29 марта 2008

Миражные отношения: ЛСИ - ЛИЭ

Логико-сенсорный интроверт (Максим) - логико-интуитивный экстраверт (Джек).


ЧАСТЬ I.
1. ДЖЕК - МАКСИМ; ОСНОВНЫЕ ПОЗИЦИИ

- Из - за чего обостряются отношения в этой диаде?

- А вы представьте, как бы взаимодействовали друг с другом легендарный разбойник Робин Гуд (Джек) и его заклятый враг-шериф, "человек системы" (Максим), обязанный защищать и "очищать" общество от опасных деклассированных элементов, людей без чинов и званий, восстанавливающих справедливость свободным перераспределением материальных благ (грабя богатых и обогащая бедных). Даже, если бы они не враждовали, а мирно сотрудничали и дружили, между ними непременно возникло бы множество разногласий ввиду принадлежности каждого из них к принципиально различной системе взглядов и мироощущений.

В данной диаде гиперсоциальность и нормативная этика Максима противоборствует с асоциальностью и инфантильной этикой Джека. (Принципиальный коллективист, “человек системы” - Максим взаимодействует с убеждённым индивидуалистом-прагматиком, своего рода “волком-одиночкой” - Джеком, чьи действия принципиально не контролируются ни кем и подчиняются только соображениям личной выгоды и личному представлению о здравом смысле).

Зарождающийся в третьей квадре индивидуализм, проявляющийся в поведении Джека, в его глубинном свободомыслии и внутренней раскрепощённости, будет настораживать Максима, вызывать у него непримиримый протест и осуждение, в свете которого сам Джек будет представляться ему бесчинствующим хулиганом, анархистом, бандитом, разбойником, от которого надо ограждать общество.

Как представитель второй квадры - квадры аристократов - субъективистов, Максим придерживается совершенно иных устремлений - системных, иерархически - коллективистских, при которых любой индивид должен существовать в жёстких рамках социальной системы и подчиняться установленным в ней законам. Любая индивидуалистическая тенденция не только не вписывается в эту (бюрократическую) систему взглядов, но и глубоко ей противоречит.

(В дальнейшем это противоречие обострится в конфликтных отношениях Максима с Гексли - “социального заказчика” Джека и “апологета индивидуализма”, у которого индивидуалистические тенденции принимают крайне экстравагантные, доходящие до абсурда, грубые и деструктивные ("беспутные") волюнтаристские формы.)

В этой диаде оба психотипа и Джек, и Максим - убеждённые в своей правоте, в своих взглядах и принципах деклатимы, выражающие свою волю категоричным и безапелляционным тоном, склонные к жестокой и деспотичной ломке и подавлению воли партнёра, к жестоким ("технологически изощрённым" манипуляциям им (как безвольным объектом для установления отношений соподчинения, в воспитательных (исправительных и "усмирительных") и иных (защитных и прагматичных) целях.

У каждого свои причины жестоко воздействовать на партнёра, используя для этого сильные свойства своего психотипа и составляющих его информационных программ и психологических признаков.

Максим в этой связи выступает как жёсткий и принципиальный тактик (упрямо и жёстко завинчивающий гайки на местах) как упрямый и бескомпромиссный статик, чётко определяющий свои цели и отдающий себе отчёт в своих действиях, основанных на его жёсткой и принципиальной системе взглядов - свято соблюдаемом им уставе (свода законов и системообразующих положений и правил), наличием которого он дорожит и от которого он никому не позволит отступать. Джек взаимодействует с ним как стремительный и подвижный динамик, как изобретательный и гибкий стратег, упорно стремящийся к достижению поставленных целей.

Соответственно, от координации целей, от их разделённости или единства (пусть временного, попутного, "до поворота") в этой диаде тоже очень многое зависит.


2. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ НА НАЧАЛЬНОМ ЭТАПЕ

Поначалу (на нормативном уровне и на далёкой дистанции) отношения в этой диаде могут строиться на взаимном уважении, доверии, симпатии. На первых порах каждый из них как бы демонстрирует “товар лицом”, проявляет заботу и предупредительность по своим демонстративным и творческим функциям.

Максим “опекает” Джека по аспекту сенсорики ощущений, заботится о нём, о его здоровье, о бытовых удобствах, создаёт ему условия повышенного комфорта.

Джек “одаривает” Максима информацией по интуиции возможностей - “подстраховывает” его, подбадривает, открывает перед ним новые перспективы, увлекает новыми планами, отчего и кажется Максиму человеком сильным, смелым и незаурядным. (Взаимодействие по уровням ИД - СУПЕРЭГО, каналы 8 - 4, 4 - 8).

Максиму импонирует сильно развитое у Джека “чувство локтя”, его умение дружить, его верность и преданность интересам “команды”. Эти качества являются как бы подтверждением тех коллективистских тенденций и взглядов, которых придерживается и сам Максим.

Но период эйфории в этой диаде не бывает длинным - слишком уж деловиты и энергичны оба партнёра. Постепенно они привыкают к взаимной “подстраховке”, всё больше расслабляются и всё чаще полагаясь друг на друга, пока, наконец, не наступает момент, когда каждому из них уже не хочется решать проблемы самому, а легче перебросить их на плечи партнёра.


3.ВОЛЕВОЕ И ИНТУИТИВНОЕ ПРОТИВОБОРСТВО

Расслабление постепенно сменяется напряжением, которое возникает и ввиду жёсткой и категоричной попытки Максима захватить инициативу в этой диаде и подчинить Джека своей воле, сделать его зависимым и подчинённым "элементом системы", ограничить его деловую инициативу, взять его действия под контроль. (Кто-то же должен руководить в этой диаде, а кто-то - подчиняться. Максим не любит быть вторым, если можно быть первым и отношения в диаде он будет рассматривать как распределение мест в системе, а потому и попытается поприжать Джека, чтобы самому выйти на лидирующие позиции).

На первых порах Джек не будет возражать против волевой инициативы Максима - наоборот, действия партнёра его будут активизировать сообщать его планам определённую целевую направленность. (Если имеет место общность интересов и нет расхождения в планах и целях). Джек достаточно демократичен, чтобы уступить партнёру роль лидера (если уж партнёр на этом так настаивает), но именно ввиду демократичности он не потерпит деспотизма со стороны партнёра, не потерпит ущемления своих личностных прав и свобод. Поэтому о безграничном господстве над Джеком Максиму нечего и мечтать. Абсолютным контролем и абсолютной властью над Джеком он обладать не будет. Джек подчиняется воле партнёра только в разумных пределах и никому не позволит “вить из себя верёвки”. Так что, чем больше Максим будет увлекаться “дрессировкой” Джека, тем большее сопротивление он будет встречать. Но это будет не прямое волевое сопротивление, а интуитивное: Максим будет требовать от него пунктуальности, Джек будет заставлять его ждать, Максим будет требовать строгой отчётности, определённости - Джек будет держать его в неведении. (А это уже прямой удар по Т.Н.С. Максима - его слабой и болезненной интуиции потенциальных возможностей:
- ЧИ4.). Максим подумает, что партнёр замышляет что -то недоброе, либо издевается над ним, желая, по-видимому захватить и перехватить власть, и попробует ужесточить “дисциплинарное воздействие” на Джека, попытается взять его “в ежовые рукавицы”. Но и Джек над собой произвола не допустит и если прямое сопротивление (прямой и откровенный бунт и протест) покажется ему слишком деструктивным и рискованным для их отношений, начнёт практиковать мягкие и неоднозначные формы сопротивления. Начнёт “ускользать” от Максима, используя для этого всевозможные интуитивные “трюки” - обещания, отсрочки, отговорки.

В результате Максим дезактивируется - много времени будет потрачено впустую, на неоправданные и никчёмные ожидания, много сил и энергии израсходуется на решение несуществующих проблем, на погашение искусственно разжигаемых конфликтов, на преодоление несуществующих разногласий и препятствий. Джек, выматывая не в меру заносчивого, деспотичного и авторитарного Максима, начнёт попросту выкачивать из него силы, ту неуёмную энергию, которую Максим направит на Джека, чтобы его подчинить своей воле, сломить его сопротивление, взять под контроль, ограничить в правах и возможностях. А для этого Джек просто будет возводить препятствия, городить огород на ровном месте, создавать иллюзию трудностей и осложнений. Изобретая различные причины и отговорки, которые невозможно будет проверить, он начнёт врать Максиму напропалую.


4.СЕНСОРНОЕ ПРОТИВОБОРСТВО

Максим будет раздражён и возмущён таким поведением Джека. Он посчитает, что партнёр специально устраивает эти “выкрутасы” для того, чтобы выйти из - под его контроля, а значит и получить возможность обмануть его, перехитрить, оставить в дураках. А Максим этого не любит, это его бесит и оскорбляет в лучших чувствах. (Кем его здесь считают в конце- то концов?!) Потому и интуитивное “трюкачество” и изворотливость Джека он со временем начинает воспринимать как вопиющий недостаток, считая партнёра пройдохой, лгуном, обманщиком, безответственным и “скользким типом”, с которым опасно иметь дело.

Джек начнёт страдать от сенсорных перепадов воспитательной методики, (от форм и методов обращения Максима с партнёром). Привычкой Максима самым непредсказуемым образом чередовать “кнут и пряник”, при котором предупредительная опека и забота о партнёре неожиданно сменяется изощрённой жесткостью и садизмом. Этого Джек ни понять, ни принять не сможет. Он плохо переносит сенсорный дискомфорт, не готов в мирное время, в естественных и в бытовых условиях сталкиваться с прямой угрозой своей жизни и своему здоровью. Не готов сносить издевательства и терпеть неожиданную боль, вызванную странными, неоправданными и внезапными "нападениями" Максима (без ультиматума, без предупреждения, без объявления войны). В обыденной, мирной жизни Джек никому не позволяет ни бить себя, ни унижать своё человеческое достоинство - это его принципиальная позиция. А если такие “дисциплинарные меры” “подкрепляются” ещё и логическими мотивировками, Джек тем более готов возмущаться, бороться и спорить.(А при необходимости, и обращаться в правоохранительные инстанции). Джек и сам - программный логик, и у него у самого найдётся достаточно правовых, логических мотивировок для того, чтобы постоять за себя.


5. ПРОТИВОБОРСТВО ПО ЛОГИЧЕСКИМ АСПЕКТАМ

Между партнёрами почти сразу же возникает противоборство по логическим аспектам (по каналам 1 - 7, 7 - 1 уровней ЭГО - ИД) и в частности, по аспекту деловой логики (-ЧЛ), информацию по которой Максим оценивает критически. У него этот аспект находится у него на позициях наблюдательной функции, "запускает" его активационную интуицию времени (интуицию ближайших перемен +БИ), стимулируя интерес Максима к каким - то выгодным (для самого Джека), но при этом опасным и рискованным (для остальных членов команды) предприятиям. Вследствие чего, Максим считает себя обязанным контролировать действия Джека (с точки зрения их эффективности, разумности и целесообразности) и высказывать необходимые (по его мнению) замечания.

Но именно это обстоятельство и возмущает Джека! Аспект деловой логикой является программной функцией его модели, (-ЧЛ1), областью “врождённого профессионализма”. Здесь он себя чувствует “вне конкуренции”: замечаний со стороны партнёра не принимает, никаких возражений не признаёт, считается только со своими интересами и соображениями личной пользы и выгоды, предполагая при удачном исходе дел, вознаградить за труды и остальных членов команды, "не оставить в обиде", что, однако, ему практически не всегда удаётся: вознаграждение получает только тот, кто его требует, - строго, громко, внушительно. А тот, кто не требует, остаётся "с носом", его Джек "кидает", перераспределяя доходы в свою пользу, по своему усмотрению, отделываясь от обманутого партнёра пустыми обещаниями и отговорками.). А кроме того, Джек подсознательно настроен на логически внушаемого Драйзера, у которого аспект деловой логики попадает на позиции "абсолютно слабой" суггестивной функции, (а не наблюдательной как у Максима). Драйзер, в отличие от Максима не имеет такого определённого и жёсткого суждения по этому аспекту и так яростно его не отстаивает свою выгоду. Драйзер доверяет мнению Джека и внушается его деловыми рекомендациями, а Максим их оспаривает. И эта “логическая неподатливость” в сочетании с постоянным и жёстким контролем Максима раздражает и отпугивает Джека, который постоянно чувствует себя застигнутым врасплох (хотел обмануть, а не вышло!). У Джека появляется ощущение неловкости, психологического дискомфорта, возникает предчувствие, что он с партнёром “не сработается”.

Предчувствие его не обманывает: между партнёрами устанавливается жёсткое деловое (логическое) противостояние.

