27 сентября 2009

Конфликтные отношения: СЭИ - ЛИЭ (Полная версия)

Сенсорно-этический интроверт (СЭИ, Дюма)  — Логико-интуитивный экстраверт (ЛИЭ, Джек).
                                                                                    

1. Конфликт общим планом.
А как же находит своих конфликтёров Дюма? — спрашивает Читатель.

“ Нам никогда не нравились хлюпики- очкарики, целыми днями просиживающие в библиотеках...”  — рассказывают две очаровательные студентки (обе Дюма) — “... поэтому мы решили искать себе настоящих мужчин и выбрали для себя Институт Лесного Хозяйства, куда и поступили на охотоведческий факультет по специальности биолог - охотовед. Мы были единственными девушками на курсе. Ребята все, как на подбор — крепкие, силачи - бородачи. Но вскоре выяснилось, что всё это только видимость. Настоящими мужчинами, в нашем понимании, они не были. Мужчина должен быть мужчиной до конца. Он должен дать почувствовать женщине, что он сильный, а она слабая. С настоящим мужчиной женщина должна чувствовать себя женщиной. А этого мы здесь не чувствовали. И особенно часто это проявлялось на охоте, в экстремальных условиях. Казалось бы, здесь можно и помочь даме, подать ей руку, посочувствовать её трудностям. Ведь мы были единственными девушками, которые учились с ними и ходили с ними на охоту. То есть, они, конечно, были хорошие ребята. И защитили бы нас, если бы в этом была необходимость. Но такой необходимости не было. Мы никогда близко к зверю не подходили. Вы знаете, кабан он, какой страшный? Но на охоте как раз очень хочется почувствовать себя слабой женщиной, хочется, чтобы за тобой поухаживали. Иногда пожалуешься, что вот ноги промочила, что устала, попросишь руку подать. Так они сами до этого не догадываются — вот что плохо! Столько мужиков, а настоящего мужчины нет: приедем на место, они с грузовика спрыгнут, ружьё на плечо и пошли в лес — а нет, чтобы нам помочь слезть. О том, чтобы на руки взять и речи нет. Ну да, конечно, мы девушки не хрупкие (очень даже не хрупкие!), но всё же, хотелось бы почувствовать себя женщиной...”

Разумеется, Джеку и в голову не придёт вести себя на охоте как на светском рауте. Так что претензии этих девушек покажутся ему необоснованными. И, кроме того, Джек всегда считает, что человек не должен создавать дополнительных проблем членам свей команды — тем более по таким пустякам как “промочила ножки”, да ещё в такой экстремальной ситуации как охота на кабана. (Промочила ножки — сиди дома, не можешь спрыгнуть с грузовика — не езди на охоту.) Во всём, что касается действий в условиях экстремальности Джек — максималист.

То, что у этих девочек не сложилось близких отношений с сокурсниками - конфликтёрами — их счастье. Хотя не исключено, что за кого - нибудь из них они всё же выйдут замуж.

И что тогда?

— А тогда произойдёт нечто подобное: “Когда я в первый раз увидела своего будущего мужа...” — вспоминает женщина - Дюма, — “... он держал на руках ребёнка, как потом выяснилось, своего племянника, — но он его держал так бережно, как какой - то хрустальный сосуд. И я тогда же подумала, что это очень добрый человек, и как хорошо было бы стать его женой. Тогда я ещё не знала всего, что меня ждёт... До свадьбы у нас всё было хорошо, но потом... Потом это превратилось в кошмар... После работы бывало бегаешь по магазинам с сумками, с авоськами, стоишь в очередях, устаёшь. Домой придёшь — отдыхать некогда, сразу надо становиться к плите, сразу готовить. Накроешь ему — цветочки, салфеточки — всё красиво, вкусно. Так хоть бы слово сказал! Ест и молчит. Его спросишь: “Ну, ты хоть скажи, тебе вкусно?!”, а он: “Ну, видишь же, ем!” (То есть, — было бы невкусно, не ел бы!) Вы понимаете? Ни похвалит, ничего. Поест и начинает разбирать свои рыболовные снасти — он у меня рыбак был, — это значит, что на выходные он опять уедет на рыбалку, а я опять останусь одна... Сил моих не было это терпеть. Сама не помню, как развелась. Ничего я так не хотела как этого развода... Потом долго была одна... Мужчины, конечно, были, но было и одиночество. Знаете, как говорят: заснуть всегда есть с кем — проснуться не с кем. И вот, наконец, Бог услышал мои молитвы — мне, наконец-то встретился замечательный человек. (Не сглазить бы!) Это, знаете, такое чудо! Придёт с работы и ещё с порога радуется: “Ой, какие у нас запахи! ” Уже принюхивается, знает, что сейчас ему подадут что-то очень-очень вкусное. Это такое счастье его накормить! И нет у нас никакого распределения обязанностей — а с первым мужем было. А с этим — нет: каждый делает то, к чему его душа лежит...”

— Ну, эта история тоже понятна: первый муж — конфликтер, второй — дуал. Хорошо хоть наша героиня вовремя догадалась развестись, да и конфликт её, судя по всему, был ещё не самым жёстким. (Хотя, если Джек и в дуальных - то отношениях не самый удобный партнёр, то можно представить, каков он в условиях отношений конфликта!)

2. Дюма — Джек. Первое впечатление и сокращение дистанции
По началу Джек может произвести на Дюма очень благоприятное впечатление —дружелюбен, улыбчив, уступчив. Так же, как и Дюма Джек очень быстро располагает к себе людей, легко находит с ними общий язык. Так же, как и Дюма, легко с ними договаривается, быстро находит способ им услужить, удружить. Легко устраивает свои дела неформальным образом, свободно чувствует себя в любой компании. Умеет разговорить собеседника, легко и быстро может разрядить обстановку, снять напряжение. Умеет быть душой компании, бывает неистощим на выдумки и шутки (-ч.э.3). Легко завязывает новые знакомства, умеет извлекать выгоду из новых знакомств.

Все эти качества импонируют Дюма (взаимодействие по ролевой (у Джека) и творческой (у Дюма) этике эмоций). Дюма, — как это свойственно деклатимам, стремится сократить дистанцию с Джеком. Возникающее притяжение втягивает его в зону конфликта, в процессе которого каждое слово партнёра воспринимается как преднамеренная обида или оскорбление, каждое замечание — упрёк, укор, намеренное желание причинить боль и каждое действие партнёра возмущает или шокирует, воспринимается крайне болезненно и становится поводом для новых конфликтов.

По мере сокращения дистанции разговор всё чаще переходит на повышенные тона, обсуждение насущных проблем затрагивает всё более болезненные темы, уязвляет и деморализует каждого из партнёров. Выяснение отношений заканчивается скандалом, причиняя страдание каждому из них. Конфликт ужесточается, возникает ощущение безысходности, ощущение замкнутого круга — ловушки, из которой нет выхода. Партнёры чувствуют себя словно придавленными друг к другу какой - то страшной силой, которая не позволяет им ни сойтись, ни разойтись. Возникает ощущение обречённости. Ощущение удушающей замкнутости отношений угнетает каждого из них и каждый стремиться вырваться из этого адского круга, прилагая к этому массу усилий. Каждый видит в своём партнёре врага — жестокого, опасного, агрессивного. Каждый разговаривает с партнёром с позиции силы. Каждому хочется подчинить партнёра своей воле, подавить его агрессию любыми средствами, избавиться от его диктата и одновременно взять верх над ним — перебороть его, запутать, запугать, укротить, нагнать на него страху, загнать под пяту. При этом каждый действует теми методами, которые ему удобны.

3. Дюма — Джек. Взаимодействие по аспекту волевой сенсорики. (канал 6—7)
Если даже в дуальных ИТО Джек при первых признаках неприязни (у Драйзера это проявляется как отчуждение и холодность) готов объявить партнёру войну и действовать самыми ожесточёнными методами, то можно представить себе, что происходит в ИТО конфликта, когда Дюма, желая отпугнуть Джека, поносит его открытым текстом, не гнушаясь самой грубой, самой омерзительной брани.

Агрессивными могут быть оба: и решительный экстраверт - Джек (для которого лучшая защита — это нападение), и рассуждающий интроверт - сенсорик - Дюма, защищающий свои позиции как последний рубеж. Чем больше страха, тем больше агрессии у каждого из них. А в результате, оба идут друг на друга не просто как "стенка на стенку", а как "пушка на пушку", "танк на танк". Если столкнуть в полёте два пушечных ядра, эффект будет примерно такой же: оба возбуждены борьбой (Джека борьба очень активизирует), оба пышут ненавистью, оба с перекошенными от страха и ярости лицами, сжав кулаки, воинственно налетают друг на друга. Партнёрша - Дюма, выставив грудь вперёд, действует ею, как тараном, подсознательно ориентируясь на своего дуала - квестима Дон-Кихота, который (как это свойственно квестимам) старается близко к себе противника не подпускать, предпочитает разрешать все проблемы на расстоянии. Поэтому своего дуала Дюма может оттеснить без особых проблем.

Иное дело — конфликтёр - Джек. Как решительный деклатим и стратег он будет действовать наскоком, резко сокращая дистанцию между собой и противником. А видя перед собой орущего и визжащего конфликтёра, надвигающегося на него грудью, начнёт с перепугу размахивать кулаками и сам попадёт под град ударов. Если даже в дуальной диаде Джек без пинков не обходится, то что уж говорить про отношения с конфликтёром. (Вообще- то Драйзер не допускает рукоприкладства со стороны дуала. Единственное исключение делается только тогда, когда Джек рано утром, спросонок толкает жену- дуала локтём в бок: "Вставай и приготовь мне завтрак!". Это единственное, что жена - Драйзер ему из рукоприкладства прощает, потому что принимает вину на себя: "Сама виновата, надо было раньше встать, не дожидаясь, пока он толкнёт …" Но обида, тем не менее, накапливается. И при случае жена - Драйзер об этом Джеку напоминает, старается искоренить у него эту привычку: не может допустить, чтобы она стала нормой их отношений. Во всём остальном Драйзер не позволяет Джеку поднимать на себя руку. В ссорах его на близкую дистанцию не подпускает, — смотрит на Джека предостерегающим взглядом и тому сразу становится ясно: дуал сегодня не в духе, с ним лучше не связываться.)

Дюма как деклатим, а тем более стратег, не привыкший останавливаться на полдороги, будет сокращать дистанцию с Джеком всякий раз, когда это потребуется. Отчаявшись повлиять на конфликтёра, будет налетать на него с кулаками, кричать, грозить, подавлять силой и эмоциями; будет пытаться доминировать ним, командовать, унижать, уязвлять, возмущаться, если Джек откажется выполнять его требования, ставить жёсткие условия, предъявлять новые претензии.

4. Джек — Дюма. Эмоциональные атаки двух деклатимов (взаимодействие по аспекту этики эмоций (канал 2 — 3)
Оба партнёра — этические манипуляторы — эмотивисты. Этические аспекты у каждого из них находятся в мобильном блоке. И оба задействуют их как грозное оружие, главным из которых — самым сильным и сокрушительным оказывается аспект этики эмоций — творческий аспект СЭИ, Дюма (- ч.э.2) и нормативный аспект ЛИЭ, Джека (-ч.э.3) — уровень ЭГО и СУПЕРЭГО, канал 2 —3.

Привычка Дюма врываться в комнату этаким пушечным ядром и начинать с порога орать, возводя на партнёра напраслину, с точки зрения Джека ни в какие этические нормативы не вписывается. Разговоров на повышенных тонах Джек (как объективисту - логику) вообще трудно переносить (аспект этики эмоций — вытесненная ценность в квадрах объективистов, нормативный аспект (-ч.э.3), слабая и уязвимая точка на уровне СУПЕРЭГО в модели Джека). Но те шокирующие "потоки грязи", которые обрушивает на его голову Дюма с нескончаемой лавиной упрёков и обвинений, в самой обидной и оскорбительной форме, выбивают его из колеи окончательно. Этот нескончаемый визг, писк, крики, издаваемые надсаженным голос, эти бесконечные изматывающие истерики, с которыми Дюма нападает на него наскоками — нахохлившись, выставив грудь и плечо вперёд, напоминая взъерошенную и разъярённую птицу, — производят на него удручающее впечатление, приводят в отчаяние.

В такие минуты у него возникает естественное желание отмахнуться от Дюма, как от страшного призрака, отринуть и оттолкнуть его от себя, как воплощение кошмарного ужаса, стряхнуть его с себя, как страшный сон.

Попытка Джека перейти к физическим мерам защиты приводит в ярость Дюма, который теперь уже в свою очередь обрушивается на Джека с кулаками. Крики его при этом не прекращаются, а переходят в истошные вопли. (В квадрах субъективистов крик не считается зазорным методом выяснения отношений — кто больше, кричит, кто с криком права качает, тот больше прав и получает, — или присваивает себе, нагнав страху на окружающих. Добром права не уступят, их силой, угрозой или устрашением можно отобрать. Силы и воинственности раздражённому Дюма не занимать. И хоть силовой метод разрешения проблем и не популярен в квадрах рассуждающих, здесь безотказно действуют методы угроз и устрашений, усиленные бурными потоками эмоций.)

Попытки разрешить конфликт без применения активных действий здесь уже не представляются возможными. Все те потоки оскорблений, которые выплёскивает на него Дюма (ещё на стадии словесных перепалок), заставляют Джека перейти к решительным, оперативным мерам. И по - другому он поступить не может: каждое слово из этого потока так ядовито, пропитано такою грязью, отдаёт таким зловонием, что не просто шокирующе (или отрезвляюще, если ещё влюблён) действует на Джека, но именно "сбивает с ног". Оглушает, как удар дубинки, словно всё самое чёрное, страшное и архаичное — дикое и необузданное, — поднимается со дна души Дюма и пропитывает собой каждое его слово. И этот сокрушительный, спонтанной включающийся "фонтан грязи", сопровождаемый оглушительным визгом и грохотом разбиваемой посуды, становится самым страшным кошмаром, самым навязчивым ужасом всей жизни Джека — и на протяжении того времени, которое он проводит в партнёрстве с Дюма, и по окончании этого периода, о котором он вспоминает с ужасом и отвращением.

Перевести разговор в мирное русло ему Дюма не позволяет: и потому, что его не устраивают объяснения Джека (конфликт интерпретаций), и потому, что не устраивают предложенные им условия совместного проживания (конфликт приоритетов, интересов, обстоятельств). И потому, что его не устраивает угрожающий тон Джека с очень сильной волевой и эмоциональной атакой. Настораживает способность Джека возбуждаться ощущением собственной силы и власти (-ч.с.6), заставляющая его деспотично обращаться с партнёром. Настораживает и исходящее от него ощущение глухой и упрямой силы (-ч.с.6), — тупой и пробивной, как таран, делающей его не прошибаемо упрямым. Дюма настораживает вспыльчивость и нарастающая агрессивность Джека (его активация по волевой сенсорике) — с двух - трёх слов "заводится" и смотрит "волком", весь подаётся вперёд, сжимает кулаки и пока не разрядится в драке, не успокоится.

Страх порождает агрессивность, а агрессивность — ответный страх. Дюма нагоняет на Джека страху своими криками и вынуждает его к самозащите, которую Джек и проводит удобными для себя способами. Как это постоянно бывает в ИТО конфликта, Дюма кажется Джеку неадекватным партнёром — реагирует неадекватно, врывается в его комнату, кричит ни с того, ни с сего, налетает на него, как очумелый, Джек отгораживается от эмоциональных атак Дюма руками, отмахивается от него, пытается отстраниться вытянутой вперёд рукой, сжатой в кулак. Дюма рассматривает этот жест как акт агрессии и, пытаясь предупредить удар Джека, сам первый, "нахохлившись", налетает на его кулак и принимает удар на плечо, после чего кричит, что его избили.

Напуганный Джеком Дюма переходит на крик задолго до того, как Джек пускает в ход кулаки. Будучи подсознательно сориентирован на дуализацию с агрессивным сенсориком Драйзером — своим вспыльчивым и скорым на расправу дуалом, — Джек старается с брачным партнёром не выяснять отношений кулачными методами. Поэтому, привнося в ИТО конфликта программу своей дуализации, Джек прибегает к рукоприкладству только в самом крайнем, в самом отчаянном случае, — и то с перепугу, со страху, спонтанно, часто помимо своей воли.)

5. Дюма. Комплекс "зажатого рта". Сенсорная атака на т.н.с. Джека (канал 1—4). Сенсорный террор.
Спокойно высказаться Джеку Дюма не даст и по причине глубоко раздражающего и во многом определяющего его реакции и его действия альфа - квадрового комплекса "зажатого рта" (страха невозможности высказаться в силу объективных причин). Дюма не позволит Джеку разражаться длительными монологами. И не только потому, что боится упустить инициативу в споре (он же не знает, что представители гамма - квадры не так словоохотливы, как альфа - квадралы!), но и потому, что каждое слово конфликтёра действует на него как самый страшный и болезненный раздражитель — как ожог, как укус скорпиона, как удар бича, как красная тряпка на быка.

Дюма начинает вопить: "Закрой рот!" А для Джека это уже удар по т.н.с. — по самому болезненному для него аспекту сенсорики ощущений (+б.с.4). А если Дюма к тому же прибавит: "Закрой свой поганый рот! Не смерди!" — для Джека начинается всё самое страшное, омерзительное и неприятное. У Дюма часто возникают проблемы с чувством такта (свойственные и остальным сенсорикам - деклатимам- субъективистам — сенсорикам первой и второй квадр) и выражаются они в способности говорить о физических свойствах и недостатках партнёров, об органах их ощущений нагло, открытым текстом, нередко с применением ненормативной лексики. А Джек впечатлителен и уязвим по аспекту сенсорики ощущений (+б.с.4), и вся та неприязнь, которая просвечивает в каждом выражении и слове Дюма, весь тот негатив, который Дюма транслирует ему в самых омерзительных выражениях, приобретает особую эмоциональную и физическую насыщенность, прилипает к Джеку обжигающе ядовитой смолой, которую невозможно ни очистить, ни отскрести, вколачивается ему в голову, словно гвоздями, проникает в воображение и воплощается там в самых гадких и отвратительных образах, оседающих грязной и чёрной мутью на дне души, наполняя её ощущением мерзости, от которого невозможно избавиться, потому что оно возрождается в воспоминаниях и преследует его ужасом наваждений всю жизнь.

