своих личных целей, для захвата новых и ещё более выгодных преимуществ. ЛСИ, Максим иногда начинает это замечать слишком поздно, — только когда оказывается существенно оттеснённым вниз — когда начинает ощущать себя "парией", рабом прихотей своего партнёра, объектом его лукавых и хитрых манипуляций, беспомощной "марионеткой" в его руках… Последствия этих воздействий Максим может себе прогнозировать: партнёр его не уважает, издевается над ним, унижает в присутствии посторонних (что происходит довольно часто), выставляет на посмешище перед друзьями и сослуживцами, глумится, кривляется, позорит его при "нужных" и важных людях, — и всё это для того, чтобы утвердиться (по факту происходящего) в своих глазах и во мнении окружающих.

Ситуация принимает совершенно неожиданный поворот, когда ИЭЭ, Гексли, желая оказать партнёру неоценимую услугу, начинает по собственной инициативе (в порядке самоутверждения) "помогать" Максиму делать карьеру. Причём только "своими" способами и самым кратчайшим путём. Тут уже маска презрения к партнёру сменяется нарочитой почтительностью. Действуя исподволь, тонкими, тактическими уловками, Гексли начинает заводить дружбу с его начальством и сослуживцами. Изъясняясь туманно и многозначительно, начинает давать далеко идущие обещания, предполагая, что и их ответная благодарность не заставит себя долго ждать (а как ещё может он доказать Максиму свою верность и преданность?).

Тут уже Максиму не остаётся ничего другого, как сменить место работы (что он сделает с крайним неудовольствием!), сменить круг друзей, круг общения, чтобы оказаться как можно дальше от участников этой неприятной истории.

Гексли будет этим удивлён и раздосадован: его усилия остались не оценены, оказались напрасны. И он ещё не раз будет рваться в бой, стараясь "услужить" партнёру, доказать, что может быть ему полезен. Но теперь уже Максим, проявляя бдительность, ограждает Гексли от контактов с сослуживцами. Стараясь не давать повода для сплетен, домой их к себе не приглашает, на корпоративные вечеринки ходит один. Если его спрашивают о супруге, на ходу придумывает отговорки.

Одновременно с этим, Максим ужесточает контроль над конфликтёром. Сполна испив чашу унижения, он начинает жестоко терроризировать Гексли. Держит его взаперти, ограничивает его круг общения, сам перестаёт появляться ним в обществе — кому приятно чувствовать себя униженным, быть осмеянным своими товарищами и сослуживцами?

Страдая от этих ограничений, Гексли начинает возмущаться, роптать, пытается бороться за свои права. И тут уже отношения переходят на сильные для Максима системные, логические позиции: Гексли отстаивает свои законные, конституционные, социальные права, Максим их оспаривает своим категоричным тоном и авторитарным мнением ЛОГИКА - СУБЪЕКТИВИСТА (с позиции своей логической ЭГО-программы). А потом с позиций своей гибкой и манипулятивной, деспотичной волевой сенсорики (-ЧС2) запрещает Гексли даже заикаться о своих правах (в отместку за все прошлые злоупотребления его доверием, из - за которых он натерпелся стыда и позора, когда Гексли, унижая его при посторонних, самоутверждался, как мог, навязывая своё превосходство и демонстрируя своё безраздельное господство над ним). Теперь уже Максим, наученный горьким опытом, игнорирует заискивающую покорность Гексли, не поддаётся его ложным посулам и уверениям. И в память о пережитом позоре наотрез отказывается появляться с ним в обществе. Гексли может надолго надеть на себя маску скромности и смиренно нести свой крест. Может подчиняться деспотичной воле Максима и изображать из себя невинно осуждённого мученика, но всё это ему уже не поможет, — у Максима хорошая память: он помнит глумление и насмешки само утверждающегося на его промахах и оговорках Гексли, помнит и реакцию окружающих на этот пошлый фарс, помнит ощущения стыда за пережитое унижение и прощать нанесённых обид конфликтёру не собирается.

Маска "скромника - праведника" всё чаще появляется на лице Гексли, нашедшего, как ему кажется, удобную для себя позицию в ИТО конфликта и подобравшего соответствующую ей "защитную окраску". Перед знакомыми и друзьями он, заявляя о своём нравственном превосходстве, выставляет себя безгранично терпеливым страдальцем. И постепенно эта этически выигрышная для него социальная маска (в соответствии с которой он ставит себя "выше" того унижения, которому его подвергают) перестаёт быть для него только поверхностной и лицемерной игрой, но становится частью его лич;ности, частью души, частью сути его отношений с партнёром.

По этой версии выходит, что и Дездемона, флиртуя с Кассио, пыталась помочь Отелло сделать карьеру?
— А кто скажет, что это не так? Она ведь действительно призналась Отелло, что любит Кассио, предполагая, что он (как и она) примет эту любовь за "дружеские отношения". И кроме того, пытаясь манипулировать Отелло (упрашивая его простить Кассио), она действительно пыталась заставить его быть великодушным и снисходительным к проступкам своих подчинённых, полагая, что этим он покорит их сердца, завоюет их любовь, уважение и тем самым ещё больше поднимет свой авторитет в их глазах.

На деле же всё получилось наоборот: постоянные конфликты с женой пошатнули его репутацию. У сенаторов, назначивших его на пост губернатора Кипра, это стало вызывать подозрение, и его отстранили от занимаемой должности. На его место назначили Кассио (чему несказанно обрадовалась Дездемона). Всё это переполнило чашу его терпения. И досаду за нанесённую ему обиду он выместил на жене: ударил её в порыве гнева. И не где - нибудь, а на торжественном, дипломатическом приёме, в присутствии посла Венеции, Лодовико.

Объясняя присутствующим свой поступок (бессвязно, эмоционально и в общих чертах), он очень презрительно отозвался о своей жене:

"Отелло (о Дездемоне, обращаясь к Лодовико):
Ну вот она, распоряжайтесь ею!

Лодовико:
Распоряжаться?

Отелло:
Да. Ведь вы просили
Вернуть её назад. Ну вот. Она
Умеет уходить и возвращаться,
И уходить, и снова приходить,
И может плакать, сударь, может плакать.
Послушная, послушная жена,—
Малёванное, грубое притворство!
(к Дездемоне) — Лей слёзы, лей.
(к Лодовико) — Я прочитал приказ о возвращенье.
(к Дездемоне) — Скройся! Будет надо, я позову.
(к Лодовико) — Я к выезду готов в любое время.
(к Дездемоне) — Говорят, исчезни!

Дездемона уходит.

Отелло (обращаясь к Лодовико):
Дела сдам Кассио. Ну а теперь
Прошу откушать вас сегодня с нами.
Добро пожаловать, желанный гость,
На остров Кипр. (Ругаясь в сторону) — Козлы и обезьяны!

Уходит.

Лодовико:
И это мавр, который восхищал
Сенат уравновешенностью духа,
Которого ни бури, ни труды,
Ни страсти, ни опасности не брали?

Яго:
Он очень изменился.

Лодовико:
Он здоров? Он не в бреду?

Яго:
Судить о нём не смею.
Он то, что есть. А если он не то,
Чем должен быть, пусть Бог ему поможет
Стать тем, чем надо.

Лодовико:
Но бить свою жену!

Яго:
Как это ни противно, я желал бы,
Чтоб это было худшим из всего." 1
1 Уильям Шекспир, "Отелло" (перевод Б. Пастернака), Москва, "ЭКСМО ПРЕСС", 2001.

