29 марта 2010

Психологический признак стратеги и тактики

1. Признак СТРАТЕГИИ и ТАКТИКИ основные положения и свойства

Признак СТРАТЕГИИ и ТАКТИКИ является индивидуальным, дуализирующим признаком: в каждой дуальной диаде один из дуалов является СТРАТЕГОМ, другой — ТАКТИКОМ.

Признак СТРАТЕГИИ и ТАКТИКИ является производным от признака ИНТУИЦИИ — СЕНСОРИКИ: ТИМы СТРАТЕГОВ и ТАКТИКОВ различаются по местоположению сенсорных и интуитивных аспектов в модели "А".

У СТРАТЕГА сенсорные аспекты находятся в инертном блоке (на позициях ПФ-1, ПФ-4, ПФ-6, ПФ-7), а интуитивные аспекты — в мобильном (на позициях ПФ-2, ПФ-3, ПФ-5, ПФ-8).

СТРАТЕГИЯ (по психологическому признаку) — СЕНСОРНАЯ ИНЕРТНОСТЬ

"У СТРАТЕГОВ аспект волевой сенсорики в инертных блоках. Это рождает склонность к постоянному накоплению реальных материальных ресурсов. И пространства. Любые случайные манипуляции с аспекта волевой сенсорики направлены лишь на накопление. Зато расход всегда плановый, заранее известный. Пустое разбазаривание по аспекту волевой сенсорики не допускается, идет постоянное подсчитывание материальных ресурсов, как своих, так и чужих. Нужно ведь знать, кто что имеет."
(Аушра Аугустиновичуте. "Теория признаков Рейнина",
признак "Тактико - стратегическая реализация".)

У ТАКТИКА сенсорные аспекты находится в мобильном блоке (на позициях ПФ-2, ПФ-3, ПФ-5, ПФ-8), а интуитивные аспекты (и, в частности, аспект интуиции возможностей) — в инертном (на позициях ПФ-1, ПФ-4, ПФ-6, ПФ-7).
ТАКТИКА (по психологическому признаку) — ИНТУИТИВНАЯ ИНЕРТНОСТЬ.

"У ТАКТИКОВ аспект интуиции потенциальных возможностей в инертных блоках… Ярко выражена тенденция к упрямому инертному накоплению потенциальной энергии и экономии времени. И использованная информация, и потерянное время должны дать какой-то обратный результат, какую-то социальную “прибыль”: хоть кто-то должен поумнеть и научиться лучше использовать время. Деньги на глупости тактик может давать, время — нет! Нельзя терять время даже на то, чтобы давать советы тому, кто не способен ими воспользоваться."
(Аушра Аугустиновичуте. "Теория признаков Рейнина",
признак "Тактико - стратегическая реализация".)

Часть I
1-1. СТРАТЕГ. Отношение к достижению цели, к нападению и обороне.
СТРАТЕГ входит в ситуацию с заранее заданной целью, либо намечает для себя в ситуации конечную цель и мобилизует усилия для её достижения (ведёт ситуацию к намеченной цели, развивает её в нужном ему целевом направлении).

Для СТРАТЕГА ЦЕЛЬ — ЭТО ГЛАВНОЕ. Его кредо: "Моя цель — закон для меня и окружающих: наметил цель — достигай её”, а если отказался от цели, на себя и пеняй!”)

НАЛИЧИЕ ЦЕЛИ ИМЕЕТ ДЛЯ СТРАТЕГА ПЕРВОСТЕПЕННОЕ ЗНАЧЕНИЕ СРЕДСТВА ДОСТИЖЕНИЯ ЦЕЛИ — ВТОРОСТЕПЕННОЕ характерные позиции: “цель оправдывает средства”, “для достижения цели все средства хороши”, “победителей не судят” и т.д.)

Для СТРАТЕГА наиболее характерна ЧЁТКОСТЬ В ОПРЕДЕЛЕНИИ ЦЕЛЕЙ — и далёких, и близких, и на какую - то конкретную ситуацию, и на продолжительные периоды жизни. Оказываясь вне цели, СТРАТЕГ чувствует себя щепкой в водовороте условий и обстоятельств, листочком, летящим по ветру. НАСАЖДАТЬ СВОИ ЦЕЛИ И ПОДЧИНЯТЬ ИМ ОКРУЖАЮЩИХ — ЕГО ЖИЗНЕННАЯ ПОЗИЦИЯ..

У СТРАТЕГА поле интересов концентрируется на достижении намеченной цели, из - за чего он часто производит впечатление человека одержимого навязчивой идеей, либо зацикленного на одной цели. Представляется этаким человеком - “танком”, — тараном, идущим напролом: пока своего не добьётся, не отступит.

Темпы достижения цели у СТРАТЕГА могут быть и стремительными, и выжидающими — главное, не отклоняться от курса, “пройти в дамки”. Как “против лома нет приёма”, так нет средства и против СТРАТЕГА, идущего к своей цели — остановить его невозможно.

СТРАТЕГУ свойственна инертность в достижении цели. Если что - то наметил — не отступит. Может изменить методы достижения цели, но не саму цель.

СТРАТЕГ может ломиться как в открытую дверь, так и в закрытую. Главное для него — продвигаться к цели. Для достижения желаемого он может нудить, уговаривать, быть крайне настырным, ставить себя в глупое, неловкое положение, унижаться, “врастать в землю” (стоять и не двигается с места), упрямо или многозначительно смотреть на оппонента, стремясь подчинить его своей воле и внушить ему свою целевую задачу. Главное — это любыми средствами добиться своего.

Встречая сопротивление на своём пути, СТРАТЕГ старается не уступать противнику ни при каких условиях, стремится любой ценой переломить ситуацию в свою пользу (аспект волевой сенсорики в инертном блоке). Для достижения намеченной цели может поставить человека в безвыходную (или зависимую) ситуацию, может применить прямое или косвенное насилие — физическое, психологическое, моральное.

Для достижения желаемого использует самые удобные, многократно проверенные и эффективные средства — из тех, что под рукой. И в этом бывает довольно однообразен и предсказуем. Поэтому при желании (и определённой наблюдательности) можно просчитать его последующие действия: предвидеть, в каком направлении он двинется, в какую дверь будет ломиться.

СТРАТЕГИ часто производят впечатление жёстких, тупо - упрямых (“упёртых”) людей. (Мать-Гюго рассказывает о сыне- Джеке: “В детстве он у меня был такой упрямый ребёнок: как упрётся рогами в стенку — ломай стенку, рога не сломаешь.”)

Как инстинктивная поведенческая программа СТРАТЕГИЯ — это всегда ИНЕРТНОСТЬ ДАВЛЕНИЯ И ДОМИНИРОВАНИЯ; СТРЕМЛЕНИЕ ЗАВОЕВАТЬ ПРЕВОСХОДСТВО ЛЮБЫМИ СРЕДСТВАМИ И НАПЕРЕКОР ВСЕМУ.

СИЛЫ СВОЕГО ДАВЛЕНИЯ СТРАТЕГ НЕ ОЩУЩАЕТ И НЕ ЧУВСТВУЕТ (а потом удивляется: почему ему так быстро уступили?)

СТРАТЕГ часто превышает меру своей атаки: так сильно “наезжает”, что не всегда успевает толком разглядеть объект своего нападения, не успевает войти во вкус атаки, из - за чего сам же потом теряет к этому объекту интерес, а потом сам же и обвиняет человека в том, что тот слишком легко поддался (“сам виноват, не надо было уступать”)

СТРАТЕГ ПРЕДПОЧИТАЕТ НАПАДАТЬ (ЛУЧШЕ И УВЕРЕННЕЙ ЧУВСТВУЕТ СЕБЯ В НАПАДЕНИИ), ТАКТИК ПРЕДПОЧИТАЕТ ЗАЩИЩАТЬСЯ (ЛУЧШЕ ЧУВСТВУЕТ СЕБЯ В ОБОРОНЕ).

СТРАТЕГ БОЛЕЕ ЭКСПАНСИВЕН (ЧЕМ ТАКТИК).

СТРАТЕГУ свойственно подчинять своим целям и планам других, но не свойственно самому подчиняться чужим планам. Сопротивление чужим планам для СТРАТЕГА — это норма. Подчинение чужим планам — это трагедия или (как минимум) очень серьёзная “ломка”. ТАКТИК легче переносит подчинение чужим планам и менее активно навязывает свои.

СТРАТЕГИ — все интроверты периферийных квадр (альфа и дельта) и все экстраверты силовых (бета- и гамма - квадр):


1-2. ТАКТИК. Отношение к цели, к нападению и обороне

ТАКТИК чаще входит в ситуацию без определённой цели, определяя, устанавливая для себя цель в зависимости от обстоятельств.

В определении цели и в средствах её достижения цели ТАКТИК в первую очередь будет исходить из имеющихся у него средств и, главным образом, ВОЗМОЖНОСТЕЙ, поэтому в первую очередь предпочитает реализовывать мелкие, легкодоступные цели — из тех, что под рукой.

ТАКТИК редко ориентируется на какую - то одну, сверх - значимую, определённую цель, редко играет ва- банк. Может рассматривать несколько запасных вариантов, держать в поле зрения несколько целей и, переключаясь с одной на другую, мягко, ненавязчиво (не создавая конфликтных ситуаций) их реализовывать. И в этой связи можно сказать, что у ТАКТИКА более широкое поле интересов, в котором он гибко и мобильно (в зависимости от обстоятельств) намечает удобную, достижимую цель и спокойно, без затраты лишних усилий её реализует.

Для ТАКТИКА бывает характерна “размытость”, нечёткость целей, гибкость и изобретательность в выборе путей её достижения. (Следствие того, что сенсорные аспекты находятся у него в мобильном блоке).

Отдавая предпочтение какой-то одной цели и намечая её как стратегическую, ТАКТИК чувствует себя “неуютно”, беспокойно, неуверенно: то ему кажется, что он слишком большую активность проявляет (“прёт танком” и сметает всех на своём пути), то ему кажется, что он что - то упускает в своих действиях, отвлекаясь от других целей. При этом он чувствует себя обделённым собственной целеустремлённостью, скованным односторонней направленностью выбранного пути. В такие минуты он понимает, что его куда - то “занесло”, что он слишком увлёкся, погорячился и зашёл “куда - то не туда”.

А выбирать неправильное направление ТАКТИК боится, поэтому чётких направлений у ТАКТИКА иногда вообще не бывает (не представилась возможность их определить). Поэтому он нередко сравнивает себя с лодочкой, плывущей по реке жизни, по воле волн (условий и обстоятельств). Иногда ловит себя на том, что ему даже интересно так жить, — получается, как в кино: хочется досмотреть, чем всё это кончится. (Особенно характерно для тактиков - динамиков - интровертов).

В связи с эти ТАКТИК иногда чувствует себя незащищённым, неприкрытым с тылов. Сосредотачиваясь на достижении одной цели, он понимает, что упускает какие-то другие важные для себя моменты, тактические меры безопасности; понимает, что позволяет себя увлечь, “раскрутить”, “окружить” со всех сторон, “обложить флажками”, втянуть себя в рискованное и бесполезное мероприятие, где всё самое ценное из того, что есть в его жизни, ставится на одну карту.

ТАКТИК предпочитает не рисковать и не увлекаться ещё и по той причине, что БОИТСЯ БЫТЬ ЗАГНАННЫМ В УГОЛ, БОИТСЯ БЫТЬ СКОНЦЕНТРИРОВАННЫМ НА ДОСТИЖЕНИИ ОДНОЙ ЦЕЛИ, КОТОРАЯ МОЖЕТ ОКАЗАТЬСЯ ТЩЕТНОЙ И ЛОЖНОЙ. Поэтому к жёстко навязываемым ему “посторонним” целям ТАКТИК всегда относится с подозрением. Долго приглядывается к цели, изучает её, подкрепляет тылы, выстраивает вокруг себя прочную оборону и только после этого, будучи уже всесторонне защищённым, мягко “перетекает” на новую цель, ничем особенно не рискуя, не жертвуя, не затрачивая лишних усилий ( аспект волевой сенсорики в мобильном блоке). Но вот позволить кому - то просто так взять его “за загривок” и перенаправить куда - то, швырнуть как котёнка в воду ТАКТИК не может: не допустит этого, — ускользнёт. ( Он достаточно от этого натерпелся в молодости и в детстве). Манипуляций не любит никто — ни СТРАТЕГ, ни ТАКТИК. Нет таких людей, которым приятно чувствовать себя марионеткой в чужих руках. Если подчиняются, значит им это чем - либо выгодно. Или ситуация сложилась безвыходная (о чём ТАКТИК тоже предпочитает не распространяться).

В достижении цели ТАКТИК проявляет настойчивость и терпение в сочетании с методичным, размеренным трудом. Достижение цели для ТАКТИКА — это кропотливая, рутинная работа. (“Время и терпение — лучшие воины” — М.И. Кутузов.) Более изобретателен на мелкие тактические приёмы. В поисках подхода к человеку ТАКТИК пробует самые разнообразные “ключики”, подбирает целую систему отмычек, берёт “неприступную крепость” измором, расшатывает её, действует “не мытьём, так катаньем”.

ТАКТИКИ — все экстраверты периферийных квадр и все интроверты силовых:


У СТРАТЕГА ЭГО - программа (ПФ-1) соответствует стратегическому информационному аспекту (программирующему стратегические свойства его ТИМа), а творческая реализация (ПФ-2) соответствует тактическому информационному аспекту, программирующему тактические свойства ТИМа его "зеркальщика", ТАКТИКА.

У ТАКТИКА — соответственно, наоборот: ЭГО- программа соответствует тактическому информационному аспекту, программирующему тактические свойства его ТИМа, а творческая реализация (ПФ-2) соответствует стратегическому информационному аспекту, программирующему стратегические свойства его "зеркальщика".

В связи с этим, все СТРАТЕГИ в соционе — творческие ТАКТИКИ, а все ТАКТИКИ — творческие СТРАТЕГИ.

2. СТРАТЕГ и ТАКТИК в отношении к жизни, к планам, к удаче, к развитию событий

2-1. Отношение к жизни, к развитию событий

У СТРАТЕГА более активное отношение к жизни, к развитию событий. Вступая в общение, он лучше видит стратегические преимущества данной ситуации. Всегда замечает, где и в чём продвинулся в достижении своей цели (смотрит: вот тут уже у него что - то "схвачено”, там свои люди сидят, здесь его уже ждут, любят и помнят и т.д.). Всегда видит, какие преимущества ему предоставляют те, или иные события — то или иное их развитие, тот или иной их поворот.
Исходя из своих творческих интуитивных возможностей (аспект интуиции потенциальных возможностей у СТРАТЕГА в мобильном, манипулятивном блоке), СТРАТЕГ может сам для себя создавать ТЕРРИТОРИЮ УСПЕХА (используя для этого любые средства: и интриги, и подтасовки, и подлоги, и фальсификации), — кропотливо и обстоятельно взращивать для себя ПОЛЕ ВОЗМОЖНОСТЕЙ , на которое он уже никого не допускает — это его, СТРАТЕГА, зона, его территория: он её освоил, он её охраняет, он с неё будет сам пожинать плоды. У него для себя там "всё схвачено", и никому на эту территорию СТРАТЕГ пройти не позволит. Даже своему ближайшему партнёру-дуалу. Это его (СТРАТЕГА) задел на будущее, его путь к успеху, его "лестница в небо", по которой к вершине намеченной цели заберётся он сам.

У ТАКТИКА к жизни, к развитию событий более пассивное — выжидательное — отношение: “Вот новый поворот, что он нам несёт? Ты не разберёшь, пока не повернёшь за поворот.”

Признак “ТАКТИКИ-СТРАТЕГИ: проявляется во взаимодействии.

ТАКТИКИ способны оказать сиюминутную поддержку, дать тактические советы и кратковременную материальную помощь. Их советы посвящены тому, как действовать в конкретной ситуации. При этом не требуют отчета, как будет использована их помощь. Вещи и деньги не самоцель, но повод к вступлению в контакт. Может быть назван “меценатом”.

СТРАТЕГИ (“дипломаты”) склонны давать стратегические советы, оказывать поддержку, предоставляя свое время и энергию. Менее способны на легкие уступки. Могут сходу разобраться в ситуации в целом.”
(Рейнин Г.Р. “Соционика, краткий обзор”)

2-2. СТРАТЕГИ и ТАКТИКИ. Отношение к планам на будущее

Для СТРАТЕГА жизнь — это “планов громадьё”, для ТАКТИКА — способ скоротать время (в ожидании смерти — характерно для тактика - негативиста).

У СТРАТЕГА (особенно экстраверта - динамика - позитивиста) довольно насыщенный ритм жизни — туда надо забежать, сюда. СТРАТЕГА ПО ЖИЗНИ ВЕДУТ ЕГО ПЛАНЫ.

ТАКТИКА — его ожидание (иногда “ведёт”, иногда “тормозит”).

ТАКТИК пребывает в ловушке своего ожидания. Из - за этого ему часто кажется, что он плывёт по течению “ реки времени”, “реки жизни” “на маленьком плоту” — следствие инертной интуиции.

Для ТАКТИКА бывает характерна позиция и пассивного “кинозрителя”, при которой его собственная жизнь — это всего лишь “интересное кино”, и хочется досмотреть, чем оно закончится и что будет после окончания “фильма”.

СТРАТЕГ более широко и смело планирует , легче относится к планам (и к своим, и к чужим), легче их меняет, легче планирует время (интуиция времени и возможностей в мобильном блоке).

ТАКТИК более зависим от планов (и своих, и чужих) — особенно рациональный тактик. Поэтому он всегда “заполняет время чем-то в ожидании чего-то”.

Для СТРАТЕГА ситуация зависимости от чужих планов более тяжела (практически невыносима).