В нём участвует и программная логика соотношений Максима, которая в данном случае “пререкается” с наблюдательной логикой соотношений Джека (+БЛ7) возникают споры: кто действует разумнее, в рамках правовых нормативов, кто прав, кто справедлив, кто рассудительней, кто компетентней, чьё мнение можно считать правильным и авторитетным, кто кому должен уступить и подчиниться).

И здесь уже Джек начинает оспаривать мнение Максима, (чем и доводит его до белого каления). Но и такая реакция Максима тоже понятна - аспект логики соотношений является его программной функцией (+БЛ1) и он никому не позволяет оспаривать то, что считает для себя непреложной истиной.

А Джека подавляет авторитарность логики Максима, возмущает его слепое преклонение перед авторитетами, Джек не может примириться с бескомпромиссной жёсткостью партнёра. Доводы Максима его не убеждают. В вопросах логики Джек придерживается собственного мнения, верит только достоверной, лично им собранной информации, доверяет только своему опыту и никаких авторитетов не признаёт - это его принципиальная позиция, (вытекающая из требований его программы). Поэтому и мнение Максима он позволяет себе оспаривать, чем ещё больше его раздражает.

Максим пытается оттеснить Джека с руководящих позиций: безответственный человек не имеет права претендовать на приоритетное место в системе. Начинается попеременное вытеснение партнёра в "шестёрки", с той лишь разницей, что Джек это делает неосознанно, грубо, экстравертно, на правах экспансивного лидера, А Максим осознанно, упорно и упрямо настаивает на своём.

Отношения обостряются и ввиду обоюдной деклатимности партнёров:
  • вследствие жёсткости и категоричности их тона,
  • вследствие их стремления сломить сопротивление партнёра,
  • всеми правдами и неправдами подчинить его действия своей волей,
  • достичь желанной цели за его счёт, жестоко эксплуатируя его труд, манипулируя им как "примитивным материальным объектом", как "рабочей единицей" в своей системе (или команде), как пешкой в своей игре.

Отношения обостряются и вследствие того, что каждый из них подсознательно сориентирован на взаимодействие с дуалом - ЭТИКОМ, внушаемым по логическим аспектам, а потому уступчивым и податливым. Поэтому и причину логической неуступчивости друг друга ни один из них понять НЕ МОЖЕТ. Каждый из них кажется другому “непрошибаемым” тупицей, и ничего кроме раздражения они друг у друга не вызывают.


6.ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ПО ТВОРЕЧКИМ АСПЕКТАМ

Взаимной поддержки по демонстративным и творческим функциям им теперь тоже не хватает. Так что и расслабления как такового они на этом этапе не испытывают.

Информация, подаваемая Максимом по аспекту волевой сенсорики (канал 2 - 6, 6 - 2, уровень ЭГО - СУПЕРИД) становится всё более негативной - жёсткой, деспотичной, лишающей Джека частной инициативы, а потому для него неприемлемой. Активация Джека оборачивается инертностью - принципиальным нежеланием выполнять приказы Максима, подчиняться его волевому давлению. (Джеку никто не указ!)

Информация, подаваемая Джеком по интуиции времени (канал 2 - 6, 6 - 2, уровень ЭГО - СУПЕРИД) тоже покажется Максиму неубедительной, слишком обнадёживающей. К позитивным прогнозам Джека он теперь отнесётся с недоверием, а если его опасения подтверждаются, то и с непримиримой враждебностью, осуждением - Максим обвинит Джека в безответственности, объявит его болтуном и бездельником.

А поскольку интуиция времени у Джека “работает” в одном манипулятивном “блоке” с аспектом этики эмоций, то и информацией по этим двум аспектам Максим будет введён в заблуждение, а вскоре и разочарован, после чего ни внушаться, ни активизироваться ими не будет. Ему будет казаться, что партнёр всё время плутует, “втирает очки”. (И это действительно так, изворотливая интуиция времени и гибкая этика эмоций Джека являются дополнительным подспорьем для его программной деловой логики. С помощью этих двух “инструментов” Джек действительно очень ловко “обделывает свои дела”. Его гибкая этика эмоций (-ЧЭ3)позволяет ему “блефовать”, “делать хорошую мину при плохой игре”, поскольку она, как и все остальные функции, служат его прагматичным программным целям. Эта функция у Джека “хитра”, лукава, меркантильна, расчётлива и она безусловно отличается от пафосной, искренней, проникновенной этики эмоций Гамлета (дуала Максима). Причём, отличается не только своей слабостью или нормативностью, но в первую очередь она отличается своим качеством, служением другим - прагматичным целям и идеалам. (Так что и доверять ей Максим не может: сколько бы ни общался с Джеком, он видит в нём плута, обманщика, предателя интересов своего партнёра).

У Гамлета этика эмоций (+ЧЭ1) - основа основ, это его флаг, его лозунг, его сверх - идея и сверх - цель, сверх - задача.

У Джека этика эмоций (-ЧЭ3)- маска, “фикция”, инструмент мелкого жульничества, и Максим это чувствует. И такое качество информации его разочаровывает; им он не внушается. Даже позволив Джеку увлечь себя эмоционально, Максим довольно быстро охладевает к его затеям; он не внушается обещаниями Джека, не воодушевляется его показательно - завлекательным энтузиазмом. Максим отторгает от себя информацию по этому аспекту и его симпатия к Джеку сменяется антипатией, враждебностью и осуждением. (А в своём осуждении Максим бывает крайне резок, категоричен и жесток).

Максим может попытаться и разорвать отношения с Джеком, может начать избегать его, впредь не желая иметь с ним дела. Но и далеко убежать ему не удастся - Джек дорожит своими взаимоотношениями с партнёром, как, впрочем и Максим. Оба они эмотивисты и позитивисты (оптимисты); и оба могут рассматривать свой разлад как недоразумение, которое и постараются разрешить, а возможно даже предпримут и новую попытку к сближению.


7.НЕПОЛНАЯ ЭТИЧЕСКАЯ СУГГЕСТИЯ

Одновременно с этим возникают и осложнения по аспекту этики отношений.

Здесь уже Джек будет разочарован нормативной этикой Максима (особенно, если она до норматива и не дотягивает) - его жестокостью, цинизмом, подозрительностью, а главным образом, - “квадровыми комплексами”: убеждениями, мировоззрениями и системой взглядов. Все эти обстоятельства вначале настораживают Джека, а потом пугают и отталкивают. Максим ему покажется человеком из другого мира, живущим в другом измерении, воспринимающим всё под иным углом и в иной системе ценностей. Джек ощутит несовместимость своих с партнёром мировоззрений и это внесёт в его взаимоотношения определённый разлад.

Впрочем, на начальном этапе этические разногласия не покажутся им такими уж существенными, партнёры их могут даже не замечать. Поначалу каждый из них старательно “работает” по своей нормативной функции и прилагает усилия к тому, чтобы произвести на партнёра благоприятное впечатление. ( Взаимодействие по нормативно - суггестивным аспектам, каналы 3 - 5, 5 - 3, уровни СУПЕРЭГО - СУПЕРИД.) Но при более интенсивном общении и на более близкой дистанции начинают проступать их этические несовершенства и тогда каждый из них оказывается о партнёре не лучшего мнения. У каждого создаётся впечатление, что партнёр ненадёжный, недостойный или непорядочный человек, у каждого возникает ощущение неуверенности в партнёре и его нравственных качествах; каждому кажется, что на партнёра невозможно положиться...

И происходит это только потому, что каждый из них не получает достаточной информации на свою суггестивную функцию: вследствие неполноты суггестии, вследствие недостаточного внушения,

А в результате - НИ ОДИН ИЗ НИХ НЕ ВНУШАЕТ ДРУГОМУ ДОВЕРИЯ. (Что разрушает их партнёрские и деловые отношения, делает невозможным беспроблемное взаимодействие в квадрах решительных, где риск считает делом обыденным, но требует от партнёров и абсолютной честности, взаимной искренности и доверия.

Максим считает Джека пустозвоном, пройдохой, мошенником ( ввиду его прагматичной этики эмоций, обслуживающей меркантильные интересы его программы). Джек, приглядываясь к “проблематичной”, “бета-квадровой” морали Максима, придерживается о нём ещё худшего мнения, считает его человеком коварным, мстительным и злобным - опасным.

На каком-то этапе “бета-квадровые “комплексы” Максима и циничные “мировоззренческие” высказывания могут даже шокировать Джека, заставляя его держаться от партнёра подальше. (Их общий "комплекс", общий враг в квадрах решительных - неизвестность - вытесненный на подчинённые позиции аспект интуиции потенциальных возможностей (-ЧИ), - заставляет их с опаской относиться друг к другу, а скоро начнут бояться и своей тени...

Противостояние с этических аспектов (с каналов 3 - 5) переходит на программно - наблюдательные аспекты (логические) на каналы 1 - 7, задевая область их общих деловых интересов, порождая новые сомнения и недоверие. Максиму может показаться, что Джек его обкрадывает, Джек будет такого же мнения о Максиме.


ЧАСТЬ II
СВОЙ СРЕДИ ЧУЖИХ, ЧУЖОЙ СРЕДИ СВОИХ.

8.ПРОБЛЕМЫ ПАРТНЁРСКИХ ОТНОШЕНИЙ

Представителям этих психотипов, трудно быть компаньонами, их общий бизнес редко бывает удачен. Джеку не удаётся проконтролировать работу Максима - да он и не слишком уделяет этому внимание, заранее идя на риск, но чаще всего (будучи ориентирован на Драйзера), полагаясь на честность и порядочность компаньона во всём, что касается распределения доходов.

Но у Максима своё представление о справедливом распределении доходов и, предпринимая в этом направлении собственные шаги, он настолько запутывается в махинациях и “приписках”, что и сам на этом теряет, и Джеку никакой прибыли не приносит; Зато списывает на него все убытки лишь бы самому не остаться в проигрыше.

Вспоминается история двух друзей - компаньонов - Максима и Джека, которые буквально разорили друг друга. Оба хотели как лучше, а получилось хуже некуда...

Общаясь со своим безработным другом -Максима, Джек, то ли из сочувствия к нему, то ли уступая его настойчивым просьбам, до такой степени активизировался по аспекту волевой сенсорики, что взял и купил другу грузовик, специально, чтобы его трудоустроить. Потратил на это всё приданое своей жены (Драйзера), сам влез в долги, из семьи все деньги выгреб, поменял квартиру с большей на меньшую, переехал из столицы (союзной республики) в захолустье, но на вырученную сумму купил приятелю грузовик, который тот и гонял где - то в другом городе. (Жена отговаривала Джека от этой авантюры, спрашивала: "Как ты будешь его контролировать? Ты в одном городе живёшь, он в другом? - "А зачем его контролировать? - удивлялся муж. - Он и так знает, что надо делиться. Я ему верю!" После такого беспечного заявления жена-Драйзер попыталась отвоевать назад свои деньги: она их к свадьбе копила, по копеечке собирала, во всём себе отказывала. Но не тут - то было: муженёк вцепился в них мёртвой хваткой, как утопающий в спасательный круг и пищал - верещал: он-де другу обещал!..) Получил приятель грузовик…

Доходы от машины, расходы на страховку и тех. ремонт они предполагали делить пополам. Максим настоял на таком распределении доходов, а Джек не возражал, хотя, конечно, это было ему не выгодно. Отсюда и результат: время шло, а доходов всё не было. Как - то так "получилось", что девятитонный грузовик за полгода эксплуатации не принёс своему владельцу ни копейки прибыли...

- А арендатору?..

- А вот этот момент так и остался для многих загадкой. Примерно раз в месяц, после долгих междугородных переговоров, Джек отправлялся к приятелю за деньгами, но каждый раз возвращался с пустыми руками и мрачнее тучи. И было от чего расстроиться: долги его семьи уже достигали астрономических размеров, а покрывать их было нечем!

Позднее в конфликт ввязались и жёны “компаньонов”. Стали разбираться между собой, но так и не смогли понять: то ли их мужья друг друга обкрадывают, то ли им самим головы морочат - оба где-то пропадают, что-то друг с другом “выясняют”, а денег всё нет, как нет. По настоянию жены-Драйзера, Джек всё же отобрал у Максима грузовик. (Два месяца к решительным мерам не переходил - всё боялся обидеть друга недоверием, но, наконец, решился и поехал вызволять свою собственность). Без ссоры здесь, разумеется, не обошлось - Максим с грузовиком расставался крайне неохотно. А чтобы под конец насолить своему другу, чтобы возвращение собственности не казалось ему таким лёгким, сам у себя угнал этот грузовик (причём, накануне очередной выплаты страхового взноса), сам "раздел" этот грузовичок, сам заявил о "пропаже" - применил свою техническую изобретательность по высшему разряду… Зато потом сам же и рассказывал всем и каждому, как несправедливо с ним поступил его лучший друг.