"Худшим" оказалось то, что Отелло пришлось стать убийцей…

Часть III
6. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КОНСТРУКТИВИСТА И ЭМОТИВИСТА В НЕБЛАГОПРИЯТНЫХ МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЯХ
ЭМОТИВИСТЫ (а особенно ПОЗИТИВИСТЫ - ДИНАМИКИ) очень не любят, когда им портят настроение — меняют с хорошего на плохое.

Испортить настроение — всё равно, что сорвать планы, отменить или испортить праздник — маленький праздник жизни, — ежедневный и будничный праздник, на который они имеют право рассчитывать.

КОНСТРУКТИВИСТ, сталкиваясь с грубым, скандальным человеком, видит в этом контакте этическую проблему и старается впредь неблагоприятных контактов не допускать: вступать в них — себе дороже.

ЭМОТИВИСТ, сталкиваясь с грубым, недоброжелательным отношением, видит в этом логическую проблему: его законное, социальное право на нормативную вежливость нарушается, о чём тут же и заявляет, требуя к себе уважительного тона и отношения. (Наиболее характерно для ЭМОТИВИСТОВ - ЭТИКОВ - АРИСТОКРАТОВ, — преимущественно, ИЭЭ, Гексли, обострённо воспринимающего оскорбления, как ущемление его прав и унижение его достоинства, а потому стремящегося сразу же — с места в карьер — перевоспитать, проучить хама или вознестись над ним (быть выше его грубости), тем самым, указав ему на его место.

Столкнувшись с грубостью, ЭМОТИВИСТ сразу же вспоминает о свих правах (как, например Гексли, — чуть только повысят на него голос, спрашивает: "По какому праву ты со мной разговариваешь таким тоном?").

КОНСТРУКТИВИСТ, столкнувшись с грубостью, пытается разобраться в сути проблемы, поэтому сразу же начинает выяснять: "В чём дело?". (Кому - то стало скучно? Или кому - то нечего делать? А может у кого - то настроение слишком хорошее и его надо слегка испортить, чтобы человек знал, как надо себя вести в общественном месте?).

В любом случае КОНСТРУКТИВИСТ считает необходимым разобраться в ситуации: если возникло правовое недоразумение, его можно устранить, если этическое — его можно разрешить. Но тут уже всё упирается в смену настроения ЭМОТИВИСТА. Он начинает "требовать морального удовлетворения (компенсации, сатисфакции) эмотивными, этическими средствами — начинает ломаться, капризничать, напускает на себя надменный или обиженный вид (особенно ЭТИК -АРИСТОКРАТ - ЭМОТИВИСТ), заявляет, что его обидели, что он этого так не оставит…

КОНСТРУКТИВИСТУ, после всего этого, дальнейшее выяснение отношений уже не представляется уместным и целесообразным. "Танцевать" и увиваться вокруг ЭМОТИВИСТА, задабривая его и так и этак, он не будет. Инертная этика подсказывает ему, что это неверный путь: "обиженный" соконтактник втянет его в "лохотрон", начнёт набивать цену своей обиде, будет спекулировать на ней и пойдёт в своих требованиях на беспредел, от которого сам же морально и пострадает — доведёт себя до истерики, будет выглядеть смешно и нелепо, наговорит гадостей и наделает глупостей, если его вовремя не остановить.

Не желая усугублять конфликт, КОНСТРУКТИВИСТ попросту прерывает контакт, предоставляя ЭМОТИВИСТУ обижаться на самого себя (здесь нянек нет, чтобы ему угождать!).

Если при следующем контакте ЭМОТИВИСТ, желая взять реванш, начинает общаться в демонстративно недоброжелательном тоне, КОНСТРУКТИВИСТ снова попытается выяснить отношения — спокойным, рассудительным тоном (ЭТИК - ОБЪЕКТИВИСТ) или ещё более грубым и раздражительным (ЛОГИК - СУБЪЕКТИВИСТ). Если получает уклончивый или неопределённый ответ, воспринимает его как призыв к примирению и стабилизации отношений. Если ответ будет выдержан в раздражительных, негативных тонах, воспримет как знак объявления войны — ссора продолжается, противник жаждет получить сатисфакцию ("скрестить копья").

В дальнейшем (оценив волевые или деловые качества КОНСТРУКТИВИСТА), ЭМОТИВИСТ может посчитать его важным и нужным для себя человеком, может сменить гнев на милость, попытается сгладить конфликт и возобновить отношения. Но теперь уже его "доброжелательности" КОНСТРУКТИВИСТ не поверит: и потому, что не понимает мотивов такой внезапной смены настроения и отношений, и потому, что при предыдущих контактах ЭМОТИВИСТ не удосужился объяснить ему причин своего внезапного раздражения и нерасположения.

КОНСТРУКТИВИСТ, как инертный этик, попросту не поймёт такой внезапной смены "ролей" и "масок", — то всё было плохо, друг на друга смотреть не могли, то вдруг "ветер переменился" и недавний недруг ни с того, ни с сего виснет у него на шее с заверениями в любви и дружбе. Настороженный КОНСТРУКТИВИСТ резко останавливает поток бурных эмоций ЭМОТИВИСТА и снова наживает в его лице врага. И не только потому, что испортил ему "праздник дружбы и примирения", но прежде всего потому, что сорвал прагматичные планы ЭМОТИВИСТА, которые тот, желая возобновить нужные и выгодные ему отношения, долго выстраивал и вынашивал.

7. КОНСТРУКТИВНЫЕ И ЭМОТИВНЫЕ АСПЕКТЫ В МОДЕЛЯХ ТИМов
Исходное положение:
Аспекты, программирующие ТИМы КОНСТРУКТИВИСТОВ — КОНСТРУКТИВНЫЕ,
аспекты, программирующие ТИМы ЭМОТИВИСТОВ — ЭМОТИВНЫЕ

КОНСТРУКТИВИСТЫ — ВСЕ ЭКСТРАВЕРТЫ - СУБЪЕКТИВИСТЫ и ИНТРОВЕРТЫ - ОБЪЕКТИВИСТЫ.
ЭМОТИВИСТЫ — ВСЕ ИНТРОВЕРТЫ - СУБЪЕКТИВИСТЫ и ЭКСТРАВЕРТЫ - ОБЪЕКТИВИСТЫ.

Что значит это разделение и зачем оно нужно? — спросит Читатель.

Это разделение указывает на то, что каждый из типов ИМ наделён целым рядом способностей и свойств, заложенных в этих информационных аспектах НА ФРАКТАЛЬНОМ УРОВНЕ и ПРОЯВЛЯЮЩИХСЯ КАК ФРАКТАЛ, — как часть целого, наделённая всеми эволюционными свойствами и информационными программами целого и проявляющая их в ограниченном (структурой модели) диапазоне, необходимом
  • для мобилизации исключительных, скрытых, резервных возможностей, обеспечивающих дополнительное многообразие форм их конструктивных и эмотивных программ, необходимых
  • для поиска новых форм логической аргументации и этической защиты,
  • для обновления арсенала (или архива) коммуникативных моделей и средств, позволяющих создавать новые коммуникативные формы (или вспоминать хорошо забытые старые), необходимые
  • для успешной защиты и подстраховки в неблагоприятных ИТО и в отношениях повышенной напряжённости,
  • для успешной адаптации и самореализации в ТИМа в социуме,
  • для завоевания места под солнцем, для борьбы за место в системе
  • для расширения сферы его влияния и её обороны,
  • для завоевания и защиты социальных приоритетов и т.д.
В моделях ТИМов КОНСТРУКТИВИСТОВ КОНСТРУКТИВНЫЕ аспекты располагаются в инертном блоке ментального кольца (на позициях ПФ-1, ПФ-4), а ЭМОТИВНЫЕ — в мобильном блоке (на позициях ПФ-2, ПФ-3).