Для ТАКТИКА — вполне приемлема. Приспосабливаться, зависеть от обстоятельств для него — “дело привычное” — он с этим умеет жить, умеет и изворачиваться, “ускользать” от внешней зависимости, если она становится для него обременительной. Свою внутреннюю зависимость может навязывать своему партнёру: "Я к тебе уже привык, привязался, теперь ты за меня отвечаешь: ты в ответственности за того, кого ты приручил!" — как это обычно говорит ТАКТИК - Есенин. (ТАКТИК -Гексли в этом случае говорит: "Ты не можешь просто так взять и уйти. Нас с тобой слишком многое связывает. Ты должен дать мне ещё один шанс.") СТРАТЕГ меньше всего считается с такими условиями: "Как привязался, так и отвяжешься. Я из - за тебя страдать не намерен!".

2-3. Отношение к удаче

У ТАКТИКА — пассивное: “не повезло в этот раз, повезёт в другой”.
У СТРАТЕГА — активное: "другого раза не будет — либо сейчас, либо никогда!".

Борясь за удачу, СТРАТЕГ проявляет активность, мобилизует силы — сразу же берёт “быка за рога”. Сокрушить СТРАТЕГА, который напрямую идёт ( “ломится”) к своей удаче — очень трудно.

2-4. Отслеживание преимуществ в ситуации
СТРАТЕГ лучше замечает стратегические преимущества в ситуации,
ТАКТИК — тактические.

СТРАТЕГ отслеживает своё продвижение вперёд — всегда лучше видит, где и чего он УЖЕ ДОСТИГ И ЧТО ЕЩЁ ПРЕДСТОИТ СДЕЛАТЬ.

ТАКТИК всегда отмечает, ГДЕ И В ЧЁМ ПОКА ЕЩЁ МОЖНО ПОДОЖДАТЬ. (Тут “над ним не каплет”, там “крыша не горит” — время пока терпит).

Если СТРАТЕГ для достижения цели всегда готов к каким- то глобальным переменам в своей жизни и сравнительно легко на них решается, то ТАКТИК предпочитает изменять ситуацию постепенно и будет охотнее рассматривать те варианты, которые позволят ему сохранить привычный уклад его жизни.

"ВРЕМЯ ПОКА ТЕРПИТ" — наиболее распространённый ориентир ТАКТИКА и наиболее характерная его отговорка. (Эпизод из фильма “ Семнадцать мгновений весны”: Штирлиц (так, между прочим) спрашивает Мюллера о “русской пианистке” и не получив вразумительного ответа, отвечает: “Ну что ж, время пока терпит.” — “Почему пока? — раздражённо спрашивает (стратег) Мюллер (СЭИ, Дюма). — Время вообще терпит!” — “Время ПОКА терпит.” — многозначительно повторяет Штирлиц, а Мюллер опять ничего не понимает, но уже беспокоится: боится что-то СТРАТЕГИЧЕСКИ ВАЖНОЕ проглядеть в этой ситуации. Штирлиц же ТАКТИЧЕСКИ отслеживает свою часть “игры”, и у него время ПОКА ТЕРПИТ.)

3. "СИСТЕМА ЛОВУШЕК" У СТРАТЕГА и ТАКТИКА

Наметив цель, СТРАТЕГ выстраивает “систему ловушек”, в которую предполагает “загнать” интересующий его объект ( принцип “загонной охоты”). Особенно это характерно для решительных - стратегов - интуитов — Джека и Гамлета. И если ЭИЭ, Гамлет устраивает этическую, политическую, идеологическую “травлю”, партийные или этнические “чистки” или “охоту на ведьм” — охоту по этико - интуитивным аспектам (+ЧЭ1/-БИ2), то ЛИЭ, Джек “отлавливает” “трутней”, недобросовестных работников и прохиндеев, “охотится” за всеми, кто разваливает дело — по логико - интуитивным аспектам (-ЧЛ1/+БИ2). В обоих случаях имеет место смекалка, решительность и творческая интуиция времени — способность подготавливать “охоту”, с предельной тщательностью выстраивать западню, “ сидеть в засаде”, терпеливо дожидаясь удобного случая и в точно определённый момент наносить решающий удар, переходя к решительным действиям.

ТАКТИК везде и всюду чувствует рядом с собой ловушки и творчески старается их избегать (“ Я всегда ощущаю жизнь, как минное поле, а я минёр в нём...”1).

1 Шульман Г.А. “Аспекты, функции, ТИМы, люди...” — “СМ и ПЛ” №2, 1999.

Главное для ТАКТИКА — вовремя разглядеть ловушку. Попадая туда, он всегда будет обвинять не себя, а своего “охотника”.

Если ТАКТИК попался в ловушку — это серьёзно и за это он будет мстить. ТАКТИК часто рассказывают о том, как его заманили в ловушку и “использовали”, злоупотребили его доверием (любимая тема ТАКТИКА — обманом женили, “подставили” и т.д.).

Дети - ТАКТИКИ тоже часто рассказывают о каверзах и ловушках, которые им устраивают. (Пример: мама - Драйзер, возвращаясь с семилетним ребёнком - Дон - Кихотом домой после неудачно сданного им вступительного экзамена в музыкальную школу (точнее, проваленного за плохое поведение), завлекла его в ближайший подъезд и там отшлёпала (ладошкой поверх пальто), чтобы впредь знал, как себя вести. Ребёнок, пребывавший до этого в хорошем настроении (полагая, что его мучения на сегодняшний день уже закончились), рассердился, расплакался и напустился на маму с упрёками: “Мама, ты знаешь, что ты со мной поступила, как Лиса - Алиса и Кот - Базилио поступили с Буратино! Ты меня заманила в ловушку и там отшлёпала!.. Я от тебя этого не ожидал!..”)

СТРАТЕГ чаще рассказывает о том, как он сам “охотился”, сам как кого-то загнал в угол, “ припёр к стенке”, “обложил флажками”. (Гамлет обожает рассказывать такие эпизоды: "Я её хорошо проучила! — рассказывала про свою студентку - практикантку учительница - Гамлет. — Показала ей, кто здесь главный! После этого, она у меня стала, как шёлковая! Недоставало только шуршания!".)

СТРАТЕГ хорошо видит и чужую стратегию, чужую "систему ловушек" и любит рассказывать о том, как он разрушил чужие коварные замыслы, — разрушил “западню”, в которую его хотели заманить. (Жена-Джек о бывшем муже-Есенине: “Вот прихожу я в суд, а муженёк - то мой всех уже обаял, всех на свою сторону перетянул. Все его уже жалеют, сочувствуют, уговаривают меня отозвать своё заявление... А я думаю: "Э, нет, голубчик, никуда ты от меня не денешься! Будешь платить мне, как миленький!..” И вот, назначили ему алименты. И очень даже весомые! А всё потому, что у меня с собой справочки были. Я уже знала, на что он ссылаться будет, и чем я его перекрою…").

Но если СТРАТЕГ в одном поступке уже может увидеть целую "систему ловушек" и рассматривает этот поступок, как часть этой системы, то ТАКТИК любой каверзный поступок склонен рассматривать локально, как частную ловушку, а не как целостную систему. И в этом случае он может проявлять поразительную слепоту и терпимость. Особенно, когда это не относится к нему самому, а к кому- то другому: "Подумаешь, — один незначительный промах, один неприглядный поступок! Разве по одному промаху можно о человеке судить?". (Наиболее характерно для ИЭЭ, Гексли).

А СТРАТЕГ и по одному поступку может о человеке судить. И может разглядеть за этим поступком целую "систему ловушек". Иное дело, если ТАКТИК видит "систему ловушек", а СТРАТЕГ — нет, тогда уже СТРАТЕГА переубедить невозможно, особенно если СТРАТЕГ—ДЕКЛАТИМ. (И это становится серьёзной проблемой в тех дуальных диадах, где ТАКТИК — НЕГАТИВИСТ, а СТРАТЕГ — ПОЗИТИВИСТ да ещё ДЕКЛАТИМ и БЕСПЕЧНЫЙ в придачу: смотрит на мир через “розовые очки” и ведёт свой корабль прямёхонько на рифы (характерно для Джека, паразитирующего на силе и выносливости своего партнёра и имитирующего неопытность и инфантильность в тех случаях, когда ему такая имитация выгодна).

4.ОТНОШЕНИЕ К ПОСТУПКАМ И ВЫСКАЗЫВАНИЯМ

СТРАТЕГ более “широк” и смел в действиях, более азартен. Уж если что-то затеял, так с размахом. Легче расстаётся с крупными суммами, чаще рискует по-крупному, рискует большим.

ТАКТИК старается быть осторожным в действиях, осторожным в тратах, осторожным в риске. Если играет, так по мелочам. Если тратит какие-то суммы, так небольшие. Чаще старается вообще крупных денег с собой не брать, выходя в магазин старается брать меньше денег, чем следовало бы потратить, старается себя урезать в расходах, в покупках.


"По отношению к новым идеям СТРАТЕГИ — глашатаи… Все, что говорят СТРАТЕГИ, отличается большей категоричностью. Передается больше конкретных фактов и меньше собственных размышлений. ТАКТИКИ менее категоричны к объективности передаваемой информации и особенно собственных суждений. ТАКТИК, рассказывая о чем-то, чаще всего передает не столько сами факты, сколько свое мнение о них. Это его мнение, ему так кажется, он так думает. Даже когда рассказывает конкретный факт, на вопрос “точно ли это”, склонен ответить: “мне так кажется”, “я так думаю”.
(Аушра Аугустиновичуте. "Теория признаков Рейнина",
признак "Тактико - стратегическая реализация".)



СТРАТЕГ очень “широко” высказывается, как правило, — и за себя, и за окружающих: “Мы все так возмущены! Мы все так расстроены! Мы все осуждаем его за этот поступок!..”, “Вот мы тут решили организовать почин. Ты с нами, или против нас?..”. "Мы решили тебя вывести из состава участников." — хотя на самом деле всё решение принимается одним человеком, в зависимости от его отношения к делу, от его планов, намерений, симпатий и антипатий.

ТАКТИК старается быть осторожным в высказываниях. Отсюда и свойственные тактику выражения уточнения: “ я так думаю...”, “ я так считаю...”, “ по моему мнению...”, “на мой взгляд...”, “мне кажется...” и т.д.

ТАКТИК говорит только за себя, от себя, от своего имени и никогда за других (если только его позитивная оценка не совпадает с мнением остальных: “Всем так нравится твой подарок!”, но вот общее негативное мнение ТАКТИК постарается не высказывать — это уже риск).

5. ДОСТИЖИМОСТЬ ЦЕЛИ, УСТАНОВКА НА ПРЕОДОЛЕНИЕ ПРЕПЯТСТВИЙ, ОТНОШЕНИЕ К РИСКУ; ФРУСТРАЦИИ И "ЛОВУШКИ ОБЛОМЫ"

Несмотря на всю свою амбициозность и кураж (а может быть, именно в связи с этим), при всём запасе “ прочности”, сил и энергии СТРАТЕГ очень боится фрустраций — “обломов” и препятствий на пути к достижению цели — у СТРАТЕГА всегда слишком многое ставится на карту. Поэтому, если игра с самого начала не задалась, и цель с самого начала кажется ему недоступной (или трудно достижимой), он может довольно быстро от неё отступить (“не очень - то хотелось!”).

Отсутствие поражений для СТРАТЕГА при некоторых условиях бывает важнее побед.

СТРАТЕГУ ВАЖНА ДОСТИЖИМОСТЬ ЦЕЛИ! В силу этого многие СТРАТЕГИ считают себя “реалистами”. На заведомо недостижимые цели стратег старается себя не разменивать. (Эта позиция хорошо отражена у Роберта Бёрнса (ЛИЭ, Джека):
Была бы невеста чуть - чуть победней,
Я мог бы, пожалуй, посвататься к ней.
”)

СТРАТЕГУ в его планах НУЖНА ГАРАНТИЯ УДАЧИ. Особенно, СТРАТЕГУ-ДИНАМИКУ-ИНТУИТУ — Гамлету или Джеку, которым в противном случае может не хватить волевого импульса для должной активации, необходимой для успешного достижения цели (ЧС6.).

Так, например, Гамлет, действуя по принципу “Либо пан, либо пропал”, и, сталкиваясь, как ему кажется, с непреодолимыми препятствиями, действительно иногда позволяет себе “пропасть” — в буквальном смысле этого слова. (Особенно смолоду, да по неопытности, да под плохое настроение). И именно потому, что не хватает ни сил, ни опыта, чтобы допрыгнуть до цели одним прыжком. (А ему как УПРЯМОМУ непременно надо достичь цели одним прыжком. Причём, “второй попытки” он себе сам из-за этого может не дать: чем два раза себя “позорить”, не проще ли один раз с собой покончить, и этим всех “виновных” (в его неудаче) наказать?).

Джек действует более методично и далеко не всегда позволяет себе “пропасть”. Чаще предпочитает отложить достижение цели до лучших времён — старается подкопить силы, знания и опыт; понимает, что ещё не пришло время быть “паном”. По временным параметрам и планам достижения цели СТРАТЕГ может быть очень и очень гибким (интуитивные аспекты в мобильном блоке).

ТАКТИК, защищаясь, работая в обороне, не боится “обломов”. Прежде всего, потому что он к ним готов. Но если он наметил себе смелую, стратегическую цель (решился в кои-то веки!), построил план достижения этой цели и какая-то часть плана сорвалась (особенно на начальном этапе), у него разваливается и вся его “стратегия” — рушится, как “карточный домик”.

У ТАКТИКА стратегия вообще очень “зыбкая” и сводится, в основном, к обороне и к прикрытию тылов.

В достижении цели ТАКТИК предпочитает действовать аккуратно, тактично, не наживая врагов. Любит подстраховываться и осторожничать. Его правило: “не зная броду, не лезь в воду”. Поэтому после первых неудач ТАКТИК вообще может пойти на попятный. (У некоторых УСТУПЧИВЫХ-ТАКТИКОВ-ЭВОЛЮТОРОВ (например, у Дон-Кихота), есть даже такая “примета”: если дело сразу не задалось (если удача сама в руки не пошла), лучше не продолжать.)

В связи с этим ТАКТИК иногда намечает себе “контрольный срок” — “пробный этап” проверки возможностей: если всё начинается слишком сложно и проблематично, или идёт куда-то “не туда”, от цели лучше отказаться. По этой причине, ТАКТИКУ бывает очень неприятно сопротивляться давлению СТРАТЕГА. (Особенно, когда тот начинает "вслепую”, не разобравшись толком в ситуации, подталкивать его в спину: “Нет, ты иди, добивайся, под лежачий камень вода не течёт!”.)

ТАКТИК при своей инертной интуиции (и времени, и возможностей) всегда лучше знает, что и куда “течёт”. А при мобильной (гибкой, маневренной) волевой сенсорике, он вполне способен проявить инициативу в нужное время и в нужном месте. И постарается сделать всё возможное, чтобы своего случая не упустить. (Этому его и учить не надо! ТАКТИКУ главное не мешать — не мельтешить у него перед глазами, не отвлекать на пустяки, не сбивать с цели, не отвлекать от цели в нужный момент). Потому, что ТАКТИКУ ВАЖНО НЕ УПУСТИТЬ МОМЕНТ, ПОДХОДЯЩИЙ ДЛЯ ДОСТИЖЕНИЯ ЦЕЛИ. Поэтому он очень боится, что его отвлекут от достижения цели именно тогда, когда удача уже будет на подходе и цель сама, как спелый плод, упадёт ему в руки. ТАКТИК очень боится, что именно в этот момент его удачу (шанс, победу, цель) кто-нибудь у него перехватит.

И именно поэтому он знает цену такому "оружию", как навязанная извне суета, — "мельтешня, отвлекающая от цели".

Поэтому в качестве предупредительной, опережающей меры или контрудара ТАКТИК может и сам кого угодно заморочить, засуетить, устроить мельтешню перед глазами — для него это один из способов “нападения” (особенно у Есенина) — один из его тактических приёмов отвлечения внимания.

Так, например, в одной из телепередач показывали сюжет о некоем юном “искателе приключений”, который "на спор" в день завязывал знакомство с 10-ю — 15-ю девушками. Задачу ставил себе несложную: познакомиться и получить номер телефона (при этом звонить им считал необязательным, главным для него было переломить ситуацию, навязать своё знакомство и получить номер). Действовал он по следующей схеме: скрестив руки на груди (“закрывшись”), он подбегал к незнакомой девушке на улице, кружил вокруг неё, как бы "между прочим", глядя в сторону, бросал вскользь одну - две фразы, потом опять отбегал на несколько шагов, затем опять подбегал и мельком, заглядывая в глаза, говорил комплимент, потом опять с видимым безразличием отбегал, но недалеко и ненадолго, затем опять подбегал, путался под ногами, маячил перед глазами и так далее. Руки его при этом оставались скрещёнными на груди, взгляд “безразлично” блуждал по сторонам, и “открывался” мальчик только для того, чтобы записать номер телефона, который и получал, примерно через 10 — 15 минут после начала таких “ухаживаний”.

ТАКТИК может быть не менее назойливым, настырным и прилипчивым, чем СТРАТЕГ (даже УСТУПЧИВЫЙ ТАКТИК). Но ТАКТИК очень боится открыто проявлять инициативу (особенно не имея какой-то намеченной цели, продуманной программы и плана). ТАКТИК активно проявляет инициативу, если только имеет такую цель (особенно ИНТРОВЕРТ-КВЕСТИМ-НЕГАТИВИСТ...), или если цель кажется ему сверх-важной, сверх-значимой, сверх-позитивной — если только абсолютно уверен в своём праве на инициативу. (Тот же Есенин, не будучи уверен в успехе своего знакомства с девушкой, часто ходит и ноет, жалуясь своим друзьям: "Вот хотел бы познакомиться, да не знаю, получится ли? А вдруг "пошлёт"?"." Иногда он этим добивается того, что кто-то из его друзей сначала знакомится с девушкой, а потом уже знакомит его, "случайно оказавшегося рядом".)

Для ТАКТИКА, наметившего себе цель, важно быть уверенным в правильности выбранной цели, важно не превысить меру инициативы и не слишком с ней поспешить. (Иначе это будет уже не ТАКТИКА, а СТРАТЕГИЯ).

ТАКТИК очень болезненно переживает фрустрации, которыми гасится его инициатива. Работая в нападении, ТАКТИК боится фрустраций, и это ещё одна из причин, по которой он очень осторожно проявляет инициативу.