Джек пригнал грузовик в родное захолустье (предварительно собрав его из того, что под руку подвернулось) и потом ещё долго ломал голову, куда бы его приткнуть. Сам он был занят на другой работе и ему стоило немалых усилий избавиться от этой (теперь уже) "груды металлолома", что, конечно, не обошлось без убытков. В общей сложности, он потерял три четверти вложенной суммы, а оставшаяся четверть, вырученная от продажи машины, ушла на покрытие долгов. (И то, далеко не всех!).

Впрочем, с этого только начались его неприятности: в дальнейшем он окончательно разорился, (что опять же, не обошлось без помощи “друзей”), рассорился с родственниками, потерял друзей, потерял доверие всех знакомых и близких. Потерял семью: собрал всю имеющуюся в доме и на счету наличность и отбыл в неизвестном направлении, оставив жену разбираться с судебными приставами и кредиторами (среди которых были и те, что требовали возврата и его карточных долгов!)…

(По всей видимости, вступая в брак с дуальной невестой, Джек (герой этой истории) скрыл своё пристрастие к азартным играм (вопреки обычному правилу рационалов: рассказывать о себе всю правду будущему спутнику жизни). По-видимому, друг-Максим пытался его этим шантажировать, за что ему и был куплен грузовичок (ценой невероятных жертв и усилий), и организован бизнес на невыгодных для Джека условиях. Потому, что не таков "предприниматель" Джек (ЛИЭ), чтобы соглашаться на бессрочное и абсолютно убыточное деловое партнёрство. И не таков он собственник, чтобы отказываться контролировать поступление арендной платы за эксплуатацию его имущества. Если Джек идёт на это, значит ему под этой мнимой "убыточностью" необходимо замаскировать какой-то "теневой" отток доходов (теневые расходы, о которых он вынужден был умалчивать). Скорее всего, оба "партнёра" проигрывали доходы от бизнеса в казино (или затеяли этот бизнес ради возможности добывать деньги на игру). При этом они напропалую обворовывали друг друга (грабили государство, - видимо, предполагая сбыть этот "бизнес" с рук при первой возможности), безбожно врали друг другу и своим жёнам.)


9. ЩЕДРОСТЬ ЗА ЧУЖОЙ СЧЁТ
(ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ДВУХ БЕСПЕЧНЫХ ОПТИМИСТОВ - ПОЗИТИВИСТОВ)


Джек умеет быть щедрым за чужой счёт, как никто (по своей нормативной и мани­пулятивной этике эмоций (-ЧЭ3), призывающей его жить и радоваться жизни. А заодно радовать себя и других любой возможностью устроить себе и другим праздник. (Пример: десятилетнюю девочку-Джека ценой невероятных усилий и трудностей, отправили из блокадного Ленинграда в тыл, в Ташкент, к бабушке - Максиму, которая работала кон­цертмейстером в городском оперном театре. Бабушка неотлучно жила при театре. Всё время с утра до вечера проводила на репетициях и внучку пристроила в театр на полный пансион за свой счёт. Для внучки был открыт неограниченный кредит в театральном бу­фете, но строго - настрого было приказано: есть только "комплексные обеды" (о которых была предварительная договорённость с буфетчицей) и только самой, никого чужого не угощать. Первым делом внучка убедила буфетчицу, что прежняя договорённость аннули­рована и стала сначала сама от души лакомиться деликатесами (которые там ещё были), а потом и угощать ими одноклассников за бабушкин счёт. Очень ей это нравилось: при­вести целую ватагу друзей и, широким жестом указав на витрину, сказать: "Ребята, ешьте, пейте сколько хотите, я всё оплачу!". Дети угощались пирожными и лимонадом… Ба­бушка один раз оплатила счета, выручив деньги от продажи каких - то чудом уцелевших фамильных драгоценностей, строго поговорила с внучкой, предупредила её о последст­виях; потом во второй раз оплатила новый счёт. В третий раз счета достигли астрономи­ческих размеров, потому что внучка, несмотря на все предупреждения (теперь уже назло бабушке), не только сама от души лакомилась деликатесами, но и щедро угощала ими уже абсолютно всех одноклассников (полагая, что таких "жадин", как бабушка, надо учить). (А кроме того, она не могла отказать себе в удовольствии привести толпу голодных ребя­тишек и досыта всех накормить разными вкусностями). Дети были счастливы. У внучки от друзей отбоя не было. Буфет выполнял план… Получив очередной счёт, бабушка заболела. Потратив все оставшиеся ценности и сбережения на выздоровление, на оплату сче­тов и лекарств, она лично препроводила внученьку на вокзал и посадила на поезд, идущий в Ленинград (с него как раз тогда сняли блокаду), помахала рукой на прощание и с лёгкой душой вернулась к своим делам. Девочка поехала домой с приключениями, но её судьба бабушку уже не интересовала…


10. ДЕЛОВЫЕ И СИСТЕМНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ДИАДЕ ДЖЕК - МАКСИМ; ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ДВУХ ДЕКЛАТИМОВ: СУБЪЕКТИВИСТА И ОБЪЕКТИВИСТА.

Субъективисту Максиму трудно понять отношение Джека к "своим", "кровным" членам его системы. Он не понимает, как можно подставлять "своих" в угоду "чужим"? Как можно жертвовать интересами близких ему людей, связанных с ним кровными и родственными узами, потакая прихотям совершенно чужих и посторонних ему "случайных знакомых"?

Джек и сам не понимает, как это у него так получается, чувствует себя виноватым перед всеми, от всех бегает, а повстречавшись, со всеми ругается, огрызается, переносит свою вину на других, потому принимать её на свой счёт органически не способен. Джек - объективист (человек третьей квадры, где так же, как и в четвёртой доминирует аспект прагматичной ДЕЛОВОЙ ЛОГИКИ (логики факта, логики действий) и ЭТИКИ ОТНОШЕНИЙ, необходимый для правовой, этической и социальной защиты всех членов сообщества (рабочей группы, команды, системы, коллектива).

В отличие от субъективистов, рассматривающих окружающую среду как систему - открытую или закрытую, объективисты ( и прежде всего Джек) рассматривают среду как материальный объект, который можно преобразовывать, системно организовывать, адаптироваться к ней, приспосабливать её, осваивать её для себя… Всё это можно делать, рассматривая взаимодействие с окружающей средой КАК РАБОТУ С МАТЕРИАЛЬНЫМ ОБЪЕКТОМ. (А НЕ КАК С СИСТЕМОЙ!) Навешивать "ярлыки", рассматривать среду обитания как систему определённой формации экономической или политической - зачем? С какой стати? - Была бы среда, а систему мы из неё "вылепим", какую захотим - хоть такую, хоть этакую!

Отсюда и "деловое", творческое, и потребительское отношение к системе.(Что само уже по себе ужасает Максима: для него это всё равно, что - просто так, потехи ради, позволять кому - то фундаментально перестраивать свой дом и весь мир вокруг себя, наполняя жизнь всех, связанных с этим миром людей хаосом и разрушением; причём, без всякой на то веской необходимости и без всяких веских причин). Отсюда и постоянные конфликты субъективистов с объективистами. И, как противовес крайнему структурологическому педантизму субъективистов, беспечное и прагматично - ОПОСРЕДОВАННОЕ ОТНОШЕНИЕ К СИСТЕМЕ В КВАДРАХ ОБЪЕКТИВИСТОВ: есть некая среда, в которую можно влиться с определёнными прагматичными целями и задачами для себя. Если сложатся в этой системе дружеские отношения - значит образуется дружеский круг, среда станет дружественной. Сложатся деловые, среда станет творческим или рабочим коллективом - командой. И будет таковой, если кто - то не захочет из неё выйти. Сложатся родственные отношения - замечательно! - образуем семьи, будем ходить друг к другу в гости по праздникам. А какие ещё нужны "системные отношения"?

Отсюда и деструктивность (бессистемность) отношений. (И в первую очередь у Джека, предпочитающего ломать традиционные системные отношения: "Почему интересы близких людей должны быть важней и предпочтительней интересов "дальних", едва знакомых людей? Дальние что, -не такие же люди, как эти? "Почему бы им и не помочь, если требуется?"

"Сегодня ты им поможешь, завтра они тебе помогут!" - считает Джек, по своей суггестивной АЛЬТРУИСТИЧЕСКОЙ этике отношений (+БЭ5), которая заставляет его (по собственному его убеждению) вкладывать много сил и "души" в каждое новое взаимодействие, но много и требовать, позволяя рассматривать свой первоначальный, этический вклад как материальную ценность, как аванс и как "приглашение" ко многообещающим и взаимовыгодным, деловым отношениям: "Почему бы и не помочь людям, если эта помощь может быть взаимовыгодной, может послужить началом успешного делового сотрудничества?". А то, что ресурсы для этой помощи приходится отбирать у "своих" - просто потому, что так выгодней поступать по его альтернативной деловой логике - (-ЧЛ1), так что же делать? - не вложишь, не получишь!)

Джек предпочитает забирать у других (и прежде всего у своих компаньонов) всё, что ему нужно по принципу: "Что моё, то-моё, что твоё, то-наше". (Он из тех "благодетелей", кто одарит на копейку и разорит на миллион, полагая что и копеечного приза достаточно, чтобы заманить "лоха" в мышеловку "бесплатным сыром".)

Его (наделённая интегрирующими свойствами) деклатимная модель не склонна щедро делиться своим (или щедро одаривать кого-то за свой счёт).

(Квестимная позиция "Взять всё и разделить" - не для деклатимной модели. Прежде, чем делиться своим, нужно сначала объединиться с чужим (имуществом или капиталом) - войти в долю на паях, пусть даже мизерных. А потом уже (если очень хочется выйти из "доли") забирать своё, прихватывая заодно и чужое. Иногда для того, чтобы забрать чужое, деклатимы (и прежде всего, Джек) и входят в долю. (И квестимов убеждают так поступать, утверждая, что "объединяться с врагом"- очень выгодно: это всё равно, что брать вражеский корабль на абордаж: размыл границы между "своим" и "чужим" и пользуйся - бери чужое, как своё! Квестимы этого не понимают и предпочитают держаться от потенциальных врагов подальше.)

Позиция: "Сначала своё приумножай, а потом уже отделяй своё от чужого - но только тогда, когда это нужно и с наибольшей выгодой для себя" - первая заповедь деклатима. (Из - за чего они иногда производят впечатление "крыс, бегущих с тонущего корабля", который сами же и пустили на дно, предварительно растащив и расхитив всё ценное. И в этом - причина столкновения двух деклатимов, из которых каждый, по своей альтруистической этике отношений (+БЭ), говорит о "заступничестве", "всепрощении и любви к ближнему", но при этом может пустить "ближнего" по миру, обобрав его до нитки.)

За счёт чужих ресурсов - реальных и мнимых, за счёт реальных и мнимых возможностей (-ЧИ.) кредитов чужого доверия, и за счёт системы взаимозачётов, включающих мизерное "своё" и значительное "чужое", - в рамках деклатимной модели и её альтернативной деловой логики
(-ЧЛ) можно "делиться" с кем угодно и чем угодно. Джек - великий манипулятор на сей счёт. Но Максим - тоже деклатим. И он тоже не любит делиться своим, или отдавать своё, не получая взамен ничего стоящего и эквивалентно ценного (не терпит, когда с ним поступают несправедливо - кому это понравится?!). Максим - педант, человек системы, человек слова. А Джек - человек дела (исключительно выгодного для себя).


11.ОТНОШЕНИЕ К СЛОВУ В КВАДРАХ ОБЪЕКТИВИСТОВ

Слова в квадрах объективистов значат много, но им верят мало. Ориентируются на объективные факты. О людях судят по результатам их поступков. (Слова: "Я хотел, как лучше…" - воспринимаются как явное очковтирательство: если хотел, как лучше, надо было и делать, как лучше.) Слова здесь часто используются как возможность "подставы": "Я уже пообещал (от твоего имени), что ты это сделаешь, отказывать теперь неудобно: в какое положение ты меня ставишь?"), как средство внушения, принуждения к рискованным и невыгодным действиям, как средство психологической манипуляции. Высокопарных и пафосных слов объективисты стараются избегать: и сами не верят им, и других осуждают за частое применение в суе. Суесловие и пустословие здесь также осуждается. Хотя "втирать очки" высокопарным словом тоже пытаются, (когда другие средства манипуляции кажутся неэффективными).

"Ловить на трёпе" объективисты могут сколько угодно и кого угодно. И именно тогда, когда это им, по каким-то причинам, выгодно. Но себя они ловить на обещании не позволяют ("Мало ли что можно наобещать, если тебе не оставляют другого выбора!")