В моделях ТИМов ЭМОТИВИСТОВ ЭМОТИВНЫЕ аспекты располагаются в инертном блоке ментального кольца (на позициях ПФ-1, ПФ-4), а КОНСТРУКТИВНЫЕ — в мобильном (на позициях ПФ-2, ПФ-3).Примеры 1,2:

Расположение КОНСТРУКТИВНЫХ и ЭМОТИВНЫХ структурных блоков в витальных кольцах у ТИМов - ЭТИКОВ и ТИМов - ЛОГИКОВ различно:
  • у КОНСТРУКТИВИСТОВ- ЛОГИКОВ серединный горизонтальный блок СУПЕРИД состоит из КОНСТРУКТИВНЫХ аспектов (позиции ПФ-4 и ПФ-6), а наружный горизонтальный блок ИД — из ЭМОТИВНЫХ (позиции ПФ-7, ПФ-8);
  • у КОНСТРУКТИВИСТОВ- ЭТИКОВ, — наоборот: серединный горизонтальный блок СУПЕРИД состоит из ЭМОТИВНЫХ аспектов, а наружный блок ИД — из КОНСТРУКТИВНЫХ (Пример 3.);
  • у ЭМОТИВИСТОВ - ЭТИКОВ серединный горизонтальный блок СУПЕРИД состоит из ЭМОТИВНЫХ аспектов (позиции ПФ-4 и ПФ-6), а наружный горизонтальный блок ИД — из КОНСТРУКТИВНЫХ (позиции ПФ-7, ПФ-8);
  • у ЭМОТИВИСТОВ - ЛОГИКОВ, — наоборот: уровень СУПЕРИД состоит из КОНСТРУКТИВНЫХ аспектов, а уровень ИД — из ЭМОТИВНЫХ. (Пример 4.).

8. Признак КОНСТРУКТИВИЗМА — ЭМОТИВИЗМА в сочетании с признаком БЕСПЕЧНОСТИ — ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТИ
ПО ПРИЗНАКУ БЕСПЕЧНОСТИ ОПРЕДЕЛЯЮЩИМИ В ДУАЛЬНЫХ ДИАДАХ ЯВЛЯЮТСЯ: КВЕСТИМЫ- КОНСТРУКТИВИСТЫ И ДЕКЛАТИМЫ - ЭМОТИВИСТЫ
1.Дон — Дюма, 2. Гамлет — Максим, 3. Джек — Драйзер, 4. Гексли — Габен.

В диадах БЕСПЕЧНЫХ все дуалы - КОНСТРУКТИВИСТЫ — КВЕСТИМЫ (в моделях КВЕСТИМОВ присутствуют аспекты далёкой интуиции времени (-б.и.) и далёкой пространственной сенсорики, сенсорики ощущений (- б.с.).

КВЕСТИМЫ - КОНСТРУКТИВИСТЫ ориентированы на далёкие пространственно - временные связи и соотношения. (Отсюда "далёкая", дифференцирующая направленность этих диад, ориентация на расселение и разъединение. Для этого им в подспорье и даётся природой такой признак как КОНСТРУКТИВНОСТЬ — ЛОГИЧЕСКАЯ МАНЕВРЕННОСТЬ, — способность логически убеждать кого угодно, в чём угодно; способность логически убедительно, конструктивно и последовательно аргументировать свою мысль.

КВЕСТИМЫ - КОНСТРУКТИВИСТЫ первых двух квадр (Дон и Гамлет), будучи к тому же и эволюторами- экстравертами - идеологами своих квадрах, ПРОГРАММИРУЮТ ЭТОТ ПРИЗНАК В ЭВОЛЮЦИОННЫХ ДИАДАХ, в своих первых двух (системообразующих) квадрах — квадрах СУБЪЕКТИВИСТОВ. Они же ( Дон и Гамлет) задают идеологическую направленность своим диадам (Дон — Дюма и Гамлет — Максим), ориентируя диаду на расселение "с размахом", подальше от дома, на дальних рубежах и далёких дистанциях.

В ДИАДАХ БЕСПЕЧНЫХ ЭМОТИВИСТОМ (этическим манипулятором) ОКАЗЫВАЕТСЯ ДЕКЛАТИМ (Дюма, Максим, Джек, Гексли). Его задача: методом гибких этических манипуляций, смены, подмены, подбора и подтасовки коммуникативных моделей, методом смены "добрых" и "злых", "пугающих" и "располагающих" социальных ролей и "масок") улаживать конфликты на новых территориях в процессе их освоения, заселения и завоевания. (К разряду таких приёмов относится и "максимовский" метод "смены масок на допросах" — игра в "доброго" и "злого" следователей.)

ПО ПРИЗНАКУ ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТИ ОПРЕДЕЛЯЮЩИМИ В ДУАЛЬНЫХ ДИАДАХ ЯВЛЯЮТСЯ: ДЕКЛАТИМЫ - КОНСТРУКТИВИСТЫ И КВЕСТИМЫ - ЭМОТИВИСТЫ.

1.Гюго — Робеспьер, 2. Жуков — Есенин, 3. Цезарь — Бальзак, 4.Штирлиц — Достоевский.

В ДИАДАХ ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ все дуалы - КОНСТРУКТИВИСТЫ — ДЕКЛАТИМЫ. Отсюда — объединительная, интегрирующая направленность этих диад: поближе к дому, к родителям "под бочок". В наследники первой (и единственной) очереди метят чуть ли не с пелёнок, приглядываясь к отцовскому делу, к семейному бизнесу. Проявляют себя любящими детьми, готовыми жизни заботиться о своих родителях и жить подле них.

В ДИАДАХ ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ ЭТИЧЕСКИМ МАНИПУЛЯТОРОМ ОКАЗЫВАЕТСЯ КВЕСТИМ - ЭМОТИВИСТ.

Дуал - квестим в диадах предусмотрительных — ЭМОТИВИСТ. В инволюционных диадах квадр субъективистов — это всегда интроверт (Есенин и Робеспьер). В эволюционных диадах квадр объективистов — дружелюбный, приветливый, располагающий к себе экстраверт (Цезарь, Штирлиц). На него возлагается обязанность беспроблемно интегрироваться в уже существующую эко - среду и систему (например, мирно уживаться с родителями конструктивиста - деклатима). Для чего ему в подспорье и даётся природой такой признак, как ЭМОТИВНОСТЬ — ЭТИЧЕСКАЯ МАНЕВРЕННОСТЬ: любая этически ориентированная коммуникативная модель, любое этическое отношение и настроение организуется им как по заказу. На него же возлагается обязанность и умиротворять окружающих в условиях противоборства интересов и конфликтного взаимодействия диады с внешним миром. Поскольку СТИЛЬ ЗАВОЕВАНИЙ ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ никак нельзя назвать щадящим и мягким.

9. Признак КОНСТРУКТИВИЗМА — ЭМОТИВИЗМА в сочетании с признаком СТРАТЕГИИ и ТАКТИКИ (схема)
ЭМОТИВИСТЫ:

СТРАТЕГИ - ДЕМОКРАТЫ (СЭИ, Дюма, ЛИИ, Робеспьер, СЭЭ, Цезарь, ЛИЭ, Джек) и
ТАКТИКИ - АРИСТОКРАТЫ (ЛСИ, Максим, ИЭИ, Есенин, ЛСЭ, Штирлиц, ИЭЭ, Гексли.