В следующий раз, при следующем столкновении, — не дожидаясь, пока Дюма запустит в его душу этот нестерпимо мучительный сенсорно - эмоциональный "вирус", Джек, видя как Дюма "заводится", готовясь высказать всё самое гнусное и омерзительное, уже сам, первый предостерегающе ему кричит: "Закрой свой рот!". И вот тут уже у Дюма в полной мере срабатывает его альфа - квадровый "комплекс зажатого рта" — страх того, что ему не дадут высказаться, его чувства, его эмоциональный порыв подавят, его мнения не выслушают, его точку зрения оспорят или вообще лишать естественного и законного права её отстаивать. И тогда уже Дюма взрывается по - настоящему. Вот тут уже его долго сдерживаемый "вулкан страстей" извергается в полную силу, расплёскиваясь обжигающей "огненной лавой", которую он обрушивает на Джека вместе с бесконечным множеством "камней", каждый из которых попадает Джеку "не в бровь, а в глаз". А главное — в сознании Джека возрождаются всё те же страшные образы, словно выхваченные из преисподней, вырванные из геенны огненной, из бездны отчаяния, из самой грязной и самой глубокой пропасти бессознательного, выплёскиваются оттуда вместе с этой лавиной, влетают в его душу с каждым новым словом Дюма, физически прилипают, наполняя всю душу ощущением мерзости и оседают на дне души тёмными и грязными гнёздами, чтобы ютиться там и выползать из них, возрождаясь омерзительными наваждениями вновь и вновь (Нечто подобное испытывают и остальные гамма - квадралы в столкновениях с Дюма и Гюго).

Джек заболевает после таких разборок, жесточайше страдает от них морально и физически. Ощущение гадливости, мерзости преследует его постоянно. Он сам к себе становится противен — и тем, что замарался во всём этом, и тем, что позволил пропитать себя всей этой мерзостью, позволил окунуть себя в неё с головой.

Очень скоро Дюма находит способы манипулировать Джеком посредством этих омерзительных образов, с подачи своей творческой манипулятивной этики эмоций (-ч.э.2), в избытке перерабатывающей весь материал, посылаемый его программной, негативистской сенсорикой ощущений (+б.с.1), которая всю эту допотопную муть, накопившуюся в этом аспекте с самых ранних, архаичных времён, выплёскивает через аспект этики эмоций (+б.с.1 /-ч.э.2). Посредством "трансляции" всех этих ужасающих состояний, Дюма устраивает Джеку в их доме самый настоящий "парк юрского периода", при котором все эти, наполненные доисторической архаикой образы, в воображении Джека из виртуальных превращаются в реальные, отравляя ему душу каждую минуту его жизни, наполняя её мерзостью и отвращением.

И генератором всех этих мерзостей, в представлении Джека, опять же оказывается Дюма, на которого Джек уже не может смотреть без отвращения. Если им оказывается его партнёрша - Дюма, то она представляется ему воплощением самых гадких, тёмных, грязных и мерзких сил — этакий "ходячий кошмар"1 в грязном, засаленном халате, рваных и стоптанных шлёпанцах, жадная до утех и наслаждений, ленивая и похотливая "самка йеху", о которой он без отвращения ни говорить, ни думать не может. И когда Джек видит себя рядом с таким существом, когда находится рядом с ним в одной комнате, сидит за одним столом, спит в одной кровати, ему кажется, что он падает в пропасть, летит в бездну отчаяния, ужаса и отвращения. Ему кажется, что он уже — ещё до смерти — попал в ад. И вся его жизнь превращена в ад. И загублена на корню безнадёжно.

1 Здесь и далее Дюма предстаёт в антагонистичном ракурсе — таким, каким видится только глазами конфликтёра.

А стоит ему только отдалиться от конфликтёра, как он уже начинает сомневаться в своих выводах. Его требования и претензии к Дюма теперь уже ему самому кажутся вздорными и завышенными. Ведь, ничего запредельно плохого в его партнёрше, объективно говоря, нет. Ну, подумаешь, — ленива, груба, неопрятна, алчная, лживая, похотливая. Ну, и что? Сам - то он — тоже далеко не подарок: агрессивный, грубый, несдержанный. В манерах — далеко не принц, одевается не как лондонский деньги. Вечно всклокоченный, растрёпанный, ходит всё в одной и той же ковбойке, в одних и тех же, давно не стиранных джинсах. Какие, собственно, он может иметь к ней претензии? Кому сам - то он нужен с таким внешним видом и с таким трудным характером?

Надежда найти альтернативу нынешней конфликтной партнёрше, кажется ему единственным выходом из создавшегося положения. (Не губить же свои юные годы в этом капище позора и мерзости?) Альтернативой представляется вариант — если не идеальной, то хотя бы оптимальной партнёрши — ответственной, принципиальной, работящей, заботливой, аккуратной, хозяйственной, неприхотливой, а главное — верной, преданной и терпеливой, способной воспринимать его таким, какой он есть. И таким партнёром оказывается его дуал Драйзер, на воссоединение с которым Джек подсознательно запрограммирован самой природой.

Драйзер — программный этик - интроверт (-б.э.1) испытывает гораздо большую неприязнь к сенсорно - эмоциональному террору, чем все гамма- квадралы вместе взятые. (К нецензурной лексике относится не меньшим отвращением, чем Достоевский. Но если Достоевский, услышав ругань, хватается за уши, то Драйзер под градом направленного на него сквернословия, хватается за оружие — за то, что поострее, потяжелее, покрепче. И сквернослову несдобровать — тут уже хоть кричи, хоть вопи, ему уже ничто не поможет — он приговорён. Драйзер сам пропадёт, но сквернослова —"генератора омерзительных образов" — сбросит в преисподнюю ещё раньше. Потом, —хоть судите, хоть казните, он всё вытерпит, — понимает, что пропадает не зря.)

Драйзер тоже содрогается от ужаса и отвращения, когда слышит ругань Дюма. До таких кошмарных видений конечно же не доходит, но нечто подобное может всплыть и в его воображении.

(Весь этот жуткий сенсорный дискомфорт, весь этот словесный сенсорно - эмоциональный беспредел Дюма зловеще действует не только на Джека и Драйзера, но и на остальных гамма - квадралов. И Цезарь содрогнётся от этого в ИТО полной противоположности, И Бальзак в ИТО суперэго — какие - то жуткие образы всплывают в воображении. Вспоминая их, гамма - квадралы брезгливо отворачиваются или морщатся от отвращения — так, словно им подсунули под нос что - то зловонное и омерзительное: возникает такое ощущение, словно ад открывается перед глазами. Описывать эти видения и ощущения гамма - квадралы отказываются — аспект сенсорики ощущений плохо вербализуется в гамма - квадре, а особенно в самых негативных своих проявления. Деклатимы (Бальзак и Джек) воспринимают этот кошмар, как ад кромешный, как чёрную дыру, в которую утекает всё самое лучшее и самое светлое из их души и жизни (+б.с.3 — у Бальзака, +б.с.4— у Джека).

С чем всё это может быть связано?

— С антагонизмом ортогональных квадровых признаков, с запретом на эмоциональный дискомфорт, принятым в гамма - квадре — квадре решительных объективистов (вопли и крики здесь воспринимаются, как надрывающий душу вой сирены), а также с жёстким запретом и неприятием открытой, суправитальной (грубой, дикой, животной ) сенсорики ощущений, которая в минуту опасности и подаётся сенсорно - этическим интровертом Дюма в самой пугающей, архаической форме (из - за чего все эти ужасы в воображении гамма - квадралов и возникают).

Негативистская сенсорики ощущений Дюма (+б.с.1) — это, конечно, мощное оружие против гамма - квадралов. И Дюма им с успехом пользуется при малейшей опасности (примерно в тех же целях, что и скунс, разбрызгивающий вокруг себя свою убийственно зловонную жидкость).

Было принято говорить, что в ИТО конфликта Дюма "бьёт" Джека по "белой сенсорике", а как "бьёт" — понять было трудно…

— Вот так и "бьёт", — устраивая "прогулки с динозаврами"…

…в домашнем "парке юрского периода"?..

— … Или в "саду земных наслаждений", (если подразумевать известную картину Иеронима Босха "Сад земных наслаждений", изображающую все существующие на свете пороки и ужасы расплаты за них). Расплата за пресыщение наслаждением — это как раз то, с чем Джеку приходится сталкиваться в ИТО конфликта.

6. Дюма — Джек. Взаимодействие по аспекту сенсорики ощущений (канал 1 — 4)
Комплиментов по поводу внешней своей привлекательности Дюма от Джека не услышит, даже если бы очень на них напрашивался. Кроме того, что в квадрах решительных (а тем более в самой демократичной их диаде) не принято хвалить внешность партнёра, ни тем более напрашиваться на похвалу (аспект сенсорики ощущений — антагонистичная ценность), во внешних данных своего партнёра Джек разбирается ещё хуже, чем Дон - Кихот (у которого аспект сенсорики ощущений — суггестивный: -б.с.5), но только тщательно скрывает это, поскольку в его модели аспект сенсорики ощущений попадает на проблематичный и слабо вербализуемый, лаборный уровень СУПЕРЭГО, на позиции т.н.с. (+б.с.4). Если Дон - Кихота, у которого этот аспект суггестивный (-б.с.5), спросить, красива ли девушка, с которой он встречается, Дон ответит: "А я знаю?! Чтоб я так знал! Откуда мне знать?!" — это если он каждый день её видит. Если спросить Дона: "Но хотя бы, какой у неё цвет волос, — она блондинка, или брюнетка?". Дон ответит: "Ну, откуда мне знать?! Я что, буду спрашивать, как называется её цвет волос?!"

Джек в вопросах эстетики и красоты разбирается ещё хуже (+б.с.4). Мечтая об идеальной партнёрше, он представляет её в своём воображении безупречной красавицей, но в реальной жизни может красавицу посчитать дурнушкой и наоборот. Как Драйзер от него комплиментов не услышит, так и Дюма. Если партнёрша спросит: "Как я сегодня выгляжу?", — услышит в ответ: "Нормально!". Джека спросят, красивая ли у него девушка, он ответит: "Нормальная!" Это значит, что всё необходимое при ней есть, — не была бы "нормальной", не встречался бы.

(Комплексуя перед внешней привлекательностью женщин - сенсориков, многие интуиты (и в первую очередь — логики - интуиты) склонны намеренно занижать их самооценку, демонстративно отказываясь замечать их внешнюю привлекательность и красоту, вплоть до того, что обиженно отворачиваются, отводят глаза или болезненно морщатся, видя красивых девушек. Духовную красоту и интеллектуальное превосходство своих партнёрш (включая и дуальных) отказываются воспринимать многие сенсорики логики (преимущественно, иррациональные).

Даже будучи занят поисками идеальной партнёрши, Джек может не замечать красоты окружающих его женщин — ни духовной, ни внешней. Зато может подолгу и часто смотреть индийские фильмы — по нескольку сеансов кряду: вот там, действительно красивые женщины, вот там настоящая верность, преданность, настоящая духовная и физическая красота. Посмотрит на танцующих "куколок в блёстках" часок, другой, третий, а потом вздыхает после киносеанса: "И где они таких красивых женщин берут?", — хотя сокурсницы его или соседки, — ничуть не хуже.

Но у Дюма, кроме внешней привлекательности, есть ещё одно неоспоримое достоинство: "Дюма — художник в любви2".

2 Выражение, ставшее классическим в соционике.

— В пуританской диаде Джек — Драйзер Дюма не найдёт применения этим талантам. Самые смелые замыслы и фантазии здесь прокручиваются только в воображении, а реализуются из них только самые оптимальные (по физическим нагрузкам) и самые скромные. Любое новшество в этом плане, любая новаторская инициатива со стороны партнёра (партнёрши) вызывает настороженность Джека. А если эти новшества, к тому же, ещё и будут озвучиваться или, комментироваться партнёром, отношения начнут стремительно ухудшатся день ото дня: аспект сенсорики ощущений, а особенно, — тема чувственных удовольствий — "табуированная зона" в диаде Драйзер — Джек, — здесь об этом не говорят, здесь об этом молчат. Так что, уже через 2 — 3 дня Джек вообще не сможет смотреть на Дюма без отвращения, — всё в нём начнёт его раздражать и отталкивать.

Джек будет "взрываться" по каждому пустяку, по любому поводу. Поведение его станет грубым, несдержанным. Потом он начнёт подолгу и часто пропадать где - то на стороне, и с каждым его возвращением жизнь Дюма будет превращаться в кромешный ад.

7. Джек — Дюма. Отсутствие поддержки по т.н.с. (по аспекту сенсорики ощущений)
Что есть у Драйзера, чего нет у Дюма?
— Предупредительность по аспекту сенсорики ощущений, необходимая для защиты и поддержки Джека по его т.н.с. (+б.с.5): хозяйство Драйзер ведёт аккуратно, беспорядка, разбросанных в доме вещей Драйзер не терпит. Подсознательно (-б.с.8) он испытывает к беспорядку ещё большее отвращение, чем Джек. Драйзер не будет оставлять на плите, на столе груду грязной посуды. И, конечно, не будет морить Джека голодом, заставляя ходить вокруг грязных завалов на кухне.

А Дюма часто устраивает Джеку такие сюрпризы — разбросает повсюду и свои вещи, и вещи детей, — пусть помнит, что он живёт в доме не один, что у него есть семья, что о ней нужно заботиться, пусть помнит о жене и о детях.

Джек и не забывает об этом ни на минуту, — куда ни ступит, всюду разбросано нижнее бельё его жены, ползунки и распашонки его детей. На кухню придёт — присесть некуда, не на что чашку, поставить, не в чем чай вскипятить — всё завалено грязной посудой, объедками, остатками пищи, хозяйственной утварью, детскими вещами и игрушками. И посреди этого "великолепия" сидит Дюма и преспокойно общается с кем - то по телефону. Беседует уже несколько часов кряду, а пришедшего с работы усталого и раздражённого Джека принципиально не замечает: делает вид, что полностью увлечён разговором, который ведёт исключительно деликатным и вежливым тоном. Проявляет чрезвычайную чуткость и интерес к собеседнику, задаёт ему множество попутных вопросов, расспрашивает обо всех его родственниках, о всех ближних и дальних знакомых. А Джек, между тем, устав нарезать по кухне круги и отчаявшись привлечь внимание Дюма, достаёт из холодильника бутылку молока и залпом её выпивает, заедая первым попавшимся куском булки. И тут уже Дюма взрывается: молоко предназначено для ребёнка, булка — для бутербродов, которые он возьмёт с собой завтра в школу. А голодному и усталому Джеку, который только что пришёл с работы, получается, и поесть нечего! Что ни возьмёт в руки — всё не для него!

— Ты что, не мог пять минут подождать?! — орёт на него Дюма, — обязательно нужно хапнуть… Что ты взял?! Вот что ты взял?! — кричит на него Дюма и вырывает из рук пакеты. — Эта колбаса для завтрака! Это сыр для тостов к вечернему чаю! Это творог для ребёнка! Сметана тоже для него! Куда взял?! Оставь! Яблоко тоже для ребёнка!

— А мне что есть?! — спрашивает Джек.
— Подожди, я сварю суп, — отвечает Дюма. — Или вот, возьми остатки вчерашнего супа. — И суёт ему под нос кастрюлю с какой - то студенистой массой, грудой овощей, костей и кусков жира на дне — то есть, с остатками от сцеженного бульона, — того, что Джек ненавидит и не ест, даже будучи очень голодным, — то, что Драйзер ему никогда не даёт (тут же выбрасывает). А Дюма это Джеку скармливает (в порядке сенсорного террора или наказания). Это поначалу Дюма может подавать ему изысканные кушанья на тарелках с цветочками, а потом начнёт кормить тем, что и свиньям не выбрасывают.

Джек потом жалуется: "Бывало навалит в тарелку сваренные целиком овощи — луковицу отварную целиком, целую отварную морковку, там же и перец горошком, целый лавровый лист, ещё какие - то кусочки костей и хрящей, всё это зальёт жижей и называет супом. Навалит в тарелку и говорит: "На, ешь!""

Драйзер, зная привычку Джека есть быстро или отвлекаться во время еды, всегда подаёт ему самую удобоваримую пищу — ту, что быстро и легко съедается, легко разжёвывается и не представляет проблем для пищеварения. Овощи для супа — только мелко нарезанные или протёртые. Мясо в супе тоже не подаётся на косточках. И не дай Бог, если попадётся кусочек отварного жира, хряща или сухожилия, — у Джека тут же возникнет недовольство и партнёром, и ужином.

Зато в походе Джек ест всё, что дают и не привередничает, — напоминает Читатель.

— В походе Джек быстро начинает скучать по городской пище, вспоминает, что конфет в дорогу забыли купить. Ему говорят: "Ведь, ягоды же кругом есть, — иди, собирай чернику, землянику…
…малину…
— Нет, лесную малину для него надо пару часов вымачивать в холодной воде, отцеживать и ополаскивать охлаждённой, кипячённой. (Если Джек найдёт в ягоде червячка или кусок паутинки, скандала не миновать.) Драйзер, не менее привередливый к качеству пищи, не позволяет ему есть ягоды с куста, — зачем осложнять отпуск болезнями? Драйзер не забудет купить конфет в дорогу и ещё пирогов собственной выпечки наберёт. (В дуальных ИТО Джек наберёт в лесу лукошко ягод, идёт домой с женой - Драйзером и фантазирует: "Вот придём домой, ты мне вареники с черникой приготовь, или нет, —испеки мне пирог с земляникой…")

А Дюма, что — не может испечь пирог с земляникой?!

— А Дюма будет возмущён самой формой таких поручений: почему "мне" — то есть, — ему, Джеку, — Дюма должен такое готовить? Почему только для него? Почему не для всех? Почему не для Дюма? Почему обязательно "когда придём домой"? Дюма что, — не должен отдохнуть после похода?!

А Драйзер не попадает в такое положение, когда куча забот и требований Джека сыпятся на него все сразу, — и все неотложные и противоречивые?