Как любой прагматик-объективист, Джек и сам кого хочешь на трёпе поймает. Опутает обязательствами и потребует обещанного, как мёртвой хваткой вцепится: "Твоя мать обещала дать нам денег?! Чтоб через неделю были! Пусть ищет, где хочет!" (Из серии "…Тёща, крутись, как хочешь...")

В квадрах объективистов заботятся о психологическом климате (в сообществе, в коллективе, в партнёрских отношениях), поэтому о неприятностях напрямую стараются не сообщать - зачем огорчать человека? - это не по уставу: обманывать можно, огорчать - нельзя. О неприятностях предпочитают сообщать из третьих рук, отдалившись на безопасное расстояния. (Если всё обойдётся, можно всё свалить на "посыльного", сказать, что он всё "перепутал" или "неправильно понял").

Разговоров начистоту здесь стараются избегать - это неприятно! - предпочитают отмалчиваться, обманывать, убегать и ускользать от ответа, - обещают: "Я тебе потом всё объясню!", "В своё время ты всё узнаешь".

Фраза: "Нам с тобой нужно поговорить!" - здесь всех отпугивает: считается предвестником неприятностей, приглашением к неприятному разговору начистоту, к очередной "промывке мозгов", после которой все понятия размываются, или к очередному "вливанию лжи", после которого всё ещё больше запутывается (излюбленный метод интуитов-объективистов).


12.ПОЗИЦИЯ ИНДИВИДУАЛИСТА (ИНТЕРЕСЫ ЛИЧНОСТИ СТАВЯТСЯ ВЫШЕ ИНТЕРЕСОВ СИСТЕМЫ)

Квадры ОБЪЕКТИВИСТОВ (гамма и дельта) - это квадры ИНДИВИДУАЛИСТОВ, в которых каждый сам за себя и сам по себе: каждый выживает, как может, в тех условиях, которые сам себе создаёт. Отсюда и ОТНОШЕНИЕ К ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЕ, КАК К ОБЪЕКТУ МАНИПУЛЯЦИЙ.

В КВАДРАХ ОБЪЕКТИВИСТОВ ИНТЕРЕСЫ ЛИЧНОСТИ СТАВЯТСЯ ВЫШЕ ИНТЕРЕСОВ СИСТЕМЫ.

Отсюда и двойственное, и потребительское отношение к системе, как к среде, которая должна обеспечивать всем необходимым, ничего не требуя взамен.

Отсюда и неприятие жёстко организованного социального сообщества, как системы, которая:
  • сковывает в действиях,
  • ограничивает в альтернативных возможностях,
  • заставляет подчиняться уставу,
  • заставляет считаться с правилами (часто несовместимыми со спокойными и благоприятными условиями существования),
  • наказывает или изгоняет из своих рядов "злостных нарушителей" (в число которых нередко попадает и Джек).


("Кинуть систему" можно легко и без зазрения совести, особенно, если хочется свести с ней счёты. А повод для этого всегда находится: с какой стороны ни посмотри, система всегда оказывается "в неокупаемом долгу перед индивидом", хотя бы тем, что "обязана" всесторонне защищать его права при любых условиях, но при этом не мешать ему в полной мере реализовывать свой возможностный и деловой потенциал (что ей далеко не всегда удаётся: всем угодить невозможно, - ни одна система не может быть организована так, чтобы все всем были довольны (это недостижимо в соответствии с законами эволюционной, исторической и диалектической незавершённости), а значит и "Робин Гуды", желающие свести счёты с (пусть даже с самой совершенной) системой, всегда найдутся.)

Система родственных связей - это тоже (с точки зрения объективиста) исторически и традиционно сложившаяся система, субъективно конвертируемых и пожизненно выплачиваемых социальных, духовных и материальных "взаимозачётов". А Джек (как и любой объективист) подозрительно относится к субъективно конвертируемым взаимозачётам. Часто даже болезненно: стоит только кому-то объявить его "недобросовестным пайщиком", как он тут же "взрывается", как сто тонн тротила. В такие минуты ему даже Драйзер возражать не рискует.

Джек глубоко прагматичен и жестоко расчётлив. Любую уступку, любой вклад на паях изначально просчитывает и взвешивает с точки зрения возможной прибыли или ущерба. Семейные отношения его прежде всего интересуют с точки зрения прибыли. Среди представителей этого ТИМа находится много охотников за приданым. ("А чем этот вид охоты хуже других?") В связи с чем, многие долги ими делаются в расчёте на будущий капиталец жены. Брачных аферистов, пляжных плейбоев и жигало - среди них тоже бывает достаточно. (Четыреста "почти честных" способов отнимания денег - для них не предел).

Поэтому, отношение к семье и семейным традициям у Джека очень сложное: семья - его "ахиллесова пята", путы, связывающие по рукам и ногам членов его как члена семьи. (А к семье, как к системе у него отношение потребительское и прагматичное). В связи с чем ему - так, или иначе, приходится подставлять под неприятности своих родственников. И многие проблемы решать им в ущерб, за их счёт, забирая у них всё, что когда - то вносил и приносил в дом. (И на этот возврат "своей доли" Джек подсознательно тоже ориентируется и рассчитывает: деклатимная модель со всеми её интегрирующими свойствами "обязывает" его НЕ ОСТАВАТЬСЯ В УБЫТКЕ: "забирать своё" (чем скорее, тем лучше) и не вкладывать средств в бесполезные и бесперспективные проекты).

По этой причине Джеку (как и любому деклатиму) очень трудно делиться. (Или оставлять своё в "чужой" теперь для него семье (в "чужой системе").

Джек - не системный человек. И в силу этого, Джек - человек НЕ СЕМЕЙНЫЙ

Семья как "ячейка общества" им не воспринимается. Как тыловой (при необходимости, взаимозаменяемый) резерв - ещё куда ни шло! И в этом корень всех его семейных проблем, главная из которых - потребительское отношение к семье как к системе, которая (по его глубокому убеждению) обязана обеспечивать удовлетворение всех его насущных потребностей, ничего не требуя взамен.

Джек - это тот "Робин Гуд", которого сколько ни корми, он всё норовит "в лес убежать" и обогатить "чужих" за счёт "своих" (потому, что у "своих" всего много! - он это сам видел, а "чужих" ещё надо в команду сплотить, лидерство над ними взять). Конечно, приятно прийти к родственникам на воскресный обед, но потерять эту возможность - ещё не самое худшее. Для Джека главное - не оставаться без команды. А команды вокруг него, как грибы гроздьями вырастают. И то, что с "командой родственников", в отличие от "команды друзей", его связывает генетическая общность, - это хорошо и удобно для него, если это прежде всего ценно для самих родственников: к ним всегда можно обратиться за помощью в трудный момент, ему, как родственнику, они не откажут. Возвращать им долги - тоже необязательно: какие счёты могут быть между "своими"? Кровная связь, она крепкая: родственник никуда не денется, а нового друга ещё приручать и приманивать надо, а для этого средства нужны! Каждый новый человек - это ещё пока нереализованный "банк потенциальных возможностей" (такую "науку" Джек перенимает от своего соцзаказчика Гексли, по его "лихой", демонстративно ушлой и изворотливой интуиции альтернативных возможностей: -ЧИ8).

Отношениями с человеком как с "банком возможностей" Джек дорожит. Первое время обращается с ним аккуратно и бережно - как будто взносы выплачивает за взятый им "кредит доверия", или вклады вносит на свой счёт в "банк". Но при этом не делает культа из новых, сложившихся отношений: "вклады" для того и существуют, чтобы ими пользоваться. И каждый такой "вклад" должен быть когда-нибудь "расконсервирован". Поэтому, прежде чем "кредит доверия" в "банке возможностей" будет исчерпан (причём с глубоким минусом, потому что иначе нет смысла и "закрывать счёт") можно (и даже необходимо!) пойти и поискать себе другой "банк", а лучше, - сразу несколько! (Джек - СТРАТЕГ и мелочиться не любит.)


13. ОТСУТСТВИЕ ВЗАИМНОГО ДОВЕРИЯ КАК ОТСУТСТВИЕ ДОЛЖНОЙ ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ПОДДЕРЖКИ; ОТСУТСТВИЕ НЕОБХОДИМОЙ СУГГЕСТИИ ПО ИДЕОЛОГИЧЕСКИМ ЭМОЦИОНАЛЬНЫМ АСПЕКТАМ (+Ч.Э.) В ДИАДЕ ДЖЕК - МАКСИМ

"Кредит доверия" на этических и социальных "счетах" Джека истощается часто и быстро (по его оперативной интуиции времени (+БИ2). Поэтому ему самому часто приходится всех опережать и успевать брать то, что само "к нему в руки идёт", пока другие не перехватили: "время - деньги" и "время не ждёт".

Отсюда и отношение Джека к социальной системе (как и к любой, жёстко организованной форме взаимодействия) - НЕГАТИВНОЕ, СУГУБО ПРАГМАТИЧНОЕ И ПОТРЕБИТЕЛЬСКОЕ: система принимается им постольку, поскольку обеспечивает ему, при минимальной затрате средств, оптимальное (а лучше максимальное) удовлетворение всех его насущных потребностей (-ЧЛ1 и +БЛ7).

И всем этим Джек очень огорчает и удручает Максима, который в своей социальной системе чувствует себя, как солдат в строю. Своих коллег тоже рассматривает, как солдат в строю - правофланговых, левофланговых, тех, на кого нужно (или не нужно) равняться, кто идёт в ногу со всеми, или отстаёт и разрушает строй. Отношение к обязательствам перед системой (выраженное и подкреплённое клятвами, ритуалами, "парадами" и профессиональным смотрами) у Максима самое почтительное. Максим нуждается в идеологической поддержке своих системных связей и отношений (без идеологии для него нет системы). Бездуховное, (безыдейное), асоциальное и аполитичное отношение к системе его удручает, угнетает и развращает ("по подражанию") - оказывается дурным примером, подсознательно разрушающим его фундаментальную систему представлений и координат, последствием которого является общая деградация ТИМа ЛСИ.

В квадрах субъективистов идеология (аспект этики эмоций) является основным моральным и этическим стимулом развития отношений в системе, в семье, в "своём сообществе", где все друг за друга - горой, где эко-система, - идеологическое сообщество - дом родной, в который и входят понятия: семья, род, клан, родина, отчизна, родная земля, (кровью и потом отцов обильно политая). И Максим, как и любой субъективист, не представляет себе развития отношений (в системе, в семье) вне идеологической общности - кому придёт в голову давать приют потенциальному предателю, перебежчику? кому охота пригревать змею на груди? (Джек и кажется Максиму таким перебежчиком.)

В квадрах субъективистов основным стимулом развития межличностных связей, гарантией прочности и целостности партнёрских отношений является аспект этики отношений. Нельзя сказать, чтобы Джек во всём на него ориентировался (суггестивный аспект не может и "не имеет права" вытеснять программный - для ТИМа это слишком большая ломка системы приоритетов)

Но и к идеологии у Джека прагматичное и скептическое. В идеологическом обрамлении своих системных (и иных) отношений он не нуждается. И рассматривает все эти "навороты" как детские игры, как бесполезные развлечения, которые только время от работы отнимают. Для рабочего настроя требуется интерес к делу и осознание своей выгоды. Для Джека - где выгода, где нереализованный "банк возможностей" и неизрасходованный "кредит доверия", - там и система (прагматичных и деловых отношений), там и широкое поле деятельности. А деятельность для Джека - это главное. Бывает она, конечно, сумбурной и хаотичной, но не в этом суть, - главное, чтоб была выгодной, эффективной, отвечала его интересам и соответствовала поставленным задачам.

"Интересы системы", в этой связи - это денежные интересы, интересы нереализованных (или неизученных - в лучшем случае) деловых и прагматичных возможностей. "Честь системы" для Джека - вообще понятие абстрактное (особенно, если он является выходцем из демократичных кругов), но коллективное: если эту "честь" защищают все, он тоже её защищать пойдёт. Куда все, туда и он. (Объясняется тем, что аспект логики соотношений находится у Джека на уровне ИД - на "лаборном" (по Аушре Аугустиновичуте - "мало изученном" моделью, "мало осознаваемом", "мало прорабатываемом" ) блоке "слепого подражания1". ("За компанию Джек может и повеситься" (как пошутила Аушра по поводу Александра Ульянова). Но просто потому, что по- другому ему будет поступать неудобно - неудобно перед товарищами).