Нередко, поэтому, ТАКТИК, особенно ЭТИК или ИНТУИТ-ЭТИК, часто входит в контакт через осторожный вопрос или просьбу: “А можно мне тут с вами поболтать?..” (Гексли), “Ой, а можно я тут рядышком посижу? Я не помешаю...” (Есенин), “ А можно мне тоже в конкурсе участвовать?..” ( Драйзер).

Все ТАКТИКИ - ЭТИКИ - ИНВОЛЮТОРЫ (Гексли, Драйзер, Есенин, Гюго) и очень аккуратно — тактично — входят в контакт, когда осваивают “новую территорию”.

Фрустрации — это “ловушки”, которые ТАКТИК расставляет для самого себя: обжегшись на молоке, он может навсегда от молока отказаться. Поэтому меру риска и меру возможностей ТАКТИК всегда для себя соотносит.

Девиз СТРАТЕГА: “кто не рискует, то не пьёт шампанское”. (Особенно, когда он подбивает на риск других). У самого СТРАТЕГА риск всегда оправдан, продуман (даже у ИРРАЦИОНАЛА), надёжно и прочно построен. Как мы уже знаем, на заведомо безнадёжную цель СТРАТЕГ не разменивается, но на головокружительно-смелую — вполне может замахнуться, если чувствует себя достаточно для этого подготовленным. СТРАТЕГ всегда очень основательно и планомерно выстраивает свою стратегию (ТАКТИК в этом отношении действует более спонтанно и хаотично). Поэтому, если у СТРАТЕГА какая-то часть плана сорвётся (какая-то одна часть фланга “провиснет”), он её быстренько чем-нибудь “подопрёт” и пошёл дальше — главное, не отвлекаться от цели.

Часть II


6. СТРАТЕГИЯ и ТАКТИКА В СОЧЕТАНИИ С ПРИЗНАКАМИ БЕСПЕЧНОСТИ И ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТИ

6-1. БЕСПЕЧНЫЕ ТАКТИКИ
(ИЛЭ, ДОН-КИХОТ; ИЭЭ, ГЕКСЛИ; ЛСИ, МАКСИМ; ЭСИ, ДРАЙЗЕР)

БЕСПЕЧНЫЙ ТАКТИК наиболее зависим от чужих планов, но в сочетании со признаком СТАТИКИ (а все БЕСПЕЧНЫЕ ТАКТИКИ — СТАТИКИ) эта зависимость носит довольно “судорожный” и “нервозный” характер. БЕСПЕЧНЫЙ ТАКТИК то “встраивается” в чужие планы, то сам же их и разрушает.

БЕСПЕЧНЫЕ - ЭКСТРАВЕРТЫ - ТАКТИКИ (ИЛЭ, Дон-Кихот и ИЭЭ, Гексли) довольно проблематично “встраиваются” в чужие планы — иногда с боем и со скандалом навязывают своё вмешательство (характерно для Дон-Кихота), иногда с обидами и претензиями (характерно для Гексли), но сравнительно легко чужие планы и разрушают, но опять же, со скандалом или обидами.

Нервозный характер зависимости от чужих планов проявляется у БЕСПЕЧНЫХ - ЭКСТРАВЕРТОВ - ТАКТИКОВ в таких свойствах как амбициозная навязчивость, вздорность, взбалмошность, суета, суетливая нервозность, сбивчивость, сумятица — “семь пятниц на неделе”.

У БЕСПЕЧНЫХ - ИНТРОВЕРТОВ - ТАКТИКОВ (ЭСИ, Драйзера и ЛСИ, Максима) нервозность проявляется как судорожное, деспотичное упрямство, как назойливая маета и нерешительность: человек ещё не решил, следует ли ему вообще подчиняться чужим планам, но уже мается от неопределённости или предчувствия неприятностей и изводит всех сомнениями, дополнительными требованиями и упрёками.

Суматошными и деспотично - упрямыми могут выглядеть и Дон-Кихот с Гексли в своих судорожных “метаниях” от собственных планов к чужим. Но заметив в предлагаемых планах какой-либо “изъян” или “ловушку”, они с лёгкостью находят предлог (или способ) эти планы сорвать (“поломать”). Отсюда и пресловутая необязательность (или не пунктуальность) Дона и Гексли (а иногда и у Драйзера и Максима) — особенно в молодости: человек пообещал “встроиться” в чужие планы, но ещё не решил, зачем ему это нужно — и нужно ли вообще? — а его там уже ждут, нервничают, волнуются, его ругают, жалеют, что с ним связались...).

Отсюда и возмущение, с которым БЕСПЕЧНЫЙ ТАКТИК реагирует на обвинение в безответственности: ну, вытянули из него какое-то случайное (тактическое) обещание, и что же он теперь его пожизненно исполнять должен?

БЕСПЕЧНЫЙ ИНТРОВЕРТ - ТАКТИК (ЛСИ, Максим, ЭСИ, Драйзер) очень боится попадаться на случайных обещаниях: "А вдруг это опять какая-то ловушка?" — даёт о себе знать мобилизационный аспект интуиции потенциальных возможностей (ЧИ4), — извечные страхи, "как бы чего не вышло".

А уж если ТАКТИК какую-то ситуацию начинает рассматривать как “ловушку”, можно не сомневаться, что пару - тройку “мин” он там непременно найдёт: инертная интуиция потенциальных возможностей ему их обязательно “высветит”, даже если их там нет — отсюда и мнительность БЕСПЕЧНОГО - ИНТРОВЕРТА - ТАКТИКА, и его подозрительность (которая так не вяжется с названием признака “БЕСПЕЧНЫЙ” — “БЕСПЕЧНЫЙ Максим”, “БЕСПЕЧНЫЙ Драйзер” — но ведь действительно, БЕСПЕЧНЫЕ — были бы предусмотрительные, ничего бы заранее не обещали.)

6-2. ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЕ ТАКТИКИ
(ЭСЭ, ГЮГО; ИЭИ, ЕСЕНИН; ИЛИ, БАЛЬЗАК; ЛСЭ, ШТИРЛИЦ)

ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЙ ТАКТИК — это всегда ДИНАМИК (по психологическому признаку). Он более подвижен в своих и чужих планах, более мобилен, но он и крепче подстраховывается (потому, что предусмотрительный) — крепче выстраивает мобильную и динамичную оборону. (Попробуй-ка побегай за ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫМ ТАКТИКОМ, попробуй- ка догони! Даже если это медлительный тихоня-Бальзак — при желании он даже Гамлета (в ИТО обратной ревизии) измотать может, а Гамлет — один из самых неутомимых “охотников” в соционе — один из самых азартных и изобретательных.)

Опасно недооценивать мобильность и изворотливость ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ ТАКТИКОВ, которая в сочетании с мощной “подстраховкой”, делает их защищёнными и выносливыми. А иногда и опасными: потому что план “перехвата” каких-то преимуществ — а ТАКТИК, в отличие от СТРАТЕГА , не ЗАХВАТЫВАЕТ преимущества, а ПЕРЕХВАТЫВАЕТ то, что “с возу упало” — у ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ ТАКТИКОВ строится на мобильности, изворотливости и мощной “подстраховке”, составляющей суть их тактической обороны.

Если это ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЕ ТАКТИКИ-ЭКСТРАВЕРТЫ — ЭСЭ, Гюго и ЛСЭ, Штирлиц, то подстраховка идёт за счёт рациональности и демонстративной волевой сенсорики (ЧС8). При координации планов ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЙ ЭКСТРАВЕРТ - ТАКТИК берёт с партнёра жёсткое обещание, обговаривая все условия и все возможные отклонения от этих условий. Если это трудновыполнимые или невыгодные для партнёра условия, то обговариваются они как бы между прочим — вскользь. Но при этом требования к их выполнению предъявляются самые серьёзные.

То, что ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЙ-ЭКСТРАВЕРТ-ТАКТИК себе вытребовал, он уже не упустит. У Гюго эта цепкость обусловлена ПОЗИТИВИЗМОМ и УПРЯМСТВОМ (не пожелает отдавать того, на что он уже “глаз положил”, себе присвоил, полюбил, как родное и своё исконное и чем предполагает насладиться), у Штирлица — НЕГАТИВИЗМОМ и УСТУПЧИВЫМ ПРАГМАТИЗМОМ (попробуй-ка отбери у Штирлица то, что он уже мысленно в дело направил — борьба не на жизнь, а на смерть пойдёт).

С обманувшим их ожидания партнёром ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЕ ЭКСТРАВЕРТЫ - ТАКТИКИ стараются впредь дела не иметь — себе дороже.

ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЕ ТАКТИКИ - ИНТРОВЕРТЫ — ИЭИ, Есенин, ИЛИ, Бальзак — строят подстраховку на иррациональности и на широком “поле возможностей”, подсознательно ими всегда наблюдаемом по интуиции потенциальных возможностей (ЧИ7).

ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЙ ИНТРОВЕРТ - ТАКТИК всегда знает, куда ускользнуть, а не знает, так найдёт. Объяснением его поступков (которые, конечно далеко не всем нравятся) опять же будет ссылка на возможную “подстроенную ловушку”. Хотя основная причина такой изворотливости заключается в том, что собственные цели и перспективные планы ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОГО ТАКТИКА не совпадают с планами тех, от кого он “бегает”. (Обижать он, разумеется, никого не хочет — зачем врагов наживать? — поэтому предпочитает согласиться, но сделать по-своему.)

У Есенина такая подстраховка обусловлена УСТУПЧИВОСТЬЮ, ЭМОТИВНОСТЬЮ, демонстративной ЭТИЧНОСТЬЮ и ПОЗИТИВИЗМОМ (пока поддерживаются добрые отношения с человеком, у него нет видимых причин ему мстить)

У ИЛИ, Бальзака — НЕГАТИВИЗМОМ, творческим прагматизмом, УПРЯМСТВОМ, из-за которого его отношения с людьми и выстраиваются значительно сложнее: на него и обижаются чаще, и осуждают). По этой же причине Бальзак старается заранее предусмотреть все возможные этические осложнения (инертная и ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНАЯ этика отношений: +БЭ6), наживать врагов он не любит — опасно. Бальзак может заранее (или в последний момент) отменить неудобную для него встречу, стараясь избежать какого-то нежелательного для себя развития событий. В отношениях с дуалом это может быть частью его “брачной программы” — частью “игры в догонялки”: раздразнил, заинтриговал, а в последний момент ускользнул под каким-то неубедительным предлогом — вот теперь и бегай за ним, и выясняй, на что он там намекал. (И ведь бегают, ещё как бегают!..)

6-3. ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЕ СТРАТЕГИ
(ЛИИ, РОБЕСПЬЕР; СЛЭ, ЖУКОВ; СЭЭ, ЦЕЗАРЬ; ЭИИ, ДОСТОЕВСКИЙ)

ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЙ СТРАТЕГ — вдвойне СТРАТЕГ. ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЕ СТРАТЕГИ — всегда СТАТИКИ (по психологическому признаку), и борьба у них ведётся упорная за каждый шаг и за каждый намеченный ход. Помешать ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОМУ СТРАТЕГУ пройти в дамки очень сложно (это надо постараться!).

Если ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЕ СТРАТЕГИ — ИНТРОВЕРТЫ (ЛИИ, Робеспьер и ЭИИ, Достоевский), то в борьбу включается и рациональность и жёсткий расчёт, заставляющий их выверять и взвешивать каждый шаг; и мобильная интуиция возможностей на уровне ЭГО, позволяющая им творчески расставлять "ловушки" (самые “невинные”, но довольно сокрушительные) и воздвигать непреодолимые препятствия, которые могут “ заморозить” чью угодно активность. “Обкладывать флажками” (если такова его цель) никто лучше РАССУЖДАЮЩИХ - ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ - СТРАТЕГОВ не умеет — тут они вне конкуренции, и могут притормозить любой процесс и любое действие, если захотят.

Притормозить сокрушительную активность Жукова и Цезаря? — Запросто! (Ну, не так, чтобы совсем без усилий, но сделают.) По способности “выкручивать руки” и “перекрывать кислород” им нет равных: стопудовыми гирями Достоевский повиснет на руках и ногах у кого угодно — лишь бы только не допустить того, что ему кажется нежелательным. Вытянет какие угодно обещания, опутает множеством обязательств и человек будет стоять, как в коконе (по стойке “смирно”) и без разрешения ЭИИ, Достоевского пальцем не шевельнёт. В совокупности всех психологических признаков Достоевский — один из самых “крепких орешков” в соционе.

“Безобидных” ТИМов в соционе, как известно, нет. У каждого своё “оружие”, свой “творческий почерк”, свои “коронные ходы” и “выходы”. И Достоевский в этом плане — не исключение. При этом он даже умудряется оставаться чутким, деликатным и этичным (или, по крайней мере, таковым себя считает). Не менее других СТРАТЕГОВ он способен и на экспансию, и на стремление к доминированию в любой ситуации, не отстаёт и от других ГУМАНИТАРИЕВ (этиков - интуитов) и по способности навязывать “комплекс вины”. Склонность к “загонной охоте” тоже проявляет (ничто стратегическое ему не чуждо) хотя не всегда эта охота бывает удачной.

Пример:
Молодая девушка-Достоевский положила глаз на уже немолодого, женатого мужчину - Бальзака, которому, как ей казалось, она тоже нравится. Вслед за этим она разработала стратегию, цель которой заключалась в том, чтобы проникнуть в семью этого человека и объясниться с ним, а по возможности сделать его своим мужем (такие вот смелые замыслы!). Первым пунктом реализации этого плана было знакомство с сыном этого человека (уже достаточно взрослым и вполне самостоятельным). Девушка выследила этого молодого человека в парке, где он бегал по утрам, и стала бегать там же. А затем инсценировала себе “вывих ноги”, именно в тот момент, когда юноша пробегал мимо. Таким образом состоялось их знакомство, которое довольно быстро переросло в замужество. После свадьбы по настоянию новобрачной, молодые стали жить в одной квартире со свекровью и свёкром. Вот только объясниться со свёкром невестке -ЭИИ всё никак не удавалось, поскольку держался он абсолютно нейтрально, если не сказать отчуждённо, вполне корректно и никаких поводов для сближения и “объяснения” не давал. Прошёл месяц, другой, третий и девушка начала беспокоится, поняла, что теряет стратегический контроль над ситуацией: “Сколько можно зависеть от чужих планов? — спросила она психолога. — А если он вообще не заговорит об этом, я так и буду вокруг него ходить?! И потом, почему он меня избегает, почему не хочет со мной объясниться? Неужели он не понимает, что мой муж и его жена — лишние в этом доме? Здесь должны остаться только двое — он и я!..”

Вот и получается. что при самых смелых ожиданиях и интуитивных ухищрениях, при самом чётком и точно выверенном расчёте, фактически достигнутая цель оказывается недостижимой (“Близок локоть, да не укусишь”). Всего предусмотреть невозможно даже РАЦИОНАЛЬНОМУ - ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОМУ СТРАТЕГУ. А тем более тому, кто отходит от программы своего ТИМа, разбивает семью и нарушает заповеди (ибо сказано: “не возжелай чужого...”, “не укради”, “не лжесвидетельствуй” — много чего сказано). И если человек сам играет не по своим правилам и реализует не лучшие принципы своей этической программы, его стратегия оборачивается ловушкой. И в первую очередь — для него самого.

ЛИИ, Робеспьер как УПРЯМЫЙ - ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЙ СТРАТЕГ силён своим первым ударом. В дальнейшем его напор усиливается за счёт чётко просчитанных и выверенных ходов, несокрушимой логики и неизменной (только что не навязчивой) идеей о восстановлении справедливости — вечный двигатель и неиссякаемый источник активности Робеспьера.

(И в этой связи можно рассказать историю, очень похожую на предыдущую, о молоденькой девушке - Робеспьере, приехавшей из провинции в Москву и устроившейся на работу воспитательницей в детский сад. Сняла комнату, стала жить и работать в Москве и искать себе “богатенького Буратино”, желательно приятной наружности. “Когда надоело перебиваться с хлеба на воду”, нашла возможность устроиться в элитную фирму по сопровождению. Появились богатые друзья. Один из них купил ей квартиру, другой обеспечил безбедное существование. И вот, наконец, появился долгожданный “Буратино” из Италии (точнее, “Пиноккио”) — преуспевающий бизнесмен. “Мне всё нравится в этом варианте — рассказывает девушка — и его вилла, и яхта, и доход, и страна — всё меня устраивает, кроме него самого: неприятный какой-то, и душа к нему не лежит...” — “ Так откажитесь!” — предлагают ей. — “Э, нет! — возражает девушка, — Отказаться я не могу. А если другой вариант ещё хуже будет? Что же, я этот упущу? Я ведь тоже хочу жить по-человечески. А то, выходит, что одним — всё, а другим — ничего!..”

Как видим, проблема всё та же — обманчивая цель. ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОМУ СТРАТЕГУ в дамки пройти не трудно, главное — вовремя разглядеть, что его там ждёт. Поэтому “итальянский Пиноккио” здесь совершенно не при чём. Для неё он — один из вариантов её “рыночной” стратегии, — безнравственной торговли собой, в которую личное счастье никак не вписывается и “бесплатным приложением” не проходит. И значит надо либо стратегию менять, либо цели — с ложной на истинную. А для этого неплохо бы сначала поразмыслить о том, что такое истина и что значит “жить по-человечески”, — занятие вполне достойное для ЛИИ, Робеспьера, который, если не мыслит, то и не существует и тогда уже точно становится жертвой погони за ложными ценностями.

Что же касается ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ СТРАТЕГОВ - ЭКСТРАВЕРТОВ —СЛЭ, Жукова и СЭЭ, Цезаря, то это два мощных СЕНСОРИКА — и (да просят мне избитое сравнение коллеги) — два сокрушительных “танка”, каждый из которых “работает” по своим “силовым характеристикам” (по своим “техническим параметрам”), имеет своё “оружие” ближнего и дальнего боя и свою “конструкцию”. Разница только в том, как намечается и достигается цель.