Как эффективное средство моделирования коммуникативных моделей этическая манипулятивность помогает СТРАТЕГАМ - ЭМОТИВИСТАМ
  • сравнительно легко устанавливать контакты с новыми, важными и нужными людьми,
  • успешно решать многие психологические и этические проблемы во взаимодействии с ними,
  • преодолевать психологические барьеры и препятствия.
  • выбирать правильный тон общения,
  • создавать нужный эмоциональный настрой,
  • быстро и легко ориентироваться в незнакомой обстановке,
  • быстро находить новых партнёров, сподвижников и друзей.
  • легко и быстро вербовать новых членов команды, увлекать их новыми, захватывающими идеями, эмоциональными призывами и лозунгами.
  • устанавливать с ними нужные (удобные, выгодные) отношения, эмоционально манипулировать ими,
  • легко и быстро завоёвывать их доверие, расположение и симпатии,
  • навязывать свои условия деловых, партнёрских, дружеских отношений,
  • навязывать им свой контроль и диктат.
(Типичный вариант такого СТРАТЕГА - ЭМОТИВИСТА представляет собой персонаж Вячеслава Невинного в к/ф. "Единственная" — выдвиженец - общественник, Журченко, шутовством и кумовством, пробивающий себе путь в партийные функционеры. Всегда весёлый, радушный (за чужой счёт), но добродушный, он с хохотком, с юморком, с кем нужно дружбу сведёт, праздничное застолье организует, нужное настроение создаст, нужные слухи распустит. А там глядишь, и на вышестоящую должность переместился, и уже сам что - то решает, распределяет, советует.)

ЭМОТИВИСТАМ - ТАКТИКАМ гибкая, маневренная этичность помогает
  • легко и быстро преодолевать психологические барьеры;
  • устанавливать нужный тон отношений;
  • легко и быстро сходиться с людьми, завоёвывать их доверие, симпатии и расположение;
  • устанавливать с ними быстрый и тесный контакт, доверительные и дружеские отношения;
  • легко и ненавязчиво манипулировать их волей, действиями и их настроением;
  • часто пользоваться их услугами, внедряться в среду их знакомых;
  • внедрять в их среду своих людей;
  • мягко и ненавязчиво руководить их поступками;
  • ненавязчиво устанавливать над ними свой контроль и диктат;
  • манипулировать их вкусами и привычками;
  • исподволь (деликатно, тактично) навязывать им свою точку зрения в каких - то сложных, тонких, деликатных вопросах;
  • обращаться с деликатной просьбой или предложением.


КОНСТРУКТИВИСТЫ:

СТРАТЕГИ - АРИСТОКРАТЫ (СЛЭ, Жуков, ЭИЭ, Г;амлет, ЭИИ, Достоевский, СЛИ, Габен) и
ТАКТИКИ - ДЕМОКРАТЫ (ИЛЭ, Дон- Кихот, ЭСЭ, Гюго, ИЛИ, Бальзак, ЭСИ, Драйзер.

Логическая маневренность (КОНСТРУКТИВИЗМ) помогает СТРАТЕГАМ - АРИСТОКРАТАМ легко достигать намеченной цели силой своего убеждения — гибкого, манипулятивного, логического, которым они могут пользоваться и как оружием. Максимализируя значения и смыслы своих логических доводов, они ошеломляют своего оппонента и этим, что называется, "бьют наповал" — не позволяют ему опомниться, проанализировать услышанный аргумент, найти в нём логическое противоречие, найти слабую логическую привязку и построить на опровержении этих доводов свою систему контраргументов, не менее сокрушительную и эффективную.

Не менее убедительны в споре бывают и ТАКТИКИ - ДЕМОКРАТЫ, пренебрегающие ссылкой на авторитеты и развенчивающие их, иногда самым шокирующим и возмутительным образом. ТАКТИКИ - КОНСТРУКТИВИСТЫ могут с лёгкостью развенчать авторитетное мнение своего оппонента. (Их хлебом не корми, дай только сбить с него гонор, обрушиться на его авторитетную точку зрения, указать на её логическую (или этическую) несостоятельность. Подкрепляя свои доводы стройными, логическими построениями, они так разрушат систему доказательств своего собеседника, что он уже через несколько минут начнёт доказывать нечто абсолютно противоположное тому, что только что говорил. Или вообще забудет то, о чём спорил и начнёт опровергать свои же собственные доказательства и противоречить самому себе. По части таких подвохов ТАКТИКИ - КОНСТРУКТИВИСТЫ не знают себе равных. И первейшим спорщиком здесь выступает ИЛЭ, Дон - Кихот: любую точку зрения он может опровергнуть или навязать, используя гибкую и маневренную систему логических доказательств.

Не отстаёт от него и его конфликтёр, — поднаторевший в спорах с ним ЭСИ, Драйзер. Отстаивая свою этическую позицию, он может привести в защиту их любые доводы, и все они будут предельно чёткими и убедительными, разложенными по пунктам, строго обоснованными и логически выверенными.

Замыкают ряд ИЛИ, Бальзак и ЭСЭ, Гюго, привыкшие спорить с ними в ИТО активации и как убеждённые в своей правоте деклатимы предпочитающие оставлять последнее слово за собой.

Была бы цель поставлена, а средства для её достижения найдутся. Сокрушить оппонента максимализмом своих аргументов, огорошить спекулятивными доводами, навязать ему своё мнение, получить перевес в споре и заставить его пойти на уступки (как это могут сделать СТРАТЕГИ - КОНСТРУКТИВИСТЫ), заморочить и дезориентировать оппонента, заставить его забыть, зачем он вообще вступил в спор (как это могут сделать КОНСТРУКТИВИСТЫ - ТАКТИКИ), — всеми этими средствами представители этих групп владеют очень хорошо и постоянно оттачивают своё мастерство, добиваясь необходимых результатов в реализации своих тактических и стратегических целей.

10. Признак ЭМОТИВИЗМА — КОНСТРУКТИВИЗМА в сочетании с признаками АРИСТОКРАТИЗМА и ДЕМОКРАТИЗМА. "Сословные" коммуникативные модели
Этическая гибкость, маневренность помогает АРИСТОКРАТАМ - ЭМОТИВИСТАМ - ТАКТИКАМ (Максиму, Штирлицу, Есенину, Гексли) построить "сословную" коммуникативную модель, позволяющую посредством этических манипуляций поставить на место не в меру заносчивого соконтактника, окатить его холодом, презрением, подавить надменностью, самомнением, высокомерием. Увеличить дистанцию "по вертикали": унизить его презрительной интонацией, резким замечанием. Самому вознестись до небес (чтобы знал, с кем имеет дело), обострить сословные разграничения до предела, чтобы знал своё место и не претендовал на лидерство и доминирование.

Логическая манипулятивность (КОНСТРУКТИВИЗМ) с помощью "сословной" коммуникативной модели помогает АРИСТОКРАТАМ -КОНСТРУКТИВИСТАМ-СТРАТЕГАМ (Жукову, Гамлету, Достоевскому и Габену) утвердиться на преимущественных позициях в системе. Свои действия в этом плане они могут логически мотивировать. Если их доводы кому - то кажутся вздорными, а мнение кем - то оспаривается, они насаждают его эмоциональным или волевым давлением, раздражаются, возмущаются, ставят оппонента на место. Максимализируя значимость своих доводов, требуют безусловного и безоговорочного уважения к своему мнению, авторитету; проявляют себя авторитарными снобами, заявляя: "Моё уважение надо завоевать!", "Мою дружбу ещё надо заслужить!". Навязывая своё доминирование, требуют безоговорочного подчинения, настаивают на безграничном доверии. Если оппонент ссылается на альтернативное мнение, возмущаются, подавляют амбициями: "Как ты смеешь сомневаться во мне?!" или: " Ты кому больше веришь мне, или ему?!". (характерно для Гамлета).