1 А. Аугустиновичуте. "Теория признаков Рейнина" (признак "весёлые и серьёзные")

Если все пойдут защищать "честь системы", Джек тоже встанет на её защиту, особенно, если эта программа является национальной идеей того общества, в котором он живёт. По большому счёту, Джек воюет не за систему, а за возможность и право успешно реализовывать свой деловой и творческий потенциал. (При его комплексе "связанных рук" для него нет ничего важнее этого). А то, что при этом можно потерять (или подставить) семью, жену, детей - что ж поделаешь, - всякая борьба сопряжена с потерями и риском (в этом вопросе он становится философом). Идеология и система для Джека - антагонистические понятия - аспекты этики эмоций и логики систем вытеснены на подчинённые позиции его ТИМа (+БЛ7), лишняя психологическая обуза, которую не мешало бы упразднить. (По его мнению, от этого бы все только выиграли).

Иное дело Максим. Для него идеология и система - святые понятия (которые он не предаёт до тех пор, пока они не предают его).

Для Джека система и идеология - понятия далёкие и абстрактные, не имеющие к нему (как ему кажется) в каждом конкретном случае непосредственного отношения (которые вполне можно было бы и упразднить). Ну, а если уж (при условиях существования в идеологически направленном, тоталитарном государстве) они непосредственно вклиниваются в его жизнь, Джек старается прагматично и выгодно использовать их в своих политических и профессиональных интересах: делает успешную трудовую или общественную карьеру, на субботниках оказывается в числе тех, кто командует и распоряжается, громче всех кричит "Даёшь!", в любом коллективе почти сразу же становится освобождённым (от всякого рода повинностей) общественником. Чувствует себя при этом хорошо, понимает, что поступает правильно: в обществе, где всеми льготами распоряжаются, исходя из интересов идеологии и системы, знаменосцем быть удобно и выгодно.

Максим, при этих условиях может с ним сравнительно мирно сосуществовать. Но только до тех пор, пока Джек не откроет ему своё истинное (потребительское) отношение к идеологии. В любом случае, Гамлета Максиму Джек не заменит. Отношения с Джеком для Максима казаться недостаточно эмоциональными, бездуховными, идеологически не наполненными. Особенно, если весь свой эмоциональный и идеологический пыл Джек растратит стоя на трибуне. В бытовых, межличностных отношениях Джек, "по свойски" рассуждает об идеологии - не без шутки не без лёгкой иронии. Максима эти "дурачества" Джека коробят. (В иные времена он посчитает необходимым и сообщить об этом "куда следует", чтобы другим неповадно было дурные примеры перенимать). В демократичные времена он начинает втуне презирать и ненавидеть Джека, считая его пустомелей, пустобрехом, глупым и никчёмным человеком "без царя в голове", без святого за душой.

Со временем вся эта "глухая" и долго скрываемая ненависть, вызванная недостатком суггестии по аспекту этики эмоций (+ЧЭ1 Гамлета → на -ЧЭ5 Максима), отсутствием необходимой Максиму идеологической поддержки и этическим смещением приоритетных понятий в системе ценностей Джека (-БЭ1 Драйзера → на +БЭ5 Джека) прорывается наружу целой чередой "террористических актов" и "диверсионных мер", предпринятых Максимом, считающего Дежка теперь своим "заклятым врагом", от которого необходимо избавить общество.

Отношения миража переходят в свою конфликтную (по схеме: "Подзаказный моего конфликтёра - мой конфликтёр")


14.ПРОБЛЕМЫ ДИАДЫ МАКСИМ - ДЖЕК
("ПОДЗАКАЗНЫЙ МОЕГО КОНФЛИКТЁРА - МОЙ КОНФЛИКТЁР ")


Первая проблема: безалаберность Джека (бесшабашность, беспечность, легкомыслие, халатность). Максиму Джек кажется разгильдяем.

Вторая проблема: бытовая неорганизованность и неустроенность. Дом для Джека - перевалочный пункт, - место, где можно передохнуть, перекусить, переспать, переодеться.

Дом -"бытовка", партнёр - случайный человек из обслуживающего персонала.

(Пример: живут две соседки - пенсионерки в коммунальной квартире - Максим и Джек и постоянно ругаются, ссорятся. У соседки Джека - во всём развал и запустение: то стирка в ванной комнате в тазах и корытах накапливается, то грязная посуда штабелями на кухонном столике нагромождается. То груда овощей, привезённых с дачи, в пыльных мешках и ящиках прямо на кухне складируется. (Да, в её углу, под её столом, но Максиму от этого не легче. Драйзер бы тоже этого не потерпел). То гости приходят шумной толпой и допоздна засиживаются. То спозаранку в дверь или по телефону звонить начинают. Старушка - Максим уж и терпела, и выговаривала, и участковому милиционеру жаловалась, но на все просьбы один ответ: "Мне свои привычки менять поздно! Как хочу, так и буду жить!")

Джек - не домашний человек. Интроверту с ним бок о бок существовать трудно - даже дуалу. Джек - не Гамлет, не умеет жить остановившемся мгновением. Оценить настоящее во всём его великолепии, не разрушать этого великолепия - не умеет и не способен. (В силу ограниченности возможностей его проблематичной ("подслеповатой") сенсорики ощущений: +БС4).

Неспособность оценить красоту момента лишает Джека многих радостей в жизни.(Даже посещая сокровищницу мировой культуры (например, Эрмитаж) - попадая в огромный зал, уставленный множеством прекраснейших экспонатов античной скульптуры, Джек (молодой парень) в считанные секунды проносится по залу (пролетая вихрем мимо всех экспонатов) и убегает в следующий зал - в этом он уже всё посмотрел).

Джек спешит. Его интуиция времени (+БИ2) бежит впереди него. Оценить красоту настоящего момента он не умеет. Всё происходящее в настоящий момент кажется ему второстепенным, неинтересным, незначительным. (Всё самое интересное происходит (или произойдёт) где-то  там, в другой компании. И не сейчас, а когда-нибудь в ближайшее время, дожидаясь которого он может всю ночь просидеть в чужом доме, а потом, не заезжая к себе домой и даже не позвонив, поехать на работу. Приучать его предупреждать о своих отлучках удаётся с трудом: Джек не терпит контроля над своим временем и своими действиями. Ничем так не дорожит, как свободой. Партнёр для него - попутчик до поворота, - кто бы он ни был: хоть дуал, хоть конфликтёр - какая разница? - не всё ли равно, кто за ним убирает? Ощущение счастливой минуты, понятие "хорошо сидим" для него возможно только в дружеской компании. Вечер в семейном кругу с удовольствием променяет на встречу со случайным знакомым, на "дружеский секс на стороне", на застолье в чужом доме, в чужой семье, где ему даже не слишком рады и не очень хотят видеть.

Вне работы, вне сверхзадачи Джек - "Шалтай - Болтай" по жизни, случайный человек, которого заносит то туда, то сюда, - непонятно, почему. Он и сам себя часто ощущает случайным человеком в случайно сложившихся обстоятельствах. Рационалом себя не считает и "записывается" в Дон-Кихоты в девяноста случаях из ста.

В команде только себя самого считает незаменимым звеном, а все остальные - вполне заменяемы. (В том числе и ближайший партнёр (и дуал), который слишком часто ощущает себя отчуждённым и безразличным своему партнёру, что всегда бывает и обидно, и больно. Партнёра не оставляет ощущение неполноценности сосуществования с Джеком, отсутствие контакта - психологического, физического, духовного. Ощущение такое, словно человек пришёл не домой ужинать, а в рабочую столовую. И вообще, пришёл не в свой дом, а в общежитие. Если никуда после ужина не уходит, тут же начинает обзванивать друзей, говорить с ними о пустяках. (Свою жену и детей ещё не успел спросить: "Ну, чё, как дела?", а друзей уже всех опросил.) Ощущение такое, что ему дома не хватает "толпы", "тусовки" (вот она, преемственность Гексли!), поэтому, наскоро перекусив, помаявшись для вида пару минут, он уходит тусоваться к друзьям, а жене говорит, что "по делу". Приходит, - хорошо, если не за полночь, хорошо, если не под утро, хорошо, если вообще зайдёт домой утром переодеться. Вот она - преемственность Гексли: бессмысленная маята, тусовки, неограниченная свобода действий, полнейшее неприятие контроля и самоконтроля - полный произвол по интуиции потенциальных возможностей: что хочу, то и ворочу.

И как тут отношениям миража не перейти в ИТО конфликта? (По схеме: "подзаказный моего конфликтёра - мой конфликтёр"). При таких условиях и дуальность может стать конфликтной - перейти в прямую и обратную ревизию (по принципу: "подзаказный моего ревизора - мой ревизор"). И происходит это только потому, что он уже "подсел" на произвол по интуиции потенциальных возможностей и по сенсорике ощущений. Он уже поставил себя над партнёром, он уже не видит его в упор.

Что для него важно, что ценно? - время и деньги. ЛИЭ (Джек) - чёрная дыра в семейном бюджете. В казино с деньгами расстаётся легко и играючи, дома из него зарплату клещами не вытянешь. У ЛСИ (Максима) своё разделение на "своих" и "чужих", у Джека - своё, только в другую сторону: он от своих отбирает, чужим раздаёт. Чужой человек - нереализованный "банк возможностей", свой - "истощённый резерв". А раз так, нечего при нём и состоять - нет перспектив, нет потенциала. И вот он приходит домой и мается бездельем - не знает, куда себя девать, о чём говорить с близким человеком, - да и стоит ли? Блуждает по телеканалам, выискивает что - то по интернету, переговаривается с кем - то по телефону и опять уходит неведомо куда - что был, что не был, - "постоялец", а не член семьи. Чужой среди своих. "Случайный пассажир", а не близкий и родной человек. Спрашивается, а что ему надо? Чего он ждёт от жизни? Что ищет? - А у него просто нет сверх - задачи в семье, нет сверх - цели. (Вот оно - отсутствие сильного (суггестирующего) влияния квестимной модели в диаде, отсутствие аспектов "драйзеровской" этики отношений (-БЭ1) и "гамлетовской" этики эмоций: +ЧЭ ). Сверх - цель может где-то и есть, но Джек её не осознаёт, отчётливо не понимает. (Иногда потому, что слишком легко даётся достижение "проходных", "промежуточных" целей, слишком легко и быстро получает всё желаемое). И потому, пока молод, ищет альтернативу - ищет добро от добра. А альтернатива добру оборачивается злом: злой бедой для него и его близких. Но и это его не смущает: негативный результат - тоже результат. (Это пока маленькая беда большой не обернулась. А обернётся - тоже не страшно: мобилизует ресурсы своей команды, выплывет за счёт случайных попутчиков, а иных и "кинет" - и снова на коне!) Критику в своё адрес не принимает (особенно от ближайшего партнёра) - раздражённо морщится: "Ну, чё ты, прям, ну?.. Ведь всё же закончилось хорошо!.."

А каково Максиму - педанту с "боязливой" интуицией потенциальных возможностей (-ЧИ4) жить в "зоне страха", бок о бок с этаким "ловцом удачи", с таким "игроком по жизни"? (Спасибо вам, Гексли, за такой соцзаказ! От Максимов и Драйзеров - низкий вам поклон до земли! Такой Джек будет конфликтовать и с дуалами, и с миражниками, и со всеми на свете. Для него (при любом раскладе) незаменимых нет! Любой партнёр - это только один из множества равнозначных вариантов, которым и дорожить-то по большому счёту не стоит!)

Случайные связи - одно из немногих развлечений, которое Джек может себе позволить. (Часто, ради спортивного интереса, чтобы всё самое приятное и интересное не проплывало мимо, а шло прямо в руки к нему. В жизни всё надо испытать - таково его убеждение). Иногда может и сам признаться в измене - облегчить душу раскаянием, получить пару оплеух и с чувством глубокого удовлетворения (теперь уже искупив свою вину "страданием") вернуться "в строй", в "систему", в семью, в коллектив. (В жизни ведь всякое бывает; надо уметь сдаваться на милость победителя, надо уметь и прощать.)


ЧАСТЬ III
ЭТОТ РАССЛАБЛЯЮЩИЙ И МОБИЛИЗУЮЩИЙ "МИРАЖ"

15.ПОНЯТИЕ ТОНУСА ТИМа

Каждый человек является не только носителем, но и хранителем информационных программ ТИМа. И в первую очередь - хранителем аспектов ЭГО-блока, программный аспект которого проходит как основной (ПФ1), а инструментальный, творческий (ПФ2) - как реализующий, обрамляющий, создающий условия для наилучшей сохранности программного аспекта (ИА1), который не только (и не столько) "консервируется", но именно развивается в новых эволюционных условиях, вспоминая, подтверждая и прорабатывая вновь и вновь свои " профессиональные навыки" ("программы врождённого профессионализма")

Отсюда - избыточность программного аспекта, которая в дуальных ИТО обеспечивает нужный уровень суггестии (нужный тонус суггестирующего информационного импульса), воспринимаемый как заботливая опека и щедрое, надёжное (благодаря избыточности) покровительство дуала.