СЛЭ, Жуков может "танком" пойти сначала на одну цель, потом “развернуться” и пойти на другую (промежуточную), выдать “мощный залп” в одном - другом направлении, “увязнуть” в им самим разрушенных “руинах”, провалиться в им же самим образованную “яму”, выкарабкаться и идти дальше, пока “мотор не заглох” и пока силы позволяют. Главное — не останавливаться и не отвлекаться от цели. Его предусмотрительность заключается в том, чтобы эффективно и вовремя устранить все возникающие на его пути препятствия — и близкие и далёкие, а также не упускать из виду цель и никому не позволить себя от ней отклонить.

СЭЭ, Цезарь, в отличие от Жукова, более подвижен и гибок, более лёгок на подъём, более разворотлив и “обрабатывает” вокруг себя более широкое “целевое пространство”. Куда ни посмотрит, — и тут у него цель, и там у него цель — везде у него свои цели, и каждая из них — сверх-важная и сверх-значимая.

Цезарь растрачивает себя на свои цели (КВЕСТИМ), пытается везде поспевать и везде побеждать. Но выстраивая одно, он неизбежно теряет или разрушает другое. Гоняется за всеми “зайцами” сразу и чаще всего без разбора. Но то, что им уже намечено для себя, другому не уступает — это уже ЕГО цель.

Поэтому лучшее, что может сделать для себя ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЙ СТРАТЕГ Цезарь — это найти свою единственную, сверх-важную и действительно стоящую цель, организовать вокруг неё несколько подступов (побочных целей) и всё это поле с полным усердием “обрабатывать”, не разрываясь на части и не разбегаясь в противоположные стороны.

Излишняя отдалённость цели, её иллюзорность и непродуманность, неразборчивость в средствах её достижения при колоссальном риске и огромном количестве затраченных сил — основной круг проблем ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫХ СТРАТЕГОВ.

6-4.БЕСПЕЧНЫЕ СТРАТЕГИ – ДИНАМИКИ
(СЭИ, ДЮМА; ЭИЭ, ГАМЛЕТ; ЛИЭ, ДЖЕК; СЛИ, ГАБЕН)

БЕСПЕЧНЫЕ СТРАТЕГИ - ДИНАМИКИ гибко комбинируют различные цели, различные виды стратегий. Основная цель у них может переплетаться с промежуточной и наоборот. БЕСПЕЧНЫЕ СТРАТЕГИ - ДИНАМИКИ могут комбинировать и СТРАТЕГИЮ с ТАКТИКОЙ. Могут хорошо работать и в защите и в нападении за счёт того, что оборона становится частью их стратегии.

У БЕСПЕЧНЫХ СТРАТЕГОВ - ДИНАМИКОВ (Гамлета и Джека) это идёт за счёт рациональности и творчески предусмотрительной интуиции времени2 (±БИ2). Разрабатывая план наступления, действуя смело, решительно и напористо, они одновременно с этим и прикрывают себе тылы, и подготавливают запасные ходы — строят “зимовки” и “бункеры", куда можно будет отступить и пересидеть трудные времена. Все эти меры защиты могут быть и спонтанными, и мобильными. Для Гамлета, например, в его повседневной стратегии — это могут быть и какие-то заранее подготовленные отговорки или оправдания, и умение прятаться за чужую спину (квадровая наработка) и способность автоматически (импульсивно) отбивать первую атаку (за счёт того, что УПРЯМЫЙ3).

2 У всех БЕСПЕЧНЫХ ТИМов ЭГО - программа — "беспечная" (в соответствии с программирующим его ТИМ "беспечным" информационным аспектом), а её творческая реализация — "предусмотрительная" (соответствует "предусмотрительному" информационному аспекту, программирующему ТИМ его "зеркальщика".
3 См. признак “упрямые — уступчивые”


Гамлету всегда есть, чем себя оправдать, всегда найдёт, чем себя выгородить. Причём навыки такой обороны отрабатываются у него с раннего детства и по тому, какое это впечатление производит на окружающих (а это, принимая во внимание горячность и эмоциональный напор Гамлета, всегда производит сильное, если не сказать — неизгладимое впечатление). Благодаря этой творческой обороне (тактический аспект интуиции времени (-БИ2) соответствует реализационной, творческой функции в его модели). По этому демонстративному аспекту интуиции потенциальных возможностей Гамлет раздвигает пределы желаемого и допустимого: смотрит, что ему сойдёт с рук, а что — нет. Поэтому и арсенал защитных средств у Гамлета (при его кажущейся готовности к самопожертвованию) велик и разнообразен — всегда найдётся заранее заготовленное (или тут же спонтанно придуманное) “алиби”, “шит”, за который можно будет спрятаться и “тушка”, которую можно вместо себя “подставить”.

У ЛИЭ, Джека все те же самые приёмы мотивируются “интересами дела”, “интересами команды”, “здоровой целесообразностью”, “здравым смыслом”, “корпоративной этикой” и прочим.

Не будем забывать, что стратегия для Джека — это ещё и игра, в которой главную роль (и главный приз) он готовит для себя. И “кем пойти” в этой игре, кого выставить заслоном — Джек тоже решает сам (пытается сам решать, не считаясь с мнением других членов команды), и это тоже входит в его стратегию.

Творческая интуиция времени (±БИ2), ЭКСТРАВЕРСИЯ, РЕШИТЕЛЬНОСТЬ, РАЦИОНАЛЬНОСТЬ, нормативная этика (ЭМОТИВНОСТЬ у Джека и наблюдательная этика у Гамлета) в сочетании с другими свойствами представляют широчайший набор средств и возможностей для манипуляции чужим временем, чужой волей и инициативой. Что в силу высокой техничности их стратегий позволяет им творчески экспериментировать, комбинировать различные тактики, с большей лёгкостью рисковать и с детской беспечностью играть чужими планами, а нередко и судьбами.

У БЕСПЕЧНЫХ - СТРАТЕГОВ - ИНТРОВЕРТОВ (СЭЭ, Дюма и СЛИ, Габена) всё происходит значительно проще и спокойней. Они тоже успешно сочетают защиту с нападением, тоже манипулируют чужими планами, но умеренно, стараются в этом не выходить за допустимые рамки, не наживать врагов и придерживаться в этом общепринятых норм — нормативная интуиция времени (±БИ3). Умеют гибко приспосабливаться к обстоятельствам, вовремя нападают, умеют вовремя ускользнуть. Когда нет помех — “наезжают на цель”, когда возникает помеха, делающая невозможным быстрое, удобное и лёгкое достижение цели, они сокрушают препятствие, создавая неблагоприятный сенсорный фон ("наливаются" раздражением, как бы "сигнализируя" оппоненту о надвигающейся на него опасности — кажется, вот-вот лопнут от перенапряжения, взорвутся сами и взорвут всё вокруг). Когда напрямую сталкиваются с опасностью, моментально ретируются, словно их тут и не было.

БЕСПЕЧНЫЕ - СТРАТЕГИ - ИНТРОВЕРТЫ (как и любые СТРАТЕГИ) ориентируются не только на свою инертную наблюдательную волевую сенсорику, но и на программную сенсорику ощущений (БС1) — зачем им нужна эта цель, если они не могут ею легко и свободно овладеть?

Но даже при таком "лёгком" отношении к делу они могут быть вполне успешны и конкурентно способны в своём продвижении к цели.

Пример:
Редакция одной популярной телепередачи, желая проверить пробивные способности всех претендентов на роль соведущего, предложила следующее задание: все конкурсанты должны в течение одного часа проникнуть в здание телецентра и пройти в помещение редакции, минуя все кордоны без пропусков. (Вольфа Мессинга среди них не было, но для некоторых участников эта задача оказалась вполне посильной.) Первой (ещё до окончания назначенного срока) пробилась в помещение редакции девушка - СЭИ, Дюма (БЕСПЕЧНЫЙ -СТРАТЕГ - ИНТРОВЕРТ). Она просто упросила охранников её пропустить. Ныла, упрашивала, умоляла до тех пор, пока они, наконец, над ней не сжалились. Как засвидетельствовали видео - камеры телецентра, этот трюк она повторяла у каждого поста на каждом этаже.

Вторым проник в помещение (обманным путём) юноша - Гамлет (БЕСПЕЧНЫЙ -СТРАТЕГ - ЭКСТРАВЕРТ). Он где-то раздобыл униформу электрика и прошёл без пропуска по всем этажам. (Час времени ему понадобился на то, чтобы где-нибудь раздобыть этот костюм.) А третий участник — ИЛЭ, Дон - Кихот (БЕСПЕЧНЫЙ - ТАКТИК) вообще решил обойти все препятствия стороной, поэтому выбрал, как ему показалось, самый лёгкий путь — полез с наружной стороны дома по пожарной лестнице, по водосточной трубе, по карнизам. Ошибся окном, попал не в то помещение, оттуда его и выпроводили на улицу.

Самое смешное, что на роль соведущего никого из этих ребят не взяли. Передача просто устроила реалити-шоу для телезрителей.

7. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ДВУХ СТРАТЕГОВ

Взаимодействие двух СТРАТЕГОВ — это всегда поединок двух “тяжеловесов”. Вопрос только в том, кто кому “переломит” стратегию, кто — кому навяжет свои цели и планы, кто — кому “переломит хребет”, что, по сути одно и то же: “переломить” СТРАТЕГУ цель или заставить его от неё отказаться — фактически его “сломать”. (И это, например, то, что бывает в ИТО прямого или обратного соцзаказа в отношениях Джека и Жукова, в результате чего возникают “бесхребетные” Джеки (с подтипом тактика - Есенина), безвольно плывущие по течению, быстро спивающиеся, или начинающие паразитировать на других. Переломить Джеку цель (особенно смолоду) — значит сломать ему жизнь. Но это то, что происходит с мягкими, инфантилизированными Джеками при деспотичных родителях (СТРАТЕГАХ - ДЕКЛАТИМАХ- АРИСТОКРАТАХ, или СТРАТЕГАХ- ЭКСТРАВЕРТАХ- АРИСТОКРАТАХ). Один из представителей этого ТИМа (ЛИЭ, Джек) при родителях СТРАТЕГАХ- ЭКСТРАВЕРТАХ- АРИСТОКРАТАХ второй квадры (отец - Гамлет и мать - Жуков) несколько раз неудачно женился (обе жены — СЛЭ, Жуков) и у обеих жён был “подкаблучником”. Родные дети его в грош не ставят (при том, что он единственный кормилец и работяга в доме), родная дочь может себе позволить наброситься на него с кулаками. А он терпит: смирился с ролью “пустого места” в семье и работает “мальчиком для битья”.

Про конфликтные отношения двух СТРАТЕГОВ (особенно СТАТИКОВ) и говорить нечего — смыкаются в мёртвой схватке не на жизнь, а на смерть. (Кто первый “челюсти разомкнёт”, тот и проиграл). Самые большие “тяжеловесы” — ДЕКЛАТИМЫ - СТРАТЕГИ - СТАТИКИ — Жуков и Достоевский. Исход их поединка обычно такой: Достоевский либо побеждает, либо умирает, но не сдаётся.

8. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ДВУХ ТАКТИКОВ

Взаимодействие двух ТАКТИКОВ — это тоже поединок, при котором побеждает тот, кто первый измотает, заморочит, “засуетит” своего “противника”.

ТАКТИКИ (особенно ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЕ ИРРАЦИОНАЛЫ - ТАКТИКИ — Бальзак и Есенин) ненавидят суету. Терпеть не могут, когда их подгоняют. (Хотя сами могут и суетиться, и подгонять, и сбивать с толку кого угодно). Но то, что допустимо по отношению к другим, не допускают по отношению к себе ( и это естественно).

Суетиться опасно. И Бальзак, и Есенин это знают. “Засуетившийся” человек — беззащитен, слеп, его легко сбить с толку, легко дезориентировать по времени и по планам его легко отвлечь от цели, от чего - то важного; ему можно навязать ложную цель, вытянуть из него под горячую руку обещание, важную информацию, материальную ценность и т.д.

“Засуетившийся” человек беспомощен. Ему некогда остановиться и поразмышлять, некогда взвесить своё решение, некогда подумать о последствиях сделанного выбора. “Заморочив” человека, им можно легко манипулировать. И это то, чем пользуются ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЕ ТАКТИКИ, из которых первый виртуоз в этом жанре — ИЭИ, Есенин. Он как никто другой в соционе умеет отвлечь, развлечь, заговорить, зачаровать, заморочить, засуетить, сместить все планы, сроки и темпы, подгадать удобный момент и заполучить желаемое. По способности отвлекать от цели, лишать точки опоры и ориентиров с ним мало, кто может сравниться. Бальзак в этом отношении менее расторопен и многих раздражает своей медлительностью и заторможенностью. (Общеизвестно, что если Бальзаку не определить сроки окончания работы, он будет обращаться с ними более, чем вольготно, и это обстоятельство выводит из себя его ревизора- Штирлица и конфликтёра -Гюго. (К слову сказать, все ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЕ ТАКТИКИ раздражают друг друга: ЭКСТРАВЕРТЫ — нетерпением и суетой, раздражительностью и нетерпимостью к непродуктивному расходу времени, ИНТРОВЕРТЫ — медлительностью, заторможенностью, паразитированием на чужом времени, “вневременным” прозябанием, позволяющим им “останавливать время”, выбиваться (или выбивать человека) из потока времени, из оптимального рабочего ритма, из удобного режима работы, "из колеи".

Самое ценное для предусмотрительного интроверта - тактика — это время, в котором он предоставлен самому себе. Сделав работу раньше срока, Бальзак не будет кричать об этом во весь голос, а тихо - мирно - незаметно остаток времени потратит на себя. Из чужого (рабочего) времени Бальзак непременно “выкроит и для себя кусочек” (“на жилетку и шапочку”). Есенин вообще может всё чужое время на себя “оттянуть” — даже в деловой беседе, особенно, если ему захотелось поговорить о своих мечтах и фантазиях. С подревизным (ЭСЭ, Гюго) этот номер иногда проходит, с ревизором (ЛИЭ, Джеком)— нет. Джек — СТРАТЕГ и своё время расходует стратегически. Наметил дело, намечает и сроки. И сбивать их не позволяет — по крайней мере, подревизному.

Пример:
Дама средних лет - Джек рассказывает о Есенине: “...Договорились мы, что он поможет мне вещи на дачу перевозить. Ну, думаю, хоть какой - то толк от мужика будет, хоть тяжести мне поднесёт. Так, куда там! Машина приходит, я кручусь как белка в колесе, сама всё волоку, сама тюки поднимаю, а его нет... Уже и машину надо отправлять. А его всё нет. Ну, думаю, гадина, попадись ты мне!.. Вот только приди!. И тут он является — весёлый, довольный и под хмельком. Ко мне лезет обниматься, говорит: “Тётя Нюся, я с такой женщиной познакомился — ой!.. Такая женщина!.. — сказка! Мечта! ” Я ему: “ Да впрягайся ты, горе моё! Машину надо отправлять!..” А он: “Тётя Нюся, вы послушайте: такая женщина — потрясающая!.. Ой, я такой счастливый — о- ой!..”. Ну, думаю, — всё! Сейчас он мне голову задурит, и я обязательно что - нибудь важное забуду. Хватаю первое, что под руку попалось — резиновый шланг, и — хлоп его! — по балде: “Ты будешь работать, тварь ты этакая, или чушь молоть?!.. Вот так бы и убила гада — работай, давай!..” А он: “Тётя Нюся, не надо! Не бейте! Прошу вас! Вы только послушайте: такая женщина — о- ой!.. Я такой счастливый!..”)

Будь на месте Джека Гюго (или даже Штирлиц), историю о “потрясающей женщине” им пришлось бы выслушать.

ТАКТИК легче сбивается с цели (чем СТРАТЕГ), ТАКТИКА легче заморочить, но ТАКТИК (и особенно ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЙ) может и сам кого угодно “заморочить” (потому что — ДИНАМИК), хотя при этом сам очень боится быть замороченным — время дорого!

Часть III


9.ПРОТИВОБОРСТВО СТРАТЕГА И ТАКТИКА

Вступая в противоборство, СТРАТЕГ выстраивает ловушки, ТАКТИК пользуется теми, что под рукой.

Основную задачу ТАКТИК видит в том, чтобы разрушить ловушки СТРАТЕГА, либо уклониться от его атаки — разбить его стратегию, сбить с курса, отвлечь в сторону, заворожить, очаровать (“остановить время” — и СТРАТЕГ всё забудет: и куда он шёл, и зачем), утомить, изнурить (суетой, сумятицей, мелкими подколками).

ТАКТИК вообще может замучить стратега, задразнить, “взять его на слабо” (Ага, сдался? Слабо продолжать? Кишка тонка! Быстро же тебя свалить можно! ).

ТАКТИК может “измотать” СТРАТЕГА, затерроризировать его постоянным разнообразием своих приёмов — “поединок быка и тореадора”. (Как это кем - то хорошо сказано: “Если бы бык знал, зачем тореадору красная тряпка, он бы вообще не вышел на поле.”) И это тоже правильно, потому что СТРАТЕГ НЕ ДЛЯ ТОГО ВСТУПАЕТ В ПРОТИВОБОРСТВО, ЧТОБЫ БЫТЬ ПОБЕЖДЁННЫМ, А ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ПОБЕДИТЬ. Поэтому, когда он видит, что его втягивают в какую - то глупую, бессмысленную игру, он старается либо уничтожить противника (и на этом всё закончить), либо пытается выйти из игры, что ему не всегда позволяют сделать его амбиции и потраченные на игру время и силы. И этим великолепно пользуется ТАКТИК, провоцируя его на новые и новые стычки.

При своих “крупных”, “размашистых” действиях, СТРАТЕГ часто бывает перед ТАКТИКОМ бессилен — особенно стратег - сенсорик - экстраверт — будучи вконец измотан и заморочен этой лукавой, “бессмысленной”, как ему кажется, “оборонительной игрой”, он чаще всего сам на собственной мине и “подрывается”, сам попадает в свою ловушку — теряет ориентиры и сваливается в яму, которую сам же для кого - то и вырыл.