Оказывая эмоциональное давление, действуют с инертных позиций этических функций (КОНСТРУКТИВИЗМ выступает уже как этическая инертность).

Этическая манипулятивность (ЭМОТИВИЗМ) усиливает ДЕМОКРАТИЗМ СТРАТЕГОВ - ЭМОТИВИСТОВ. Это проявляется и в особо располагающих к сближению "демократичных" коммуникативных моделях СТРАТЕГОВ - ДЕМОКРАТОВ.

Так, например, простой и демократичный в общении ЛИЭ, Джек легко заводит себе друзей, разыгрывая роль этакого "рубахи - парня". Поначалу бывает расточительно с ними щедр, но потом у него это быстро проходит и он заставляет их и раскошеливаться, и оказывать важные и значительные для него услуги — берёт реванш по полной программе (УСТУПЧИВЫЙ).

Яркий ЭМОТИВИСТ — СЭЭ, Цезарь подкупает кажущейся простотой и очень быстро становится душой компании. Но затем действует примерно по той же схеме, что и Джек: постепенно повышает планку требований, навязывает новым друзьям своё лидерство, свой контроль и диктат, мобилизует их силы, координирует цели, собирает из них "свою" команду и направляет её деловую активность в нужное ему русло.

Настроение непринуждённого и лёгкого веселья создаёт и подкупающий своей простотой и радушием СЭИ, Дюма. Но стоит только попытаться "подыграть" ему, подкупая ещё большей простотой и радушием, как он тут же начинает чувствовать в отношениях подвох, меняет тон настроения, отпугивает собеседника демонстративной строгостью и холодностью и устанавливает с ним далёкую дистанцию. Эмоционально манипулировать собой Дюма никому не позволяет.

ЛИИ, Робеспьер выстраивает свою демократичную коммуникативную модель с позиций инертной логики: много и горячо говорит о справедливости и демократизме, фетишизируя эти понятия. Пылко и горячо защищает завоевания демократии, стоит на страже её интересов. Коммуникативная модель правозащитника и поборника справедливости часто помогает ему сделать успешную политическую карьеру.

Идеи защиты демократических завоеваний не менее пылко отстаивают и ДЕМОКРАТЫ - КОНСТРУКТИВИСТЫ - ТАКТИКИ, из коих первый правозащитник — ИЛЭ, Дон- Кихот, ломающий сословные разграничения (где бы их ни воздвигли). Дон - Кихот любит шокировать "демократизмом" своего поведения (из - за чего иногда производит впечатление грубого, несдержанного человека, пренебрегающего правилами приличия). ИЛЭ, Дон- Кихот может обратиться на "ты" к мало знакомому человеку, может грубо оспорить его мнение, невзирая на признанный авторитет оппонента, его учёные степени и репутацию в научных кругах.

Его конфликтёр, ЭСИ, Драйзер, презирая сословные предрассудки, может сделать внушение (преподать урок вежливости) человеку, превосходящему его по возрасту и по должности.

Убеждённые в своей правоте деклатимы -КОНСТРУКТИВИСТЫ - ТАКТИКИ Бальзак и Гюго вообще могут не замечать ранговых отличий своего оппонента. Главное для них — донести свою мысль, сделать нужное заявление. А что при этом почувствует оппонент, что подумает, — это не их проблема (это не будет их волновать даже в последнюю очередь).

ДЕМОКРАТИЗМ (демократичная коммуникативная модель) помогает ТАКТИКАМ - КОНСТРУКТИВИСТАМ:
  • сбить с толку противника, запутать, заморочить его (что очень хорошо удаётся Бальзаку и Дону) замести следы при отступлении,
  • выстроить удобную модель собственной этической защиты с позиций инертной этики (что с лёгкостью удаётся программным этикам — Гюго и Драйзеру),
  • позволяет упростить подход к сложным, социальным темам,
  • позволяет штурмовать высоты трудно доступных, трудно решаемых социальных проблем.
  • позволяет встать на один уровень с теми, от кого по долгу службы зависит успешное решение этих проблем.
(Одержимый желанием разрешить все свои социальные и бытовые проблемы ДЕМОКРАТ - ТАКТИК может быть очень въедливым и настойчивым. (Как, например, чеховский персонаж из пьесы "Юбилей", госпожа Мирчуткина (ЭСЭ, Гюго) — "женщина бедная, беззащитная, которую всякий обидеть может", но которая сама, со своей непрошибаемой способностью всё упрощать, прибедняться, придуриваться, игнорировать доводы оппонента и низводить их значимость до минимума, может кого угодно заморочить, замучить, до обморока довести.)

Часть IV
11.Взаимодействие двух КОНСТРУКТИВИСТОВ в ИТО конфликта
На начальном этапе взаимодействия партнёрам - КОНСТРУКТИВИСТАМ импонирует обстоятельность пояснений мотивов поступков каждого из них — каждый подкупает своей прямотой, честностью, прямолинейностью, обстоятельностью, каждый готов обстоятельно объяснить, почему он поступил так, а не иначе. Но потом, когда одни и те же доводы начинают повторяться слишком часто и на них постоянно ссылаются, обоих соконтактников это начинает раздражать. Каждому из них партнёр - КОНСТРУКТИВИСТ начинает казаться несносным педантом и занудой. Его доводы и пояснения начинают вызывать враждебное отношение — и такой - то он умненький и рассудительный, и всё - то у него оправдано, всё логично. И всё - то у него продумано, доказуемо, объяснимо, — везде концы с концами сходятся. Есть что - нибудь, чего он не знает?

Педантизм и обстоятельность логических мотивировок партнёра начинает раздражать их обоих всё больше и больше. У каждого из них возникает ощущение несвободы общения, в котором всё словно по линейке расчерчено! Иррационал взрывается первым: у него возникает желание сбить с толку партнёра - РАЦИОНАЛА — выбить его из логической колеи.

Возникает сомнение и в честности, правдивости доводов соконтактника, которые для каждого из партнёров становятся всё более предсказуемыми. Начинаются взаимные проверки, поскольку теперь уже затрагиваются краеугольные ценности их инертной этики. Оба партнёра анализируют свои наблюдения и делают выводы, далеко не всегда обнадёживающие.

Возникает взаимная неприязнь и подозрение, высказываются взаимные претензии и упрёки. Отношения усложняются. Возникает необходимость увеличить дистанцию (чтобы меньше пикироваться), что в свою очередь вызывает ещё большее подозрение, обостряет конфликт, усугубляет взаимное недоверие партнёров.

Если представить инертный блок модели, как ствол (дерева), а её мобильный блок — как ветви, которые этот ствол окружают, развивают, приносят плоды, то в этом смысле мобильный блок КОНСТРУКТИВИСТА, с его практичной, структурной организацией представится чем - то в виде "жёстких" и "колючих" "ветвей", которые своей жёсткой организованностью будут создавать неприятное ощущение "ограничения из колючей проволоки", когда каждый из партнёров - КОНСТРУКТИВИСТОВ своего партнёра такими "ветвями" обовьёт.