— Попадая в такие ситуации, Драйзер заранее планирует, что и как, в каком порядке он должен сделать, чтобы нейтрализовать хаотичную и вздорную активность Джека (то ему одно подавай, то другое!). Драйзер рассчитывает, что придя домой, он сразу же отправит Джека в ванную, умываться с дороги (а это длится обычно довольно долго, стоя под душем, Джек забывает о времени). Пока Джек плещется в ванной, Драйзер успевает разобрать и разложить принесённые из похода вещи. Успевает разморозить и разогреть что - нибудь заранее приготовленное в микроволновке (чтобы Джек хоть на время забыл об обещанных ему варениках), успевает залить водой грибы или ягоды (чтобы Джек не требовал их немедленного приготовления). Выйдя из ванной, Джек сразу же почувствует себя усталым, расслабленным, порог требований снизит до минимума и будет есть то, что ему подадут, а потом пойдёт спать или смотреть телевизор.

У Дюма же всё будет наоборот. Чуть только они переступят порог дома, Дюма ещё не успеет заняться ни собой, ни ребёнком, ни вещами, как Джек уже сразу (чуть ли не в верхней одежде и в сапогах) пройдёт на кухню, свалит грибы в раковину и под полным напором воды начнёт их быстро чистить, засоряя очистками всё вокруг. Одновременно с этим он поставит сковородку на самый большой огонь, нальёт масла, разбрызгивая его во все стороны, бросит на сковородку пару - тройку худо - бедно очищенных им грибов и начнёт на тифлоновой сковороде их разрезать на мелкие кусочки. Партнёрша - Дюма будет вопить: "Отойди, дай мне приготовить кашу для ребёнка!". Джек, отпихивая её локтём, начнёт, обжигаясь, есть грибы вилкой, прямо со сковородки (он всю дорогу, пока шёл домой, мечтал поесть жаренных грибов и вот, наконец, этот счастливый момент настал!). Потом вспомнит, что забыл посолить, вытряхнет половину солонки на сковородку, а сообразив, что пересолил, схватит банку сметаны и, не обращая внимания на вопли Дюма, выльет большую её часть на сковородку. Потом, опять же вилкой, не отходя от плиты будет выуживать грибы из сметаны и есть. Если Дюма отпихнёт его от плиты, Джек будет стоять посреди кухни со сковородкой и есть навесу, роняя кусочки грибов на пол. Дюма будет метаться между ним, кухней, сковородкой, ребёнком, ванной, плитой и вещами, которые срочно нужно разобрать. Видя как Джек урчит возле сковородки, вылизывая остатки грибов, позабыв о том, что с партнёром тоже бы следовало поделиться (поглощая что - нибудь вкусное, Джек не будет делиться с партнёром, — да и зачем, если тот сам может о себе позаботиться?), Дюма чувствует себя чужим в своём доме — тем, с кем не считаются даже в последнюю очередь.

После долгого и изнурительного похода, на заваленной рюкзаками и корзинками кухне, среди хаоса разбросанных вещей и посуды он ощущает себя паломником в осквернённом и разрушенном храме. Кухня — это место, где Дюма священнодействует, — святая святых в его доме, и актов варварства и вандализма он на ней не потерпит. Припомнит он Джеку и эту возню, и суматоху на кухне, и этот поход…

Дюма не любит ходить в походы?

— В молодости, в романтический период "охоты на охотников и охотоведов" Дюма любит ходить и в поход, и на охоту, и даже учится стрелять из ружья… Но сразу же после свадьбы начинает отдавать предпочтение отдыху на изысканных, лечебных курортах, мотивируя это необходимостью подправить здоровье по тем или иным причинам (после тяжёлого учебного года, после напряжённого трудового периода, в преддверии будущей беременности и т.д.). Для Дюма такой отдых удобен как наиболее комфортабельный, сравнительно дешёвый и наименее стрессовый. Джеку на этих курортах бывает скучно — особенно где - нибудь на лечебных водах, где все только и делают, что говорят о своих болезнях. И Дюма среди них всегда первый: он знает, что и чем нужно лечить; что, когда и после чего следует принимать. Сам о своих рекомендациях забывает: вечером жалуется партнёру на колики, утром идёт к источнику пить лечебную воду (выстаивает длинную очередь вместе с Джеком — ему тоже следовало бы водички попить!). Потом идёт завтракать в кафе или в ресторан ("надо же с утра прилично покушать!"), там наедается сверх меры и идёт на прогулку по парку, где встречает новых знакомых и говорит с ними о диетах и о болезнях. Потом снова идёт пить воду к источнику, потом сытно обедает в ресторане ("хотя бы один раз в день надо же плотно покушать!"). Потом идёт в парк на концерт, там встречает своих новых знакомых и идёт с ними ужинать в ресторан: "Какой же отдых без весёлого застолья!" — Дюма этого пропустить не может. Вечером он опять жалуется Джеку на колики…

Часть II
8. Джек — Дюма. Отсутствие должной суггестии
В чём ещё отношения Дюма и Джека не состыкуются?
— У Дюма нет возможности суггестировать Джека по аспекту разделительной, квестимной этики отношений Драйзера: вместо необходимого аспекта (-б.э.1) возникает поверхностное и непродолжительное воздействие демонстративного аспекта этики отношений деклатима - Дюма (+б.э.8), которой мало того, что не дополняет суггестивную функцию деклатима Джека в силу одноимённости зарядов (+б.э.5), так ещё и представляет собой "липовый вариант" поверхностной демо- версии этого аспекта, — "картинку с выставки". Разделительной и запретительной деклатимная этика отношений Дюма быть не может по определению: она не квестимная. А значит она и не сможет остановить Джека в минуту опасности, не сможет отстранить его от участия в опасных, противозаконных, предприятиях, не сможет оградить его от опасных, лживых, вероломных и подлых людей.

Взаимодействие по этому аспекту является проблематичным ещё и потому, что с Джеком вообще трудно строить этические отношения (даже дуалу). То он их усложняет до предела, то сам первый запутывает, то проводит на них опасные эксперименты, заводя отношения в тупик, то идёт на поводу у окружающих, то позволяет посторонним людям манипулировать своими отношениями с партнёром, отказываясь от него под их влияние или давлением. То отправляется на поиски альтернативы существующему партнёру, то заявляет себя несемейным человеком и пользуется суррогатом семейных отношений, кочует по чужим домам и заводит случайные связи. Страдает от сенсорного дискомфорта, но зато ощущается себя романтиком, человеком свободным и независимым от обременительных отношений.

Поначалу этика отношений Дюма и не кажется ему обременительной. В деклатимной (а тем более демонстративной) этике Дюма (+б.э.8) гораздо меньше запретов и предостережений, чем в квестимной (а тем более программной) этике Драйзера (-б.э.1). В выборе средств достижения цели и способах заработка Дюма менее щепетилен, чем Драйзер, смотрит на этот вопрос проще: "Если бизнес приносит хороший доход и имеет надёжную "крышу", интересоваться источником заработка необязательно".

Дюма, как и Джек, может находить лазейки в законе, может быть неразборчивым в средствах заработка, может использовать Джека как пособника или "крышу".

С другой стороны и Джек не сможет суггестировать Дюма по аспекту квестимной интуиции потенциальных возможностей, как это сделал бы дуал Дюма Дон - Кихот (+ч.и.1). А это значит, что и предостережениями Джека Дюма внушаться не будет. Риск и лихачество Джека ни уважения, ни одобрения у Дюма взывать не будут, особенно если за них мало платят. Вне зависимости от личных успехов Джека, Дюма может посчитать его неудачником, — просто потому, что так ему выгодней доминировать над партнёром (+б.л.6) и манипулировать им (-ч.и.5), — удобнее строго спрашивать с него, контролировать, повышать планку требований. Даже если Джек посчитает себя вполне устроенным и благополучным, профессионально состоявшимся человеком, Дюма будет этот момент оспаривать: "Ой, не смеши меня! Какая твоя заплата?! — слёзы, а не зарплата! Нашёл, о чём говорить!"

Дюма будет отчаянно защищать свои интересы в доме, в семье, считая себя первейшим радетелем её благополучия, интересов, первейшим защитником всех своих чад и домочадцев, из которых Джек конечно же будет на последнем месте. Для Дюма главное — это дети. А задача партнёра — добывать деньги. (Где угодно и как угодно; Дюма этот вопрос не особенно контролирует.)

А Джеку для добычи денег нужен стартовый капитал и стартовые вложения. И таких "стартов" у него по жизни может быть очень много. Что ни день, то старт в каком - нибудь новом предприятии. И во всех стартах он рассчитывает на удачу (включая и "слепое везение"), а иначе незачем и предпринимать? "Джек - кладоискатель" каждый день выискивает свою "золотую жилу", каждый день собирает нужную ему информацию по особо прибыльным предприятиям, каждый день ловит свою удачу и каждый вечер возвращается домой с пустыми руками или с какой-то мелочью в кармане, которую он ещё не успел растратить.

Дюма с порога встречает его, как добытчика: "Ну что, принёс деньги?". А он, видя развал и беспорядок в доме, отвечает вопросом на вопрос: "А что в доме беспорядок такой? Ты чем целый день занималась?!" А для Дюма это удар по т.н.с. (по мобилизационному аспекту деловой логики (-ч.л.4), за которым уже следует взрыв возмущения: "Денег не принёс, а отчёта требует! А по какому праву?!"

Дюма работу по дому тоже работой считает. А любая работа достойной оплаты требует. Не будет денег, не будет и домашней работы. Поэтому и на расспросы Джека Дюма отвечает откровенной грубостью: "Иди сам убирай, если денег заработать не можешь". Может прибавить: "Ни на что не годишься! Ни дома, ни на работе от тебя толку нет!" Может ещё ярче выразиться, ссылаясь на ежевечернюю усталость Джека: "Одно только название, что муж, — ни пользы от него, ни удовольствия!" Все эти упрёки и обвинения занижают самооценку Джека и по программной деловой логике (-ч.л.1), и по демонстративной интуиции потенциальных возможностей (-ч.и.8), и —что самое страшное, — "бьёт" по т.н.с. — по мобилизационному аспекту сенсорики ощущений (+б.с.4). Джек ненавидит эти обвинения, очень не любит счи;тать себя виноватым, как и все деклатимы тяжело переживает угрызения совести и очень не любит быть "штрафником".

9. Джек в погоне за удачей
Отличительная черта Джека (и его проблема проблем) — хаотичное и сумбурное "кладоискательство". Кто - то богоискательством занимается, ищет Бога в себе и вокруг себя, а Джек ищет "клады" — среди людей, среди друзей, среди партнёров, среди различных видов деятельности, среди интересных занятий или прибыльных предприятий. "Клад" он может представить себе в виде огромного количества успешных шансов, удачного стечения обстоятельств, великого множества счастливых случаев, которые его непременно обогатят, посыпятся на него золотым дождём, сделают успешным, удачливым, осчастливят и обогатят и его самого, и всю его семью.

Всю жизнь Джек гоняется за удачей, меняет множество профессий, переключается с одной специальности на другую, впадает из одной крайности в другую в поисках своей "золотоносной жилы", в поисках своего мифического "Эльдорадо". Динамизм, бессменный оптимизм и беспечность (беспечный - позитивист - динамик) Джека позволяют ему не пасовать перед трудностями, не терять присутствия духа, не отчаиваться, не унывать, верить в себя и внушать доверие другим.

Привыкший играть по - крупному (стратег), Джек часто меняет места работы, если видит, что заработки убывают ("золотоносный поток" мельчает). Если не находит подходящей работы в своём городе, переезжает в другой — какие проблемы! Выгребает под это мероприятие последние средства у своей семьи, обещая родным выслать деньги при первой возможности, как только устроится. Доезжает до ближайшего города, полагаясь на близкую удачу и скорый успех, и приступает к поискам "золотого дна".

На "дно" он, конечно, выходит, но только другое и несколько позже. Со временем выясняется, что в этом городе и без него безработных хватает, и многие из них — уволенные по сокращению штатов — придерживаются работодателями в поле зрения как удобный резерв: про них уже все всё знают, характеристик и рекомендаций от них не требуют… А тут появляется этакий "кладоискатель"— "человек ниоткуда", — "с улицы", из другого города, без стоящего диплома, без приличных рекомендаций, никто и ничего про него не знает, — кто захочет с ним связываться? — никто, кроме аферистов. А предопределённая встреча с ними для Джека — вопрос времени. Поначалу Джек ломится в закрытые двери, ругается с охранниками и кадровиками, потом бесцельно бродит по улицам, пока, наконец, не выходит на "ловцов" этаких вот "беспризорников". Увлекаясь перспективой близкого и крупного выигрыша, Джек втягивается в их игру, спускает им все привезённые с собой деньги (бывшие сбережения его семьи) и ещё остаётся должен. В игре Джек азартен, если играет, то только по - крупному, ставит сразу на всё и на все, в расчёте на то, что новичкам всегда везёт, поэтому всё очень быстро проматывает. Быстро заводится и спускает всё, что имеет. Домой возвращаться с пустыми руками бывает стыдно, а от "кредиторов" избавиться не удаётся. А кроме того, приходится подчиняться и обстоятельствам, которые в прямом и в переносном смысле оказываются существенно сильнее его. Став должником, Джек отрабатывает свой долг, как умеет и чем может, — выбирать стиль и характер работы ему уже не приходится: условия его содержания ему этого уже не позволяют. Домой возвращается он ещё очень не скоро. (Хорошо ещё, если вообще вернётся!)

Конечно, Дюма может потребовать, чтобы Джек не пускался в авантюрные предприятия, не гонялся за удачей, а работал где - нибудь на одном месте, возле дома и регулярно приносил зарплату домой. Но этот стабильный и рациональный вариант решения проблемы впоследствии перестаёт устраивать их обоих. Джек, привыкший к постоянным поискам лучшей альтернативы, уже не сможет подолгу работать на одном месте. Да и Дюма довольно быстро начинает тяготится скромными размерами его зарплаты, из которой большую часть старается перетянуть себе в тайный "стабилизационный фонд", чтобы было с чем уйти из этого неудобного для него альянса. ("Стяжательный" аспект сенсорики ощущений — этот "центр притяжения" деклатимной модели, формирующий самые близкие пространственные связи, — программная функция Дюма (+б.с.1). Поэтому, при скромной зарплате Джека долги Дюма накапливаются, а потребности ("аппетиты"), соответственно, возрастают. Дюма всё чаще будет жаловаться Джеку на стеснённые обстоятельства, будет ныть и просить: "Ну сделай же, что - нибудь! Ты же мужчина!". Джек уйдёт с постоянной работы и опять пустится в погоню за удачей. Денег не будет уже никаких, а скандалы и ссоры будут происходить ежедневно. Джек начнёт всё чаще сбегать из дома, пропадать на недельку, другую, третью. Дюма будет устраиваться собственными силами, станет искать самостоятельные заработки, из которых уже большую часть потратит на себя и детей. Может приискать себе и другого партнёра, — кто - то же должен позаботиться о нём и его детях!

Вокруг материальных средств (по мере обострения их дефицита) всегда разгорается самая ожесточённая борьба. И эта диада не исключение: жажда новых приобретений возрастает по мере сокращения доходов, которое пугает каждого из них. Начинается драка за дефицит материальных средств, которая сопровождается истериками и скандалами.

Вернувшийся из продолжительной командировки Джек может заставить Дюма поделиться накопленными в его отсутствие средствами (если не уличит его в измене и оставит своим партнёром); при этом сам денег может и не внести, по принципу: "Что моё, то моё. Что твоё, то — наше!". Может взять средства из семейного бюджета и пустить их в оборот, в очередное предприятие, оплатить свои долги, потратить на себя или на своих друзей. Попытку Дюма утаить деньги Джек посчитает предательствам. ("Мы с тобой одна команда, должны друг с другом делиться!"). Может посчитать это достаточным основанием для разрыва отношений, соберёт свои вещи и уйдёт. Дюма будет преследовать его по закону, требовать алименты на детей. Начнутся тяжбы и баталии в суде. Джек своего не отдаст, Дюма своего не уступит. Огромное количество людей будет вовлечено в эту склоку. Даже если они не разведутся и не разъедутся (квартиру трудно разменять, имущество не разделить), жизнь каждого из них превращается в ад. (Сидят в разных концах квартиры и переругиваются так, что во всём доме слышно.).

10. Дюма — Джек. Несправедливость оценок, неадекватность восприятия, конфликт интерпретаций.
— Можно ли предположить, что Джек несправедлив в своих оценках к Дюма? Ведь это именно Дюма старается наполнить жизнь Джека наслаждением, пытается превратить её в праздник. А Джек этого не понимает и даже не догадывается похвалить Дюма за вкусный ужин. Что это — бестактность, неблагодарность, бесчувственность?

— Как уже было сказано, аспект сенсорики ощущений не озвучивается в гамма - квадре. Поэтому и раздражённое замечание Джека "Ну, видишь же ем!" относится в большей степени к дуалу, а не к конфликтёру. И адекватно воспринимается только дуалом. Драйзер не обеспокоит Джека вопросом во время еды: процессу приёма пищи ничто не должно помешать. Поэтому Драйзер и готовит Джеку еду, которую можно съесть легко и быстро, и похвалы за это не спрашивает. Да и зачем спрашивать, если и так видно, что партнёр уплетает еду за обе щёки? Драйзер не будет напрашиваться на комплимент, даже если ему очень захочется его услышать. (Драйзер — квестим. А у квестимов при их демократичной этике отношений не принято напрашиваться на комплименты.) А Драйзер к тому же программный этик и конструктивист. В отличие от деклатима - эмотивиста Дюма (+б.э.8), Драйзер не является этическим манипулятором (-б.э.1), эмоционально не лукавит, этически не хитрит, на комплименты не напрашивается. Драйзер — объективист3: сколько бы он времени и сил на приготовление еды ни потратил, он не посчитает, что совершил какой - то подвиг, приготовив обед. А Дюма — субъективист. И субъективно считая, что потратил огромное количество времени на приготовление пищи, непременно захочет услышать о её качестве положительный отзыв. У Дюма аспект этики отношений демонстративный (+б.э.8), деклатимный, аристократический. Дюма будет напрашиваться на положительные отзывы о своей работе, будет сердиться и обижаться, если их не услышит.