В противоборстве СТРАТЕГА и ТАКТИКА многое зависит ОТ РАССТАНОВКИ СИЛ и от ОПРЕДЕЛЁННОСТИ ЦЕЛЕЙ. Поэтому и победа ТАКТИКА не всегда бывает быстрой и лёгкой. Многое здесь зависит и от других признаков — от УПРЯМСТВА или УСТУПЧИВОСТИ ТАКТИКА (от его способности держать удар и стремления взять реванш), от его БЕСПЕЧНОСТИ (способности находить возможности и средства везде и всюду) или ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТИ (способности предугадывать ходы противника и предвидеть опасность) — всё это так или иначе влияет на успех противоборства, на умение сориентироваться в ситуации.

Это же относится и к СТРАТЕГУ. Взаимодействуя с партнёром, СТРАТЕГ (особенно, если это РЕШИТЕЛЬНЫЙ ЭКСТРАВЕРТ) самым естественным образом пытается подчинить себе его цели и планы. В результате он либо подавляет интересы партнёра, либо игнорирует их — как бы “перешагивает через его голову” и остановить, “притормозить” его бывает очень трудно. Создаётся впечатление, что СТРАТЕГ ВООБЩЕ НЕ ВИДИТ ПАРТНЁРА, ОН ВИДИТ ТОЛЬКО ЦЕЛЬ, для достижения которой партнёр является только средством.

Но и изменить что-либо при такой жёсткой эксплуататорской позиции СТРАТЕГА бывает очень трудно — особенно, если такой СТРАТЕГ предполагает облагодетельствовать партнёра своим “вниманием”, заботой, подчинением своим целям. Это бывает ещё терпимо, когда цели партнёров действительно совпадают. В противном случае отношения ТАКТИКА со СТРАТЕГОМ превращаются в сплошной “триллер” — ТАКТИК пытается уклониться от железной пяты СТРАТЕГА, а тот знай себе шагает как терминатор и ничем его не остановить.

(Пример таких отношений очень хорошо представлен в фильме “Осенний марафон”, где несколько СТРАТЕГОВ затирают одного ТАКТИКА (Бузыкина — персонаж О. Басилашвили). Обступили его, как айсберги утлую лодочку, и преследуют, каждый со своей целью, а он, бедный, пытается от каждого из них увернуться, поскольку ни с кем из них его цели не совпадают. А кроме того, он своих целей вообще не знает, потому что ему некогда об этом подумать, он только и делается, что от них бегает: от жены, от любовницы, от сослуживцев, от соседа, от профессора — от всех. Все в этом фильме — СТРАТЕГИ, кроме одного разнесчастного Бузыкина; всем от него что-то нужно, а ему самому нужно только, чтобы все оставили его в покое.)

В конечном счете, ТАКТИК тоже устаёт ускользать от СТРАТЕГА, устаёт чувствовать себя загнанным зайцем. Проблема ТАКТИКА заключается не столько в размытости или неопределённости целей, сколько в неспособности сосредоточиться на чём - то одном, понять и определить для себя, ЧТО ИМЕННО ОН ХОЧЕТ ОТ ЖИЗНИ и как ему дальше выстраивать свои планы.

10.СТРАТЕГИЯ И ТАКТИКА КАК ПРОГРАММЫ ДОМИНИРОВАНИЯ

СТРАТЕГИЯ и ТАКТИКА — это ещё и разные способы (программы) доминирования в ситуации, это и борьба амбиций, а иногда и попытка установить отношения соподчинения (особенно, если стратег из квадры АРИСТОКРАТОВ). Часто вступая в отношения, СТРАТЕГ сразу же заявляет себя как мощный доминант, показывает всем, кто здесь хозяин и никаких сил на эту “заявку” не жалеет.

ТАКТИК, соответственно, тут же пытается “выскользнуть” из-под его давления и начинает “восстанавливать справедливость” или “устанавливать равноправие”, которое никогда полным не бывает (или никогда не кажется ТАКТИКУ достаточно полным). Поэтому ТАКТИК будет “устанавливать равноправие” до бесконечности и в этом занятии будет неутомим, так что СТРАТЕГ уже и не рад будет своей “заявке”. А поскольку СТРАТЕГИЯ и ТАКТИКА могут быть и компенсаторными программами, партнёры втягиваются в это противоборство и до предела себя в нём растрачивают — забывают, кто первый начал, но оба хотят последнее слово надо оставить за собой и это “последнее слово” должно быть сокрушительным, чтобы нападать (или дразнить) впредь неповадно было.

Выигрывает же битву не тот, кто первым нападает и не тот, кто последним наносит удар, а тот, кто с наименьшими потерями выходит из боя.

В соционе СТРАТЕГИ: РЕШИТЕЛЬНЫЕ ЭКСТРАВЕРТЫ
и РАССУЖДАЮЩИЕ ИНТРОВЕРТЫ;
ТАКТИКИ: РАССУЖДАЮЩИЕ ЭКСТРАВЕРТЫ
и РЕШИТЕЛЬНЫЕ ИНТРОВЕРТЫ.

И уже по этой схеме видно, что СТРАТЕГИЯ (как психологический признак) может быть и сокрушительным оружием в арсенале РЕШИТЕЛЬНЫХ ЭКСТРАВЕРТОВ, и защитным, компенсаторным свойством у РАССУЖДАЮЩИХ ИНТРОВЕРТОВ, не всегда способных активно за себя постоять.

СТРАТЕГУ важно доминировать. Претендуя на превосходство (любой стратег, не только Гамлет), реализует принцип: “Либо пан, либо пропал” (или, на худой конец: “ Эх, была - не была! Где наша не пропадала!”). Но если принцип не осуществляется, ситуация кажется безысходной. (Отсюда и попытки самоубийства СТРАТЕГОВ - ЭТИКОВ - ИНТУИТОВ - АРИСТОКРАТОВ — Гамлета и Достоевского, апатия и деградация СТРАТЕГОВ - ИНТУИТОВ - ЛОГИКОВ - ДЕМОКРАТОВ — Джека и Робеспьера, агрессивность и неуёмная жестокость СТРАТЕГОВ - СЕНСОРИКОВ - ЛОГИКОВ — Жукова и Габена, надлом и моральная деградация СТРАТЕГОВ - СЕНСОРИКОВ - ЭТИКОВ — Цезаря и Дюма.

11. ТАКТИЧЕСКИЕ И СТРАТЕГИЧЕСКИЕ СТРУКТУРЫ В МОДЕЛЯХ ТИМов

Исходное положение:
Аспекты, программирующие ТИМы ТАКТИКОВ — тактические,
аспекты, программирующие ТИМы СТРАТЕГОВ — стратегические.



В моделях ТИМов ТАКТИКОВ тактические аспекты располагаются в инертном блоке ментального кольца (на позициях ПФ-1, ПФ-4), а стратегические — в мобильном блоке ментального кольца (на позициях ПФ-2, ПФ-3).
Пример 1.

В моделях ТИМов СТРАТЕГОВ стратегические аспекты располагаются в инертном блоке ментального кольца (на позициях ПФ-1, ПФ-4), а тактические в мобильном блоке ментального кольца (на позициях ПФ-2, ПФ-3).
Пример 2.

Расположение тактических и стратегических структурных блоков в витальных кольцах у ТИМов - ИНТУИТОВ и ТИМов - СЕНСОРИКОВ:
  • у ТАКТИКОВ - ИНТУИТОВ серединный горизонтальный блок СУПЕРИД состоит из стратегических аспектов (позиции ПФ-4 и ПФ-6), а наружный горизонтальный блок ИД — из тактических (позиции ПФ-7, ПФ-8);
  • у ТАКТИКОВ - СЕНСОРИКОВ, — наоборот: серединный горизонтальный блок СУПЕРИД состоит из тактических аспектов, а наружный блок ИД — из стратегических (Пример 3.);
  • у СТРАТЕГОВ - СЕНСОРИКОВ серединный горизонтальный блок СУПЕРИД состоит из тактических аспектов (позиции ПФ-4 и ПФ-6), а наружный горизонтальный блок ИД — из стратегических (позиции ПФ-7, ПФ-8);
  • у СТРАТЕГОВ - ИНТУИТОВ, — наоборот: уровень СУПЕРИД состоит из стратегических аспектов, а уровень ИД — из тактических. Пример 4.).

Как видим, каждый из типов ИМ наделён целым рядом тактических и стратегических средств, обеспечивающих многообразие форм тактических и стратегических программ, необходимых
  • для успешной адаптации и самореализации в ТИМа в социуме,
  • для завоевания места под солнцем, для борьбы за место в системе
  • для расширения сферы его влияния и её обороны.
В их числе и такие эффективные средства как тактическая маневренность СТРАТЕГОВ (например, тактические ходы к отступлению и действия через посредников в особо деликатных ситуациях у ЭИЭ, Гамлета), и стратегическая гибкость ТАКТИКОВ (изобретательность в достижении цели у Дон-Кихота, Драйзера, Есенина и других).

В их числе и программы поиска новых форм тактической защиты и стратегического наступления, заставляющие обновлять арсенал технических средств (или вспоминать хорошо забытые старые) для столь необходимого доминирования (подстраховки и самозащиты) в неблагоприятных ИТО и в отношениях повышенной напряжённости.

12.РАВНОВЕСИЕ СТРАТЕГИИ И ТАКТИКИ

Равновесие СТРАТЕГИИ и ТАКТИКИ в межличностных или интертипных отношениях возможно только при соблюдении единства целей и интересов.

И если цель СТРАТЕГА сводится только к тому, чтобы подчинить себе партнёра и заставить его работать на свои интересы, ТАКТИК будет чувствовать себя неуютно и постарается либо “свергнуть” СТРАТЕГА, либо ускользнуть от него, особенно, если ТАКТИК— ИНТРОВЕРТ.

Причины, побуждающие СТРАТЕГА к доминированию, могут быть самые разные.
У Жукова они могут быть обусловлены СУБЪЕКТИВИЗМОМ, СТАТИКОЙ, НЕГАТИВИЗМОМ, проблематичной этикой, жёсткой, краеугольной логикой, концепцией его программы — целым набором свойств, подпитывающих деспотизм Жукова и побуждающих его “зажать в кулак” (или “закатать в асфальт”) всякого, чьи цели и интересы расходятся с его собственными.

У Цезаря стратегия доминирования проявляется в безграничном эгоцентризме (опять же, обусловленным и многими его “признаковыми” свойствами, и концепцией его “ сверх- сильной и сверх- возможной” программы) — крайним эгоцентризмом, индивидуализмом и вседозволенностью, притязаниями на абсолютную власть, на право первенства и на безграничную деловую инициативу, которой он ни с кем не собирается делиться. В сочетании с игнорированием (логических) интересов партнёра и стремлением получить от жизни всё ( и всё для себя), вышеперечисленные свойства приводят к самым удручающим последствиям в отношениях конфликта Цезаря и Робеспьера.

Но так уж получается (опять же, в силу определённого набора свойств), что РЕШИТЕЛЬНЫЙ - СТРАТЕГ - ЭКСТРАВЕРТ — эгоцентричен и индивидуалистичен по самой своей сути (и это надо либо принимать, либо — нет) и считает себя вправе единолично пользоваться всеми благами. Джеку, например, ИНТЕРЕСНО взять от жизни всё — любое удовольствие испытать, в любом деле себя попробовать, Жуков берёт себе всё, потому что "ТАК НАДО" (да и зачем что- то оставлять другим, если всё можно забрать себе?).

В своём стремлении доминировать, СТРАТЕГ старается игнорировать замечания и претензии ТАКТИКА (так проще!), при любых условиях гнёт свою линию и заставляет "прогибаться" под свои планы и цели других. Попытки его усовестить, образумить как правило ни к чему не приводят. В таких случаях СТРАТЕГ действует по принципу “А Васька слушает, да ест”. Главное — не отвлекаться от цели. Да и какие могут быть претензии? — кто перехватил, тот и молодец, — чего упрекать-то? А то, что “перехваченными” оказываются блага партнёра — это СТРАТЕГА не смущает. Главное, — себя не обделить. А уж если крошкой поделился, так это вообще можно рассматривать как альтруизм и величайшее самопожертвование.
И, что характерно, чем больше стратег “подавляет” партнёра, тем радушнее с ним делится "крошками". В этой связи заманчивое радушие СТРАТЕГОВ (и особенно, РЕШИТЕЛЬНЫХ - ЭКСТРАВЕРТОВ) настораживает и бывает чревато опасностями и неприятностями: мастеров приманивать "бесплатным сыром" среди них находится очень много.

К радушию СТРАТЕГА ТАКТИК всегда относится подозрительно (и особенно, ТАКТИК - НЕГАТИВИСТ). Его задача в этом взаимодействии — не упустить своего, не купиться на показушное радушие и не продешевить, довольствуясь мелкой услугой, взамен которой заберут всё. Но это именно то, что ТАКТИК предвидит ещё на самом начальном этапе своих отношений со СТРАТЕГОМ и ради чего он постепенно старается повышать планку требований и запросов (на что СТРАТЕГ предпочитает не обращать внимания). В результате начинается этакое “перетягивание каната” (“перетягивание одеяла на себя”) — борьба за обладание преимуществами, которую СТРАТЕГ непременно старается выиграть: перетягивание преимуществ, удовольствий, материальных благ —это его прерогатива.

(Уж на что кроток и великодушен УСТУПЧИВЫЙ СТРАТЕГ ЭИИ -Достоевский, а и у него в лексиконе иной раз проскальзывают слова “разрешаю” (или не "разрешаю"), по которым, кстати сказать, Достоевский бывает всегда узнаваем: “Я мужу не разрешила с ней переписываться”, или: “Я тебе не разрешаю сюда садиться. Это моё место!” — может сказать трёхлетняя девочка - ЭИИ своей маме. Достоевский сам решает, что и кому можно позволить и разрешить.)

В любой ситуации СТРАТЕГ хорошо отслеживает и свои преимущества, и партнёра. И старается сосредоточить их в своих руках. Для него это вопрос принципа, и на этом строится его стратегия: все преимущества должны быть только на его стороне и он сам решает, как ими распорядиться, чем “одарить” партнёра в этот раз, а чем — в другой.

Когда, например, СТРАТЕГ - ПОЗИТИВИСТ рассказывает партнёру - ТАКТИКУ о том, как он хорошо провёл время на празднике и хочет, чтобы партнёр за него порадовался, ТАКТИК обиженно спрашивает: “А как же я?! Что же ты меня не взял? Я бы тоже повеселился..” — “А тебя я в другой раз возьму.” — обещает СТРАТЕГ. Но при этом оба понимают, что “другого раза” уже не будет. Потому что такой СТРАТЕГ уже слишком хорошо “устроился” с этим ТАКТИКОМ: полностью его себе подчинил и своих позиций уже не уступит. Да и зачем уступать? Он уже завоевал себе определённые преимущества в этих отношениях и считает себя вправе ими пользоваться. Он получил право чем-то единолично распоряжаться и что-то единолично решать, так с какой стати он будет уступать эти права партнёру “за здорово живёшь”? Он их ДЛЯ СЕБЯ ЗАВОЁВЫВАЛ.

ТАКТИК понимает, что им, по большому счёту, эта “игра” уже всё равно проиграна — момент упущен. Теперь, чтобы восстановить себя в правах, ТАКТИК должен что-то кардинально изменять в своих взаимоотношениях. Можно, конечно, разработать и долгосрочную программу “выправления ситуации”: нивелировать интересы СТРАТЕГА, бойкотировать его поручения, игнорировать его просьбы, ускользать от объяснения с ним, действуя по принципу: "как ты ко мне относишься, так и к тебе!". (Если, конечно, СТРАТЕГ потерпит такое отношение к себе, — что маловероятно!).

Можно сделать встречный ход и попытаться “оттеснить” СТРАТЕГА с завоёванных позиций. Сказать: “А я-то как вчера хорошо погулял! И компания была такая приятная, и люди такие интересные! До утра гудели. Завтра опять к ним пойду. Но уж извини, без тебя: у тебя свои праздники, у меня — свои!”. Но такой ход не все ТАКТИКИ считают для себя удобным — не все умеют блефовать, да и не всем это нужно.

Да и стоит ли на СТРАТЕГА обижаться и “наказывать” его за то, что он слишком “широко шагает”? Просто не надо ему слишком уж облегчать задачу и открывать “зелёную улицу” (сам же потом “спасибо” скажет). Не случайно, поэтому, у самых воинственных (самых “широко шагающих”) СТРАТЕГОВ - ЭКСТРАВЕРТОВ - СЕНСОРИКОВ (Жукова и Цезаря) самые ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЕ и изобретательные на всякого рода уловки ИНТРОВЕРТЫ - ТАКТИКИ — Есенин и Бальзак.

13.СТРАТЕГИЯ И ТАКТИКА В КОЛЬЦАХ СОЦИАЛЬНОГО ПРОГРЕССА

В неравновесных ИТО, в кольцах социального прогресса каждый ТИМ являет собой промежуточное звено между СТРАТЕГОМ и ТАКТИКОМ. Так, например, если соц. заказчиком какого - либо ТИМа оказывается СТРАТЕГ, подзаказным непременно будет ТАКТИК. Если ревизором оказывается ТАКТИК, подревизным непременно будет СТРАТЕГ и наоборот. Эта закономерность распространяется на все ТИМы социона. (То, что при этом каждый ТИМ является ещё и промежуточным звеном между ЛОГИКОМ и ЭТИКОМ, обеспечивает ещё большую эффективность проработки этого и других психологических признаков в межличностных и интертипных отношениях).



Благодаря тактическим и стратегическим структурам в моделях ТИМов в интертипных отношениях создаются гибкие тактические и стратегические связи и отношения, позволяющие всесторонне прорабатывать признаки СТРАТЕГИИ и ТАКТИКИ между различными ТИМами, их психологическими признаками и свойствами, в различных условиях и обстоятельствах, в режиме исторического и реального времени, с учётом опыта прошлых и настоящих ошибок. Вследствие этого, например, тактически изобретательный СТРАТЕГ становится менее предсказуем в своей стратегии, может избежать многих ловушек и даже попытаться обмануть преследующего его ревизора - ТАКТИКА. (Как, например, ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЙ - СТРАТЕГ- Жуков заводит тактически выгодную "дружбу" со своим ревизором ТАКТИКОМ - Драйзером и начинает работать по творчески изобретательной тактической логике соотношений (+БЛ2). Прикидывается добрым, услужливым, во всём соглашается с Драйзером, старается ему угодить, удружить, усыпляет бдительность своего ревизора, а потом, выбрав удобный момент, расправляется с ним самым жестоким образом, "рассчитывается" сразу за всё — за поздний реванш, который слишком долго не удавалось взять, за победу, которая досталась слишком дорогой ценой, за убытки, издержки, страхи и опасения, за всё, что пришлось выдержать, пережить, слишком долго копить или сдерживать.