Взаимодействие будет ещё более агрессивным, удушающе жёстким и травматичным, если каждый из партнёров, отчаявшись выбраться из этих колючих и жёстких объятий, начнёт сгоряча обрубать всё, что мешает его целям, свободе действий, свободе передвижения, свободе воли, мироощущения, свободе общения и отношений.

В ИТО конфликта, при взаимодействии двух КОНСТРУКТИВИСТОВ, пытающихся отчаянно вырваться из "конструктивных терний" и прорубающих себе путь к свободе, каждому из них кажется, что на месте одной обрубленной ветви вырастает множество других, не менее колючих и цепких — на месте одного абсурдного (по своей нелепости) запрета (который им с превеликим трудом, ценой огромного напряжения воли и усиленной работы мысли удалось опротестовать), возникает другой, — не менее нелепый, абсурдно и жёстко аргументированный. (Вроде того, как "Ты не имеешь права встречаться со школьными друзьями — ты теперь замужняя женщина и должна сидеть дома!", или: "Я не разрешаю тебе задерживаться на работе! Ты теперь женатый человек и обязан в шесть часов вечера быть дома!").

Оба КОНСТРУКТИВИСТА опираются на логическую аргументацию своих запретов и у обоих, вследствие этого, создаётся ощущение своей правоты: каждый чувствует себя защитником этических отношений (этика в инертном блоке модели), семейных интересов (мобильная логика систем), их структурных и этических связей (логика защищает этику). Каждый радуется тому, что удалось найти "подходящий" —обескураживающий, "неопровержимый" — логический аргумент, который позволит им утвердиться в своих правовых преимуществах и навязать новые запреты и ограничения — моральные, этические, правовые. Каждый чувствует себя победителем: он нанёс сокрушительный удар по логическим (правовым) позициям "противника", рассчитывая, что пока тот сообразит, насколько это уместно или справедливо, он навяжет ему ещё несколько таких же абсурдных запретов, аргументируя их так же лихо и ловко.

Если партнёр начинает оспаривать эти запреты, логически доказывая их этическую и правовую несостоятельность, ЛОГИК - КОНСТРУКТИВИСТ (в неблагоприятных ИТО конфликта) начинает сокрушать логические доводы своего оппонента самыми вздорными и гнусными обвинениями (не брезгуя и сквернословием), действуя с проблематичных позиций своих инертных этических функций (ПФ-4, ПФ-6), позволяя себе обрушивать на партнёра поток самых грязных и грубых оскорблений, ругательств и угроз.

Если и это не помогает, перейдёт от угроз к активным мерам и действиям, потому что упрёки КОНСТРУКТИВИСТА - ЭТИКА его уж "достали!".

Так, например, ссылки: "Почему чужие мужья могут приходить домой вовремя, а он не может?!" — ЛОГИК - КОНСТРУКТИВИСТ отметает: "Да потому, что женой надо быть нормальной!..", озадачивая супругу (программного этика - Драйзера) ещё больше, — "Чем это она не нормальная?!". И иногда получает ответ на этот вопрос слишком поздно. (Например, муж - Дон - Кихот, так и не сумевший на протяжении их семейной жизни объяснить жене- Драйзеру, чем это она — "ненормальная", поднапряг свои мыслительные способности и в день развода сказал ей: "Ты сама виновата! Ведь мной можно было так легко и так просто манипулировать! Нужно было только знать и уметь, а ты не сумела, не смогла…" — "Что значит, манипулировать? — возмутилась ЭСИ, Драйзер, — это что же, — хитрить, лукавить, обманывать, лицемерить, заискивать, угождать?!" — она уже представила себе некое лживое и хитрое существо, которое её муж хотел видеть своей женой. Представила себе, что было бы с ней (с Драйзером), если б за всё время их совместного проживания она хотя бы один раз попыталась слукавить и сказать мужу неправду! Сколько раз он без всякого повода набрасывался на неё, размахивая кулаками, с угрозами: "Не ври, сволочь, — убью!.." — и это при том, что она говорила ему чистейшую правду. А тут — изволите видеть! — она же ещё и виновата, что не пыталась лукавить с ним и хитрить, — не пыталась им манипулировать!)

Ни один уважающий себя супруг не скажет жене: "А давай, дорогая, ты будешь со мной хитрить, лукавить, манипулировать мной, как марионеткой, — будешь обманывать меня, подставлять, как пешку в своей игре, — думать одно, делать и говорить другое… — то - то мне будет хорошо!"


И тем более, — правдолюбивый и простодушный творческий и демонстративный ЛОГИК- КОНСТРУКТИВИСТ не может объяснить своему психологически несовместимому партнёру - ЭТИКУ КОНСТРУКТИВИСТУ, какого рода манипуляция ему нужна и удобна, хотя подсознательно будет стремиться к какому - то мягкому, гибкому, тонкому обволакивающе - деликатному обхождению. Но пойди, научи этому обхождению "прямолинейного, как гипотенуза" КОНСТРУКТИВИСТА!

А оно ему нужно, это обучение?

— Тоже хороший вопрос! Кому захочется "перекраивать" себя на чужой лад — ломать структуру своей модели, её мобильный блок, который, конечно же "ударит" и по инертному. (Тут, образно говоря, начинается всё с выкручивания и ломки "рук" ("ветвей"), а заканчивается "переломами позвоночника" ("ствола").

Но именно потому, что КОНСТРУКТИВИСТ ни объясниться с партнёром - КОНСТРУКТИВИСТОМ, ни приспособиться к причиняемому им дискомфорту не может, он попросту начинает его "ломать" — пытается деформировать функции его мобильного блока, стараясь их приспособить под себя и сделать их пластичными, гибкими (как те "лианы", которые "обвились" бы вокруг него и защитили бы, создавая мягкую и благоприятную ауру, будь его партнёром ЭМОТИВИСТ).

Но как при взаимодействии двух ЭМОТИВИСТОВ начинается путаница из всяких гибких, пластичных (этически аргументированных) "хитросплетений" в мобильном блоке — удушающе гибких, обвивающих и оплетающих друг друга, как две лианы, как ядовитый плющ, как две змеи (рис.1), так и при взаимодействии двух КОНСТРУКТИВИСТОВ возникает путаница из (логически аргументированных) "хитросплетений", создающих плотный барьер из колючих и жёстких "терний", заставляя обоих партнёров постоянно испытывать дискомфорт, быть "на ножах" (чувствовать себя на острие ножа), превращать жизнь друг друга в бесконечную пытку, в беспросветную тьму, вынуждающую их обоих любыми средствами продираться через эти непроходимые заросли, а при необходимости и идти напролом (рис.2).

При этом каждый из партнёров - КОНСТРУКТИВИСТОВ начинает обвинять другого в жестокости, бесчувственности, неделикатности. ЭТИКА - КОНСТРУКТИВИСТА эти упрёки и коробят, и возмущают: этика эмоций (или этика отношений) для него приоритетная ценность. Он со своей стороны начинает предъявлять партнёру - логику встречные обвинения, и они глубоко травмируют ЛОГИКА - КОНСТРУКТИВИСТА, попадая на слабые, уязвимые ("стволовые", инертные) этические функции (ПФ-4, ПФ-6).

Понимая, что упрёки — не его метод и решив больше не утруждать себя объясне-ниями, ЛОГИК - КОНСТРУКТИВИСТ начинает вызывающе несуразными действиями "ломать" мобильный (конструктивный) блок своего партнёра. Старается его запутать, дезориентировать и через эту дезориентацию (посредством всех этих деформирующих манипуляций) его смягчить: был человек "жёстким", станет "мягким", податливым и будет "паинькой"— должен же он когда - нибудь измениться!