3 Объективисты — представители третьей и четвёртой квадры, где доминирует аспект этики отношений и деловой логики, субъективисты — представители первой и второй квадр, где доминируют аспекты этики эмоций и логики соотношений. Джек и Драйзер — объективисты, Дюма и его дуал Дон - Кихот — субъективисты.

Джек как объективист тоже считает, что лучший комплимент для хозяйки — это быстро съеденная еда и начисто выскобленные тарелки. Об остальном спрашивать необязательно. Потом, после еды в его дуальной диаде Драйзер может осторожно спросить Джека, понравилась ли ему еда (в надежде услышать от него благодарность). И если Джек кивнёт и что-то буркнет в ответ, можно считать, что обед удался. И то, этот вопрос нужен Драйзеру не для того, чтобы услышать комплимент, а для того, чтобы напомнить Джеку о правилах хорошего тона, о необходимости поблагодарить за еду. Драйзер — программный этик, его больше беспокоит этический аспект его отношений с Джеком. Дюма — программный сенсорик, и сенсорный аспект отношений с партнёром для него стоит на первом месте.

У Дюма часто создаётся впечатление (и в этом он не далёк от истины), что Джек безразличен к качеству пищи, не разбирает, что ест: поставь перед ним хоть тарелку зернистой икры, хоть миску отварной картошки, — всё сметёт и не заметит, что съел. Драйзер это качество за Джеком тоже знает — поставь перед ним хоть целый торт, — сметёт и не заметит. Поэтому Драйзер, подавая Джеку еду, старается тщательно её нормировать. Знает, что то, что поставлено перед Джеком, Джек считает своей едой (как в казарме или в интернате). Что поставлено перед ним, то и съест (если это, конечно, съедобно и не очень противно). А если что-то вкусное поставили перед ним, — съест целиком (если вовремя не заметить), — отодвинет от себя остатки торта и скажет: "Фу-у-ух, наелся! Остальное потом доем."

(Случай такой был: хозяйка - Драйзер, заправляя салаты, имела неосторожность поставить перед своей гостьей — подругой - Джеком почти полное литровое ведёрко майонеза (67 % жирности) и не заметила, как подруга, — взрослая, семейная женщина, — вооружившись столовой ложкой, стала есть этот майонез прямо из ведра. Спохватилась Драйзер только тогда, когда гостья, опустошив почти всё ведро, отодвинула его от себя и сказала: "Слушай, убери от меня этот майонез с глаз долой, а то я наемся и потом обедать не буду".)

Дюма бы такого не потерпел, устроил бы скандал с битьём посуды, нахлобучил бы Джеку на голову это злополучное ведро или сунул бы лицом в остатки торта, а Драйзер вину за эти огрехи списывает только на свой счёт — он не досмотрел, он не предупредил, с него и спрос. Хотя, конечно, Драйзера тоже многое раздражает. Например привычка Джека есть на ходу или, стоя посреди кухни, выгребая еду из кастрюли или со сковородки. Выгребать пальцем сгущёнку из банки — коронный номер Джека, — "классика жанра". Драйзер этого терпеть не может, но Джек может сделать это намеренно, желая позлить дуала (в поисках острых ощущений, которых в дуальных отношениях ему иногда не хватает). Дюма этот фокус со сгущёнкой тоже ужасно злит (особенно, если он рассчитывал на это молоко, собираясь приготовить кашу для ребёнка). Дюма может залепить этой банкой за милую душу. А что ему терять? Отношения складываются — хуже некуда, а этого замарашку - Джека ему всё равно потом придётся и отмывать, и обстирывать.

Ужасная путаница получается, — замечает Читатель, — путаница мнений, оценок и интерпретаций. Чем всю эту мороку терпеть, не лучше ли обменяться им конфликтёрами? Представляю себе объявление: "Меняю Джека на Дон-Кихота; старше 30 лет не предлагать!"

— Ничего не выйдет из этого: Драйзер — квестим - этик - объективист; он не относится к партнёру, как к вещи. Даже будучи увлечён соционикой, он не ставит схему интертипных отношений выше отношений этических. Какой бы ни был партнёр — дуал или конфликтёр, как бы с ним ни было трудно, но если этические отношения позволяют (если они терпимы и приемлемы), свой жизненный путь с этим человеком надо пройти до конца: чувство долга — превыше всего. Драйзер (как, впрочем, и Дюма) выйдет из отношений только тогда, когда предел его терпения будет исчерпан.

И что из этого следует?
— Дуализироваться надо в ранней юности, чтобы быть первым и единственным спутником жизни у своего дуала. Что бы там друзья и родственники ни говорили, а доверяют больше всего не ожидаемому "принцу из сказки" и не тому "человеку, который когда - нибудь в будущем встретится", не первому встречному, с которым "стерпится — слюбится" и не тому, за которого хватаются от отчаяния, как за "соломинку", за свой "последний шанс". Больше всего доверяют человеку "своего круга" — равного по уровню материального обеспечения, по социальному рангу, по уровню развития интеллекта, по уровню культуры и образования, по уровню интересов и предпочтений — тому, про кого с раннего детства известно всё, что необходимо знать, связывая свою жизнь, — тому, с кем познаётся опыт первой любви и разделяются первые уроки дружбы, — тому с кем сидел за одной партой и учился по одним букварям, — своему однокласснику и дуалу.

11. Джек — Дюма. Программа приобщения к удовольствию
К радости, к празднику, к приятным удовольствиям Джек очень любит приобщаться. И любит приобщать к ним случайных людей, — тех, с которыми предполагает подружиться "в интересах дела", кого собирается привлечь к своей работе, к своему проекту, включить в свою команду.

Приятными впечатлениями, пережитыми им на праздничных или развлекательных мероприятиях (на корпоративной вечеринке, на рыбалке, на охоте, в гостевой или туристической поездке) в отсутствие ближайшего партнёра (в конфликтной диаде — Дюма) Джек делится крайне скупо и неохотно. Где был, не скажет, что чувствовал, что пережил — не расскажет. В лучшем случае, если долго упрашивать и надоедать, Джек может рассказать о каких - то казусах, недоразумениях, неловкостях, происходивших с ним или его попутчиками в этой поездке. Но не расскажет о том, что его действительно порадовало, восхитило, развлекло, произвело приятное впечатление, — что особенно важно для Дюма (по его творческой этике эмоций (-ч.э.2), в соответствии с её краеугольной этико - сенсорной программой "веселье и радость для всех, праздник жизни для всех") и что особенно огорчает Дюма, который, мало того, что оказался непричастен ко всем этим удовольствиям (вне всякой вины!) так ещё и лишён возможности получить впечатление о них из рассказов очевидца (что для него тоже крайне важно!).

Возвращаясь из экскурсии, из путешествия, Джек в лучшем случае покажет фотографии каких то строений, на фоне которых он стоит в обнимку с какими - то неизвестными людьми. Кто они, где всё это происходило, по какому случаю, — Джек объяснять не будет — недосуг! Хорошо, если вообще покажет фотографии, а то может сказать: "Потом, когда проявлю их, сама всё увидишь!". Проявлять фотографии он ещё долго не будет, а потом забудет, что обещал их показать.

С собой в путешествие (на экскурсию, прогулку, рыбалку, охоту) Джек редко берёт своего брачного партнёра. Обещает: "В первый раз я один съезжу, всё посмотрю, разведаю, а потом уже тебя с собой возьму!" Всё это, разумеется, — отговорки, потому что второй раз по одному и тому же маршруту Джек не ездит, — ему это уже не интересно: жизнь коротка, надо успеть всё увидеть, везде побывать. А задача партнёра — сидеть дома и дожидаться его возвращения: вот он приедет и всё расскажет. Джек приезжает и ничего не рассказывает, сколько ни проси. Рассказывать ему о пережитом лень, переживать всё это заново — тоже лень. Да и зачем? — во второй раз это будут уже не те ощущения.

Джек не будет всего этого рассказывать ещё и потому, что необходимые для этого рассказа аспекты — этики эмоций и сенсорики ощущений — находятся у него на проблематичных позициях слабо вербализуемого лаборного уровня СУПЕРЭГО (-ч.э.3) и (+б.с.4), — то есть, либо вообще не вербализуются, либо озвучиваются, но очень плохо, ограниченным лексиконом. Поэтому, когда партнёрша просит его поделиться своими впечатлениями, он либо отмахивается, либо огрызается: "Да о чём говорить - то?! Как - нибудь с тобой съездим, сама всё увидишь!" В результате, партнёр чувствует себя обиженным и обманутым. И особенно остро это воспринимают сенсорики альфа - квадры. И в первую очередь — Дюма, у которого аспект сенсорики ощущений является программным (+б.с.1).

В альфа - квадре отстранение от удовольствия, от праздника (а тем более, — от "отблесков" его — от рассказов о нём,) считается самым суровым, самым болезненным (а нередко и самым несправедливым) наказанием. Программа "Веселье и праздник для всех" — краеугольная сенсорно - этическая программа в альфа - квадре. Спокон веку, с незапамятных времён программа "гостевого радушия и веселья" является ещё и программой объединения всех добрых и миролюбивых людей в одно мирное и дружелюбное сообщество. ("Милости прошу к нашему шалашу"). Ещё в те стародавние времена, когда люди жили в шалашах и землянках, в примитивных домах из бамбука, покрытых пальмовыми листьями, эта программа всех мирила и объединяла за праздничным пиршеством, за дружеским застольем. Потому и культивировалась в мирном и демократичном обществе альфа - квадры, что была его связующим звеном (+б.с.1), структурирующим все пространственные и этические отношения и связи. Культ гостеприимства, культ весёлого, праздничного застолья породил самые добрые и самые щедрые семейные и культурные традиции, возникавшие на ранних этапах развития человеческого общества.

Нет ничего человечней, добрей и гуманней, по мнению альфа - квадралов (и не только их), чем пригласить человека к столу, приобщить его к веселью и празднику, реально с ним поделиться, или хотя бы заочно, если за праздничным столом не хватает места для всех желающих. Возвращаясь с праздника, альфа - квадрал (и не только сенсорик) обязательно принесёт что - нибудь своим домочадцам — конфеты, кусок пирога (если позволят взять). Обязательно подготовит и принесёт с собой множество рассказов и впечатлений о празднике, которыми непременно поделится со своими друзьями и родственниками, чтобы у них тоже создалось впечатление присутствия на этом празднике, как если бы они побывали на нём.

Джек своего партнёра (в том числе и дуального) этими впечатлениями не одаривает. (Клещами из него не вытянешь рассказов о том, что и как там было). И все его обещания: "Приеду домой, расскажу!" — пустой звук, — ничего он не расскажет о празднике, как если бы он вообще на нём не был. Так что и партнёр его (в том числе и дуальный) сразу же начинает беспокоиться и подозревать его во лжи, гадая: "А где он был на самом деле? Почему ни фотографий, ни подарков с праздника не привёз? А если он был на празднике, то почему молчит? Почему не рассказывает? Не делится впечатлениями?"

А Джеку как деклатиму вообще трудно чем - либо делиться. А тем более — пережитыми впечатлениями и ощущениями (аспекты, отвечающие за озвучивание этих тем — (-ч.э.3) и (+б.с.4) — как мы уже говорили, у него с трудом вербализуются. Кроме всего прочего, ему бывает и лень рассказывать о чём - либо. Да и зачем тратить время на эти рассказы, если можно сразу же куда - то поехать, снова что - то увидеть, набраться новых впечатлений (обещая потом ими поделиться). Подарки он тоже не всегда может довезти до партнёра — раздарит по дороге случайным людям — их жёнам, подругам и детям — а о близком ему человеке вспомнит в самую последнюю очередь (если вспомнит).

Характерная черта объективистов: к чужим, дальним или посторонним людям они относятся лучше, чем к своим (это происходит вследствие доминанты деловой логики в квадрах объективистов: свои люди — испытанный (а часто и истощённый) резерв, а новый резерв из числа новых знакомых требуется пополнять). По этой причине Джек может и заказы своего ближайшего партнёра, купленные в заграничной командировке на его (партнёра) деньги, до партнёра не довезти. Но причины, по которой он это сделал, Джек объяснять не будет, — "Просто не привёз, и всё! — так получилось! В другой раз привезу!"

Джек вообще не любит отчитываться перед партнёром (особенно, когда испытывает чувство вины перед ним). Поэтому любые вопросы партнёра Джек может встретить в штыки. Если устал, возвращаясь домой после долгой дороги, может и с грубостями налететь на партнёра: "Ну, что ты меня допрашиваешь! Я был на рыбалке. Устал. Спать хочу. Есть хочу."

Может с самого начала заморочить партнёра так, что тому уже будет не до расспросов: появится на пороге весь из себя деловой, озабоченный. Завалит прихожую рюкзаками и сумками. И прямо с порога, в сапогах пройдёт на кухню — рыбу чистить и жарить. Под напором воды начнёт чистить так, что все чешуйки будут разлетаться в разные стороны. Поджарит рыбу только для себя одного (партнёр сам о себе позаботится!) и будет есть её, обжигаясь, прямо со сковородки — какие уж тут разговоры или рассказы!. Потом разбросает свои вещи повсюду, наспех переоденется, с кем - то созвониться и, не обсуждая своих планов с партнёром, поедет к друзьям, — делиться с ними впечатлениями о походе. А партнёру останется только убирать за ним и чистить рыбу (если он ещё привезёт её, а то может вообще ничего не привезти из лесу, кроме грязи на сапогах).

В такие минуты с ним и дуальному - то партнёру не сладко приходится, а про конфликтёра и говорить нечего. Джек умеет быть трудным и тяжёлым партнёром — тем, чьё присутствие в доме долгое время трудно переносить, — так и хочется его отпустить на все четыре стороны: "Иди ты хоть в лес, хоть по грибы..."

С домочадцами, со своим ближайшим партнёром Джек не церемонится. Считается с ними в самую последнюю очередь. В своём доме часто ведёт себя, как постоялец: уходит и приходит, когда захочет. Может уехать и не сообщить, куда он отправился, насколько и когда вернётся домой. Может в отсутствие партнёрши зайти домой и оставить записку "Уехал на рыбалку. На этой неделе не жди."

В семейных расходах тоже может участвовать от случая к случаю: сегодня принёс деньги в дом, завтра их унесёт и потратит по своему усмотрению, не отчитываясь ни перед кем.

Драйзер ещё как-то может привыкнуть и притерпеться к такому положению дел, хотя бывает и слишком терпим, и снисходителен к Джеку, когда возводит в ранг культа аспект этики отношений (-б.э.1), — тает под его взглядом, как Снегурочка, боится ранить его упрёком или подозрением, а потом сам первый жалеет обо всех своих попустительствах. А Дюма, для которого дом и семейное благополучие — это святое, не может и не желает со всем этим мириться. Он будет ссориться с Джеком, спорить, скандалить с ним по каждому поводу. И причин для скандалов будет находится всё больше, и каждая последующая будет важней и весомей, чем все предыдущие.

Будучи предоставлен самому себе (или существуя бок о бок с не в меру уступчивым или чрезмерно покладистым партнёром) Джек довольно быстро становится "неуправляем" и "неудобным" партнёром: теряет интерес к стабильным партнёрским отношениям и перестаёт ими дорожить. Верность, преданность, чувство ответственности перед семьёй и партнёром считает излишней обузой, усложняющей жизнь.

В поисках подходящей компании Джек часто идёт по пути наименьшего сопротивления по принципу: "Чем проще, тем лучше" — к этому его обязывает и программная альтернативная деловая логика (-ч.л.1) и демонстративная интуиция альтернативных потенциальных возможностей (-ч.и.8). В этике отношений Джек не разбирается (+б.э.5). А кроме того, комплексует по поводу своей внешности (+б.с.4) и не всегда бывает доволен собой. Занижает самооценку по суггестии (+б.э.5) и т.н.с. (+б.с.4) И ЧАСТО ХОРОШУЮ КОМПАНИЮ МОЖЕТ ПОМЕНЯТЬ НА ПЛОХУЮ, хорошего партнёра заменяет посредственным. Находит себе для определённого случая "попутчика до поворота", он и составит компанию Джеку на случайных праздниках, пикниках и рыбалках.

— Так, что же получается, для случайного партнёра — пикники да праздники, для постоянного — суровые и трудовые будни?..

— Чтобы заставить Джека делиться праздником, радостью, впечатлением нужно быть очень настырным, упрямым и требовательным человеком. У экстравертов этиков, например — у Гюго, Гамлета, Цезаря, Гексли — это иногда получается. Они все упрямые (по психологическому признаку), активные, инициативные, требовательные. Они ещё могут настоять на том, чтобы их взяли в поездку или на праздник.

Уступчивым интровертам (Дюма и Драйзеру) настоять на своих требованиях не удаётся. Дюма в конечном итоге сам устаёт от бесконечных скандалов, а Драйзер не захочет омрачать ими свои отношения с Джеком. В итоге всё, что ему нужно, Джек получает и дома, и на стороне на выгодных для себя условиях.

12. Дюма — Джек. Несостыковка диадных ценностей
Вариант муж — Дюма, жена — Джек, — тоже достаточно проблематичен.
Чего, например, будет стоить одно только намеренье жены - Джека приурочить беременность к наименее активному периоду своей работы: “Пока диссертацию пишу, я заодно и ребёночка рожу”. Муж - Дюма будет возмущён: значит, если бы не было никакой диссертации, то и ребёнка бы не было?! Так получается?!

И здесь тоже сталкиваются две непримиримые противоборствующие позиции: жена - Джек отстаивает своё право на самореализацию в профессиональной сфере (“включается” её квадровый комплекс “связанных рук”), муж - Дюма призывает её выполнять свою природную миссию — быть в первую очередь женщиной и матерью.

И уж, конечно же, не позволит муж - Дюма своей супруге отправляться в турпоход, находясь на последних месяцах беременности — что это ещё за глупости?! Впрочем, не слишком - то она его и послушает: собрала рюкзачок в его отсутствие, да и отправилась бродить по долинам и по взгорьям. В то время как озадаченный муж, возвращаясь домой с перепуганными чадами и домочадцами, гадает, куда это подевалась его супруга, да ещё в такой ответственный момент её жизни!