Со своей стороны и Драйзер по творческой ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОЙ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ волевой сенсорике (+ЧС2) предвидит такое развитие событий, — понимает, что если окажется во власти Жукова, тот будет трепать его по полной программе. Устав от преследований, Драйзер делает вид, что купился на тактические уловки своего подревизного, и идёт на некоторые незначительные уступки, чтобы не обострять отношения ещё больше (в противном случае "игра" принимает слишком опасный характер, а так всё же остаётся шанс спастись малым боем, чтобы избежать ещё больших потерь).

Часть IV
14. СТРАТЕГИЯ и ТАКТИКА КАК ДУАЛИЗИРУЮЩИЕ БРАЧНЫЕ ПРОГРАММЫ

Если противоборство касается “брачных программ” (“брачных игр”, “программ токования”), то ТАКТИК заставляет СТРАТЕГА побегать за собой, навязывает (биологическую, инстинктивную) игру в “догонялки”. (Как утверждают биологи, некоторые виды животных — антилопы, например, — в брачный период тоже играют в такую игру: отбегут недалеко и остановятся — приманят, потом опять отбегут, но опять недалеко и опять приманят.). ТАКТИК в дуализирующих брачных программах использует те же приёмы. Так что и СТРАТЕГУ только и остаётся либо поддаваться и бегать за ТАКТИКОМ сколько силы хватит, либо игнорировать его уловки и попробовать переключиться на другой объект.

Но для ТАКТИКА такое его решение уже будет “поражением” — сбоем тактической брачной программы, в котором он теперь будет винить самого себя: сам переусердствовал, — теперь бегай дальше, приманивай другого партнёра. При этом досаду сорвёт на партнёре, потерявшем к его игре интерес (слишком рано сорвавшемся с его крючка). В силу особенностей этой брачной программы ТАКТИК обязан очень точно сыграть на заинтересованности своего партнёра (в котором он предполагает видеть дуала - СТРАТЕГА) и построить свою оборону таким образом, чтобы партнёр не вышел из игры, и не "соскочил" раньше времени, иначе ТАКТИК рискует его потерять. (Особенно откровенно эту досаду на партнёрах срывают интуиты - логики — Дон - Кихот и Бальзак. (даёт себя знать их проблемная этика). Интуиты - этики (Есенин и Гексли) замечая, что теряют партнёра, становятся особенно кроткими, уступчивыми и навязчивыми; ищут индивидуальные подходы к партнёру, "подбирают ключики" к его душе.

Для ТАКТИКА очень важно уметь контролировать эмоциональное состояние партнёра (СТРАТЕГА), его чувства, планы, намерения, его ощущения. Как только ТАКТИК замечает, что СТРАТЕГ начинает уставать от погони, начинает терять к этой игре интерес, он стимулирует его заинтересованность поощрительными сигналами и действиями: одобрительными улыбками, взглядами, выражающими готовность к компромиссам — намекает СТРАТЕГУ, что тот на правильном пути и что до победы осталось совсем немного. СТРАТЕГ внушается этой информацией и “бежит” дальше, а ТАКТИКУ только это и нужно: он этим проверяет (а заодно и “подогревает”) заинтересованность своего партнёра, чтобы потом иметь возможность сказать: “Ты за мной полгода бегал! Ходил как привязанный. Ты меня к себе приручил, привязал, обнадёжил, теперь вот давай, женись!” — ТАКТИКУ ведь тоже надо записать какие-то победы в свой актив. Но вытягивать все силы СТРАТЕГА только на игру в “догонялки” тоже не в его интересах: силы надо приберечь на другое (на “финал - апофеоз”!).

Поэтому и ТАКТИК в конечном итоге должен "сыграть в поддавки" и позволить СТРАТЕГУ “победить себя”. (Если он заинтересован в нём как в партнёре).

Главная же задача ТАКТИКА — сделать всё возможное, чтобы эта победа была СВОЕВРЕМЕННОЙ (не слишком быстрой и не слишком поздней — не тогда, когда СТРАТЕГ от погони устал и от него уже отвернулся) и, скорее, трудной, чем лёгкой.

Чем более напорист и амбициозен СТРАТЕГ, тем более трудную победу ему готовит ТАКТИК. С тем, чтобы трудность (важность и значимость) этой победы навсегда закрепилась в сознании и в памяти СТРАТЕГА и чтобы в процессе достижения цели СТРАТЕГ успел (как минимум!) запомнить ТАКТИКА и ПРИЗНАЛ В НЁМ РАВНОГО СЕБЕ ПАРТНЁРА. ( Не будем забывать, что СТРАТЕГ, особенно волевой сенсорик, так быстро “шагает” к цели, что иногда даже не успевает разглядеть (не говоря о том, чтобы запомнить) объект, который “случайно” оказался на его пути. Стратег-сенсорик может даже страдать из - за этого — как сокрушался один молодой человек (Цезарь): “Что за непруха такая: ни один роман у меня не длится больше 15 минут. И за это время мы успеваем всё!”)

По этой причине все ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЕ ИНТРОВЕРТЫ - ТАКТИКИ — и Бальзак и Есенин (дуалы решительных- сенсориков- стратегов) очень сложно подчиняются. Подчиняясь, они подчиняют (или заинтересовывают собой) партнёра — такова их тактика.

15.ПРОГРАММА "ЗАГОННОЙ ОХОТЫ" В БРАЧНЫХ ИГРАХ СТРАТЕГОВ

Кроме игры в "догонялки" в “брачных играх” СТРАТЕГА и ТАКТИКА проявляются и другие инстинктивные программы. И в частности, — программа “загонной охоты”, в наибольшей степени характерная для решительных - стратегов - интуитов — Гамлета и Джека.

Так, во взаимоотношениях с партнёром, в период “ухаживаний” или расставаний Гамлет часто использует сложную “систему посредников”, которые в наиболее сложных (или щекотливых) ситуациях должны вести переговоры с противоположной стороной. Эта стратегическая особенность Гамлета связана с тем, что у него признак стратегии сочетается с признаком АРИСТОКРАТИЗМА и СУБЪЕКТИВИЗМА. Как АРИСТОКРАТ Гамлет в особо важных делах не может обойтись без помощи посредников или "свиты". А как СУБЪЕКТИВИСТ бета - квадры он старается быть особенно осторожным в словах и боится о “сболтнуть” лишнее — нечто такое, за что его потом можно будет притянуть к ответу, или к выполнению каких-то обязательств. Поэтому с серьёзными намерениями к интересующем его объекту Гамлет подступает (“подбирается”) чаще всего через посредников, используя традиционный и многократно испытанный приём “Скажите девушки подружке вашей… (что я ночей не сплю, о ней мечтаю)...”.

Зато потом и за последствия этой “миссии” отвечать приходится тоже “девушкам” — “не то” сказали, "не так" услышали, "не так" всё поняли. А главный “заказчик” здесь получается как бы и “не при чём” — ничего не слышал, ничего не знает, ничего никому не поручал — с него и спрашивать нечего. (Он только сливки снимает). И здесь мы опять приходим к главному выводу: СТРАТЕГ умеет оценивать свои преимущества в любой ситуации.

Разумеется, такой ТАКТИК, как ЛСИ, Максим тоже мог бы использовать некоторые преимущества такой ситуации (переписать имена посредников, запротоколировать всё, что говорили, чтобы потом и “заказчик” от своих слов не отпирался). Понятно, что у каждого ТАКТИКА против дуала - СТРАТЕГА есть свои методы защиты. Максим от Гамлета бегать не будет (он-то найдёт способ притянуть дуала к ответу). А кроме того, он умеет обезвреживать “ловушки”, расставленные его дуалом. Поэтому и в положение “загнанной дичи” Максим (как правило) не попадает. Исключение составляют те случаи, когда Гамлету резко “отказывают” (по “непонятным причинам”) и он, не желая признавать себя побеждённым, начинает действовать по принципу “не доставайся же ты никому!”.

“Загонная охота” — это, конечно, развлечение на любителя, но у Гамлета — одно из самых популярных. Достаточно вспомнить, сколько таких, сравнительно безобидных “загонных охот” описано у Шекспира (ЭИЭ) в его комедиях: здесь и “охота на дворецкого Мальволио” (в “Двенадцатой ночи”) — коллективная травля с жестокими розыгрышами, которую устраивают слуги в доме Оливии. И охота на саму Оливию, которую бесконечными посольствами преследует влюблённый в неё герцог Орсино. И “охота" на самого Орсино, которую ведёт переодевшаяся пажом влюблённая в него Виола и т.д.

В драмах Шекспира многие интриги построены на принципах "загонной охоты": кто-нибудь из героев там всегда за кем-нибудь да охотится. В жизни такие сценарии не отличаются особым разнообразием. Типичный вариант: на улице двое парней останавливают девушку и указывают ей куда - то в сторону, где стоит, смущённо переминаясь с ноги на ногу и выразительно на неё поглядывая, третий паренёк (ТИМ которого можно уже не уточнять), якобы влюблённый в неё с первого взгляда. Девушке тут же предлагают ответить на его “чувства”.

Разумеется, и азарт в таких “играх” возрастает по мере продолжительности “охоты”. И в этом отношении ЭИЭ, Гамлет страшно инертен. Действия по принципу “не доставайся же ты никому” иногда приводят его к самым удручающим последствиям. (Пример такой “загонной охоты” приведён в фильме “Грек Зорба”: деревня всем гуртом отлавливает привлекательную молодую вдовушку, на которую (именно) “запал” влюблённый в неё юноша- Гамлет. Вдову постоянно выслеживают, любыми способами выманивают из дома, а чуть только она выйдет за порог, захватывают и волокут к страдающему юноше, который смотрит на неё долго и выразительно (таков “ритуал”), но ничего ей не обещает и ничем себя не связывает. Когда же у вдовы появляется другой поклонник, юноша (“назло всем”) накладывает на себя руки, после чего жители деревни жестоко мстят вдове за его смерть.)

У ЛИЭ, Джека принцип “не доставайся же ты никому” может быть следствием обиды, или местью за измену, может проявляться и в стремлении “вернуть своё”, “восстановить справедливость”, или “расставить всё по местам”, как это произошло с одной девушкой - Джеком, музыкантом по профессии. На одном из фестивалей она познакомилась с молодым человеком — ЭИЭ, Гамлетом (тоже музыкантом) и между ними завязалась творческая дружба. Всё бы хорошо, но она начала подумывать о нём и как о потенциальном спутнике жизни. Познакомила его со своими родителями и со своей лучшей подругой — ЛСИ, Максимом. Вскоре после этого молодой человек “куда-то пропал”, а ещё через какое - то время она узнала, что он встречается с её лучшей подругой (Максимом) и что у них складываются серьёзные отношения. Девушка поняла, что изменить она уже ничего не может, но решила их хотя бы разлучить и начала активно “работать” в этом направлении: подруге стала наговаривать на него, ему — на подругу. Молодые люди держались стойко и клевете поначалу не верили, но компрометирующая их информация подавалась настойчиво и регулярно, дополняясь всё новыми, вполне правдоподобными подробностями. Когда же, устав от этой травли, девушка всё же решила оставить молодых людей в покое, информация начала действовать и через некоторое время её подруга рассталась со своим кавалером, а заодно и с ней. А ещё через месяц парень лишил себя жизни. Теперь девушка испытывает угрызения совести и обвиняет себя в смерти друга, в потере подруги и в развале отношений молодой пары. Но вот почему она задалась целью их разлучить, если всё равно уже ничего нельзя было не изменить — этого она себе объяснить не смогла, поняла только, что, желая отомстить ("чтоб не так больно было") и пытаясь что -то исправить в этих отношениях, она совершила нечто ещё более непоправимое.

Одна из причин такого “странного” поведения заключается ещё и в том, что Джек в своей стратегии руководствуется неким “порядком вещей”, при котором всё должно находится на тех местах, которые он сам этим “вещам” определил. Отсюда и отношение к людям как к деталям какого-то механизма, в котором можно что-то перестроить, и который должен действовать по его, Джека, “программе” — наперекор всему, возможно даже наперекор этике и здравому смыслу, но сообразно его воле, планам и намерениям, сообразно его порядку вещей. Понимая, что ничего уже нельзя изменить, девушка, тем не менее, каждого из них пытается вернуть на свои прежние “рабочие” позиции — каждого на своё место: подруга должна оставаться подругой, а партнёр должен любить ту, которая “первая” его нашла, а не ту, которая его “перехватила”.

Здесь многое можно говорить и о биологическом соперничестве, которое тоже входит в программу СТРАТЕГИИ, поскольку это всегда нападение, всегда вызов, целенаправленный захват каких - то преимуществ, возможность померяться силой, стремление доминировать. Но многое в этом стремлении привнесено и азартом "загонной охоты" —стремлением перекрыть те возможности, которыми не удалось воспользоваться самой. Многое привнесено и его ЭГО - программой — альтернативной деловой логикой Джека: если отношения всё равно уже “заклинились”, зашли в тупик, то можно их выбивать из тупика любым другим “клином”. Можно испытать любой другой способ достижения своей цели и проверить, как он работает в тех или иных условиях. С отношениями можно ещё “поработать” как с экспериментальным материалом (а почему бы и нет? не пропадать же добру? авось хуже не будет! ) — и это наиболее ошибочная и наиболее характерная для деловой этики Джека (-ЧЛ1) установка, следуя которой он калечит жизнь и себе, и другим.

Беспощаден и чрезвычайно упорен в "загонной охоте" может быть и РАССУЖДАЮЩИЙ СТРАТЕГ — СЛИ, Габен (что особенно обостряет его конфликтные отношения с Гамлетом, в которых последний чувствует себя загнанной жертвой, неспособной избавиться от преследователя). Свою жертву Габен и подолгу выслеживает и подстерегает, отмечая как опытный следопыт все пути её следования. Выстраивает систему технических и психологических ловушек.

Ещё более жестоким преследователем во всём, что касается получения удовольствий, может быть БЕСПЕЧНЫЙ - СТРАТЕГ - ДЕКЛАТИМ- СЭИ, Дюма. Как ДЕКЛАТИМ и РАССУЖДАЮЩИЙ - ИНТРОВЕРТ - ЭТИК, он может разделить свою удачу с друзьями, устроив "сенсорный праздник" не только для себя одного, но и для них (+БС1). Жертва его "охоты", став "отработанным материалом", попадает в разряд "пересортицы", "падает в цене", становится объектом купли - продажи, "дружеского обмена" и "торга". Дюма как первейший "художник в любви" (а также "знаток" и "дегустатор" всякого рода чувственных удовольствий) в таких вещах разбирается получше многих.

(Предполагается, что одним из древнейших "загонных охотников" в истории цивилизации был именно Дюма. Как известно из открытий археологии, фигурки "Палеолитических Венер" (изделия, выполненные в эстетике ценностей СЭИ, Дюма) находят именно на стоянках древнейших загонных охот, вблизи загонных ловушек, устроенных 15 — 17 тысяч лет назад. Суть этих вещиц заключалась в том, чтобы находясь вдалеке от дома, охотники не забывали о радостях семейного очага.)

Очень цепкими и азартными "охотниками" могут быть и РАЦИОНАЛЬНЫЕ РАССУЖДАЮЩИЕ ИНТРОВЕРТЫ - СТРАТЕГИ: УПРЯМЫЙ ЛОГИК - СТРАТЕГ — ЛИИ, РОБЕСПЬЕР (одержимый стремлением захватить то, что ему "по справедливости причитается") и УСТУПЧИВЫЙ ЭТИК - СТРАТЕГ — ЭИИ Достоевский, оправдывающий свою одержимость желанием построить идеальные отношения для себя и своего избранника (см. примеры из гл. 6-3 этого файла, "ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЕ СТРАТЕГИ").

Но конечно, наиболее жестокими и напористыми "загонщиками" оказываются РЕШИТЕЛЬНЫЕ - СТРАТЕГИ - СЕНСОРИКИ — СЛЭ, Жуков и СЭЭ, Цезарь. Мимо них мышь не проскочит, птица не пролетит, — всё, что ни пожелают, захватывают. В средствах охоты себя не ограничивают (в их понимании цель оправдывает средства). Как ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЙ - РЕШИТЕЛЬНЫЙ - СТРАТЕГ- ДЕКЛАТИМ, Жуков, по достижении намеченной цели, может использовать жертву "как отработанный материал" — "пустить по рукам", использовать как товар, как вещь, как предмет обмена и торга. Может уничтожить её по принципу "не доставайся же ты никому", после того, как ею воспользовался, а заодно и уничтожить её близких (во избежании мести с их стороны).

СЭЭ, Цезарь как ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЙ - РЕШИТЕЛЬНЫЙ - СТРАТЕГ - КВЕСТИМ и творческий ЭТИК может просто потерять интерес к предмету своих недавних желаний или (для очистки совести) перепоручить его чьим-нибудь заботам. В любом случае, участь жертв их "загонной охоты" бывает, как правило, незавидна. И именно в силу этих причин их дуалы ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНЫЕ ТАКТИКИ (Есенин и Бальзак) очень упорно защищаются от их преследований и очень нескоро сдаются на милость "победителей", — не раньше, чем измотают и обессилят их своей тактической обороной до предела.

Не меньшую победу одерживает и БЕСПЕЧНЫЙ ТАКТИК - Максим — бессменный укротитель неукротимого Гамлета. Чудеса дрессуры он совершает уже в подтверждении своего социального статуса. Войдя в диаду на законных основаниях (штамп в паспорте, прописка — всё, как полагается!), он направляет все силы и средства своей (стратегически предусмотрительной) творческой волевой сенсорики (-ЧС2) на завоевание наиболее приоритетного места в системе, оспаривая его у своего дуала - Гамлета.