Действуя всё более "непредсказуемо" и абсурдно, ЛОГИК - КОНСТРУКТИВИСТ продолжает свои смелые эксперименты, проводит проверку на "растяжимость", "пластичность", износоустойчивость тех или иных "элементов", — таких, например, как доверие, терпение, покорность, — и внимательно следит за результатом: надо же знать, в ту сторону он "гнёт" своего партнёра или нет. (Каждый ЛОГИК - КОНСТРУКТИВИСТ — творческий или демонстративный технолог!). Дон Кихот, анализируя свои наблюдения, как дитя радуется, когда удаётся огорошить партнёра неадекватностью своего поведения, — озадачить, ошарашить, — "технически вырубить" и воспользоваться его смятением для того, чтобы за это время настоять на своём, утвердиться в правах, утвердиться в накопленных правовых преимуществах.

ИРРАЦИОНАЛЬНЫЕ - ЛОГИКИ - КОНСТРУКТИВИСТЫ большие мастера на этот счёт, и мастерство их проявляется преимущественно в ИТО конфликта: ЭТИК - КОНСТРУКТИВИСТ (РАЦИОНАЛ) даже опомниться не успевает, как ему начинают вменять в вину то одну, то другую этическую провинность, обвиняют в нечуткости, неделикатности, подозревают в коварных и подлых злоумышлениях: "Ты специально одолжила соседу деньги! Он — твой любовник и ты собираешься с ним бежать!" — выдвигает гнусную инсинуацию Дон - Кихот (как хочешь, так и реагируй на это заявление, — хоть стой, хоть падай!)

После всех затраченных на эксперименты усилий с партнёром - КОНСТРУКТИВИСТОМ (конфликтёром, или подзаказным, полу дуалом или "деловиком") расставаться не хочется, — жаль терять такой богатейший ("хорошо изученный") "пробный материал"! И его пускают на новые "эксперименты", пытаясь узнать, как довести партнёра до "точки кипения", где у него "предел выносливости", "износоустойчивости" (долготерпения) и как этого предела побыстрее достичь. Увлечённые этими сложными изысканиями, ЛОГИКИ - КОНСТРУКТИВИСТЫ (творческие или демонстративные технологи) от партнёра могут уже и не отходить: он будет для них чем - то вроде "подопытной мышки" под стеклянным колпаком. Его могут преследовать по пятам: он сменил квартиру и город после развода, и "экспериментатор" туда же поехал за ним, заявился нежданно - негаданно, чтобы полюбоваться его реакцией, а заодно напугать и переполошить и его, и его родных непонятными целями своего появления. "Экспериментатор" - КОНСТРУКТИВИСТ может его преследовать и после развода. Может подолгу жить рядом с ним, разрушая все его планы на будущее, и придумывать коварные способы мести, стараясь ему досадить. Доводить до отчаяния жестокими выходками и мрачными прогнозами: "Через несколько лет ты состаришься и будешь никому не нужна, а до тех пор я здесь поживу, я здесь прописан!"

Полагая, что для "пользы дела" все методы хороши, добровольный "исследователь" может продолжать свои "эксперименты" до бесконечности, и только самые крайние, самые отчаянные меры (и только при вмешательстве правоохранительных органов и социальных служб) могут его остановить.

(А иногда и этого бывает недостаточно! И "сюжет" выносится на общественный суд — на передачу "Пусть говорят". Крупным планом показывают этого несчастного, обезумевшего от своей травли ЛОГИКА - КОНСТРУКТИВИСТА, который всё никак не может остановиться и прекратить свой "эксперимент", — всё не перестаёт измываться над своей бывшей женой, которая из - за него уже несколько раз попадала в больницу с побоями и увечьями (фотографии коих тут же крупным планом и выводятся на экран). И вот появляется в студии этот "монстр" и в иступлённой ярости заявляет (говоря о жене): "Я её учил и буду продолжать учить, потому, что она не понимает, какой должна быть жена!". "А какой по - Вашему должна быть жена?!" — спрашивают его чуть ли не хором все присутствующие. "Ну… по крайней мере не такой, как эта…" — отвечает ИЛЭ, Дон- Кихот (в том сюжете это был он), указывая на свою бывшую супругу, которую всё ещё считает своей законной женой, потому что формально он с ней ещё не разведён, — штамп в паспорте не проставлен, а для ЛОГИКА - КОНСТРУКТИВИСТА - СУБЪЕКТИВИСТА это важно: пока формальность не соблюдена, он будет пользоваться своими правами (в том числе и противозаконными!). А развестись они (эти вынесенные на суд общественности супруги) попросту не успевают, потому что он всякий раз выставляет ей какие- то непредвиденные препятствия: то изобьёт её так, что она в больницу попадает, то пользуясь её отсутствием похищает её детей от первого брака и увозит их неведомо куда. Проблемы и трудности нарастают, как снежный ком, а Дон доволен: эксперимент продолжается, "процесс обучения" идёт, — должна же его жена когда - нибудь и сломаться, и стать податливой, гибкой — той, из которой можно будет верёвки вить. А там глядишь, она и осознает свои ошибки, — обовьётся вокруг него тонким и гибким стеблем и станет такой, какой и "должна" быть "нормальная жена"— обходительной, мягкой, податливой. Тогда и развод не понадобится, и семья будет спасена. Главное — не отчаиваться и продолжать свой эксперимент.

ЭМОТИВНЫЙ (этически маневренный) мобильный блок предполагает мягкую, гибкую, податливую, этически щадящую, комфортную, тактичную, деликатную адаптацию к внешним условиям и обстоятельствам.

КОНСТРУКТИВНЫЙ (логически маневренный) мобильный блок функционально рассчитан на жёсткую, логически обоснованную (системную, методическую, техническую и технологическую) адаптацию к внешним условиям и обстоятельствам.

И когда два "техничных", творчески изобретательных технолога методиста (или систематика - КОНСТРУКТИВИСТА — два "законотворца" или "правоведа" начинают друг с другом взаимодействовать, превращая свои этические (семейные) отношения в "исследовательскую лабораторию" ("технический полигон" или "экспериментальную базу"), каждого из них "заклинивает" в смелых и резких поворотах конструктивно - жёсткого мобильного блока партнёра (который тут же теряет мобильность и застопоривается). Каждый, пытаясь выбить клин клином и возвратить себе былую мобильность (свободу действий) и начинает делать ещё более резкие движения — совершает ещё более отчаянные и непредсказуемые поступки (пытаясь хоть как - нибудь растрясти эту сцепку). Каждый из партнёров проводит очень болезненные манипуляции — ещё более жёсткие, резкие и беспощадные, и каждый из них страдает из - за этой "ломки", но при этом продолжает свои действия, пытаясь устранить столь болезненные для него "помехи", насаждаемые его партнёром.

Каждого из них спрашивают: "Почему вы не можете уступить друг другу?", и каждый из них душой и Небом клянётся, что делает всё возможное, пытаясь уступить, но есть пределы, которые переступить невозможно. И есть жёсткие и чёткие правила, которые нельзя нарушать, поэтому приходится их выводить в авангард отношений.