Разумеется, подобное отношение к семейным обязанностям Дюма постарается сразу же в корне пресечь.

— А что он может сделать? Запереть её в четырёх стенах? — этого свободолюбивый Джек допустить не может. Но и Дюма не будет подвергать риску такой важный момент в его семье, как рождение ребёнка, поэтому тут уже всё пойдёт в ход. Дюма использует все свои тактические приёмы и все стратегические средства — и манипуляции, и упрёки, и скандалы чередуя их с увещеваниями и уговорами, и сенсорный дискомфорт как признак обиды, к которому Джек болезненно восприимчив; и упрямство, и волевое давление — всё это изведёт и измучает Джека, но от свой программы он не отступится — умрёт, а не уступит!

Джек не позволит связать себя по рукам и ногам — он для этого слишком свободолюбив! Переколотит и переломает все горшки и кастрюли на кухне, соберёт свои вещи — и только его и видели! Всё будет кончено!

Дюма ещё очень не скоро привыкает к тому, что Джек всегда и везде (и в своей семье, и вне её) делает только то, что хочет — то, что считает нужным и удобным для себя. И помешать ему в этом никому не удаётся. В армии или на официальной службе, где существует жёсткая субординация отношений, строгая дисциплина и жёсткий протокол, Джек ещё как - то может соблюдать устав. Во всех остальных случаях будет поступать так, как ему вздумается, — как посчитает для себя удобным и выгодным, — и никто ему не указ! Критику действий на свой счёт не принимает, замечания и поправки к ним — тоже (логика действий, логика поступка — его программный аспект).

Конфликтная диада Джек — Дюма — это диада двух стратегов, где каждый из партнёров, если уж поставил цель, обязательно её добьётся: надумали пожениться — поженятся, надумали расстаться — расстанутся и ничто их не удержит.

Конечно, оба партнёра — эмотивисты и оба дорожат сложившимися этическими связями: Дюма — своими чувствами и чувствами своих детей к беспечному и безответственному родителю, Джек очень дорожит сложившимися отношениями, дорожит любовью своих детей но даже ради этого терпеть постоянные нападки на себя и свою программу не будет — нет уж, увольте! Так что, в конеч;ном счёте, партнёры расстаются, как бы это ни было тяжело для обоих...

Часть III
13. Джек — Дюма. Запретные темы. Взаимодействие решительного и рассуждающего
Запрет на озвучивание (или обсуждение) той или иной темы связан с ортогональными квадровыми признаками в этой диаде. И в частности, с взаимной несовместимостью по признаком РЕШИТЕЛЬНОСТИ и РАССУДИТЕЛЬНОСТИ: Джек — РЕШИТЕЛЬНЫЙ, Дюма — РАССУЖДАЮЩИЙ. Темы, доступные для обсуждения в квадрах РАССУЖДАЮЩИХ — первой и четвёртой (альфа- и дельта-), не обсуждаются в квадрах РЕШИТЕЛЬНЫХ — второй и третьей (бета- и гамма-).
И из-за этого Джек не делает комплиментов внешней привлекательности Дюма, не обсуждает с ним тему вкусовых и сексуальных ощущений и ничего не говорит по поводу вкусно приготовленной еды...

— Тема еды, вкусовых ощущений не озвучивается за столом в квадрах РЕШИТЕЛЬНЫХ. "Когда я ем, я глух и нем" — распространённая здесь поговорка, — правило, которое полагается соблюдать. (В советское время это было первое правило поведения, которое прививали детям в семьях и в детском саду).

Признак РЕШИТЕЛЬНОСТИ исторически и эволюционно формировался в суровых климатических и в неблагоприятных геополитических условиях, в экологически неблагоприятной среде обитания. Только физически крепким, сильным, волевым и выносливым людям удавалось бороться за существование в этих тяжёлых условиях, создавать иерархии и выходить в доминанты системы. Возводя бойцовские и волевые качества в культ, исходя из своих представлений об экологической целесообразности, они создавали вверенное им сообщество как общество сильных и волевых людей, способных стойко противостоять могущественным силам природы, мужественно переносить суровые жизненные испытания. Для изнеженности, удовольствия и наслаждения в этом обществе почти не оставалось места. Удовольствия были сведены к жизненно необходимому минимуму и в большинстве случаев становились достоянием сильных (- ч.с.): победитель наслаждался всем. Если наслаждение истощало его силы, размягчало волю, делало беспечным, слабым и уязвимым, его с лёгкостью вытесняли из системы, заменяя другим.)

В суровых климатических и экологических условиях, сформировавших ТИМы квадр РЕШИТЕЛЬНЫХ, с давних времён сложилось так, что на процесс принятия пищи отводилось очень короткое время (в квадрах РЕШИТЕЛЬНЫХ аспект интуиции времени здесь доминирует наряду с аспектами волевой сенсорики) — кто не успел, тот опоздал. Это было связано и с ограниченным количеством времени, отведённым на отдых: каждому человеку, чтобы выжить, приходилось совмещать и выполнять очень много различных обязанностей, — от "лишних ртов" в этом жестоком и прагматичном сообществе быстро избавлялись. Это было связано и с ограниченным количеством пищи, которая очень тяжело добывалась в этих суровых условиях, — еды на всех не хватало, чтобы лучше насытиться, надо было быстрее и больше съесть. Это было связано и с условиями постоянно грозящей опасности вооружённого нападения, в которых существовали и развивались эти сообщества. (В Эрмитаже, в отделе античной культуры стран Северного Причерноморья сохранился как экспонат котёл с остатками древнего супа. Объясняется так: семья собралась обедать, но не успели они приступить к трапезе, как враги осадили город. Пообедать им так и не довелось, а котёл с остатками древней еды спустя полторы тысячи лет попал в музей.)

Программа "Кто успел, тот и съел, а кто съел, тот и силён, и смел" — в квадрах РЕШИТЕЛЬНЫХ воспринимается буквально — как назидание. И примеров для подтверждения этому — и житейских, и исторических — находится превеликое множество. А вывод всегда один: "Будешь медленно есть, останешься голодным" (на еду в экстремальных условиях много времени не отводилось).

Другое предостережение: "Останешься голодным — будешь хилым и слабым, все тебя обижать будут", — а для РЕШИТЕЛЬНОГО это уже само по себе и обидно, и страшно, и унизительно: кому хочется стать "мальчиком для биться", жертвой общественного презрения, "кандидатом на выбывание", а точнее, — на вытеснение из системы, — вытеснение "в никуда", в "пересортицу", в пропасть, на дно, в нижние слои иерархии.

В квадрах РЕШИТЕЛЬНЫХ родители часто сердятся на своих детей за то, что те плохо едят. К детям применяют физические меры воздействия, насильно кормят их той пищей, которая вызывает наибольшее отвращение — "чтобы привыкли есть всё". Могут отлупить или даже избить ребёнка ремнём, если тот отказывается есть то, что ему дают (особенно, если родители сами пережили голодное детство) — характерно для авторитарных бета - сенсориков.

В демократической квадре РЕШИТЕЛЬНЫХ (в гамма - квадре) насыщаются быстро и молча: "кто успел, тот и съел". (Джек — из гамма - квадры; ест быстро, во время еды молчит. Драйзер — его дуал, готовит ему еду с таким расчётом, чтобы он её быстро и легко съел. Во время еды его расспросами не отвлекает. Джек доверяет тому, кто его быстро и качественно кормит. В жестоком мире квадр РЕШИТЕЛЬНЫХ качественная еда — привилегия избранных, а быть здоровым и трудоспособным хочется всем. Драйзер, при том, что сам очень привередлив в еде, лучший кусок отдаёт партнёру, главе семьи, — он как её кормилец и её защитник должен хорошо есть. Если Джек этих ожиданий не оправдывает, — не является кормильцем и защитником семьи, — Драйзер считает себя вправе наказать его отчуждением. (А этого Джек боится и не переносит — терпеть не может, когда на него долго сердятся.)

В аристократической квадре РЕШИТЕЛЬНЫХ - СУБЪЕКТИВИСТОВ (в авторитарной бета - квадре) соблюдают этикет: к столу не опаздывают, но и; без доминанта (без главы иерархи, рода, семьи) за стол не садятся и к еде не приступают. Тот, кого забыли подождать, имеет все основания обижаться: его здесь доминантом не считают ("с ним не считаются"), он здесь не "пан". А если не "пан", значит "пропал" и завтра его вообще могут обидеть, унизить намеренно, оставить без еды, а до этого доводить нельзя. Поэтому здесь и настаивать на уважении к себе и своим правам стараются сразу же — по горячим следам, под горячую руку. Боятся оставить этот момент без внимания: друзья и члены сообщества могут завтра же вытеснить тебя в "шестёрки" и даже не заметят того, что сделали; только с каждым днём относиться будут всё хуже и хуже. И винить будут не себя, а свою невольную жертву: "Сам виноват, не сумел себя правильно поставить, не сумел уважение завоевать" (в буквальном смысле этого слова). А чтобы этого не произошло, надо требовать уважения к себе уже сегодня, — чтобы в следующий раз про тебя не забыли, — надо уже сегодня, сразу же, под горячую руку "качать права", упрекать, обижаться, скандалить и требовать. (Так принято: кто больше кричит, тот больше и получает в квадрах СУБЪЕКТИВИСТОВ, где доминируют аспекты этики эмоций и логики соотношений).

В демократичной квадре РЕШИТЕЛЬНЫХ — в гамма - квадре всё значительно проще: этикет соблюдается только по минимуму — ровно настолько, насколько это требуется, чтобы не обижать слабейшего из членов семьи или команды (доминанта аспекта этики отношений).

Гамма - сенсорики считают своих дуалов (виктимных интуитов) слабыми звеньями в команде, поэтому об удовлетворении их потребностей думают в первую очередь. Голодный и страждущий партнёр получает от них всё, что требует, в любое, свободное от работы время. А поскольку времени, свободного от работы, гамма- сенсорикам всегда не хватает, а их дуалам — деловым интуитам — и подавно, то и рассуждать об удовлетворении своих потребностей — ни в процессе, ни до, ни после него, — как - то не принято. Сначала, — в ранний эволюционный период формирования РЕШИТЕЛЬНЫХ ТИМов, — этот момент оказался вытесненным из сферы обсуждения, — не до него было Потом стал считаться табуированной темой, — закрытой для обсуждения. Потом вообще перестал озвучиваться и не озвучивается до сих пор.

Так что и РАССУЖДАЮЩИМ при обсуждении этих тем с РЕШИТЕЛЬНЫМИ, приходится довольствоваться максимально короткими и предельно лаконичными фразами (вроде той, которую сказал жене - Дюма её муж - конфликтёр во время еды: "Ну, видишь же, ем!").

То же самое относится и к другим процессам: если действие продолжается, оно не обсуждается в квадрах РЕШИТЕЛЬНЫХ. (Значит всё в порядке.) Если в этом процессе одного из партнёров что - либо перестаёт устраивать, процесс решительно прерывается, и другой партнёр подчиняется этому волевому решению. Но в дуальных диадах этого не происходит. В активационных диадах — иногда случается: виктимный интуит- тактик (Есенин или Бальзак) может сколь угодно долго морочить и изводить партнёра своей мнительностью и капризами, прежде чем приступит к действию. Для него это — своего рода тест на волевую целеустремлённость партнёра, необходимый ему для того, чтобы отличить дуала - стратега (Жукова или Цезаря), от активатора - тактика (Максима или Драйзера).

В рациональной и демократичной диаде Джек — Драйзер (где время ценится очень дорого) целеустремлённый стратег - Джек добивается от ближайшего партнёра всего, что ему нужно быстро и решительно. На расспросы и рассуждения времени здесь не остаётся совсем. Да Драйзер (как и любой решительный) ему бы и не позволил рассуждать вместо того, чтобы действовать. За такие рассуждения здесь запросто можно вылететь из спальни, из квартиры и из семьи.

Вне процесса обсуждение этих тем (да ещё в присутствии посторонних) считается пределом бестактности, вопиющим нарушением норм и правил приличия. За этим уже Драйзер сурово следит. Если Джек, воспитанный в квадрах РАССУЖДАЮЩИХ (у родителя Дюма) начинает обсуждать с ним эту тему (не партнёр, разумеется, а друг или подруга), Драйзер начинает испытывать невыносимые моральные муки; разговор не поддерживает, старается поскорее перевести его на другую тему.

Джек, воспитанный в квадрах РЕШИТЕЛЬНЫХ, разговоров на эту тему вообще не переносит, — чувствует себя, как на Страшном Суде, ёрзает под этими вопросами и расспросами, как на раскалённых жаровнях. Мечтает поскорее свалить отсюда куда подальше, поскорее отделаться от настырного собеседника, который, как ему кажется, вообще стыд потерял, — и спрашивает, и спрашивает, как будто только вчера родился…

А если это касается вопросов его здоровья?..

— О своём здоровье гамма - квадралы (как и все РЕШИТЕЛЬНЫЕ) разговаривают только со своими врачами. Да и тех посещают крайне редко, потому что терпеть не могут ни расспросов, ни разговоров о здоровье. Вопросы связанные со здоровьем предпочитают решать самостоятельно. Очень боятся врачебных ошибок, боятся некомпетентности или бестактности врачей. (Врач не всегда может контролировать выражение своего лица во время осмотра больного и часто не замечает того, что не скрывает своего физического отвращения к нему и его болезни. А РЕШИТЕЛЬНЫХ (особенно мнительных квестимов) вся эта бестактная мимика глубоко травмирует: они воображают о своих болезнях невесть что, или начинают испытывать к самим себе отвращение — чувствуют себя забракованным "старым хламом", — "кучей гнили и барахла, которую впору на свалку выкидывать", — что само по себе уже их угнетает.

РЕШИТЕЛЬНЫЕ терпеть не могут рассказывать о своих болезнях, о своём самочувствии, о своих болевых ощущения. (Хотя в бета - квадре на протяжении многих веков существовал целый ряд жестоких культов и "болевых ритуалов", связанных с этим. Подсознательно до сих пор культивируются программы: "Победить боль, — значит победить страх", "Победить страх , — значит победить слабость, — стать сильным, непобедимым, завоевать власть" и т.д.). Предпочитая не говорить о своих болезнях, решительные не любят расспрашивать о состоянии здоровья и своих знакомых. В квадрах решительных это считается неприличным: это значит невольно пристыдить, оконфузить человека, поставить его в неловкое положение.

В квадрах РЕШИТЕЛЬНЫХ ведь как принято? — не годен к строевой, не боеспособен, не работоспособен, — значит считаешься "балластом" или "мёртвым грузом" в своём сообществе, что для РЕШИТЕЛЬНОГО и опасно, и страшно: в квадрах решительных ощущение экстремальности присутствует или поддерживается постоянно. А от "мёртвого груза" в экстремальных условиях избавляются в первую очередь. Соответственно, каждый РЕШИТЕЛЬНЫЙ, ощущая себя больным или слабым, наряду с физическими страданиями испытывает и моральные перегрузки, — ощущает страх и неуверенность в своём положении, ощущает неуверенность в своём завтрашнем дне; испытывает угрызения совести и чувство вины перед окружающими, ощущает себя "обузой для всех", первым кандидатом "на выбывание".

А "кандидатами на выбывание" в суровые времена, в экстремальных условиях прикрываются, как "живым щитом". Сбрасывая их в первую очередь, сдают врагу, как "шестёрку". (Как это было, например, при обороне Алезии — укреплённого города галлов, летом 52 года до н.э., в Галльской войне (59 — 51 г.г. до н.э.) Герценгеторикса (предводителя галлов) с Юлием Цезарем. Когда съестных припасов в Алезии оставалось меньше, чем на 30 дней, Герценгеторикс (ЛСИ, Максим), укрывшийся со всем своим войском в этом городе, распорядился всех небоеспособных жителей города — женщин, стариков и детей, — выгнать за ворота города и погнать куда подальше камнями: пусть ищут себе защиту в другом месте. Все изгнанные попали под стрелы воинов Цезаря, которому опекать их тоже было не с руки. Для Герценгеторикса это изгнание являлось и рациональным, тактическим ходом, и актом устрашения, и доказательством решительности его намерений. Цезарь со своей стороны ответил ему тем же — доказал, что и он к состраданию не расположен.)

В квадрах РЕШИТЕЛЬНЫХ доминирующие программы и признаки, как и везде в соционе выковывались и формировались на протяжении сотен тысячелетий, в суровых условиях, относительно "зоны страха" — первой болезненной точки, которую выявил и определил в структуре психике человека Зигмунд Фрейд). Отсюда и страхи, сопутствующие человеку с момента его рождения — опасность быть брошенным, покинутым, преданным, оставленным без помощи и поддержки. Отсюда и страхи, заставляющие подчиняться тем, кто сильнее. Отсюда и страх быть вытесненным из системы и из среды обитания — осознанный у РЕШИТЕЛЬНЫХ и РАССУЖДАЮЩИХ СУБЪЕКТИВИСТОВ и неосознанный (инфантильный и детский) — у РЕШИТЕЛЬНЫХ и РАССУЖДАЮЩИХ ОБЪЕКТИВИСТОВ. Отсюда и агрессивная оборонительная позиция "вытесняй сам, чтоб тебя не вытеснили", — осознанная для субъективистов. Отсюда и неоднородность по агрессивности, образующая иерархии, и попытки претендовать на доминирующее место в системе: "Властвуй сам, чтобы не быть подвластным другим". Отсюда и склонность к запугиванию, к устрашающим мерам, к сенсорному террору, к проведению жестоких сенсорных селекции и испытаний — осознанная у РЕШИТЕЛЬНЫХ деклатимов субъективистов и неосознанная у РАССУЖДАЮЩИХ деклатимов субъективистов и объективистов.

Отсюда и селекционная программа "Падающего толкни" — осознанная у РЕШИТЕЛЬНЫХ субъективистов (преимущественно, деклатимов) и неосознанная у РАССУЖДАЮЩИХ деклатимов субъективистов и объективистов, — поборников всякого рода испытаний, проверок, отсевов.