В неблагоприятных ИТО избыточность находящегося в тонусе программного аспекта проявляется как экспансия и агрессивность - безжалостная, упрямая, назойливая, возмутительная … - всемерно пугающая и раздражающая партнёра. И это оправдано: "бойцовские качества" программный аспект тоже не должен терять ( "безответных" в соционе нет: "безответные" не выживают.) Поэтому интертипные отношения в соционе и в социуме (включая и самые благоприятные - дуальные) способствуют тому, чтобы программы ТИМа всегда находились в тонусе. (Так, например, схема: "подзаказный моего ревизора - мой ревизор" - тоже не позволяет дуалам почивать на лаврах, пребывая в вечно спокойном и безмятежном состоянии).

"Недотянутые" до тонуса программы приводят к инфантилизму ТИМа: человек страдает от скуки, изнеженности, пресыщенности и отсутствия желаний. Становится капризным, придирчивым, непомерно требовательным. Жалуется на недостаток внимания при том, что постоянно притягивает его к себе (в наибольшей степени характерно для инфантильных интуитов, требующих непременного совпадения желаемого с действительным).

Программы с избыточным тонусом - экспансивны, агрессивны, гипер- активны, сверх - требовательны, склонны к избыточному доминированию, контролю и подчинению своей воле всех и вся.


16. ПРИСВОЕНИЕ ПРАВ И ПРИВИЛЕГИЙ "ПО УМОЛЧАНИЮ";
ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ УПРЯМОГО-АРИСТОКРАТА-СУБЪЕКТИВИСТА (ЛСИ) И УСТУПЧИВОГО-ДЕМОКРАТА-ОБЪЕКТИВИСТА (ЛИЭ)


(В фильме Ильи Авербаха "Чужие письма" два варианта энергонасыщенности ТИМов и их ЭГО - программ представлены в рамках миражного взаимодействия ЛСИ, Максима (Зиночки Бегунковой) и Джека, ЛИЭ (её учительницы математики, Веры Ивановы).

Программа ЛИЭ (Веры Ивановны) проявлена недостаточно активно (не в тонусе), - отсюда и столько нерешительности у обычно решительного ЛИЭ: и полное запустение в домашних делах, и неопределённость на личном фронте, заторможенность в принятии решений, замедленность реакций, запоздалые оценки ситуации.

И совершенно противоположный вариант энергонасыщенности программы ТИМа у Зиночки Бегунковой (ЛСИ), которая на фоне заторможенной Веры Ивановны вообще выглядит "хищницей": подбирает все те привилегии, которые Вера Ивановна упускает.

Зиночка, как "сорока-воровка" подбирает вокруг себя всё то, что "блестит" и открывает ей путь к успешности и успеху, - подбирает все упущенные окружающими права и преимущества. И уже назад их не отдаёт: борется за захваченное всеми силами и любой ценой, теряя человеческий облик, опускаясь до жестокости и цинизма, отпугивая и устрашая своей неукротимой яростью и непримиримой решимостью даже отслуживших в армии видавших виды взрослых мужчин. Одну только Веру Ивановну Зиночка (до поры-до времени) не отпугивает, потому что рассеянная и мечтательная (влюблённая) Вера Ивановна вообще не замечает и даже не старается замечать того, что творится с девочкой. Следуя заранее принятым установкам, одна старается игнорировать её циничные упрёки и, отбрасывая тени сомнение, идя наперекор здравому смыслу, заставляет себя принимать её льстивую и лицемерную доброжелательность за глубокое и искреннее чувство. (Следуя установкам своей слабой, альтруистической этике отношений (+БЭ5) и активизирующей её демонстративной интуиции потенциальных возможностей (-ЧИ), она придерживается принципа: "Наша реальность - это то, что мы о ней думаем. Думай о человеке хорошо, он станет лучше. И мир вокруг нас станет лучше") Вера Ивановна старается думать о Зиночке лучше, - чего бы та ни натворила, к этому, по сути и сводятся все методы её воспитания - к бесконечным авансам и бессчётным уступкам, которые она постоянно делает Зиночке, полагая при этом, что желаемое (благодаря таким мерам) когда-нибудь преобразуется в действительное.

Все её упущения и уступки Зиночка активно использует для повышения своего статуса в их отношениях, для приобретения новых прав и расширения своих полномочий.
С тех пор, как она обрела покровительство Веры Ивановны, которая будучи введена ею в заблуждение, подобрала её "бедную, бездомную ", как птенца выпавшего из гнезда, и позволила жить в своей квартире.

Зиночка окружила заботой и сенсорной опекой "неустроенную" (по её мнению) и "неспособную постоять за себя" Веру Ивановну. И одновременно, пользуясь предоставленной возможностью, "перетянула на себя" привилегии "доминанта системы". Присвоила их себе "по умолчанию", с молчаливого согласия деликатной и уступчивой Веры Ивановны. Взяла на себя обязанности хозяйки дома, тем более, что Вера Ивановна хозяйством не занималась: для неё, что есть продукты в доме, что нет - всё едино. При том, что в доме двое "детей" - девочка- школьница и её щенок, - в жизни Веры Ивановны ровным счётом ничего не изменилось. Как и прежде, она приходит со школы и садится за конспекты и тетрадки, не замечая присутствия других членов семьи в доме, что есть они, что нет - какая разница?

Зиночка становится "хозяйкой" в полном смысле этого слова - главенствует, принимает важные в их общей жизни решения, берёт на себя всё больше прав и обязанностей по управлению личными делами и личной жизнью Веры Ивановны. Знакомится с её женихом, присвоив себе статус и обязанности будущей тёщи, выспрашивает его о планах на будущее, о его зарплате. Вера Ивановна приходит в ужас от такого допроса, но Зиночку это ни капельки не смущает: она теперь - член семьи, член системы и хоть её никто в этом доме не удочерял, ей не безразлична дальнейшая судьба Веры Ивановны Известно ведь: "любовь зла…" и значит надо поближе познакомиться с женихом Веры Ивановны и получить о нём полное представление, как о человеке и возможном, потенциальном отчиме: на этом этапе Зиночка свою судьбу от дальнейшей судьбы Веры Ивановны не отделяет, поэтому жёстко контролирует ситуацию во всех аспектах, жёстко удерживает доминирующие позиции в семье, в судьбе и в жизни Веры Ивановны.

Желая считать себя не только самой хорошей (образцово- показательной), но и самой любимой (достойной любви и понимания, которого в доме Веры Ивановны ей явно недоставало), она переписывает и переадресовывает себе некоторые лирические фрагменты из глубоко личных посланий, адресованных Вере Ивановне её женихом и случайно оставленные классной руководительницей на письменном столе. (Во второй квадре человека, неспособного себе обеспечить сохранность и тайну личной переписки считают самого виноватым в собственных несчастьях. С этих же позиций подошла и Зиночка, когда переписывала интимные письма, адресованные Вере Ивановне к себе в тетрадь: если Вера Ивановна повсюду разбрасывает свои письма, значит хочет, чтобы их прочитали. А где "прочитали", там и "переписали", и значит, никакой "вины" в этом поступке нет: всё, что не сохранено, может быть перехвачено - к этому надо быть готовым. Беспечная Вера Ивановна этого не предусмотрела - "её вина" и "её проблема": даже если она и узнает об этом, впредь будет внимательной и аккуратной: учить учителей никогда не поздно!

Когда эпизод с письмом вышел из-под контроля: письмо, адресованное Вере Ивановне, но переписанное на свой счёт Зиночкой, стал перечитывать и высмеивать весь класс, Вера Ивановна, желая умиротворить ситуацию любой ценой прибегла ко лжи и, "желая сделать как лучше", стала вводить в заблуждение здраво оценивающих эту ситуацию детей, говоря: "Я не вижу причин, по которым нашей Зине не могли бы писать такие письма!", Зина первая взорвалась: "Вера Ивановна, но вы-то зачем врёте? Вы же знаете, что это не так!"

А в результате - новый урок, новый "выпад" со стороны Зиночки: "что простительно ученикам, не простительно учителю, - потакай, да знай меру!". И новое "моральное" преимущество, перехваченное ею "по случаю". Поступок Веры Ивановны Зиночка расценила как трусость, малодушие, позорную и постыдную слабость. (А иначе, зачем бы ей понадобилось врать и выгораживать свою подопечную Зиночку? Затем, чтобы не признавать перед классом несостоятельность методов своего воспитания: чуть только Зиночка попала под её персональное влияние и воспитание, как из принципиально честного человека (пусть даже, - жестоко честного, каким Зина предстаёт в начале фильма) сумела превратиться в приспособленку и лгунью.

Зиночка впервые осознаёт, что общество Веры Ивановны влияет на неё не лучшим образом: со временем и она может стать такой же малодушной трусихой и лгуньей, а это (по её глубокому убеждению)опасно и вредно для становления личности. И значит преподавателю, подающему дурной пример, следует сделать замечание, "поставить а вид". И этой возможности (с молчаливого согласия Веры Ивановны) Зиночка тоже не упускает. (Было бы странно, если бы ЛСИ - упрямый, беспечный-решительный-тактик-аристократ не воспользовался мелкой (локальной) возможностью захватить ещё одно ситуативное моральное преимущество, чтобы иметь на своём счету ещё больше льгот и привилегий, на которые при случае можно будет претендовать, ссылаясь на это сию-минутной, мизерное превосходство.)

Когда таких "моральных и нравственных превосходств" накапливается неисчислимое множество, Зиночка (по совокупности всех преимуществ) берёт непосредственное управление поступками Веры Ивановны в свои руки. Она деспотично распоряжается её жизнью и судьбой: ставит в положение жертвы своей тирании, - не отпускает Веру Ивановну на долгожданное и такое важное для неё свидание с женихом. Зиночка запирает свою учительницу в комнате и, пряча ключ к себе в карман, впервые выступает в роли её тюремщицы, изувера, жестокой и неумолимой надсмотрщицы, считая, что по совокупности всех накопленных ею моральных и социальных (+б.э.3 и +б.л.1) преимуществ, она имеет на это право.

Фильм "Чужие письма" - очаровательная "педагогическая притча", в которой (как это чаще всего и бывает) ученики учат учителей уму- разуму, преподают жестокие уроки, ставят перед учителями сложные задачи и заставляют решать их не упрощёнными методами. Заставляют их отказываться от поисков лёгких решений, предостерегают от иллюзорно - упрощённого понимания происходящего.

По сути, Зиночка преподаёт Вере Ивановне урок уставных, системных отношений, которые (несмотря на строгие предупреждения своих коллег) Вера Ивановна упорно отказывалась соблюдать, продолжая демократично уравнивать девочку с собою в правах, воспринимая её как равного члена своей семьи, равного члена своей команды. ( А по системе ценностей ЛСИ "Равных членов команды нет, и быть не может: в команде обязан всем командовать командир. И если "старший по званию" не принимает на себя эту обязанность, её возьмёт младший по званию. Но место у кормила власти так или иначе пустовать не должно. Команда, в понимании Максима, - это, в первую очередь, иерархическая система, где должны быть установлены отношения соподчинения. И как бы демократично "капитан" ни относился к остальным членам команды, без жёсткого соподчинения "корабль" непременно, рано или поздно, налетит на рифы. Рассуждая таким образом, Зиночка попросту перехватила штурвал у Веры Ивановны. И вместо неё встала на капитанский мостик.

В отношениях ЛСИ (Максима) и ЛИЭ (Джека) "виноватым", так или иначе, оказывается ЛИЭ - как уступчивый экстраверт - демократ, претендующий на лидерство, но не проявляющий для этого достаточной твёрдости. Недостатка упрямства, должных иерархических амбиций, необходимых для утверждения своего права лидерства подчинённый Максим лидеру- Джеку не прощает, считает это правовым нарушением в иерархии каждый должен знать и занимать своё место, а иначе это - хаос и беспорядок получается. А с хаосом и беспорядком (и прежде всего - иерархическим), Максим воюет, как умеет, всеми доступными средствами. Первое из которых - перераспределение права лидерства в свою пользу.

Воспринимая уступчивость ЛИЭ как "одобрение по умолчанию", Максим "восстанавливает порядок" на "тонущем корабле", беря управление им в свои руки. Джек спохватывается только, когда уже оказывается "запертым в трюме". Поначалу пытается восстановить справедливость, но отступает от этой задачи, убеждаясь, что перехватить власть у Максима практически невозможно (проще его самого "выбросить за борт "). Это в конечном счёте Вера Ивановна и предпринимает, выгоняя девочку из своей квартиры.