Один только Драйзер (БЕСПЕЧНЫЙ ТАКТИК) на свою беду излишне деликатничает с Джеком. Потом пытается исправить положение, да не выходит: по своей маневренной творческой функции — тактической интуиции времени (+БИ2) Джек защищает границы дозволенного, по программной стратегической деловой логике (-ЧЛ1) — расширяет их всеми возможными средствами. Так что о своей уступчивости жена-Драйзер может пожалеть уже на второй день после свадьбы, когда Джек, едва протрезвев, уходит обмывать свою женитьбу с друзьями, а потом напрочь забывает дорогу домой. Уйдёт, — и ищи и свищи его, как ветра в поле…

БЕСПЕЧНЫЙ СТРАТЕГ - Джек часто сходится "всё равно с кем", женится "всё равно на ком", и чрезмерно доверчивый Драйзер нередко попадает в список этих случайных кандидатур.

16. ТАКТИЧЕСКАЯ И СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ПОДСТРОЙКА В ДУАЛЬНЫХ ДИАДАХ

Принимаемые нами стратегические цели и задачи в немалой степени зависят от стратегических или тактических программ окружающих нас людей. А в детстве и в юности эта зависимость особенно сильна — настолько, что под её влиянием формируются цели и задачи человека, влияющие на его дальнейшую жизнь и во многом определяющие его судьбу. “Богаты мы, едва из колыбели ошибками отцов и поздним их умом...”, поэтому, конечно, какую - то часть жизни каждому из нас приходится исправлять ошибки своих “отцов”, выполнять их заветы, жить их “умом” — реализовывать навязанные ими стратегические цели. Ещё какое - то время приходится искать себя и свой путь в жизни, выстраивать собственную систему ценностей и по капле выдавливать из себя “раба” прежних установок, избавляться от навязанных нам “чуждых” программ. А затем уже, понимая, что на реализацию собственных целей у нас остаётся не так много времени, мы начинает “завещать” их своим детям — благо, есть кем манипулировать.

В дуальные отношения каждый из партнёров наряду с ситуативными целями (программой- минимум на данную ситуацию) привносит и навязанные ему со стороны глобальные стратегические цели (программу - максимум на ближайшие несколько лет), тактические, локальные цели, навязанные воспитанием, окружающей средой, ревизорами и соц. заказчиками. Поэтому и соотношение целей в дуальной диаде и координация программ (минимум и максимум) является тем важным моментом, от которого многое зависит и в жизни партнёров, в их судьбах и в дальнейших их отношениях).

В дуальных ИТО у дуала - СТРАТЕГА должен быть чуткий настрой на дуала - ТАКТИКА. Соответственно, и стратегия его должна быть позитивной — поощряющей инициативу ТАКТИКА, а не отпугивающей его. (В противном случае он может дуала потерять. Особенно если попытается вернуть его средствами "загонной охоты").

Если СТРАТЕГ, вступая в отношения претендует на полное и абсолютное доминирование, ТАКТИК тут же разрушает его стратегию “глухой обороной”, сокрушительно фрустрирует (не оставляя надежды на дальнейшее развитие отношений), либо изматывает игрой в “догонялки”: уклоняется от напора СТРАТЕГА, заставляет его пролететь мимо цели, ломиться в закрытые двери. СТРАТЕГ навязывает ТАКТИКУ свою игру, пытается диктовать свои условия, а ТАКТИК разрушает игру СТРАТЕГА и навязывает ему встречные условия (иногда даже более жёсткие), предварительно заставив его за собой хорошо побегать.

В каждой диаде существует свои тактические и стратегические “брачные ритуалы”, основанные на инстинктивных программах и требующие их неукоснительного соблюдения. Так, например, в рациональных диадах первой и третьей квадры СТРАТЕГ - ЛОГИК - ИНТУИТ (Робеспьер или Джек) обязан смягчить своё доминирование, иначе ЭТИК - СЕНСОРИК - ТАКТИК (Гюго или Драйзер) начнёт от него бегать, если сразу же не даст отставку (как это бывает у Гюго). Если отношения развиваются по программам сопровождения, то партнёр - СТРАТЕГ обязан “шикарно” ухаживать за партнёршей - тактиком и всюду её сопровождать, чего бы ему это ни стоило (особенно в диаде Гюго — Робеспьер). Опять же потому, что Гюго — заботливый сенсорик, предусмотрительный тактик - динамик - экстраверт, и уже по тому, как партнёр за ним ухаживает, он будет судить, насколько это удобный для него (в будущем) партнёр. Кстати партнёр - Робеспьер об этом тоже знает. Но несмотря на то, что это программа заложена у него в подсознании, на уровне сознания он нередко пытается её оспаривать, рассуждая о “справедливости” такого рода отношений: “Почему это мужчина обязан вести женщину в ресторан? И ещё платить за неё... Почему не наоборот? Это несправедливо! У нас равенство полов…”

ТАКТИКАМ- ЭТИКАМ- СЕНСОРИКАМ (Гюго и Драйзеру) очень важно доминировать в своей диаде, поэтому они конечно же будут “приручать” своих дуалов - стратегов всеми доступными средствами: им нужен либо покладистый партнёр, либо никакой. ("С другими можешь командовать, а со мной обязан быть паинькой!") Опять же, у партнёрш - этиков - сенсориков (а тем более, этиков - сенсориков- тактиков) в зависимости от программы "инверсии доминирования" — в зависимости от меры уступчивости, щедрости и очевидной влюблённости партнёра, — выстраивается программа поощрительного спаривания. (Существует такая инстинктивная программа, по которой отношения между половыми партнёрами строятся по принципу “мера за меру”). Если человек доказал, что влюблён, —можно “отплатить” ему добром за добро, или “любовью за любовь”: “ты со мной по-хорошему, и я с тобой по-хорошему”.

И ничего плохого (или продажного!) ЭТИК в этом не усматривает. А попробуй партнёр ему чего-нибудь “недоплатить”, тут же начнутся упрёки: “Я к тебе всей душой, а ты... Эх, ты!..”.

17. КООРДИНАЦИЯ ПОЗИЦИЙ И ЦЕЛЕЙ В ДУАЛЬНЫХ ИТО

Координация СТРАТЕГИИ и ТАКТИКИ обоих партнёров в любых интертипных (и межличностных) отношениях — это проблема проблем. (Об отношениях высокой и средней напряжённости и говорить нечего, — тут такие баталии разыгрываются, что хоть всех святых выноси.)

В дуальных же отношениях проблемы возникают из- за того, что партнёры слишком быстро расслабляются под воздействием эйфории дуальности, замыкаются на своих удовольствиях (утопают “в пуховых перинах”) и начинают терять контроль над ситуацией: никто ничего не желает отвоёвывать у партнёра, никто никаких усилий не собирается прилагать. Тотальное расслабление — большая опасность в дуальной диаде. Оба партнёра очень быстро привыкают к хорошему, “подсаживаются” на это “хорошее”, как на наркотик, и уже ничего не желают в своих отношениях менять. (“Работать” над собой и над отношениями не желают в дуальных диадах, да и зачем, если счастье само в руки идёт?)

Но за всё в жизни приходится платить. и в первую очередь — за чрезмерное расслабление. Поэтому, когда между дуалами начинаются взаимные упрёки и обиды, разъедающие их отношения, как ржавчина, это говорит о том, что они переживают тяжелейший (возможно даже завершающий) кризис дуальности, который лёжа на “пуховой перине” разрешить скорее всего не получится. Надо что-то менять в СТРАТЕГИИ и ТАКТИКЕ их отношений. И возможно даже, самым кардинальным образом.

Причина в том, что признаки, относящиеся к координации целей, преимуществ и прав, не имеют той лёгкой “подстройки”, какую мы склонны приписывать дуальным отношениям. Проблемы здесь НЕ РЕШАЮТСЯ САМИ СОБОЙ. Считать, что дуальность сама всё отрегулирует — ЭТО ЗАБЛУЖДЕНИЕ И ЭТО МИФ. Одними намёками зарвавшегося СТРАТЕГА не остановишь, а ускользающего ТАКТИКА — назад не вернёшь). А без боя, без продуманных, чётких ходов — ни один партнёр завоёванных позиций не уступит и согнать себя с них не позволит.

Поэтому, координируя свои позиции в признаке стратегии и тактики, дуалы одновременно координируют и свои цели, и дистанцию (что очень важно!), и интересы, и равновесие преимуществ, и меру прав и обязанностей.

Проработка признака СТРАТЕГИИ и ТАКТИКИ — это долгая и кропотливая работа, постепенная и последовательная (шаг за шагом), при которой партнёры действительно разыгрывают “шахматную партию”: кто — кого на какие позиции пропустил, кто — кого и где “ запер” — всё решается в этой “партии”. И от результата “игры” зависит дальнейшее развитие отношений — и ближайшее, и перспективное — за каждый пропущенный или ошибочный ход им обоим придётся расплачиваться.

18. ПОЧЕМУ НЕВОЗМОЖЕН “ИСКУССТВЕННЫЙ БРАК” С ДУАЛОМ?

В каждой дуальной диаде, в зависимости от набора дуализирующих признаков разыгрывается своя тактическая и стратегическая последовательность "ходов", прописывается свой тактический или стратегический сценарий игры. В соответствии с которым признак стратегии и тактики прорабатывается в реальных условиях (в режиме реального времени), как биологическая брачная программа (или как программа взаимодействия ) — ситуативно, ход за ходом — последовательно и постепенно, во времени и в пространстве Соответственно, каждый такой случай дуализации — уникален и ни к какой “схеме” притянут быть не может.

Это же делает невозможным и “искусственный брак” с дуалом. Предвзятость и привязанность к схеме в дуальных отношениях недопустима! (Ни в каких отношениях не допустима, а тем более в дуальных). А ведь у нас какая практика существует? — подобрали кого-то по тестам — подходящих по полу и возрасту — и вперёд! “Вы, ребята — дуалы! Ступайте в ЗАГС и ничего не бойтесь! За качество схемы мы отвечаем, она солидными людьми разработана!”

Сразу сказать дуалам, что они изначально совместимы — это значит изначально перекрыть им все виды на будущую дуальность — худшей услуги для них и придумать нельзя, тем более если они действительно, дуалы. Потому, что действуя таким образом, мы сразу же лишаем их возможности прорабатывать признаковые программы в их естественной, ситуативной последовательности, лишаем возможности ориентироваться на собственные ощущения, не позволяем формировать отношения в реальных жизненных условиях. А главное — лишаем партнёров “прелюдии дуальных отношений” — этапа, на котором закладывается фундамент их будущей семьи, создаются определённые традиции и ритуалы, координируются цели и завоёвываются ( в честном поединке) определённые преимущества. В том числе и по признаку СТРАТЕГИИ и ТАКТИКИ.

Попробуйте СТРАТЕГУ сразу же сказать, что он с партнёром УЖЕ совместим (особенно СТРАТЕГУ - ОБЪЕКТИВИСТУ). То, что он тут же потеряет доверие и к соционике, и к “консультанту” — это ещё пустяки по сравнению с тем, что он сотворит со своим “совместимым” партнёром. Если сразу же не потеряет интерес к нему и к своим с ним отношениям — это будет чудом! Да и зачем, спрашивается, ещё что-то продолжать, если намеченная цель уже достигнута и совместимый партнёр находится в полном твоём распоряжении? (Вот он рядом сидит, и с ним можно делать всё, что угодно, — если он действительно совместим, то потерпит!) И попробуй партнёр на это хоть что-нибудь возразить! (Если совместимый, — молчи и подчиняйся!)

Так не слишком ли быструю и лёгкую победу мы готовим СТРАТЕГУ этакой “удобной формулировкой”? И не “подставляем” ли ТАКТИКА под неприятности, предъявляя ему такой серьёзный аргумент в пользу необоснованных уступок, как "изначальная психологическая совместимость"?

Лозунг: “дуалу — зелёную улицу!” прежде всего опасен для самого ТАКТИКА, поскольку, заставляет забыть о сути и назначении его собственной тактической обороны, что особенно опасно для РАЦИОНАЛЬНОГО, БЕСПЕЧНОГО и этически инертного ТАКТИКА. Который тут же и начнёт рассуждать: “От кого обороняться-то, если мы с ним и так совместимы? И зачем создавать какие-то дополнительные препятствия? Ведь и так уже много времени потрачено на поиски, так зачем его тратить ещё и на какие-то психологические проверки? Не лучше ли сразу пойти и начать новую жизнь? ” — позиция характерная для доверчивого Драйзера, “западающего” на всякие “авторитетные схемы” и " многократно проверенные методики".

А на поверку выходит, что — нет, не лучше. Лучше действовать по старинке, как природа подсказывает. Потому, что совместимость — это не только естественный, психологический процесс, но это ещё и сложный психологический отбор, который надо пройти. Это ещё и психологическая программа, которую надо проработать и прописать во всех деталях, в конкретной экологической среде, в режиме реального времени. И тут “впереди паровоза” не побежишь, как бы нам этого ни хотелось.

Совместимость — это ещё только начало испытаний для обоих партнёров. И значит СТРАТЕГ тоже должен пройти свою часть этого очень нелёгкого и непростого пути! Должен достичь цели, преодолевая (реально преодолимые) препятствия — на то он и СТРАТЕГ. А сказать ему: “Знаешь, дорогой, мы с тобой — дуалы и с сегодняшнего дня начинаем новую, совместную жизнь!” — значит тут же переключить его на другую игру, и навязывать в ней несвойственную ему роль “загнанной дичи”: получается, что не он достигает своей цели, побеждая и захватывая её, а его побеждают и захватывают, как намеченную цель, а какому СТРАТЕГУ это понравится?

СТРАТЕГ — исключительно мужская роль, даже если по психотипу этим признаком наделена женщина. И что бы нам подружки ни говорили: "Держи себя скромнее! Не проявляй заинтересованности! Зачем ты за ним бегаешь?!" — СТРАТЕГ всегда знает, какую цель он преследует и зачем.

ТАКТИКА — женское качество. Способность мужчины-ТАКТИКА неопределённо, уклончиво выражать свои намерения — тоже далеко не всем нравится. ("И кто его знает, чего он моргает? На что намекает?".) Тем более, что сам он ничего толком не говорит — смущается, выжидательно смотрит на девушку: мол, догадайся сама! А спросишь его напрямую, глаза в сторону отведёт, плечами пожмёт, лукаво или застенчиво взглянет и с хитрой улыбочкой скажет: "Да ничего я к тебе не испытываю. Тебе это показалось!". А чуть только заметит, что им перестали интересоваться, тут же чем-нибудь напоминает о себе: То некстати вмешивается в разговор и отвлекает на посторонние темы, то назойливо обращается с каким-то вопросом и тут же "забывает", о чём хотел спросить. Чем меньше интереса к нему проявляют, тем больше внимания старается к себе привлечь. А чуть только заметил, что на него опять смотрят, намеренно напускает на себя безразличный вид или куда-нибудь опять убегает — делает вид, что очень торопится. Потом опять откуда-то появляется и лукаво поглядывает на интересующий его объект, снова "приманивает" и снова куда-нибудь ускользает. Часто именно тогда, когда уже кажется возбудил к себе интерес, не подпускает к себе интересующую его девушку, а начинает активно ухаживать за другой. Может с ней даже уйти, стараясь возбудить ревность именно той, которая его и интересует. И такая канитель будет продолжаться до тех пор, пока он сам не будет уверен в устойчивости проявляемого к нему интереса и в прочности сложившихся с ним отношений. А сомневаться во всём этом он может бесконечно долго — пока время терпит (инерция интуиции времени).

У каждого ТАКТИКА своё представление о продолжительности периода проверки на прочность. И только дуал - СТРАТЕГ может быть достаточно убедителен в своих целях и намерениях, чтобы быстро и с лёгкостью разорвать этот замкнутый круг.

Как видим, совместимость — это не только подходящие био - психологические исходные данные, но ещё и результат прожитого и совместно приобретённого опыта. И, если партнёры считают себя дуалами, пусть сначала попробуют доказать (себе и другим), что они совместимы. (Перефразируя слова Пифагора, скажем, что совместимость — это теорема, которую надо доказывать каждый день.)

Совместимость — это не та “задачка”, ответ на которую можно найти, заглянув в конец учебника. А значит и считать, что дуалы “совмещаются” друг с другом “как две половинки разорванной фотографии” — было бы преувеличением. Простым приложением схем здесь никто и ни с кем не совмещается.

На основании тестов мы может говорить только о ПРЕДРАСПОЛОЖЕННОСТИ К СОВМЕСТИМОСТИ (и то только на основании очень серьёзного анализа и заключений), а всё остальное дуалы должны “подтвердить” и проработать для себя сами — шаг за шагом, ход за ходом, в реальных условиях, в режиме реального времени. И в первую очередь, по индивидуальному, дуализирующему признаку СТРАТЕГИИ и ТАКТИКИ.

***********************************************************************************

ПРИЛОЖЕНИЕ. КРАТКИЕ ТЕЗИСЫ ПО ПРИЗНАКАМ РЕЙНИНА
I. ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ:

ЭКСТРАВЕРСИЯ — ИНТРОВЕРСИЯ

Признак отслеживает (формирует, регулирует) субъектно-объектный план взаимодействия информационных метаболитов – их свойства и качества (ЭКСТРАВЕРСИЯ) и отношения между ними (ИНТРОВЕРСИЯ).

1. ЭКСТРАВЕРСИЯориентация на преимущества объектных качеств и свойств объектов/информационных метаболитов (ИМ).
2. ИНТРОВЕРСИЯ – ориентация на преимущества связей и отношений между объектами (ИМ).

ЭТИКА – ЛОГИКА
Признак отслеживает (формирует, регулирует) рациональный (материальный) и эмоциональный (энергетический) план взаимодействия информационных метаболитов (ИМ).

1.ЛОГИКА – ориентация на рациональный план отношений и свойств объектов; преимущество рационального подхода к свойствам и связям объектов (с объектами удобно взаимодействовать, когда их свойства и связи хорошо изучены, измерены в соотношениях, просчитаны, выверены…).