Люди привыкли бояться "отсевов", "селекций", болезненных и страшных испытаний. И особенно, — в квадрах РЕШИТЕЛЬНЫХ, где испытания устраиваются по каждому поводу, а отсев проводится быстро и неумолимо жестоко. (Достаточно вспомнить "отсевы" слаборазвитых детей в древней Спарте, которых либо в младенчестве, либо позднее — в возрасте семи лет — сбрасывали в пропасть после суровых проверок.

Другой пример всем известных "отсевов", — обязательная, общегражданская военная подготовка в СССР. Военные кафедры были введены во всех институтах (включая и гуманитарные), и везде была обязательна сдача норм ГТО ("готов к труду и обороне"). Всех "нетрудоспособных" и "необороноспособных" студентов не допускали к экзаменам сессии, отсеивали и переводили с дневного отделения на вечернее: если хотят продолжать учёбу, пусть работают, — государство не обязано за них, "необороноспособных", платить.)

Один из распространённых способов занизить самооценку человека (осознанный в квадрах РЕШИТЕЛЬНЫХ и неосознанный в квадрах РАССУЖДАЮЩИХ) — это постоянно напоминать ему о его недугах и физических недостатках; о том, что ему запрещено практиковать или употреблять по его физическому состоянию, — о том, что ему опасно и вредно.

Склонность РАССУЖДАЮЩИХ к разговорам на эти темы приводит в крайнее раздражение всех РЕШИТЕЛЬНЫХ, многие из которых (преимущественно, бета - квадралы) воспринимают такую опеку как осознанный или опасный террор, как провокационное или злонамеренное действие, в котором эти "заботливые опекуны" не хотят признаваться ни самим себе, ни другим: "Нашли способ поиздеваться над человеком и строят из себя сострадательных!" — жалуются на них.

Болезни и слабо;сть в квадрах РЕШИТЕЛЬНЫХ, кроме того, что это — непозволительная роскошь, это ещё и тайна из тайн. Только самому близкому человеку и только будучи абсолютно уверенным в его искреннем сострадании, глубокой преданности и порядочности можно пожаловаться на свой недуг. Если посторонний человек (да ещё с места в карьер) начнёт расспрашивать РЕШИТЕЛЬНОГО о его самочувствии, тот мало того, что испугается и впадёт в панику (у него что, — на лице написано, что он больной?), так ещё и почти сразу же сделается агрессивным — постарается всеми силами "заткнуть" собеседника, заставит его замолчать (часто в самой грубой и шокирующе резкой форме).

Если РЕШИТЕЛЬНЫЙ (бета- или гамма - квадрал) сам окажется этим "любознательным собеседником", осознав вину, он тут же поспешит загладить свою неловкость — стушуется, начнёт извиняться, постарается переменить тему беседы.

РАССУЖДАЮЩЕМУ "любознательному собеседнику" агрессивная реакция РЕШИТЕЛЬНОГО покажется неадекватной. (А что он такого сказал? — удивится РАССУЖДАЮЩИЙ — ничего особенного, только о здоровье спросил.). Если этот любознательный собеседник — этик - деклатим (а все рассуждающие деклатимы — этики), смутить его будет трудно: он тут же начнёт настаивать на продолжении своих расспросов. (Убеждённые в своей правоте деклатимы не любят стушёвываться — особенно, когда чувствуют себя неправыми, — не любят признавать свою вину и свои ошибки, — этого не позволяет им наличие в модели аристократичных аспектов логики соотношений (+б.л.) и этики отношений (+б.э.).

Этик - деклатим (хотя бы тот же Дюма) будет пытаться убедить РЕШИТЕЛЬНОГО в благих намерениях своих расспросов; начнёт говорить о важности профилактики тех или иных заболеваний, о необходимости их своевременной диагностики.

А если решительный скажет: "Я не обсуждаю проблемы своего здоровья с посторонними!"?..

— РАССУЖДАЮЩИЙ этик - деклатим обидится. Скажет: "Я тебе не посторонний!" (деклатимы быстро сокращают дистанцию) И тут же прибавит: "Да и что тут такого, если мы с тобой поговорим о твоём здоровье? Это же для твоей пользы делается — ты понимаешь, как это важно, вовремя показаться врачу!"

А решительные не любят показываться врачу…

— …А РАССУЖДАЮЩИЙ (а тем более убеждённый в своей правоте деклатим) на этом будет настаивать и усугубит конфликт ещё больше.

Но надо же как - то заставить человека показаться врачу!..

— А это — проблема проблем во взаимодействии решительного и рассуждающего. РАССУЖДАЮЩИЙ попытается проконтролировать решительного в этом вопросе, а РЕШИТЕЛЬНЫЙ откажется обсуждать эту тему. Если не удастся сменить тему, попытается прямым текстом заставить РАССУЖДАЮЩЕГО замолчать.

А РАССУЖДАЮЩИЕ молчать не любят (на то они и рассуждающие!). А если этот РАССУЖДАЮЩИЙ к тому ещё и из альфа - квадры, тут же всплывёт "комплекс зажатого рта", и этим ещё больше конфликт обострит, потому что молчать рассуждающий альфа - квадрал не будет, — на самых повышенных тонах он начнёт защищать своё право высказывать своё мнение.

А если этот альфа - квадрал к тому же ещё и Дюма, да и тема для него благодатная: здоровье, болезни — программный аспект сенсорики ощущений (+б.с.1) — его "область врождённого профессионализма", — тут он себя чувствует, как рыба в воде, и отказать себе в удовольствии обсудить эту тему не сможет. А если он обсуждает эту тему с решительным своим конфликтёром - Джеком, то тут и вовсе прямых ударов на т.н.с. Джека — аспекту сенсорики ощущений (+б.с.4) не избежать.

Сначала Джек будет взрываться от возмущения: эта тема закрыта для обсуждения в его диаде, и он постарается защитить своё право не обсуждать её. А Дюма будет отстаивать своё право о ней рассуждать. Слово за слово, Джек начнёт огрызаться. Дюма закричит: "Закрой рот!". Вопли Дюма тошнотворно подействуют на Джека, и он попытается заставить Дюма замолчать. У Дюма ещё больше взыграет "комплекс зажатого рта" и он ринется в драку. Нахохлившись, выставив вперёд плечо, Дюма накинется на Джека, наткнётся на его кулаки (у Джеков хорошая реакция) и начнёт кричать, что его избили. А потом будет жаловаться на неадекватную реакцию Джека, начнёт советоваться по поводу него с психиатрами, будет всерьёз подумывать о том, чтобы отправить его на лечение в стационар. Словом, Джек проклянёт тот день и час, когда он встретил своего конфликтёра и решил с ним связать свою жизнь.

14.Решительные и рассуждающие
Как выявить все эти предпочтения и обойти запретные темы?

— Можно предложить человеку круг тем, о которых он хотел бы поговорить и по предпочтениям определить в нём решительного или рассуждающего. Можно предложить ему перечислить и темы, которые он менее всего склонен обсуждать, чтобы впредь не затрагивать их, или обсуждать деликатно.

Завязывая знакомства, обычно ищут приятные темы для разговоров. Не в традициях и не в правилах хорошего тона расспрашивать о неприятном.

— Если знать соционику, не придётся и обсуждать неприятные темы. Не нужно о них и подробно расспрашивать. Их нужно только наметить, очертить кругом, как минное поле, и постараться на него не заходить. Если человек сразу предупреждает: "Я не люблю говорить о своём здоровье, о своих успехах. Я привык решать свои проблемы сам…" — можно сразу предположить, что это — гамма - квадрал (деловая логика доминирует, сенсорика ощущений и интуиция потенциальных возможностей вытеснены) и больше этих тем не затрагивать.

Бестактный или несведущий в соционике альфа - квадрал (вне всяких предостережений) может заинтересоваться именно закрытой для обсуждения темой здоровья. Начнёт расспрашивать: "А почему Вы не любите говорить о своём самочувствии? У Вас что - то болит? Что Вы принимаете? Когда Вы в последний раз ходили к врачу? Вы знаете, как это опасно — запускать свои болезни?..".

Или начнёт расспрашивать об успехах в учёбе: "Почему Вы не хотите об этом говорить? Вам трудно даются какие - то предметы? Вы не пробовали нанять репетитора?.."

Гамма - квадрал сразу после этих расспросов "взорвётся", альфа - квадрал — сразу же после него. Конечно, на этом их общение и может закончиться: они разойдутся в разные стороны, не слишком довольные друг другом, но и в ИТО конфликта не втянутся, — спасутся от них малым боем и впредь будут держать друг с другом далёкую дистанцию, — получат небольшую "прививку" ИТО конфликта в малых дозах, наработают некоторый опыт, приобретут иммунитет. В любом случае, к тесту это не относится, — тест предлагается только для того, чтобы выявить эти "минные поля" и впредь избегать их, а не протаптывать сплошняком от края и до края, рискуя на каждом шагу "подорваться" на первой же попавшейся "мине", причиняя боль и соконтактнику, и самому себе.

Соционика освобождает нас от поиска болевых точек методом "слепого тыка", освобождает от болезненных методик диагностики и терапии, освобождает от риска новых ошибок — предупреждён, значит защищён.

Как отличить решительного от рассуждающего?

— РЕШИТЕЛЬНЫЙ предпочитает действовать вместо того, чтобы говорить.

РАССУЖДАЮЩИЙ предпочитает говорить, вместо того, чтобы действовать. (Или пускается в пространные разговоры вместо того, чтобы отвечать по существу.) РАССУЖДАЮЩИЙ может много говорить и ничего толком не сказать.

РЕШИТЕЛЬНЫЕ боятся разговоров — неуместных, несвоевременных (особенно тех, которые упрямо навязываются), боятся опасных проволочек с ними связанных (время дорого; аспект интуиции времени доминирует в квадрах решительных). Боятся "заболтать" проблему. Боятся того, что серьёзный разговор увязнет в стадии обсуждения. Боятся (и не терпят) болтунов, готовых говорить о чём угодно, сколько угодно, только ради того, чтобы заполнять разговорами своё время — общаются ради общения и считают это серьёзным занятием.

РЕШИТЕЛЬНОГО пугает предупреждение о важном или серьёзном разговоре. Слова: "Нам с тобой нужно поговорить" — действуют на него угнетающе. Многих эта фраза настораживает и раздражает: сразу хочется избежать разговора, пропадает желание общаться с тем, кто его навязывает.

РАССУЖДАЮЩИХ раздражает и настораживает привычка решительных постоянно уклоняться от разговора, особенно после того, как их предупредили: "Нам с тобой нужно поговорить!"

А РЕШИТЕЛЬНЫХ раздражает привычка РАССУЖДАЮЩИХ откладывать важный разговор после того, как о нём было заявлено.

Пример:
Рассуждающий говорит: — Нам с тобой нужно поговорить!
Решительный: — Говори!
Рассуждающий: — Не сейчас, позже.
Решительный: — Ну, о чём ты хотел поговорить?
Рассуждающий: — Мы с тобой позже об этом поговорим.

РЕШИТЕЛЬНЫЙ чувствует, что его втягивают в какую - то нечестную игру, сердится и раздражается. Потом вообще отказывается с этим человеком говорить.

РАССУЖДАЮЩИЙ боится поспешных действий и необдуманных решений, поэтому важный разговор может очень долго откладывать, не забывая время от времени о нём предупреждать: пусть человек знает, что есть темы, которые необходимо обсудить.

Затевая важный разговор и настаивая на нём, РАССУЖДАЮЩИЙ часто обсуждает всё, кроме того, что необходимо обсудить.

Какие темы не любят обсуждать решительные и рассуждающие?

— РЕШИТЕЛЬНЫЕ не любят обсуждать темы, касающиеся малозначительных вещей ("пустяков"), всяких неразберих и долгих проволочек. РЕШИТЕЛЬНЫЕ ценят своё время: лучше один раз принять решение, чем миллион раз его обсуждать и откладывать.

РАССУЖДАЮЩИЕ не любят обсуждать темы, требующие принятия важного, быстрого и кардинального решения (развод, размен, раздел, разъезд…) — эти вопросы может сводить к обсуждению годами. (Что, соответственно, затрудняет развод, раздел, размен, разъезд конфликтёров, из которых один — решительный, другой — рассуждающий.)

РАССУЖДАЮЩИЙ не любит обсуждать тему, касающуюся жестоких мер воздействия на человека — тему воспитания и наказания.

РЕШИТЕЛЬНЫЙ может обсуждать эту тему даже с детьми в школе. ("А ну-ка дети, скажите, как мы накажем Васю за опоздание?" — спрашивает "первоклашек" учительница СЛЭ, Жуков. — "Поставим его на колени и на горох!.." — предлагает один из учеников.).

У РЕШИТЕЛЬНЫХ в числе первых тем НЕ ПОДЛЕЖАЩИХ ОБСУЖДЕНИЮ с кем бы то ни было (а тем более — с чужими или посторонними людьми) будет тема здоровья (1), чувственных наслаждений (2), методов получения чувственных наслаждений и удовольствий (3).

РАССУЖДАЮЩИЕ обсуждают эти темы более, чем охотно. РАССУЖДАЮЩИЕ любят поговорить и об удовольствиях и о способах их получения. Получают удовольствие и от самих разговоров. Возникает "резонанс" ощущений и образов, который позволяет им пережить эти радости ещё не один раз, — позволяет продлить приятное "послевкусие".

РЕШИТЕЛЬНЫЕ бояться говорить о своих слабостях и пристрастиях; предпочитают не обсуждать тем, связанных с изнеженностью, наслаждением, способами получения удовольствий, — боятся сплетен и пересудов, боятся показаться слабыми, изнеженными, уязвимыми. "Неженка" — не лучшая характеристика в квадрах решительных.

РЕШИТЕЛЬНЫЕ не любят обсуждать тему, касающуюся их болезней, здоровья и потому, что
  • боятся слабости, дряхлости, боятся быть надолго прикованными к постели и оказаться вытесненными из системы (преимущественно, бета - квадралы);
  • боятся выбиться из тонуса, отвыкнуть от физических нагрузок,
  • боятся оказаться профессионально непригодными (преимущественно, гамма - квадралы),
  • бояться показаться уязвимыми (преимущественно, бета - квадралы),
  • боятся неизвестности, неопределённости, долгих проволочек, связанных с диагностикой, лечением и решением проблем с трудоустройством;
  • боятся врачебных ошибок, боятся небрежности и грубости медперсонала;
  • боятся бестактности врачей (которая уязвляет их, занижает их самооценку).
Стараясь подавить свой страх, РЕШИТЕЛЬНЫЕ любят иногда напустить страху на других: сидя в очереди возле кабинета врача, могут увлечённо рассказывать о физических травмах, истязаниях, о страшных и болезненных процедурах (характерно для бета - сенсориков). Могут говорить о решительности действий, касающихся их здоровья ("Вот мне тут надо съездить прооперироваться…", "Вот мне тут надо сходить вырвать зуб…") — для них эта та же демонстрация силы, решительности, презрения к боли.

Программы и методы воспитания — рациональные и иррациональные, дисциплинирующие и расслабляющие — оказывают огромное влияние на признак РЕШИТЕЛЬНОСТИ и РАССУДИТЕЛЬНОСТИ, вплоть до того, что первое впечатление может оказаться обманчивым: человек очень долго общается по ролевой (нормативной) своей функции, а нормативный аспект (ролевой) как раз ортогонален по признаку решительности и рассудительности, находится на уровне СУПЕРЭГО, является контактным (относится к контактной функции ПФ-3) и во многом зависит от сложившихся поведенческих форм, привитых родителями или навязанных окружением.)

Поведенческие формы, привитые условиями воспитания, дают сильные искажения по этому признаку. Так, например, РАССУЖДАЮЩИЕ родители очень обижаются на неразговорчивость своих РЕШИТЕЛЬНЫХ детей, воспринимая их немногословность как знак недоверия, обиды и отчуждения. Стараясь их разубедить, РЕШИТЕЛЬНЫЕ дети становятся более разговорчивыми в квадрах РАССУЖДАЮЩИХ.

И наоборот: РАССУЖДАЮЩИХ детей в квадрах РЕШИТЕЛЬНЫХ приучают к сдержанности и немногословности. РЕШИТЕЛЬНЫХ родителей раздражает словоохотливость их РАССУЖДАЮЩИХ детей, — особенно, когда они выбалтывают все семейные тайны первому встречному. С разговорчивыми РАССУЖДАЮЩИМИ в квадрах РЕШИТЕЛЬНЫХ обращаются особенно строго: "Болтун — находка для врага" — поговорка, распространённая в квадрах РЕШИТЕЛЬНЫХ.). Да и в квадрах РАССУЖДАЮЩИХ право порассуждать взрослые оставляют за собой и бывают очень придирчивы к качеству рассуждений детей, к качеству выдаваемой ими информации (сор из избы выносить никто не любит). Детям разрешается разговаривать на нейтральные темы, поощряется умение вести непринуждённую беседу, рассказывать о своих успехах в школе, блистать эрудицией, пускать пыль в глазах. Ценится умение заявить о себе, представить себя в выгодном свете, произвести яркое, запоминающееся впечатление — следствие доминирования интуиции потенциальных возможностей в квадрах РАССУЖДАЮЩИХ. (Демонстрацию всех этих свойств мы находим у Хлестакова (ИЭЭ, Гексли) в комедии Н.В. Гоголя (ЭИЭ, Гамлет) "Ревизор", где этот персонаж уже сам по себе представлен, как карикатура на находчивого и не в меру разговорчивого РАССУЖДАЮЩЕГО, который всё, что знает и видит, — всё выболтает, — ничего в себе не утаит.)

К сожалению, признак РЕШИТЕЛЬНОСТИ И РАССУДИТЕЛЬНОСТИ — это не тот признак, по которому удобно определять ТИМы (в силу его влияния на воспитание на человека). Наряду со многими ценными сведениями, он может дать и очень сильные искажения (с точностью до наоборот). Так, например, РЕШИТЕЛЬНЫЕ, воспитанные в квадрах РАССУЖДАЮЩИХ, могут огромное количество времени проводить в разговорах на отвлечённые темы, пространно рассуждая обо всём, что "видит око, да зуб неймёт" — о чувственных наслаждениях, удовольствиях. Такой человек может с утра прийти в гости к мало знакомым людям и провести за разговорами целый день, подбирая для беседы то одну тему, то другую (характерно для ЛИЭ, Джека, воспитанного в семье Дюма..)