Эти правила, — этот жёсткий правовой кодекс и составляет основу их творческого, КОНСТРУКТИВНОГО блока, которым они поступиться НЕ МОГУТ! И при всей его гибкости и мобильности (имеющей определённые функциональные ограничения) беспредельно деформировать его НЕ ПОЗВОЛЯТ! Просто потому, что этак можно и закон, и совесть забыть, а этого им уже их инертная этика не позволяет: закон и совесть защищают её, а значит и деформировать их — нивелировать как понятия, обесценивать, сбрасывать со счетов — никак нельзя. Мобильный блок выступает здесь как защита "стволового", инертного блока и всех находящихся в нём аспектов и функций, а значит и "ломка", и деформация этого защитного "слоя" неизбежно отразится на них — ведь это их будут смещать, деформировать, переводить из инертного состояния в мобильное. И их собственная инертная этика теперь уже не устроит ни их самих, ни партнёра — ему же теперь хитрость, ловкость — этически манипуляции подавай! (Доходит до того, что партнёр - логик (КОНСТРУКТИВИСТ) начинает делать партнёру - этику (КОНСТРУКТИВИСТУ) неприемлемые предложения: "Слушай, а давай я тут… ну… погуляю немножко, а ты закроешь на это глаза… Мне можно, я — муж, а тебе нельзя, — ты жена…" — каково это слышать жене - Драйзеру с её программной этикой отношений?).

На нейтральной или на отдалённой дистанции иррациональная нормативная функция ЛОГИКА- КОНСТРУКТИВИСТА (ПФ-3) выступает в роли дипломата - разведчика: свой устав чужому монастырю не навязывает, осматривается, оценивает ситуацию, действует по обстановке. Но при ближайшем взаимодействии с соконтактником проводит и "разведку боем": если не удалось найти разумные и мирные формы взаимодействия, "открывает огонь на поражение", действует жестоко и деспотично — с позиции силы, задействуя иррациональные аспекты, как рычаг (у ИЛЭ, Дон - Кихота — это аспект волевой сенсорики: +ч.с.3). И мотивирует свои действия псевдо - правовыми и псевдо - логическими аргументами, отчего только усугубляют конфликт и создают ещё большую путаницу в отношениях.

На схеме это выглядит так (на примере ИЛЭ и ЭСИ).

1. Акт первый. Начало конфликта.
Программная инертная интуиция потенциальных возможностей (+ч.и.1) и проблематичная (т.н.с.) этика отношений (-б.э.4) ИЛЭ, Дон - Кихота сталкиваются с инертной этикой отношений — Эго - программой Драйзера (-б.э.1) и его проблематичной инертной интуицией потенциальных возможностей (+ч.и.4), агрессивно нападают на эти аспекты, представляя их самым страшным, ограничивающим возможности и свободу действия злом. Пытаются их сокрушить, задействуя аспекты мобильного блока — творческую логику соотношений (-б.л.2) и ролевую волевую сенсорику (+ч.с.3) и вытеснить их с их принципиальных позиций (при которых интуиция потенциальных возможностей защищает постулаты программной этики отношений Драйзера).

2. Акт второй. Защита инертного блока.
Аспекты мобильного блока Драйзера пытаются отбить атаку аспектов мобильного блока Дона с тем, чтобы защитить от нападения "враждебных сил" свой "стволовой", инертный этический блок. При этом творческая волевая сенсорика (+ч.с.2) Драйзера и его нормативная логика соотношений (-б.л.3) обрушиваются на мобильный блок Дон - Кихота — на его творческую логику соотношений (-б.л.2) и ролевую волевую сенсорику (+ч.с.3) и пытаются их сокрушить.

3. Акт третий. Продолжение баталии.
Аспекты мобильного блока Драйзера отводят атаку мобильного блока Дона от своего инертного (ЭГО- программу и т.н.с. прикрывают) и принимают удар на себя. При этом основная нагрузка попадает на творческую волевую сенсорику Драйзера (+ч.с.2), поскольку его нормативная логика соотношений (-б.л.3) оказывается ему слабым подспорьем: все его объяснения и аргументы Дон отметает, сокрушает неправомерной абсурдностью своих доводов (примеры мы приводили).

4. Акт четвёртый. Переход конфликта на витальный уровень. Завершение баталии и трагическая развязка.

По мобильному блоку ментального и витального уровня партнёры ожесточённо пикируются друг с другом, "ломают копья".

И когда уже совсем обезоруживают друг друга, обрушиваются на "хребет" своего оппонента — на "стволовые" аспекты его инертного блока. Тут уже каждый чувствует себя "сражённым насмерть", но поднимается, чтобы "добить противника". Дон, набрасываясь с кулаками на Драйзера, вопит: "Я тебя убью, сволочь!". Драйзер берёт в руки "оружие" (что - нибудь потяжелее, острее и горячее ) и отражает удары его кулаков.

12. Взаимное дополнение конструктивного и эмотивного блоков в дуальной диаде
Но всё обстоит иначе, когда конструктивно - прямолинейные и жёсткие "пазы" и "каналы" мобильного блока КОНСТРУКТИВИСТА заполняются (в дуальном дополнении) психологически совместимыми мягкими, гибкими, пластичными, тактичными, этическими формами мобильного блока ЭМОТИВИСТА.

Рассмотрим это на примере дуальной диады Джек — Драйзер.
Инертный блок ЭСИ, Драйзера по функциональному расположению и по сочетанию аспектов (этики и интуиции) благоприятно дополняет инертную логику и сенсорику ЛИЭ, Джека. Аспекты КОНСТРУКТИВНОГО, мобильного блока Драйзера — логика и сенсорика, дополняют и благоприятно дополняются аспектами ЭМОТИВНОГО, мобильного блока Джека — этикой и интуицией.

При благоприятной психологической совместимости, в дуальной диаде партнёры идеально дополняют друг друга, создавая взаимо комфортную, максимально щадящую среду. (Это всё равно, что пропустить гибкие лианы или мягкий и гибкий плющ сквозь колючие и жёсткие ветви, — всё пространство они заполнят собой: "ветви" и "ствол" обовьют, "колючки" закроют и сгладят, и создадут для инертных блоков обоих дуалов надёжную и прочную защиту от внешних влияний и вредных воздействий неблагоприятной окружающей среды.


Но если эту этическую гибкость дуал - ЭМОТИВИСТ будет направлять на защиту внешней (а тем более, враждебной) среды, защищая от своего дуала - КОНСТРУКТИВИСТА "друзей", оказывающих на него вредное влияние, в его глазах он будет выглядеть (и являться по сути) разрушителем партнёрских отношений и самым что ни на есть предателем. (Поскольку направляет свои защитные функции против "своих" и выгораживает "чужих" — вредителей и разрушителей его отношений с дуалом.) Но это происходит, если дуал - ЭМОТИВИСТ (или дуал - ЛОГИК - КОНСТРУКТИВИСТ) к своим партнёрским отношениям начинает относиться потребительски или формально: тылы прикрыты — и хорошо! А в остальном — гуляй, не хочу!

В идеале признак КОНСТРУКТИВИЗМА — ЭМОТИВИЗМА обеспечивает не только удобный, благоприятный контакт и быструю дуализацию, но и жизнеспособность и обороноспособность дуальной диады, выставляя при внешней угрозе острые "пики" КОНСТРУКТИВИЗМА или сглаживая внешний конфликт обволакивающей, дипломатичной, пластичностью ЭМОТИВИЗМА.

Объединяясь и дополняя собой "стволовые", инертные функции своего дуала, мобильные — КОНСТРУКТИВНЫЕ и ЭМОТИВНЫЕ — блоки образуют внешнюю и внутреннюю, РАЦИОНАЛЬНУЮ (ЭТИЧЕСКУЮ и ЛОГИЧЕСКУЮ) опору ДУАЛИЗАЦИИ, составляя "своды" и "купол", "фундамент" и "контрфорс" её храма.