Хотя в реальной жизни и это не представляется возможным: права Максима в системе, как правило, бывают закреплены лучше, чем у кого бы то ни было. (А иначе не имеет смысла считать себя частью системы).

Вере Ивановне ещё повезло, что она связалась с маленькой девочкой, своей ученицей, которая жила в её доме не прописанной (не имея на это проживание формальных прав).

В реальной жизни, оказавшись на одной территории с Джеком, Максим сначала перехватывает все реальные, формально закреплённые права, а потом уже - все мнимые.



17.РЕАЛЬНЫЕ И МНИМЫЕ ПРАВА В ДИАДЕ МАКСИМ - ДЖЕК

Джек попадает в миражные ИТО, занимаясь поисками новых, надёжных и подходящих членов своей рабочей команды. Конкретно ищет себе логика-сенсорика. (Этик-то ему зачем? - логик - сенсорик и проще, понятней и понадёжней будет.)

Джек выходит на Максима прагматично, расчётливо, в поисках надёжных и крепких тылов. (Также, как на Максима выходит Гексли). Поначалу общается с Максимом легко и непринуждённо - по-дружески: что-то поручит - перепоручит ему, что - то перебросит на его плечи, деньжат у него перезаймёт... И так - до тех пор, пока Максим не сообразит, что Джек его просто использует. И тогда уже у него возникает естественное (для упрямых - решительных - аристократов) желание "покуражиться" над Джеком, позлословить, жестоко его разыграть, испытать "на прочность", разобраться с ним "по понятиям" и установить отношения соподчинения, чтобы понять, кто- кому подчиняться должен, кто - кому здесь "шестёрка", с какой стати и на каком основании. Слишком долго безотказным другом Джеку Максим быть не сможет: интересной для Максима идеологической программы и сверх задачи нет. Отношения кажутся пустыми и мелочными, лишёнными идеологического стержня, а потому и не заслуживающими внимания: не системные это отношения, а так, - тусовка. Максиму они не интересны: маяты, безалаберности и сумасбродства ему и о жизни хватает. Попытку Максима "навести порядок" в этом хаосе Джек не одобряет - ему это не выгодно. По творческой интуиции времени Джеку удобен тот порядок отношений, который позволяет быстро накапливать преимущества в случайно сложившихся связях и обстоятельствах - такой он охотник за ценностями, "недоучтёнными впопыхах". А за "недоучтённым" добром Максим не хуже него охотится, прибирая к рукам то, что не является чьей то определённой собственностью.

Между ними возникают первые столкновения: непонятно, кто - кому и чем обязан, кто и что у кого одалживает ( ты - мне моё, или я - тебе твоё?). Недоразумения пока ещё разряжаются "шуточками". Всё самое интересно ещё впереди. И зависит от того, в каком направлении и с какой целью будут развиваться отношения, в каких условиях и при каком стечении обстоятельств. Если у Джека нет цели и сверхзадач, а есть только необходимость (причём, вынужденная) существовать бок о бок с Максимом, отношения будут томительными и тягостными для обоих и закончатся жестоким противостоянием с тяжёлыми и неприятными последствиями для каждого из них.

Многое зависит от силовых преимуществ, от тактической или стратегической расстановки сил. Не имея возможности напрямую противоборствовать такому жёсткому сенсорику как Максим, Джек собирает "команду", начинает чувствовать себя полководцем и расправляется с Максимом стратегически - "по-крупному", сокрушает его ломовым ударом, мобилизуя для этого все силы своей команды, которую потом и распускает по завершении мероприятия: дело сделано, теперь можно и по домам разойтись - на время, до следующей необходимости.

(Так пенсионерка - Джек воевала со своей соседкой по коммунальной квартире (пенсионеркой ЛСИ), которая жестоко и планомерно измывалась над ней, строила всякие козни, какие только могла придумать: установила контроль над всеми жизненно важными объектами в квартире, используя для этого абсолютно надуманные и мнимые права, объявила себя "ответственной по коридору" и требовала чтобы соседка ходила по квартире на цыпочках и в мягкой домашней обуви. Ввела комендантский час в квартире, установила время приёма "гостей-посетителей": только по выходным и только до одиннадцати вечера. Потом объявила себя "ответственной по умывальнику" и установила режим ( расписание) "банно-прачечных дней". В остальные дни занимать ванную комнату больше, чем на пять минут не дозволялась. Потом объявила себя "ответственным по коммунальному телефону" и ограничила время разговоров. Потом объявила себя " ответственным по санитарному надзору за местами общего пользования в квартире. При этом отказалась делать их уборку, но потребовала, чтобы соседка ЛИЭ выходила на кухню только аккуратно одетая, повязав голову платочком. Одновременно с этим она устраивала истерики соседке ЛИЭ по поводу и без повода. За малейшее неподчинение её порядкам жаловалась участковому милиционеру, писала доносы и в более высокие инстанции, приглашала комиссии, предлагая полюбоваться на очередной беспорядок, устроенный соседкой Джеком.

ЛИЭ не понимала такого поведения соседки- ЛСИ - ведь всё начиналось так хорошо: они вместе справляли праздники, чаёвничали по вечерам перед телевизором, - и вдруг, - такие перемены!

Поначалу соседка- Джек попыталась справиться с ней своими силами, но потерпела поражение и попала в больницу с инфарктом. Выписавшись из больницы и отдохнув на даче, она попыталась обменять свою комнату на другую. Но соседка-Максим и тут стала чинить препятствия, отпугивая потенциальных жильцов. Тогда пенсионерке-ЛИЭ пришлось собирать команду друзей и поднимать их на борьбу с ненавистной соседкой. Где-то, год - полтора они так, общим скопом против неё "воевали" с переменным успехом. Кто-то постоянно дежурил возле ЛИЭ и защищал её права и интересы на коммунальной кухне, а в случае необходимости, мог дать агрессивной соседке суровый отпор. (Успешнее всех в этом качестве выступала её приятельница ЭСИ, Драйзер.) Все баталии закончились, когда ЛИЭ удалось, наконец, приватизировать комнату и получить возможность распоряжаться ею по своему усмотрению. Она "распустила" свою команду, одарив каждого домашними соленьями и вареньями, а потом стала хлопотать о продаже своей комнаты "лицам кавказской национальности" (что также входило в планы её "военной компании"). Во время телефонного обсуждения этой темы, соседка-Максим, которая обычно подслушивала все разговоры ЛИЭ, с перепугу упала в обморок, после чего её увезли в больницу, где она через две недели скончалась - умерла от инсульта. Соседка-ЛИЭ была так потрясена этим событием, что потом ещё долго (вместе с приятельницей-Драйзером) ходила в церковь замаливать этот грех…

Мнимые права у "хищника" быстро становятся реальными, если он задаётся целью вытеснить соконтактника из системы. Вчера он объявил себя "ответственным по умывальнику", завтра (этот "умывальников начальник") отключит у соседа воду, пока тот стоит в ванной под душем, а послезавтра не позволит ему набрать воду в чайник, придираясь к показаниям счётчика. Мнимая блажь закономерно оборачивается реальной экспансией, поскольку является её подготовительным плацдармом по аспектам альтернативной (в том числе и мнимо-реальной) интуиции потенциальных возможностей (-ЧИ) и иерархической логике соотношений (+БЛ) Поэтому, перед тем, как стать тихим, кротким, покорным, молчаливым-уступчивым, не мешает подумать: а кому выгодно это новое "молчание ягнят"? Кто и какую извлечёт из него пользу?

Если аномалии становятся рядовым явлением, что можно предложить человеку в критической ситуации? Кормить собой рядового "хищника", или отойти в сторону и "быть выше этого"?

Уступчивым человеком (с пониженным тонусом ТИМа) жить легко и приятно до поры - до времени, а там - как говорят: "На то и щука в реке, чтобы карась не дремал". Социон и социум заставляет человека поддерживать ТИМ в оптимальном тонусе - в любых ситуациях, в любых отношениях, в любом возрасте. Если программы не закрепляются, не прорабатываются, не развиваются, ТИМ "выпадает из тонуса", человека вытесняют из системы, он заболевает и уходит из неё (или из жизни) сам.

Период "миролюбиво-доброжелательных отношений" у ЛСИ перед террором является оценкой правовых и силовых возможностей "противника",  а заодно и, своего рода,   "затишьем перед грозой". Чтобы успешней терроризировать жертву, ему надо сначала её приручить: позволить ей накопить мнимо-реальные преимущества в этот "миролюбивый" период, позволить "жертве" расслабиться, утратить бдительность и даже позволить ей пойти на расширение своих прав ("расправить крылышки") прежде, чем её захватить. Накопить мнимо-реальные "претензии"(связанные с попыткой жертвы "заполнить" (якобы для неё) освободившееся правовое пространство. А потом долго и жестоко "наказывать" её за "попытку перехватить чужие права", снова и снова возвращаясь к террористическим акциям и экзекуциям - своему излюбленному "тонизирующему" средству, перехватывая и накапливая при этом всё новые иерархические преимущества, устанавливая и ужесточая отношения соподчинения, создавая и упрочняя пирамиду власти ( образуя удобную для себя эко-нишу по программной (и чрезвычайно легко тонизируемой) иерархической логики соотношений (+БЛ1), и оказываясь на вершине пирамиды власти по малодушному умолчанию "слабого" и перехватывая системные преимущества по праву сильного он и образует свою "правовую" иерархию (по +БЛ), используя чужие уступки, ошибки и просчёты в своих интересах, вне зависимости от того, нравится это кому-то или нет.


18.ВЫТЕСНЕНИЕ ИЗ СИСТЕМЫ "В ПЕРЕСОРТИЦУ",
"КОНФЛИКТ ОТЦОВ И ДЕТЕЙ" В ДИАДЕ МАКСИМ - ДЖЕК;
АНТАГОНИЗМ ДЕЛОВОЙ ЛОГИКИ ДЖЕКА (- Ч. Л. 1) И ЛОГИКИ ИЕРАРХИЧЕСКИХ СТРУКТУР МАКСИМА (+ Б.Л.1)


Уступчивого и работящего ребёнка- ЛИЭ в "максимовской" семье, как правило, жестоко эксплуатируют. Используют его отзывчивость, послушание, страх телесных наказаний (следствие слабой сенсорики ощущений: +БС4). Злоупотребляют его терпимостью, доброжелательностью, привязанностью, прилежанием, деловой смекалкой в своих интересах, делают из него "раба", "шестёрку", "жертву", не способную (и даже не догадывающуюся о необходимости) постоять за себя.

Увлечённый работой и находящий отдушину в любом позитивном и полезном деле ребёнок - Джек не сразу догадывается, что его произвели в существа "второго сорта". Он просто замечает плохое отношение к себе родителя-Максима, - его озлобленность, раздражение по каждому пустяковому поводу, переходящее в откровенный террор и издевательство, - и не понимает, с чем это вызвано, чем он не угодил? Вроде и выполнил всё, что поручили, и работал хорошо и усердно - старался, а им всё равно не довольны: чем больше старается, тем больше его унижают и издеваются - и не понятно, за что? В чём проблема?

Проблема в нестыковке квадровых комплексов, предпочтений и приоритетов. Быть демократичным и уступчивым, снисходительным и терпимым к обидам и унижению в диаде деспотично упрямых аристократов Максима и Гамлета считается непозволительным и недопустимым. А поскольку все недостатки (своего же) воспитания Максим выправляет исключительно побоями и поркой ремнём (называя это "перековкой" характера), не утруждая себя объяснениями, перепрограммированием (перестройкой или хотя бы подстройкой системы приоритетов своего ребёнка и адаптации его к системе координат своей квадры и своего ТИМа, других вариантов, кроме старых - традиционно "отцовских" и " дедовских" методов воспитания Максим не находит. При этом, Джек оказывает между двух огней: с одной стороны его заставляют быть покорным и послушным, производя в рабы и "шестёрки", с другой - желая для него лучших и успешных перспектив, из него всё теми же побоями выбивают покорность, воспитывая жёсткость, неуступчивость, готовность к борьбе и сопротивление. (Что на ум Максиму придёт, то он и воспитывает. Методы при этом не меняются. Для Максима главное - выбивать. Сегодня он выбивает из ребёнка покорность, завтра - непокорность, сегодня - послушание чужой воле, завтра - непослушание воле родителей). И пойди, пойми его после этого! Физические истязания при этом совмещаются с моральными. Сочетаются с издевательствами унижением, которые здесь культивируются и поощряются как эффективная воспитательная мера: и "поделом"! - (во второй квадре) пострадавший сам виноват в своих несчастьях). Совмещаются с тяжёлыми трудовыми повинностями, которых становится всё больше и больше. (По этой причине, а также в силу своих структурных авторитарных характеристик, жестоким и деспотичным социальным террором проявлявших себя исторически и эволюционно на протяжении многих тысячелетий и веков, эта квадра с полным на то основанием может именоваться "рабовладельческой": авторитарная система не бывает полной, пока кого - нибудь "с полным на то основанием" не низведут до положения бесправных парий или рабов.