Обманчивое впечатление может произвести и РАССУЖДАЮЩИЙ, воспитанный в квадрах РЕШИТЕЛЬНЫХ. Например, Дон - Кихот, воспитанный Драйзером, может быть очень немногословным, может говорить простыми, лаконичными фразами, чётко и по существу. Разговорить его бывает трудно.

Ярче всего признак РЕШИТЕЛЬНОСТИ и РАССУДИТЕЛЬНОСТИ проявляется по отношению к здоровью и самочувствию человека. Так, например, можно быть РЕШИТЕЛЬНЫМ (ЛИЭ, Джеком) воспитанным в квадрах РАССУЖДАЮЩИХ, среди РАССУЖДАЮЩИХ родителей и родственников и при этом панически бояться врачей. Вплоть до того, что даже на приём к окулисту родственникам приходится его чуть ли не волоком тащить.

15. Дюма — Джек. Вытеснение из системы
Врача тоже лучше из своей квадры подбирать?..
— Если есть выбор и возможность быстро определить ТИМ, то почему бы и не воспользоваться этим преимуществом?

Психологическая совместимость с врачом бывает чрезвычайно важна. Так, например, один работник Морфлота ЛИЭ, Джек (38 лет), не смог пройти медкомиссию потому, что 15 минут общался с врачом - конфликтёром. До этого он себя прекрасно чувствовал, но после всех расспросов и неприязненных замечаний Дюма, у него подскочило давление, его тут же записали в гипертоники и списали на берег. Его карьера закончилась раньше срока. Ещё какое -то количество времени и сил он потратил, пытаясь восстановить себя в прежней должности. Но результаты всех последующих обследований оказывались только хуже. Желая разрядить обстановку, врач - Дюма попытался шутить, стараясь примирить его с создавшимся положением: "Подумаешь, — списали на берег! Это ещё не конец всему!". Джек, для которого эта работа составляла смысл всей его жизни, "взрывался" и "кипятился", услышав это. Давление снова подскакивало, и он снова получал отказ. В конечном итоге ему пришлось перейти на административную работу, в которой он тоже преуспел, но этого врача теперь уже обходил за три версты.

Как гласит соционическая поговорка: "Не лезь со своим юмором в чужую квадру"…

— А особенно — в ортогональную, в критический момент экзаменов и испытаний. И особенно в ИТО конфликта.

Для гамма - квадрала остаться без любимой работы, без дела, которому посвятил всю свою жизнь, — это трагедия, это действительно "конец всему". И это не повод для шуток. Даже если он знает, что когда - нибудь ему всё равно придётся уйти, уступив место другим, страдания, которые он при этом испытывает, оказываются для него совершенно шокирующими (срабатывает гамма - квадровый комплекс "связанных рук" — страх невозможности дальнейшей профессиональной самореализации).

Гамма - квадралам трудно уходить со сцены?

— И в прямом и в переносном смысле: актёр - гамма - квадрал, ощущая себя несоответствующим должному профессиональному уровню, может решиться на самый отчаянный шаг… (Случаи самоубийства РЕШИТЕЛЬНЫХ, вынужденных отказаться от сцены, в истории тоже известны). Страх оказаться профессионально непригодным для продолжения будущей своей карьеры, заставляет гамма - квадралов избегать темы медицинских обследований и разговоров о своём самочувствии.

А альфа - квадралы обижаются, когда близкие им гамма - квадралы отказываются говорить с ними о своём здоровье, замалчивают проблему.

— Альфа - квадралы (как и все рассуждающие) воспринимают это, как знак недоверия, отчуждения. Особенно мучительно это для РАССУЖДАЮЩИХ деклатимов — а они все этики, — обидятся на РЕШИТЕЛЬНОГО, расстроятся, вообразят себе невесть что. Некоторые (УПРЯМЫЕ РАССУЖДАЮЩИЕ) переходят к настойчивым увещеваниям: "Ну ты же цивилизованный человек, а не дикарь какой - нибудь… Ты должен понимать, как это важно…Когда ты в последний раз был у врача?.. Пятнадцать лет назад?! Ну, так ты и вправду дикарь! Тебя же лечить надо!.." — а это как раз то, что РЕШИТЕЛЬНЫЙ не хотел бы услышать в свой адрес.

А если решительным пообещать, что полученной информацией никто злоупотреблять не будет, из дома под стрелы врагов их никто не выгонять не будет?…

— РЕШИТЕЛЬНЫЕ всё равно будут об этом думать. В их воображении тут же замаячит какая - нибудь богадельня, холод, голод, нищета и смерть под чужим забором. Не будет РЕШИТЕЛЬНЫЙ говорить с РАССУЖДАЮЩИМ о своей немощи и нездоровье — слишком уж настораживает его этот озабоченный тон их расспросов. А РАССУЖДАЮЩИЙ это отказывается понимать и убеждается только тогда, когда РЕШИТЕЛЬНЫЙ "взрывается" и "лезет на стенку" или набрасывается на него с кулаками, заставляя сменить тему или замолчать.

Вот тогда РАССУЖДАЮЩИЙ и начинает консультироваться с нужными специалистами, подумывая о том, чтобы отправить РЕШИТЕЛЬНОГО в стационар. Узнав об этом, РЕШИТЕЛЬНЫЙ убеждается в том, что худшие подозрения его оправдались, отдаляется от "доброжелателей" и замыкается в себе ещё больше, тем самым ещё больше настораживая рассуждающих и побуждая их к активным и решительным действиям. А если всё это ещё и совмещается с провокационными действиями РАССУЖДАЮЩИХ, — с деспотичными и безалаберными сиделками, которых они приглашают к "больным", с санитарами, возникающими по первому зову, — РЕШИТЕЛЬНЫЙ понимает, что предчувствия его не обманули: от него действительно избавляются — неосознанно, не признаваясь ни себе ни другим в том, что вытесняют его из системы. Тут - то и начинается самое страшное — конфликт между РЕШИТЕЛЬНЫМ и РАССУЖДАЮЩИМ, в котором может победить только самый разумный и выдержанный, самый сильный, выносливый и дальновидный.

На этой фазе конфликта Джек и Дюма друг с другом сражаются беспощадно. Дюма мечтает освободить свою жилплощадь от Джека, Джек уже чувствует, как его вытесняют, и лицемерные расспросы и сочувствие Дюма раздражают и настораживают его всё больше. Задавая вопросы в лоб: "Хотите выгнать меня?! Не дождётесь!", Джек становится всё более агрессивным, "неадекватно реагирующим" на "участие и добрые советы" Дюма. Ощущает себя забитым, затравленным, загнанным в угол (что тоже не удивительно: Дюма — стратег, — приёмами загонной охоты он тоже владеет). А когда уже все родственники начинают давить на Джека, уговаривая его "заняться собой" и пройти обследование в стационаре, он начинает бояться и всех вокруг, и своей комнаты и её четырёх стен. Собирает рюкзак и уходит, куда глаза глядят, — подальше от всего этого ужаса. Чуть только он уедет, Дюма начинает оформлять его комнату на себя (освоение и заселение окружающей среды — его программа: +б.с.1), вселяет туда квартирантов (в случае чего, — их, а не его близких оттуда будут выпихивать), считает, что эту комнату он отвоевал в честном бою, заслужил своими страданиями. Баталии с Джеком постарается поскорее забыть, как страшный сон.

Но ведь можно же как - то и обходить эти опасные разговоры о здоровье…

— Джек и будет от них уклоняться. Но Дюма ведь тоже своего не упустит: начнёт закармливать Джека всякой бурдой, а потом расспрашивать: "Почему ты не ешь? У тебя нет аппетита? У тебя что - то болит?.." — и всё пойдёт по новому кругу. Начнётся баталия, в которой победит тот, кто возьмёт разумную деловую инициативу в свои руки: привлечёт на свою сторону лучших специалистов по разделу, размену, разъезду, по бракоразводным делам.

За разумную инициативу в ИТО конфликта ожесточённо сражаются оба партнёра. Но победа чаще всего достаётся Дюма, — по той причине, что забитый, затравленный и деморализованный Джек так болезненно и тяжело переживает предательство близких, что у него просто не хватает ни сил, ни решимости заняться своими делами — всё надеется, что конфликт как - то сам собой разрешится (беспечный). А кроме того, Джек — не "системный" человек, не субъективист, а Дюма — субъективист, человек системы, — он великолепно умеет ладить со всеми, так хорошо умеет решать свои проблемы неофициальным путём, что может с лёгкостью и с гораздо большим успехом добиться желаемого.

Часть IV
16.Притяжение конфликтного поля
Чем обусловлено сильное притяжение конфликтёров?

— Прежде всего, притяжением внутри квестимной или внутри деклатимной модели. Отношения конфликта — это внтримодельные отношения — отношения между двумя квестимами или двумя деклатимами. На средне - дальней дистанции тяготение одного ТИМа к другому происходит как тяготение одной модификации (квестимной или деклатимной) модели к другой, — как притяжение частного к общему, компонентом (или фрактальным элементом) которого оно является. В ИТО конфликта это притяжение усиливается тем, что один из конфликтёров экстраверт, другой — интроверт.

Откуда берётся эта замкнутость и самодостаточность конфликтных отношений?

— А про закон сменяемости квадр не забыли? — тот, который в интертипных отношениях помогает партнёру - представителю последующей квадры одержать верх над представителем предыдущей?..

Так это происходит при взаимодействии представителей смежных квадр — напоминает Читатель, — а при взаимодействии ортогоналов?..

— А при взаимодействии представителей ортогональных квадр попробуйте-ка разобрать, кто — кого сменяет, по закону сменяемости квадр, — первая квадра третью, или третья — первую? Чем активнее спор, тем чаще сменяемость и вытеснение прежних доминирующих приоритетов. А в ИТО конфликта спорят часто и ожесточённо.

Тогда получается, что в споре оба конфликтёра "крутятся" между сменяющимися антагонистичными приоритетами в этих ортогональных плоскостях, как между лопастями пропеллера, как в барабане стиральной машины или в центрифуге. Только и успевай защищаться и нападать!..

— И всё это происходит с нарастающим ускорением, которое в ИТО конфликта чувствуется сильнее всего, потому что конфликтные ИТО — самые ортогональные из всех: вместо полного дополнения — абсолютный антагонизм по всем признакам. Оттого и взрываются яростью конфликтёры в конфликтных ИТО, что не выдерживают этого нарастающего напряжения борьбы антагонизмов, вызванной нарастающим ускорением постоянно сменяющихся и быстро девальвирующихся в этой круговерти приоритетных ценностей обеих ортогональных квадр, — тех самых ценностей, за которые каждый из партнёров не то, что глаза конфликтёру выцарапает, — жизнь отдаст, свободы не пожалеет, но будет защищать их, как последний рубеж.

А при частой сменяемости аналитических ракурсов оценок тех или иных антагонистических явлений (при частой сменяемости "центров тяжести" (центр значимости этих ценностей) и "направлений основных ударов" в этой круговерти), у каждого из партнёров возникает необходимость в постоянной круговой обороне. Потому, что "точки приложения сил" (ракурсы критических нападок, "углы обстрела") постоянно смещаются и идут по кругу: то одну сверхзначимую ценность приходится защищать, то другую, то третью. А потом выясняется, что это всё одна и та же приоритетная ценность. Просто она постоянно смещается, потому что её приходится рассматривать в разных ситуациях, в разных ракурсах, соотношениях, под разными углами, но всегда жёстко и бескомпромиссно отстаивать.

Отсюда и возникает эта замкнутость и самодостаточность конфликтных отношений. В ИТО конфликта она буквально придавливает партнёров друг к другу, создавая ощущение нечеловеческой физической и психологической перегрузки, — так, словно через них пропускаются центробежные и центростремительные силы…

Отсюда и возникает ощущение отчаяния и безысходности — ощущение замкнутого, "заколдованного" круга, на который обычно жалуются конфликтёры и из которого не могут вырваться. Отсюда же и возникает отчаянное желание вырваться из него во что бы то ни стало, которым тоже бывают одержимы конфликтёры. Любое препятствие, мешающее им вырваться на свободу из этого страшного круга, они разрушают не глядя. Все заслоны сломают, все преграды сокрушат, но отношения разорвут непременно — отношения взрываются сами из - за нарастающего напряжения, из - за ускорения всех, происходящих в них антагонистических процессов. Даже если партнёр, не имея возможности вырваться из этого круга, совершает отчаянный, противоправный поступок (по отношению к своему конфликтёру), это так или иначе происходит под влиянием тех, непомерно великих и неподвластных его воле сокрушительных и разрушительных сил, заложником которых он оказывается, попадая в ИТО конфликта. И выходит он из этих отношений уже психологически надломленным, дезориентированным, деморализованным с деформированной системой представлений, с "искорёженной" со всех сторон, смещённой до невозможности системой координат, с девальвированной системой приоритетов и самооценок, — таким, словно его действительно только что вынули из барабана стиральной машины, где прокручивали дни и ночи напролёт, недели, месяцы годы.

Если, к примеру, всего пять минут покататься на каруселях, а потом сойти на землю и оглядеться вокруг — и то не сразу удаётся равновесие восстановить: всё плывёт и всё кружится перед глазами, земля буквально уходит из - под ног. А тут каждый из партнёров вынужден проводить огромное количество времени в психологически неопределённом, дезориентированном состоянии.

Можно представить себе, что от него после всего этого остаётся…

— Он превращается в некое "интертипное существо"— "смесь" своего ТИМа с квазитождественным, и нуждается в бессрочной соционно - психологической реабилитации…
…без которой не сможет начать свою жизнь заново, с чистого листа...
— …Он будет похож на многократно затёртый, замытый, прокрученный бумажный листок, вынутый из стиральной машины, — скукоженный и искорёженный до такой степени, что понять, кем он был первоначально и что было "записано" на нём до того, как он попал в эту "центрифугу", бывает довольно трудно.

17. Джек — Дюма. Взаимное отторжение конфликтёров
"Взрывоопасное" напряжение ИТО конфликта усиливает и взаимное отторжение двух конфликтёров (в данной диаде — двух деклатимов), происходящее в силу одноимённой заряженности полюсов (+/-) информационных аспектов, одинаковых в моделях обоих конфликтёров. (Позиционная расстановка аспектов различная, а набор информационных аспектов одинаковый). Поэтому любая попытка конфликтёров сблизиться для того, чтобы умиротворить или прояснить ситуацию, любая попытка помириться, объясниться, договориться, приводит к новому взаимному отторжению, к новым обидам, новому раздражению, новым спорам, раздорам, "взрывам" и "срывам", создавая новые конфликтогенные зоны, новые "очаги возгорания", — приводит к новому обострению конфликта и, соответственно, новому смещению привычных и естественных представлений врождённой системы ценностей, системы приоритетов и координат.

Посторонний человек (не соционик!), наблюдая их ссоры, никаких неразрешимых противоречий во всём этом может не увидеть: что, например, плохого в том, чтобы поговорить о сексе и об эротике вечерним часом, после хорошего ужина или вечернего чая? Почему Джек от уклоняется от этих бесед? — пойди, спроси у него! Дюма подойдёт и спросит его. Прямым текстом: "Почему ты не хочешь об этом поговорить? Тебя что - то смущает? Беспокоит? У тебя что - то болит? Может тебе нужно сходить к врачу? Скажи мне, чего ты боишься?" — спросит и нарвётся на скандал. А у Драйзера язык бы не повернулся спросить об этом. (Ну разве только, в самых настораживающих случаях, когда действительно нужно идти к врачу.) В этом же и проблема конфликтных отношений Драйзера с Дон - Кихотом (квестима с квестимом), которые расхолаживаются моментально, — сразу же, как только Дон замечает, что Драйзер старается не обсуждать с ним проблемы, касающиеся его здоровья, — говорит о здоровье партнёра с другими, их совета и спрашивает, а с Доном на эту тему не говорит и производит впечатление холодного и бесчувственного человека, равнодушного к насущным проблемам своих близких. После этого, конечно, и отношения с ним расхолаживаются, а затем накаляются до предела, переводя конфликт во "взрывоопасную" зону.

Джек, воспитанный в системе приоритетов Дюма (в квадре РАССУЖДАЮЩИХ), преспокойно беседует на эту тему (к превеликому смущению Драйзера, воспитанному в квадрах РЕШИТЕЛЬНЫХ). Не обращая внимание на смущение собеседника (особенно, если это друг или подружка), Джек усядется напротив него, удобно устроившись в кресле, и зарядит в системе "нон стоп" сюжет за сюжетом — куда там до него Анфисе Чеховой (СЭИ, Дюма)!

Что же, — тема продолжения рода не считается актуальной в диаде Джек — Драйзер?

— Джек и Драйзер — рационалы и им важнее обсудить тему материального обеспечения их будущей семьи и детей. Только после того, как вопрос материального обеспечения будет решён, они позволят себе завести детей. В противном случае начнутся сбои и с программой деторождения. Нет материального обеспечения, продолжения рода не будет. (И тогда уже никакой врач не поможет, решение придётся искать только не бирже труда. Страх оказаться безработным подавляет все остальные желания, вгоняет в ступор, в болезни, в депрессию. Причина — комплекс "связанных рук", доминирующий в гамма- квадре. Через реальное и перспективное решение проблемы трудоустройства, решаются и проблемы страхов по этому комплексу. После чего уже разрешаются и остальные проблемы в этой диаде, — сначала надо найти работу, чтобы было чем оплачивать своё существование, а потом уже лечиться. Сначала дело, работа, а потом уже всё остальное — необходимое и желаемое.).

У Дон - Кихота с Дюма (в их иррациональной диаде) всё решается с точностью до наоборот: сначала появляются дети, потом проблемы, потом Дюма требует, чтобы Дон отказался от своих иллюзорных проектов, спустился на землю и начал зарабатывать деньги.

Дон - Кихот, воспитанный Драйзером эти вопросы тоже решает рационально: сначала учёба, потом работа, потом высокие и стабильные заработки, потом поиск своей "половинки", а потом уже рождение детей, которых надо содержать в очень хороших условиях, дать им лучшее образование и т.д. (То есть, рассуждает, как рационал — планомерно и последовательно.)