2.ЭТИКА – ориентация на эмоциональный план отношений и свойств объектов; преимущество эмоционального подхода к свойствам и связям объектов (с объектами удобно взаимодействовать, когда их свойства привлекательны, связи благоприятны – доставляют радость, пробуждают чувства, поднимают настроение …).

СЕНСОРИКА – ИНТУИЦИЯ
Признак отслеживает (формирует, регулирует) сенсорный (пространственный) и интуитивный (временной) план взаимодействия информационных метаболитов (ИМ).

1.СЕНСОРИКА – преимущество пространственных свойств и связей объектов. (С объектами приятно взаимодействовать, когда они удобно расположены в пространстве, когда их свойства и качества не вызывают у нас неприятных ощущений.) Ориентация на ощущение, на отношения объектов и их свойства в пространстве ("В этой комнате нам будет тесно", "этот шкаф здесь не поместится", "эти туфли будут жать", "эта ткань даст усадку".)
2.ИНТУИЦИЯ – преимущество временных свойств и связей объектов. (С объектами удобно взаимодействовать, когда изменения их свойств и соотношений предопределены по времени – "вода скоро закипит", "лёд скоро растает", "помещение скоро прогреется"...). Ориентация на предвидение, на изменения отношений и свойств объектов во времени.

ДИНАМИКА – СТАТИКА
Признак отслеживает (регулирует, оказывает) стабилизирующее и дестабилизирующее влияние на информационные процессы.

1.СТАТИКА – ориентация на стабильные, устойчивые, уравновешенные свойства объектов и отношений между ними; преимущества стабильности над нестабильностью; стабилизация состояний объектов и отношений между ними.

*преимущества неизменности объектных качеств и свойств (ЭКСТРАВЕРТНАЯ СТАТИКА)
*преимущества сохранение равновесия в отношениях и связях между ними (ИНТРОВЕРТНАЯ СТАТИКА).


2.ДИНАМИКА – ориентация на переменчивые, нестабильные, неустойчивые и неуравновешенные свойства объектов и отношений между ними; преимущества переменчивости (нестабильности, дестабилизации) над стабильностью; дестабилизация состояний объектов и отношений между ними.

*преимущества изменений объектных качеств и свойств (ЭКСТРАВЕРТНАЯ ДИНАМИКА),
*преимущества нарушения равновесия в отношениях и связях между ними (ИНТРОВЕРТНАЯ ДИНАМИКА).


КВЕСТИМНОСТЬ – ДЕКЛАТИМНОСТЬ
Признак отслеживает интегрирующие (ДЕКЛАТИМНОСТЬ) и дифференцирующие (КВЕСТИМНОСТЬ) свойства объектов (информационных метаболитов) и связей (отношений) между ними.

1.ДЕКЛАТИМНОСТЬ – стремление к интеграции, сближению пространственно-временных связей и отношений (к сокращению пространственно-временных интервалов). Индуктивные свойства мышления. Направление мышления от частного – к общему: стремление к обобщению частностей, к целостности, компактности, сжатости схем. Основной упор делается на поиск общностей, на обобщение и объединение объектных свойств системы в целях сохранения её целостности (что приводит к упрощению моделируемых по этим схемам объектов). Задание на выявление одинаковых элементов в нескольких различных рисунках ДЕКЛАТИМ выполнит быстрей и охотней, чем КВЕСТИМ. При анализе схожих схем и объектов ДЕКЛАТИМ неохотно переходит к поиску различий (или вообще их опускает) – "застревает" на обобщениях, спешит с "окончательными", обобщающими выводами . Для ДЕКЛАТИМА переход к рассмотрению частностей равносилен движению вспять – возвращению к исходной точке анализа.

2.КВЕСТИМНОСТЬ – стремление к дифференциации, отдалению, разграничению пространственно - временных связей и отношений (увеличению пространственно-временных интервалов). Дедуктивные свойства мышления. Направление мышления от общего к частному: стремление к поиску различий и разграничению частностей, к разветвлённости, развёрнутости схем. Основной упор делается на поиск различий и выявление частностей, на их разделение и разветвление по различиям (что приводит к усложнению моделируемых по этим схемам объектов). При анализе схем и объектов КВЕСТИМ не спешит переходить к обобщающим выводам (может вообще до них не дойти) – "застревает" на поиске различий (задание "Найди десять различий в двух схожих картинках" КВЕСТИМ выполнит быстрей и охотней, чем ДЕКЛАТИМ) и на разветвлённости направлений расширения (развития) схем. Для КВЕСТИМА делать обобщающие выводы – всё равно, что двигаться вспять – возвращаться к исходной точке анализа.

В структуре моделей КВЕСТИМОВ все ЭКСТРАВЕРТНЫЕ аспекты (на схеме они обозначаются чёрными символами) – ЭВОЛЮЦИОННЫЕ – в силу усложнения объектных свойств разветвлённой (обрастающей частностями) системы, приобретают ЭВОЛЮЦИОННОЕ – усложняющееся, конструктивное, перспективное – направление развития (знак «плюс» перед символом аспекта), а ИНТРОВЕРТНЫЕ аспекты (обозначаются белыми символами) – ИНВОЛЮЦИОННЫЕ – в силу упрощения и ослабления структурных связей по мере их отдалённости и разобщённости, приобретают ИНВОЛЮЦИОННОЕ – ретроспективное и реконструктивное, альтернативное, корректирующее направление (знак «минус» перед символом аспекта).

В структуре моделей ДЕКЛАТИМОВ – наоборот: все ЭКСТРАВЕРТНЫЕ аспекты – ИНВОЛЮЦИОННЫЕ – в силу стремления схем и моделей к целостности и упрощению объектных свойств) приобретают ИНВОЛЮЦИОННОЕ направление развития (знак «минус» перед чёрным символом аспекта), а все ИНТРОВЕРТНЫЕ аспекты – ЭВОЛЮЦИОННЫЕ, – в силу усложнения и укрепления структурных связей по мере их сближения и сокращения, приобретают ЭВОЛЮЦИОННОЕ направление (знак «плюс» перед белым символом аспекта).

ПОЗИТИВИЗМ – НЕГАТИВИЗМ
Признак отслеживает позитивные и негативные тенденции информационных процессов.

1. ПОЗИТИВИЗМ – преимущество позитивного над негативным; первичная, непосредственная ориентация на позитив, стремление видеть хорошее в плохом («Если у Вас нету дома, пожары ему не страшны, и жена не уйдёт к другому, если у Вас нет жены…»).

2. НЕГАТИВИЗМ – преимущество негативного над позитивным; первичная, непосредственная ориентация на негатив, стремление выявлять плохое в хорошем. ("Не всё то золото, что блестит") Опосредованная (вторичная) ориентация на позитив ("Не было бы счастья, да несчастье помогло").

КОНСТРУКТИВИЗМ – ЭМОТИВИЗМ
Признак отслеживает рациональные (логические) и эмоциональные (этические) приоритеты (первичность, инертность) и способы коммуникативного воздействия (вторичность, мобильность) информационных метаболитов.

1. КОНСТРУКТИВИЗМ (КОНСТРУКТИВНОСТЬ) – этическая инертность, логическая мобильность; (этические аспекты в инертном блоке модели, логические аспекты – в мобильном); стремление апеллировать к логическим (измеряемым) свойствам личности («Ты же взрослый человек, ты обязан учитывать…»), способность манипулировать логическими категориями, связями и отношениями (Из диалога двух конструктивистов: «Как я могу вас обмануть? Где вы здесь видите подвох?!» – ответ: «Если мы не видим подвоха, это не значит, что его здесь нет…»)

2. ЭМОТИВИЗМ (ЭМОТИВНОСТЬ) – логическая инертность, этическая мобильность; (логические аспекты в инертном блоке модели, этические аспекты – в мобильном); стремление апеллировать к этическим (благоприятным) свойствам личности («Ты добрая, ты меня простишь…»), способность манипулировать этическими категориями, связями и отношениями («Главное – это любовь и взаимопонимание. Никто меня так не понимает, как ты…»).

СТРАТЕГИЯ – ТАКТИКА
Признак отслеживает способы достижения цели и продвижения к ней.

1. СТРАТЕГИЯ – ориентация на конечное достижение цели ("Наша цель – коммунизм!"), на глобальные преобразования ("Мы наш, мы новый мир построим..."), на работу с размахом ("Кто был никем, тот станет всем").
2. ТАКТИКА – ориентация на процесс продвижения к цели ("Вперёд, вперёд! И ни шагу назад! Сражаясь неустанно, доживём мы с тобой, Санчо, до Золотого Века!"), – на промежуточные, локальные преобразования и последовательную их проработку ("Подвиг за подвигом – вот и не узнать этот мир!").

ТАКТИК больше дорожит локальным, промежуточным результатом. СТРАТЕГ – глобальным, конечным, даже при том, что из промежуточных результатов старается извлечь максимум пользы и выгоды.

Для ТАКТИКА из промежуточных результатов складывается конечный результат. Для СТРАТЕГА конечный результат складывается из достижений и потерь промежуточных (В.И. Ленин (СЛЭ) "Шаг вперёд, два шага назад" – о необходимости иногда отступать от завоеванных позиций.).

II. ДИАДНЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ:

РАЦИОНАЛЬНОСТЬ – ИРРАЦИОНАЛЬНОСТЬ

Признак отслеживает непосредственную ориентацию на расчёт и просчитанные, предсказуемые закономерности (РАЦИОНАЛЬНОСТЬ) и опосредованную (ИРРАЦИОНАЛЬНОСТЬ).

1.РАЦИОНАЛЬНОСТЬ – преимущество планомерного над спонтанным; первичная, непосредственная ориентация на расчёт – просчитанные, предсказуемые закономерности, вторичная, (по ощущениям), опосредованная – на спонтанность.
2.ИРРАЦИОНАЛЬНОСТЬ – преимущество спонтанного над планомерным; первичная, непосредственная ориентация (по ощущениям) на спонтанность, вторичная, опосредованная ориентация – на расчёт – просчитанные, предсказуемые закономерности.

ЭВОЛЮЦИЯ – ИНВОЛЮЦИЯ
Признак отражает способы включения в созидательный процесс:
1.ЭВОЛЮЦИЯ (знак "+" перед информационным аспектом) – преимущество конструктивного над реконструктивным; ориентация на качественное начинание и процесс («важно с самого начала всё сделать правильно, чтобы потом не переделывать, не создавать проблем бесконечными исправлениями, множеством трудно согласуемых поправок, нескончаемыми поисками альтернативы и т.д.»).

2. ИНВОЛЮЦИЯ (знак "-" перед информационным аспектом) – преимущество реконструктивного над конструктивным; ориентация на качественное завершение процесса («всего предусмотреть невозможно, важнее всего результат», «исправлять ошибки, искать альтернативные варианты никогда не поздно»).

ЭВОЛЮЦИОННЫЕ ("+") и ИНВОЛЮЦИОННЫЕ ("-") информационные аспекты дополняют друг друга во взаимной коррекции и взаимном ограничении на каждом уровне модели "А" (в парных вертикальных и горизонтальных блокировках) и отражают основные закономерности их развития, в соответствии с которыми ЭВОЛЮЦИОННЫЕ (конструктивные, созидательные) процессы дополняются, корректируются и ограничиваются ИНВОЛЮЦИОННЫМИ (реконструктивными, разрушительными) и наоборот. Одно в отрыве от другого – ЭВОЛЮЦИЯ без ИНВОЛЮЦИИ – разрушение без созидания, поиски альтернатив без принятия конструктивных, позитивных решений (не путать с признаком ПОЗИТИВИЗМА – НЕГАТИВИЗМА)– так же бессмысленно и деструктивно, как и созидание без коррекции и реконструкции – как поиски позитивных решений без учёта альтернатив.

УПРЯМСТВО – УСТУПЧИВОСТЬ
Признак отражает способы накопления эмоциональных и рациональных преимуществ для последующего их прагматичного использования:

1. УПРЯМСТВО – преимущества накопления негативного этического потенциала для последующей борьбы за право первенства в системе (аспекты этики эмоций (ЧЭ) и структурной логики (БЛ) в инертном блоке ментала).

2. УСТУПЧИВОСТЬ – преимущества накопления позитивного этического потенциала с последующим его прагматичным использованием
(аспекты этики отношений (БЭ) и деловой логики (ЧЛ) в инертном блоке ментала).

БЕСПЕЧНОСТЬ – ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТЬ
Признак отражает способы накопления пространственных и временных преимуществ для последующего их прагматичного использования.

1. БЕСПЕЧНОСТЬ – спонтанная готовность к возможным переменам (как пионер:"Всегда готов!" к чему бы то ни было); преимущество спонтанного использования имеющихся возможностей, ресурсов, накоплений ("Надейся на случай, пользуйся тем, что под рукой").

2. ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТЬ – заблаговременная подготовка к ожидаемым переменам ("Готовь сани летом, телегу – зимой!"); преимущество планомерного использования накопленных ресурсов.

III. КВАДРОВЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ:

ДЕМОКРАТИЗМ – АРИСТОКРАТИЗМ
Признак отслеживает (регулирует, формирует) доминирование НЕРАВНОЗНАЧНЫХ ("вертикальных", иерархических) и/или РАВНОЗНАЧНЫХ ("горизонтальных", демократических) связей в системе и социуме:

1. ДЕМОКРАТИЗМ — преимущества РАВНОЗНАЧНЫХ ("горизонтальных") связей системы над соподчинёнными, НЕРАВНОЗНАЧНЫМИ ("вертикальными"), — отношения равенства прав и возможностей, исключающие (нивелирующие) иерархические приоритеты. Осознанное стремление к равенству, равноправию ("демократические" информационные аспекты составляют ментальный блок модели) и неосознанное стремление к доминированию, соподчинению, подавлению ("аристократические" информационные аспекты составляют витальный блок). В КВАДРАХ ДЕМОКРАТОВ: "Сначала ты работаешь на авторитет, потом авторитет работает на тебя."

2. АРИСТОКРАТИЗМ – преимущества НЕРАВНОЗНАЧНЫХ, соподчинённых ("вертикальных") связей системы над РАВНОЗНАЧНЫМИ ("горизонтальными"), – отношения соподчинения, исключающие (нивелирующие) равноправие. Осознанное стремление к доминированию, соподчинению, подавлению ("аристократические" информационные аспекты составляют ментальный блок модели) и неосознанное стремление к равенству, равноправию ("демократические" информационные аспекты составляют витальный блок). В КВАДРАХ АРИСТОКРАТОВ: "Работать на авторитет надо всю жизнь."

СУБЪЕКТИВИЗМ – ОБЪЕКТИВИЗМ
Признак отслеживает формирование субъективных и объективных приоритетов в системе (социуме):

1. СУБЪЕКТИВИЗМ – доминирование субъективного мнения над объективными фактами и обстоятельствами.
Субъективное мнение
  первично, объективные факты и обстоятельства  вторичны. 
Субъективная убеждённость в том, что мнение формирует обстоятельства и (следовательно) влияет на объективную реальность
Отрицание или подтасовка объективных фактов в угоду доминирующей (или субъективной) системе взглядов, представлений. Отрицание объективных методов познания
 (схоластический скептицизм: «Глаза и уши – фальшивые свидетели»).
Доминирование субъективных
 представлений и мнений над правами и возможностями личности. ("Если я так сказал, значит так оно и есть!").
Доминирование
 системных ограничений над правами и возможностями личности («интересы системы превыше всего»).
Осознанная, непосредственная борьба за место в системе (в семье, в иерархии, в коллективе), осознанное вытеснение из системы нежелательных её элементов
 ("лишних" и "слабых" звеньев).

2.ОБЪЕКТИВИЗМ – доминирование объективных фактов над субъективным мнением
 («лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать»); 
Объективно доказуемая убеждённость в том, что объективные обстоятельства и факты влияют на субъективное мнение.
Объективные факты и обстоятельства
 – первичны, субъективное мнение – вторично.
Доминирование объективных прав и возможностей личности над системными ограничениями
 («права личности превыше интересов системы»). 
Неосознанная, опосредованная борьба за место в системе, неосознанное, опосредованное вытеснение из системы (из дома, из семьи, из иерархии, из коллектива) нежелательных её элементов
 ("лишних" и "слабых" звеньев). 

РЕШИТЕЛЬНОСТЬ – РАССУДИТЕЛЬНОСТЬ
Признак отслеживает методы непосредственного (активного, действенного) и опосредованного (отвлечённого, выжидательного) включения в решение актуальных проблем:

1. РЕШИТЕЛЬНОСТЬ – преимущества своевременного действия («Поздно рассуждать, надо действовать!»).

2. РАССУДИТЕЛЬНОСТЬ – преимущества своевременного обсуждения («Ничего не буду предпринимать, пока мы все вместе не сядем, не обсудим наши проблемы, не поговорим о наболевшем»).

РЕШИТЕЛЬНЫЕ И РАССУЖДАЮЩИЕ ИНТУИТЫ И СЕНСОРИКИ:

РЕШИТЕЛЬНЫЕ («ВИКТИМНЫЕ») ИНТУИТЫ-ДИНАМИКИ отличаются способностью провоцировать агрессию («вызывать огонь на себя»), «держать удар», а затем отражать удар, добиваясь при этом особых для себя преимуществ.

РАССУЖДАЮЩИЕ («ИНФАНТИЛЬНЫЕ») ИНТУИТЫ-СТАТИКИ напрямую, – часто довольно жёсткими, агрессивными (и по-детски инфантильными) методами: капризами, скандалами (логики), упрёками, бойкотами (этики) – заставляют партнёра заботиться о себе.

РАССУЖДАЮЩИЕ («ЗАБОТЛИВЫЕ») СЕНСОРИКИ-ДИНАМИКИ напрямую опекают своих партнёров, – изначально стремятся навязать им свою опеку. Агрессия (как стремление приструнить, дисциплинировать) проявляется в ответ на претензии партнёра к оказываемой им опеке.

РЕШИТЕЛЬНЫЕ («АГРЕССИВНЫЕ») СЕНСОРИКИ-СТАТИКИ изначально стремятся приструнить (дисциплинировать) своих партнёров. Опека подаётся в форме поощрения.