Тяжёлого и изнурительного (рабского) труда в травматичных, плохо организованных, кабальных условиях (другим-то откуда здесь взяться в рабовладельческой второй квадре? вспомните, какие "цеха" организуют для париев и "нелегалов"!) ВО ВТОРОЙ КВАДРЕ - КВАДРЕ ИЕРАРХИЧЕСКИХ КОНТРАСТОВ - БОЯТСЯ ВСЕ!

Случись что с человеком, с его травмой никто возиться не будет: начнут относиться как законченному неудачнику (за которым беда по пятам ходит), переведут в низшие слои иерархии, начнут использовать на самых чёрных, неквалифицированных работах, в самых тяжёлых и рабских условиях.. Надорвёт здоровье ещё больше - станет "отработанным материалом", попадёт в "пересортицу", в "жертвы" (чтоб добро совсем уж не пропадало!). А за это ему позволят существовать на белом свете, будут даже кормить и минимально ухаживать. (Но тут уж, - не взыщи: каково место в системе, таков и уход!)

Во второй квадре работа престижным аспектом не считается, ассоциируется с тяжёлым и унизительным рабским трудом и является (последним и единственным) прибежищем отчаявшихся, слабых, недальновидных и покорных (чужой воле) людей. Отсюда убеждённость: "работа дураков любит!" (Тебя "любит" работа? - всё время к тебе пристаёт! - значит ты - дурак!" А над дураками смеются, издеваются (во второй квадре) - это нормально: дураков мучают, дураков учат: "Стал "дураком" - сам виноват! А был бы "поумнее", - не "пахал бы по- чёрному", сидел бы в НИИ на непыльной работе, тебя бы все уважали, родители бы тобой гордились: вон, как их сын высоко взлетел! - большим человеком стал!")

Аспект деловой логики во второй квадре - квадре ИЕРАРХИЧЕСКИХ КОНТРА­СТОВ, (В "РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОЙ" квадре) потому и считается вытесненной ценно­стью, что только "дурак" может добровольно в рабы попасть ни за грош. Во второй квадре, чтобы сделать непрестижную ценность социально престижной, нужно быть идео­логически сверх - изобретательным. И то не с каждым "работником" этот фокус проходит: без жесточайшего тотального- социального и тотального личного контроля "дело не выго­рит" - "воз и ныне будет там", какие лозунги вокруг ни развешивай, как фильмы про "принцесс - свинарок" и "принцев - пастухов" ни снимай. Какой идеологической пропа­гандой их ни пичкай, а установки ТИМа, (жёсткую, эволюционно сложившуюся за мно­гие десятки и сотни тысячелетий систему приоритетов) перестроить и переломить очень трудно (практически невозможно), какой бы идеологической патокой суггестию ни залеп­ляли, какой бы мёд на уши не лили: работа во второй квадре только дураков, изгоев и ра­бов "любит". И без жестоких и унизительных повинностей здесь не обойтись. Потому, что мини­мальный элемент системы "максимовской иерархии" состоит из двух элементов: раб и ра­бовладелец. Хочешь быть с Максимом на равных? - старайся не попадать в категорию "рабов". (Гамлету, - ох, как приходится бороться за звание "рабовладельца". За то Мак­сим его и "уважает" и ставит рядом с собой.

Другой способ "хитро" добиться уважения - асоциально поставить себя над системой: "залить глаза с утречка пораньше" и посмеи­ваться над другими работничками: пусть с утра дураки работают, а с него спрос не­большой: он уже "выпимши" - какой он теперь работник? - к вечеру может и "распогодится", но вечером, - какая работа? Вечером "рабочий человек" отдохнуть должен, а работу можно и назавтра перенести. Вот так, "день и ночь, сутки - прочь" за него будет работать кто-то другой. А он, - хоть и бедный, но "благородный", - сам себе хозяином положения останется - всё не раб! Лучше пережечь в себе желание потрудиться, чем позволить собой - так, за здорово живёшь, - распоряжаться другим! Своим деловым энтузиазмом Максим распоряжается сам, по принципу: "Если не мне, так и не кому!" - если не могу сам себе быть хозяином, на других пахать не буду, - не дождётесь! Пусть на вас ду­раки работают: работа она дураков любит!" (Потому, что Максим во всех случаях должен остаться "главою системы", даже во взаимоотношениях с обществом +БЛ1).

Уступчивый и работящий Джек, оказываясь в системе взаимодействия с Максимом очень быстро попадает в разряд тех "дураков", на которых пахать можно и нужно. Потому, что (в рабовладельческом, "максимовском" обществе) он цены своему труду "не знает" и уважать себя "не умеет", - более того, и науку эту перенимать не хочет! (В максимовской социальной системе надо - ох, какие дифирамбы петь труду, чтобы Максим изменил своё отношение и захотел поработать на общество! Поэтому Джек, с его жаждой трудовой деятельности в глазах Максима выглядит абсолютным идиотом - глупее не бывает!)

Джек, как представитель КВАДРЫ ДЕЛОВЫХ И ДЕЯТЕЛЬНЫХ ДЕМОКРАТОВ, (диады первых поселенцев, пионеров - первопроходцев, свободных мастеров, вольных хлебопашцев, работающих на себя и свою семью, а не на барина), не считает полезную работу зазорной и унизительной. (Джек, если сделает над собой моральное (или идеологическое) усилие, любой труд посчитает почётным.)

С его квадровым комплексом "связанных рук" работы не боится. Он до работы охоч, если не сказать - жаден (и бывает таким, если его во второй квадре не "испортят", если не выбьют у него из головы эту "дурь" и не превратят в асоциальную личность, прохиндея, тунеядца, "альфонса"). Отвращение к труду побоями и унижением прививают ему только во второй квадре. (В четвёртой (в диаде Гексли - Габен) отбивают охоту к труду и приучают к лени, подсаживая на всякие удовольствия.)

Но если искушение побездельничать Джек ещё как - то (усилием воли) и может побороть, то устоять перед страхом физических наказаний, унижений, циничных и жестоких издевательств, посредством которых его "учат уму - разуму и чувству собственного достоинства" во второй квадре, оказывается абсолютно бессилен. Потому, что эти страхи прямёхонько попадают на его ТНС- проблематичную, мобилизационную ("болевую") сенсорику ощущений (+БС4).

Поэтому работящего и уступчивого Джека (в диаде упрямых и деспотичных аристократов Гамлет - Максим) почти сразу же и без особых трудов переводят в разряд постоянно унижаемых париев. Сначала он оказывается тем, на ком "воду возят", потом его делают "козлом отпущения" те, кто "не ошибаются", потому, что предпочитают ничего не делать и сваливать свою работу на других. Потом его переводят в самый низший разряд "париев", откуда уже не позволяют ему выйти, потому что это место в системе тоже кто-то должен занимать. При этом его с одной стороны бьют за то, что не стремился выйти в "большие люди" (разменял себя на тяжёлый и неквалифицированный труд), а с другой - бьют за то, чтобы впредь "знал своё место" и не выходил в большие люди ( а иначе, он завтра с родным отцом здороваться перестанет, а послезавтра мстить ему начнёт за "счастливое детство" с высоты своего положения" - нет уж: сиди, где сидишь - твоё место в яме, твой шанс упущен, твой поезд ушёл и огни погасли. Век тебе в яме сидеть - не пересидеть!

Но и эта "наука" (эта программа), не будучи вербализованной - озвученной, разъяснённой, - оказывается совершенно непонятной Джеку, поскольку антагонистически противоречит его собственной ЭГО - программе - аспекту деловой логики. Поэтому, если она цинично и грубо озвучивается, она его шокирует и отвращает. А если сопровождается физическим насилием и издевательствами, он переживает нестерпимые, моральные и физические муки: чувствует себя совершенно несчастным, забытым Богом и людьми, обречённым на бесконечные страдания человеком. Попадая в такие ужасающе условия, Джек (а особенно, - ребёнок - Джек), при всём желании оказывается не в состоянии понять их и осознать: он не ожидает такого чудовищного отношения к себе со стороны самых близких и дорогих ему людей. Не понимает причины такого обращения. Он знать не знает, что его уже давным - давно перевели в положение парии, а сейчас утверждают в нём, заставляя работать во всё более тяжёлых, унизительных и травматичных условиях. И чем больше он себя "унижает", подчиняясь этим условиям, тем хуже к нему относятся.

Попадая в систему таких отношений, ребёнок - Джек тем более отдаляется иерархически от своего родителя ЛСИ, чем больше старается ему угодить.

В телепередаче "Человек и закон" (в конце 90- х годов) была представлена серия сюжетов о печальной судьбе девочки ЛИЭ (Джек), которую на протяжении нескольких лет бесчеловечно жестоко эксплуатировала родная мать (ЛСИ, Максим). Жили они обособленно в лесу, - в стороне от небольшого посёлка. В их доме мать (пользовавшаяся популярностью у определённого контингента мужчин), устроила придорожное увеселительное заведение. Отца своего девочка не знала, воспитанием её никто не занимался, в школу она не ходила, её жизнью, здоровьем, образованием и развитием никто не интересовался. Мать относилась к ней как к домашнему животному и с раннего детства использовала её на тяжёлых и примитивных работах, сопряжённых с опасностью. Когда в их дом приходили "гости", она отсылала дочку в лес с каким - нибудь поручением. Однажды зимой девятилетняя девочка попала в пургу, заблудилась и вернулась домой поздно вечером - приползла, отморозив руки и ноги. Мать, не посмотрев, в каком она состоянии, забросила её на печку "оттаивать", а сама вернулась к "гостям". Девочка пролежала на печке несколько дней, у неё началась гангрена. Один из "проезжих гостей" - шофёр, вызвался отвезти девочку в больницу. Мать нехотя согласилась с его предложением. В больнице девочке спасли жизнь, но ампутировали руки до локтей, ноги до колен. И через некоторое время выписали её домой. Мать, считая её теперь уже почти совсем бесполезным в хозяйстве существом, тем не менее, нашла возможность эксплуатировать её и в таком состоянии. Когда раны затянулись, она отнесла дочку в сарай, посадила на цепь, прикреплённую к столбу и стала ею "торговать". Содержала её как животное, кормила как скотину всякой бурдой из миски, стоящей на полу. Когда у дочери родился ребёнок, бабушка, пронянчившись с ним всего один год, посадила на цепь и его. Ребёнок сидел в том же сарае напротив матери и был дополнением к "утехам" заезжих гостей. С большим трудом передаче "Человек и закон" удалось привлечь внимание правоохранительных органов к этому делу. Журналистку, которая освещала эту тему в печати, преследовали во всех инстанциях и на всех уровнях. Материалы по этому делу долго не разрешали опубликовывать, заводить уголовное дело (и даже лишать изуверку родительских прав упорно) упорно отказывались. Ценой невероятных усилий, при поддержке широких кругов общественности программе "Человек и закон" всё же удалось отобрать детей у домашнего изверга. Их воспитанием занялась одинокая, пожилая женщина из того села (ИЭЭ, Гексли). Перевезла их в свой дом, стала девочке заботливой матерью, её сыну - любящей бабушкой. Но и здесь без огорчений не обошлось: всё село окрысилось на эту женщину. Её стали травить, обвинять в корыстных намерениях: "всех опозорила, чужих детей себе забрала, да ещё и подарки от телезрителей принимает!" Родной матери (извергу ЛСИ) односельчане оказали сочувствие и поддержку. Уголовное дело на неё так и не завели. Она по-прежнему пользуется уважением и симпатией односельчан. За одного из односельчан она вышла замуж (с тех пор, как стала популярной на селе персоной, от женихов у неё отбоя не было). Муж (видимо, дуал) в ней души не чает, женой не нахвалится: "Потрясающая женщина! - говорит. - Все бы такими были!". Её бывшая дочь (ЛИЭ) и внук (ЭИИ) живут в новой семье, окружённые любовью, теплом и вниманием. Повзрослевшая теперь ЛИЭ заботится о своей приёмной маме, помогает ей по дому и по хозяйству (при том, что по-прежнему обходится без протезов). Отставание в умственном развитии детей и задержки в развитии речи постепенно удалось преодолеть (с помощью приёмной бабушки, которая с ними обоими постоянно самостоятельно занимается). Односельчане по-прежнему "дуются" на журналистов, освещающих (теперь уже радостные) события, происходящие с детьми в новой семье. И обижаются на передачу "Человек и закон", которая всё ещё досаждает им своим вниманием…