Джек, воспитанный Дюма, может начать с последнего, — детей заведёт, а ответственность за содержание и материальное обеспечение семьи нести не будет: отправится в дальние страны на высокие заработки, а там, — поминай, как звали!..

Драйзер, как и Дюма — социал, но РАЦИОНАЛЬНЫЙ! И к вопросам материального обеспечения относится неумолимо строго: сначала надо суметь "свить гнездо", потом научиться "приносить в клювике", а потом можно уже и о "птенцах" подумать. Сбой этой программы в предыдущих ИТО конфликта — иррациональный подход вместо рационального, — приведёт к сбою рациональных программ в последующих дуальных отношениях: от иррационального Драйзера (да ещё чрезмерно уступчивого) Джек уйдёт и в загул, и на поиски "самого себя", и за "длинным рублём" уедет на край света и не вернётся — всё будет, как в конфликтных ИТО…

А как же созидательный потенциал дуального поля?..

— При сбое программ психологических признаков (а тем более, признака рациональности и иррациональности) о созидании говорить не приходится. Разрушение и сбой программ одного признака приведёт к разрушению и сбою другого. Возникнет цепочка последовательных разрушений, и дуальные отношения по создавшейся деструктивности мало чем будут отличаться от ИТО конфликта, — они разрушатся, и распадутся. И никакое дуальное поле их не восстановит: синхронной координации программ и синхронности взаимодействия уже не будет.

Это же происходит и в том случае, если один из дуалов — Джек, становится азартным игроком или наркоманом: рационального подхода здесь уже нет и не будет. Подход будет только иррациональный, — тянуть деньги из партнёра, заставить его работать на себя и свою болезнь. И здесь уже всё зависит от субъективных ощущений Джека, а у него этот аспект попадает на т.н.с.— на его "зону страха"— на его проблематичную и не насыщаемую сенсорику ощущений (+б.с.4) — на его непроходимое "чёрное болото", куда он никого не пускает и куда никто не смеет заглядывать. А это будет покруче "минного поля" — тут уже всё полетят в тартарары: и конфликтные отношения, и дуальные, и семья, и дети, и родственники, и партнёрши, — не спасёт их никто и ничто, потому что ДЖЕК НЕ ЗАХОЧЕТ ЛЕЧИТЬСЯ! Он будет бегать от родственников и опустошать чужие карманы. Будет жить так, как ему удобно, не отказывая себе ни в чём. Просто потому, что вне этих удовольствий жизни себе уже не представляет.

Сенсорика ощущений Джека — это "джинн из бутылки", выпускать которого на волю ОПАСНО! Поэтому Драйзер и старается удерживать его в самом аскетическом русле — никаких разговоров о сексе, об удовольствиях, играх, развлечениях, наслаждениях. Работа, обязанности, ответственность перед семьёй — вот те приоритетные ценности, которые определяют здесь основные задачи и цели.

18. Джек. Брачные аферы и манипуляции
Способность манипулировать нематериальными объектами, превращая их в альтернативный способ заработка — одна из составляющих альтернативной деловой логики Джека (-ч.л.1). Джек великолепно манипулирует чужими материальными объектами, превращая их в нематериальные. Умеет обращать чужую недвижимость в своё движимое имущество, оформляя на себя машины, купленные на деньги жены, вырученные от продажи её имущества. Умеет "пристраивать к чужим деньгам свои колёса", после чего исчезает на этих машинах из поля зрения своих родных, где - то в чужих краях их продаёт и снова обращает в деньги. Это — самый распространённый вид его брачной аферы.

"Великий комбинатор" Джек очень ловко умеет устраиваться за чужой счёт, не считаясь ни с родственными связями, ни с семейными отношениями. И совесть в этом случае его не гложет: вступая в супружеские отношения, он считает своего супруга членом своей команды, а в команде всё должно быть общее. Имуществом ближайшего партнёра Джек считает возможным свободно распоряжаться по собственному усмотрению, — по принципу: "Что его — то наше, что наше — то моё! А если моё, — значит, я могу потратить это, как хочу — на то, что считаю нужным."

Если Джек имеет прямой доступ к материальным ценностям своей семьи, он с партнёром этот вопрос не обсуждает, — берёт всё и тратит на себя. А там, хоть кричи — не кричи, — дело сделано! Денег нет, и назад не вернёшь — всё потрачено! — на том основании, что "у нас всё общее, а значит, и моё", — "что моё, то моё, что твоё — то наше, а раз наше, то и моё тоже, а раз моё, — как хочу, так и трачу!" (У деклатимов общие деньги по частям не делятся: кто загрёб, того и деньги. Это обусловлено цельностью деклатимной модели. Отсюда и принцип: общие деньги надо хранить целиком в одних руках. Кто сильнее из деклатимов, тот и захватывает. В диаде Джек — Дюма силовое преимущество остаётся за Джеком: Джек — решительный - экстраверт - стратег - деклатим, Дюма — рассуждающий интроверт- стратег - деклатим. По ка Дюма рассуждает, Джек действует — быстро и решительно, — особенно, если схема им давно продумана и разработана.)

Если прямого доступа к ценностям нет, Джек построит "подступы" и "подходы". Найдёт подход к жене, может долго изводить её требованиями, может устроить истерику: "Посмотри, как убого и бедно мы живём! Давай продадим квартиру, купим машины, у меня будет собственный бизнес, я смогу зарабатывать, смогу кормить семью!".

Если жена колеблется, он начинает её торопить: "Скорее купим машины, скорее начнём новую жизнь! Будем жить, в достатке, в благополучии. Тебе - то самой не надоело копейки считать?!". Может предложить жене продать большую квартиру (в том случае, если она принадлежит только ей) и купить меньшую, а на остальное купить машины — движимое имущество, оформленное, как его собственность и записанное на него.

Может вместо маленькой квартиры предложить жене купить небольшую одно - двух- каютную яхту — будет ещё одно движимое имущество, записанное на него, в котором можно будет и путешествовать, и жить. Может не спрашивая её согласия, сам за её спиной договариваться с покупателями на квартиру и обсуждать с банками условия получения ссуды под залог яхты. И только узнав, что в приморском городе под залог яхты ссуда не выдаётся, может отказаться от этой затеи.

Наметив цель, Джек очень быстро её добивается, (решительный - стратег - деклатим). Нацелившись на материальные ценности, он очень быстро ими овладевает.

На жену может оказывать давление разными способами: в ход идут и придирки, и истерики, и унижения, и оскорбления, и частые его отлучки из дома, и капризы и даже голодовки. Вплоть до того, что отказывается есть еду, которую подаёт ему жена, ссылаясь на то, что в доме его родителей такую еду (жаркое из кролика) отдают собакам. Истерики (вплоть до судорожных припадков), требования и капризы, скандалы, брюзжание, нытьё будут продолжаться до тех пор, пока жена ему не уступит. Потом он сделает свои приобретения — по максимуму всех тех средств, которые сможет отобрать у партнёра. Потом будет долго обмывать эту сделку с "друзьями" — несколько дней кряду. Потом будет кого - то (случайных людей, друзей, девушек ) на этих машинах возить (может пару раз подвезти и жену на работу, и детей на пикник), потом будет исчезать из поля зрения семьи и родственников всё чаще и чаще, постепенно подготавливая их к своему будущему исчезновению. Потом исчезнет насовсем.

Через несколько лет может позвонить откуда - то издалека, сообщить, что уехал на заработки и пообещать, что скоро вернётся домой. ("Скоро вернусь домой и всё расскажу!".) К тому времени может завести уже другую семью (и не одну!) и, вернувшись в родной город, жить у других родственников и уже "раскручивать" их.

Пройдя суровую школу дуальных ИТО, Драйзер знает, что с Джеком надо держать ухо востро! С ДЖЕКОМ НАДО БЫТЬ ОЧЕНЬ ОСТОРОЖНЫМ И ОЧЕНЬ ТРЕБОВАТЕЛЬНЫМ! ОБРАЩАТЬСЯ С НИМ НАДО ОЧЕНЬ И ОЧЕНЬ СТРОГО! И НА УСТУПКИ ВО ВСЁМ, ЧТО КАСАЕТСЯ КРУПНЫЙ ЗАЙМОВ, ОПАСНЫХ И ПРОТИВОЗАКОННЫХ КОММЕРЧЕСКИХ ПРЕДПРИЯТИЙ, ФИНАНСОВЫХ МАХИНАЦИЙ, ПРОДАЖИ НЕДВИЖИМОСТИ (принадлежащей жене, или её родным) И ПОКУПКИ ВМЕСТО НЕЁ оформленного на него ДВИЖИМОГО ИМУЩЕСТВА НЕ ИДТИ!

Дюма открывает для себя эту истину в ИТО конфликта ценой неисчислимых потерь, разочарований и жертв:

(Ольга, 32 года, СЭИ, Дюма)
"Мы поженились 8 лет назад. У мужа была работа, профессия. Я тоже работала. Через год у нас родились дети — два близнеца, — мальчик и девочка. Муж нашёл новую работу в строительной фирме. А там, рядом с местом работы, стояли игровые автоматы. Он стал играть, но я об этом не знала. Ему нужны были деньги на игру и он всё это оформил так, будто хочет заняться бизнесом. Он уговорил меня взять кредит под залог моей квартиры и купить ему легковую машину и ещё "газель" для раскрутки. Он говорил мне, что зарабатывает на этих машинах, но денег в дом не приносил. Сам приходил домой редко. Дети его почти не видели. Я спрашивала его: "Где деньги?". Он не отвечал. Я работала на двух работах и возвращала кредит. А денег на жизнь не хватало. Детей не на что было ни одеть, ни накормить. Я стала распродавать вещи, просила его продать машины, — "газель" и эту… "четвёрку". Он отказывался. В один день он исчез. Я искала его, никто ничего про него не знал. Потом я узнала, что обе машины уже давно проданы… Сейчас я все вещи, всю мебель распродала, выплачиваю кредит. Работаю на двух работах. Все деньги уходят на выплату. Детей кормить нечем. Детям уже по семь лет. Их надо к осени в школу собирать. А мне их собрать не на что. Одежду, там, ранцы, книги, тетрадки купить не на что. На мне ещё 800 тысяч рублей долгу висит. Помощи ждать тоже неоткуда. Жить я так больше не могу... Я думала свою почку продать, чтобы долги выплатить. Но пока не решаюсь. Всё - таки нужно ещё детей поднимать. Кроме меня им помочь некому…"

19. Джек — Дюма. Выход на оптимальную дистанцию
При благоприятных условиях — если Джек нормальный человек, — не игрок, не аферист, не наркоман, — чем заканчиваются его отношения с Дюма? Они уживаются вместе, или расходятся?

— Джек уходит и возвращается к Дюма, если не находит лучшей альтернативы. Программа "Помни о доме, помни о детях", которую Дюма забрасывает ему как сенсорную и суггестивную (в расчёте на сенсорную суггестию Дон - Кихота: -б.с.5), в конечном итоге работает как этико - сенсорная суггестия. Чувство вины (+б.с.5), чувство ответственности за свою команду (-ч.с.6) в этом случае не покидает (нормального!) Джека, особенно, если члены команды — его родные дети. (Разлуку со своими родными детьми Джек переживает очень болезненно. Пример, — сам прототип этого ТИМа — Джек Лондон, для которого развод с первой женой - конфликтёром был мучителен прежде всего из-за разлуки с детьми, встречаться с которыми она ему не позволяла. Развод был оформлен наспех, поэтому этот момент не был обговорён, а его родительские права не были должным образом защищены.)

Конечно, ЛИЭ, Джек — не мастер путаться в интрижках и адюльтерах, не мастер и заводить романы на стороне, — слабая этика отношений не позволяет ему всего этого. Но он активно ищет альтернативу (даже хорошему партнёру), жаждет перемен, новизны, постоянно находится в поисках приключений и острых ощущений, без которых жить ему скучно. А кроме того, Джек часто уступает инициативе случайных партнёров — только потому, что "отказывать им неудобно" (уступчивый). А желающих заполучить его в качестве партнёра и побороться за него находится более, чем достаточно. Но многих производит приятное впечатление его предприимчивость, работоспособность, многим импонирует широта его натуры, оптимизм и доброжелательность по ролевой (-ч.э.3).

Дюма в этой конкуренции может победить за счёт притяжения конфликтного поля, которое возникает между партнёрами на близкой и средне - дальней дистанции и уже не позволяет им разойтись.

Желая сохранить семью, Дюма будет предпринимать отчаянные попытки приручить и умиротворить Джека, постарается привязать его к дому, к уюту, к семейному очагу.

И тогда уже о походах, охоте и рыбалках Джеку придётся забыть. По воскресеньям Дюма будет обязывать его присутствовать на многочисленных и многочасовых семейных торжествах с продолжительными и изобильными застольями, с долгими разговорами о лекарствах, болезнях и ценах на мед. услуги, от которых Джеку будет казаться, что он уже заболевает. Устанет он и от настырных советов, и от бестактных расспросов их общих родственников, переживающих за его здоровье, карьеру, бизнес и желающих ему "всякого добра". Дюма будет испытывать на Джеке их советы и рекомендации, что Джеку будет особенно неприятно.

Желая привязать Джека к дому, Дюма будет настаивать на его частом общении с детьми. В этом могут быть и приятные для Джека моменты: он будет водить их на новогодние утренники, на детские праздники, будет отвозить по утрам в школу и привозить днём домой. Будет возить их в музыкальную школу, на фигурное катание, в бассейн и т.д.

Программа "Помни о детях!" — станет основной в его жизни. Джек будет ворчать, раздражаться, ссылаясь на то, что не успевает заняться своими делами. А Дюма будет упрекать его в недостатке внимания и чуткости к детям, в нежелании о них заботиться, в неспособности их понять. Начнутся споры о методах воспитания (которые в ортогональных альфа- и гамма - квадрах диаметрально противоположные), что неизбежно приведёт их к конфликту.

Желая привлечь Джека к домашней работе, Дюма (после долгого и мучительного для Джека нытья) начнёт руководить действиями Джека — непоследовательно, неметодично и неумело. Начнутся крики: "То принеси! Это унеси! Что ты взял?! У тебя соображение есть?! Что за уродство ты на стенку повесил!". Джек будет взрываться от раздражения, "зверея" от таких указаний.

Желая приобщить Джека к решению семейных проблем, Дюма будет заставлять его ходить вместе с ним по магазинам (чего Драйзер никогда не сделает: знает, что Джек терпеть не может стоять в очередях).

Джек ненавидит всю эту канитель с долгим и трудным выбором покупок, поэтому поход в магазин или поручение что - то купить, уже само по себе для него представляет проблему. (В конфликтные ИТО Джек как раз и втягивается в тот момент, когда милый и доброжелательный Дюма помогает ему с выбором вещей и покупок: "Вам нужен свитер? — пожалуйста: вот Ваш цвет, вот Ваш размер. Примерочная там.". Джек приходит в восторг от этих неординарных свойств Дюма и старается сделать его своим постоянным партнёром.)

Спустя долгие годы их нелёгкой совместной жизни они вместе приходят в магазин, а далее следует такая сцена: Дюма (миловидная женщина средних лет) берёт тележку и подходит к овощному отделу, где на стеллажах маленькими пакетиками на подложках разложены фрукты. Дюма берёт по одной упаковке с разных сторон, рассматривает фрукты сквозь полиэтилен и, насмотревшись вдоволь, кладёт пакетик на место. Джек (средних лет одутловатый и полный мужчина) указывает жене на груду точно таких же фруктов, лежащих тут же рядом на лотках: "Вот рядом лежат те же фрукты! Вот совки и пакеты — набирай!", Дюма отмахивается от него и продолжает один за другим рассматривать фрукты в пакетиках. Джек от скуки начинает рассказывать, каким кушаньем угощали его недавно в гостях. Говорит: "Вот нам такую еду подавали! Ты мне такую же приготовь…" и начинает подробно рассказывать, что и как там лежало на блюде и под каким соусом подавалось. Видя, что жена отвлекается, он толкает её локтём в бок: "Да ты меня и не слушаешь совсем!" — кричит. "Слушаю, слушаю!" — испуганно оглядывается на него Дюма и продолжает и дальше просматривать пакетики с фруктами. Закончив рассказывать про еду, Джек снова начинает скучать, потом опять раздражается и кричит на жену: "Да у тебя эти фрукты сгниют уже через день! У нас дома точно такие же сливы лежат в холодильнике и гниют!". Дюма снова отмахивается от него и продолжает разглядывать сливы в пакетиках. Джек ещё какое - то время стоит и скучает возле пустой тележки, а потом взрывается и кричит: "Да кончай уже! Я больше ждать не могу!". Дюма отмахивается от него, поворачивается к стеллажам и продолжает выбирать и рассматривать пакетики с фруктами. "Ну, всё! С меня хватит!" — Джек вырывает из рук жены очередной пакетик, бросает его в тележку и на всех скоростях бежит оплачивать в кассу. У самой кассы жена его настигает и успевает забросить в тележку ещё пару - тройку пакетов с другими продуктами. Идя тараном на других покупателей, Джек продвигает тележку вперёд. В это время Дюма, выбираясь из очереди, возвращается в зал, чтобы захватить ещё несколько пакетов других, нужных ей в хозяйстве вещей. Собрав всё, что нужно в корзинку, Дюма протискивается к самой кассе, когда Джек уже заканчивает расплачиваться за все предыдущие их покупки. Покупатели ей раздражённо кричат: "Женщина, вы здесь не стояли!..", "Стояла, стояла!" — огрызается на них Джек. — "Ну, всё?! — спрашивает он у Дюма. Дюма отмахивается от него, отступает назад и застревает у стеллажей неподалёку от кассы. Покупатели ей раздражённо кричат: "Ну, проходите уже!". Дюма кивает им и выбирает ещё что - то со стеллажей, расположенных над головой у кассирши: "Шоколадки и жевательную резинку детям тоже надо купить!" — кричит она мужу, тряся пакетиками. Джек силой вытягивает жену из очереди, расплачивается за новые шоколадки, после чего они оба уходят, производя впечатление вполне счастливой супружеской пары…